Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Культура Крымского ханства. Роль сельзжукизма в развитии татарского искусства в XIII-XIV веке.




В XIII в. в Тавриде татары застали большие художественные традиции и высокую культуру средиземноморской группы народов, издавна ее населявших. В процессе постепенного оседания, изменения ферм хозяйства, мирного труда и общения с новыми соседями: греками, готами, аланами, татары невольно стали втягиваться в общее течение большой средиземноморской культуры и, принеся с собою зачатки древнеазиатской культуры, через 75 лет по вступлении в Тавриду, к концу XIII в., настолько выросли в культурном и экономическом отношении, что к этому времени у них в Тавриде появляются большие культурные центры: Крым23, Кырк — нынешний Эски-Юрт(?)24 с большим количеством выдающихся монументальных и художественных сооружений, связанных с общемусульманской культурой на Востоке.

Художественная культура крымских татар распадается на несколько периодов, в зависимости от преобладающих культурных влияний:

а) Ранний период — золотоордынский (XIII-XV вв.). Решающее значение имела культура ислама, которая шла от арабов — первых учителей татар-мусульман — из Египта, Ирака, Персии, Малой и Средней Азии25. Период этот является чрезвычайно важным, ибо он совпадает с моментом политического могущества золотоордынского государства и его части — Крымского юрта, экономического его процветания и мощного напора мусульманскойкультуры на кочевников-скотоводов. В этот период были созданы наиболее яркие монументальные сооружения.

Судя по результатам новейших исследовательских работ 1924-28 гг., художественная промышленность этого периода носила следы определенного подъема: надгробные памятники с рельефной орнаментацией и прекрасно высеченными, сочно скомпонованными надписями, бесчисленные обломки глиняной и фаянсовой посуды с тонкой росписью и высокого качества поливой, ювелирные изделия, предметы из меди с чеканкой, гравировкой и серебряной насечкой26, рукописные книги с тонкими орнаментальными заставками, позолотой27, монеты и так далее, найденные во время археологических разведок и раскопок на территории древних городищ Эски-Юрта (Кырк), Эски-Крыма, Чуфут-Кале (Кырк-Ер), нам ясно говорят об этом28.

б) Следующий исторический период— турецкий, с середины XV и до конца XVIII в. На памятниках этого периода чувствуется сильное влияние турок-османов и итальянцев. Тогда был создан целый ряд прекрасных монументальных сооружений гражданского и культового порядка: ханский дворец в Бахчисарае, дурбе Хаджи-Гирая, Зынджирлымедресе в Салачике (Бахчисарай), ханская мечеть в Евпатории, Такие-хан-джами в Карасу-базаре и так далее29. К этому периоду сформировались и укрепились национальные кустарные производства, получило оформление цеховое устройство кустарей-ремесленников, сложилась школа поэзии и народной музыки.

в) Третий период совпадает с моментом присоединения Крыма к старой России, с конца XVIII до начала XXвека. Потеря самостоятельности Крыма, последующий политический и социально-экономический гнёт над массами со стороны царских чиновников, помещиков, своего духовенства, беев (князей) и мурз вызвали паралич в области народного творчества. Монументальное искусство к этому времени гибнет. За этот период не воздвигалось ни одного сооружения, имеющего какое-либо историко-художественное значение. Оставалась только кустарнаяпромышленность, которая обслуживала нужды внутреннего быта татар и имела небольшое промышленное значение. В бытовой плоскости остались цеховые организации, и то только потому, что в структуре их были элементывоздействия шариата — правовых норм, изложенных в Коране, и большая доля пропаганды мусульманского духовенства30.

В Крыму существовали цехи: пастухов, земледельцев, пекарей, поваров, ткачей, кожевенников, каменотесов, плотников, кузнецов, торбочников, литейщиков-чеканщиков, горшечников, штукатуров и так далее31, число их доходило до 5032. Каждый цех существовал, как особая организация с своим выборным органом и писаным уставомселеф-наме33 — правила предков. Все цехи объединялись в общий союз Эснаф, во главе коего стоял выборный главаЭснаф-баши и вместе с ним религиозный протектор — накыб, который должен был происходить из сейидов, то есть потомков Магомета по линии его дочери Фатимы — жены халифа Али. На имя сейидов давались крымскими ханами особые ярлыки34 в подтверждение их прав на это звание. Благодаря тому, что в структуре цехов существовал религиозный контроль и в них не было элемента политического, старая государственная власть России не трогала их и смотрела на них сквозь пальцы. Вместе с этим, ни государство, ни тогдашние земства не обращали внимания на национальные кустарные промыслы и ничего не делали для того, чтобы им помочь наладить сбыт, создать сырьевоеобслуживание, кооперировать, хотя в некоторых губерниях старой России шаги помощи кустарям со стороны земств предпринимались35.

