Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Этнические аспекты педагогической культуры.

Мастерство педагога — это не только профессиональное зна­ние, но и творческое претворение на практике всего арсенала средств, приемов и методов, вытекающих из закономерностей обучения и воспитания, законов организации деятельности детей. «Мастером становится тот, кто, заботясь о технологии воспита­тельного процесса, развивает всю систему отношений, обеспечи­вающих свободное развитие каждого, кто постоянно стремится выйти за пределы достигнутого, выдвигая все новые и новые за­дачи».

Педагогическое мастерство проявляется в организации деятель­ности воспитанников, в необычном, нетрадиционном сочетании обучения и воспитания. «Мастерство воспитателя не является каким-то особым искусством... но это специальность, которой надо учить, как надо учить врача его мастерству, как надо учить музы­канта», — считал А. С. Макаренко. Он подчеркивал и убеждал своей деятельностью, что мастерство воспитателя есть не что иное, как мастерство организатора жизни детей. Деятельность педагога — это всегда деятельность по управлению деятельностью воспитан­ников. Сущность педагогического мастерства определяется как комплекс свойств личности, обеспечивающих высокий уровень

самоорганизации профессиональной деятельности.

В целом мастерство педагога заключено в синтезе педагогиче­ской культуры и педагогической техники.

В понятие «педагогическая техника» принято включать две груп­пы компонентов, связанных с умением:

- управлять своим поведением;

- воздействовать на других воспитанников.

Термин «педагогическая культура» предполагает учет контек­ста человеческой культуры, для которого характерны проявления специфического, своеобразного, уникального, отражающего целостность ее носителя, духовного начала (В. Г. Воронцова). Содер­жательные характеристики педагогической культуры всегда несут конкретную социально-историческую нагрузку. При этом уровень индивидуальной педагогической культуры может быть соотнесен как с более широким культурным контекстом, например с куль­турой народов определенного времени, эпохи, так и с более уз­ким, например с этнокультурой конкретного народа.

В России наблюдается рефлексивный период развития педаго­гической культуры, постепенно переходящий в активный созида­тельный процесс. Оживление педагогической мысли основано на принципиально новой ориентации: на повышении культуры взаи­модействия этносов. Педагог, не овладевший культурой профес­сионального труда, рефлексией, не знающий, как получить не­достающие знания о стратегии и тактике взаимодействия с деть­ми разных национальностей, теряется и не испытывает свободы в полиэтническом сообществе учащихся. Педагогическое бескуль­турье приводит, как правило, к ущербности воспитательной дея­тельности.

Педагогическая культура как интегральная характеристика дея­тельности проявляется в разных способах жизнедеятельности и во взаимодействии с окружающими людьми. Специалиста образова­ния, у которого развита педагогическая культура, можно назвать интеллигентным человеком. Именно феномен интеллигентного человека — наиболее яркая, жизненная и конкретная манифеста­ция педагогической культуры.

Педагогический коллектив образовательного учреждения прежде всего обязан транслировать этические нормы и культуру профес­сиональной деятельности. Микроклимат, в котором находится обучающийся, воспитывает его и знакомит с нормами общекуль­турной жизни. Культура и личный пример педагога придают осо­бый статус образовательной среде, что обязывает его обладать высокой духовностью и нравственностью. Педагогическая интел­лигенция выполняет специальную функцию субъекта духовного производства. Сфера духовного производства и культура в сфере духовного производства обеспечивают безопасное взаимодействие в образовательной среде, что способствует проявлению потенци­альных возможностей человека, его самовыражению.

В безопасной образовательной среде нет проблемы страха перед бескультурьем, психологическим насилием, более целесообразно используется этнопедагогический потенциал образовательной сре­ды и особенности народной педагогики, которая прежде всего транс­лирует заботу о воспитании подрастающего поколения.

Рассмотрим две жизненные ситуации, пережитые в детстве и рассказанные взрослым человеком, директором одной из Санкт- Петербургских школ. Эти ситуации показывают, как может круто изменить жизнь ребенка педагогическое безкультурье и как важны для нормальной жизнедеятельности в школе педагогический такт и понимание учащихся.

Ситуация 1. В седьмом классе со мной произошел такой слу­чай. Как обычно, многие девочки и мальчики в классе симпатизи­руют друг другу. И мальчики по-своему выражают это: делают все, что на первый взгляд может показаться грубым, чтобы привлечь внимание понравившейся девочки. Однажды на перемене я дони­мал Олю из нашего класса: дергал за косичку, прыгал перед ней, не давая возможности пройти, просил откусить ее яблоко. В об­щем, вел себя так, как характерно для мальчиков подросткового возраста. Несколько учителей стояли в коридоре и разговаривали. Наша учительница математики Светлана Анатольевна остановила

меня, подвела к учителям и сказала: «Посмотрите на этого жени­ха! Он, оказывается, влюблен...» Светлана Анатольевна продол­жала с иронией говорить еще о чем-то. Я не слышал, покраснел, на глазах выступили слезы. Я выбежал из школы. Плакал и нена­видел и математику, и школу, и себя тоже. Дома сказал, что не пойду в эту школу. Отец меня наказал, допытываясь, из-за чего. А я стеснялся сказать. На другой день я со страхом ждал урока математики, сидел, вжавшись в парту. И вдруг услышал: «Ну, раз прогулял, жених, иди решать задачу. Попробуй еще пропустить,

сообщу родителям». С математикой я «дружил», свою твердую чет­верку получал всегда, а тут не смог понять условие задачи. Отка­зался решать, получил точку в журнале (у нас это означало «хвост»). До конца урока ерзал на стуле, очень старался не нарушать дис­циплину, а тут как назло то линейка падала, то карандаш куда-то

подевался, то ручка перестала писать, а «математичка» делала за­мечания, принимая это за нарушение дисциплины. Дома я, стоя на коленях перед мамой, уговаривал ее убедить папу перевести меня в другую школу. Я все им рассказал.

Ситуация 2. В новой школе строгий вид учительницы мате­матики мне не понравился. Звали ее Фатима Магомедовна, на голове у нее всегда была косынка или платок и говорила она с характерным южным акцентом. К платку на голове и акценту я быстро привык. На ее уроках мне было все понятно, я старался

справляться с заданиями самостоятельно, и она ко мне не приди­ралась. Через месяц в классе я был своим парнем. Девчонки обра­щали на меня внимание, а я их обходил стороной. Но однажды, входя в класс, я увидел новенькую. Она была очень красива. Класс­ная руководительница сказала, что Симона плохо владеет рус­ским языком, поэтому на первых порах ей надо помочь. Ее поса­дили сзади меня. На всех уроках я старался ей «помогать», воз­можно, больше мешал, поворачиваясь к ней. Мне делали замеча­ния. Но я не мог ничего с собой поделать. Серьезная «математич­ка» все понимала, но замечания делала редко. Так прошло недели две. И вдруг, Фатима Магомедовна говорит, что Симоне на уроках математики лучше сидеть со мной и пересаживает мою соседку на место Симоны. Так удобнее будет мне ей помогать. У меня дыха­ние перехватило. Я любил весь свет, и Фатиму Магомедовну, и школу, старался изо всех сил, чтобы не подвести и оправдать дове­рие, был активнее и на других уроках. Школу в этот год окончил без троек. Любимыми предметами у меня стали алгебра и геометрия. Симона через год уехала (у нее папа был военный). Мы давно окончи­ли школу. А я до сих пор с чувством глубокой благодарности вспо­минаю нашу Фатиму Магомедовну. Было в ней что-то особенное.

Развитие современной системы образования сдерживается не­достаточным уровнем педагогической и этнопедагогической куль­туры, отсутствием у части работников сферы образования психо­лого-педагогической компетентности. Общество нуждается в та­ком педагоге, который был бы способен быстро адаптироваться к изменяющимся условиям периода, к самостоятельному выбору решения проблем и педагогических задач в условиях полиэтни­ческой образовательной среды и полиэтнического состава учащих­ся, владеющего педагогической культурой и тактом.

По мнению Ю.В.Сенько, профессиональная культура педаго­га располагается на границе ее бытийного (этнопедагогическая культура) и рефлексивного (научно-педагогическая культура) слоев. Такое положение профессиональной педагогической куль­туры определяет и профессиональную педагогическую подготов­ку, а также равноправное участие в ней этнопедагогической и научно-педагогической культур. В процессе профессиональной под­готовки будущего педагога должны быть созданы условия, чтобы этнопедагогическое содержание стало органической его частью и не выступало в качестве дополнительного к научно-педагогическому содержанию либо автономно по отношению к нему.

Проблема этнопедагогизации педагогического образования важ­на для сохранения культурных традиций не только малочислен­ных народов, но и больших этносов, каким является русский эт­нос. Г. Н. Волков подчеркивает значимость наиболее сильных сто­рон русской культуры, обусловливающих развитие народов в Рос­сии в целом. Причем это понимают представители разных этносов и убежденно и настойчиво внушают, призывают: «Нам, нерус­ским народам, надо всемерно поддерживать все прогрессивные начинания русских, ибо когда русским плохо — нерусским станет гораздо хуже». Содержательный диалог культур народов Россий­ской Федерации противостоит угрозе американизма, причем диа­лог этнопедагогический, и только этнопедагогический. Дело внут­реннее, чисто российское. Профессиональная подготовка будущего педагога должна органически сочетать индивидуальные, на­циональные, общероссийские и мировые культурно-образовательные потребности и интересы. Важно привлечь студентов к изучению фундаментальных аспектов этнической жизни, ее вос­питательных традиций и обычаев, особенностей региональных культур.

 

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.