Кустарные промыслы Крыма в течение всего XIX и начала XX вв. были предоставлены самим себе, вследствие этого замкнулись в тесные рамки национальных традиций, и для них остались неизвестными всякие технические достижения времени и рациональная организация труда. Все станки и орудия производства до Октябрьской революции не изменились, оставаясь в виде застывших архаических пережитков. Продуктивность была весьма низкой, благодаря тому, что все делалось ручным способом; затрачивая на производство много рабочей силы, кустарь не мог продавать своей продукции наверняка, ибо рынок сбыта был ограничен Крымом и только южной частью Украины; на ярмарках в Каховке и Алешках крымские кустари сбывали некоторую часть своей продукции.

35.Архитектурные особенности дворцов крымских ханов в Солхате, Салачике и Бахчисарае;

Архитектура Солхата

С юго-запада на северо-восток тянется извилистая Внутренняя гряда Крымских гор. В преддверии степей на востоке горы словно раздвинулись, отторгли к северу гору Агармыш, принимая в объятья широкую долину и выпуская на степную волю упругую ленту дороги к развилке на Черноморское и Азовское побережья. Тут издревле пролегал торговый путь из Западной Европы в Азию. На вековечном сем пути возникло у подножия Агармыша ещё в античную эпоху поселение и развилось в город Солхат, сохранившийся до нашего времени под разными сменявшимися именами: Солхат-Крым, Эски-Крым, Старый Крым.[10]

Исследовательница Л. Литвинова в труде «Дорогой тысячелетий» отмечает, что Солхат был довольно богатым городом средневековья и это привлекало внимание татар. После захвата степей, части предгорья татары заняли сначала земли вокруг Солхата, а позже захватили и разрушили его. «Однако в след за тем новые хозяева заново сложили его стены и башни, построили крепкие ворота. Перед стенами был построен новый и широкий ров»[11].

Если Л. Литвинова говорит, что Солхат сначала был разрушен, а потом отстроен татарами, то Е.В. Крикун о разрушении города ничего не упоминает, говоря об отсталости татар в плане архитектуры. «Присмотревшись к жизни древних жителей Солхата, ордынцы, восприимчивые к чужой, более высокой, чем у них, культуре, потянулись к оседлости и связанной с ней строительной деятельности. Не имея собственного строительного опыта, вчерашние кочевники привлекли к строительству солхатских мастеров.

Богатея, город ширился, укреплялся. Строились городские дома для знати и ремесленников, склады и лавки для купцов, постоялые дворы, фонтаны, обновлялись крепостные стены и башни. В 1253г. по приказу хана Батыя был построен для него в Солхате дворец. Окружённый стенами и башнями и рвом, Солхат уже под другим – татарским наименованием Крым – был так велик, что, по словам арабских писателей, всадник на хорошем коне мог его объехать и за полдня, что, конечно же, следует считать художественным преувеличением. Активная исламизация крымцев началась при ордынском хане Узбеке, ещё язычником вступившим на престол в 1312г. Распознав выгоду новой религии и вскоре став её приверженцем, хан велел построить в Солхате в ознаменование своего прихода к власти красивую мечеть, а затем и высшее мусульманское духовное училище – медресе. Так называемая мечеть Узбека была сооружена в 1314г. (См. Приложение 12), а спустя 18 лет, в 1332 – 1333гг. к ней пристроено большое, красивое, величественное здание медресе, ставшего проводником Магометанства среди крымцев.

По своим формам мечеть – базиликального типа здание, прямоугольное в плане, с входом с северной стороны и встроенным в северо-восточный угол минаретом. Продольной осью здание ориентировано на север-юг с тем, чтобы находящиеся в зале правоверные, молясь лики свои обращали к югу, в сторону Мекки. Вход украшен резным порталом с датирующей надписью и следами ремонта в верхней части, над стрельчатой нишей и с таким же архивольтом. Кладка торцевых стен бутовая, на известковом растворе. Боковые стены сложены тоже из бута, на глине, с использованием в кладке деревянного каркаса. Западный фасад оживлён тремя двухъярусными окнами (два света), восточный – двумя, в один ряд, низ которого расположен на высоте около 3м от поверхности грунта. Похоже, строители храма решили защитить таким образом находящихся в зале от свирепых восточных ветров, как и ныне по три дня непрерывно дующих со стороны Керчи[13].

Внутреннее пространство храма разделено тремя парами восьмигранных колонн со сталактитовыми капителями на три нефа, продольно соединённых стрельчатыми арками. В южной стороне устроен резной стройный махраб (молитвенная ниша, как бы дверь в сторону Мекки) с полихромной окраской. Пол вымощен каменными плитами, которые до наших дней не сохранились, устилался циновками и ковриками, подшивной деревянный потолок, возможно, был узорчатым, лакированным. Крыша двускатная, крытая черепицей. К мечети примыкает медресе, имеющее форму почти квадрата, большим двором, куда вёл с восточной стороны торжественный портал.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.