Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Японо-американское сотрудничество в области обороны и безопасности с начала 50-ых до конца 80–ых годов




Сан-францисское мирное соглашение и договор о гарантии безопасности между Японией и США, вывели отношения этих двух стран на совершенно новый уровень. Войска США, расположенные на японской территории на 1 мая 1952 года насчитывали примерно 207.736 человек и 2824 военных и гражданских объектов.

Подписание административного соглашения в 1952 году позволило значительно сократить количество баз на японской территории и американский воинский контингент.[187] К 1955 году на Японских островах уже находилось 143 тысячи 555 военнослужащих США, а в 1960 году их количество сократилось до 56 тысяч 246.[188]

Завершение войны в Корее также способствовало снижению численности военнослужащих США в Японии.

Пребывание и участие военнослужащих США в Японии в корейской войне принесло Японии немало дивидендов. Япония служила так сказать арсеналом для материально-технического обеспечения войск США. Поставки техники и снаряжения для американской армии, которые были произведены по «специальным заказам» (токудзю), способствовали развитию промышленности Японии и подпитывали ее финансово. Сумма таких заказов в 1952 году достигла 824 миллиона 166 тысяч долларов, а в 1953 году – 809 миллионов 479 тысяч долларов.[189]

Сокращение американского военного присутствия на японской территории и серьезные финансовые вливания США, тем не менее, не устраивали японское руководство, считавшее договор о гарантии безопасности от 1951 года ущербным и неравноправным. Япония полагала, что в японо-американском союзе ей отводилась роль подчиненного и обслуживающего персонала. Важным пунктом в договоре о гарантии безопасности было то, что войска США располагаются в Японии и могут использоваться для обеспечения «мира и безопасности» в АТР, а также для поддержания политической стабильности в самой Японии. Подобные договорные обязательства создавали для Японии реальную опасность втягивания ее в вооруженные конфликты, инициируемые Соединенными Штатами, вопреки ее национальным интересам. На отсутствие конкретных фактов по втягиванию Японии в вооруженные конфликты указывают некоторые исследователи, в частности, Бунин В.Н..[190] С этой позицией исследователя можно не согласиться, поскольку, во время войны в Корее Силы Самообороны Японии не участвовали в боях, тем не менее, огромный воинский контингент США дислоцировался в Японии, Токио выполнял функцию материально-технического обеспечения американских войск. Бунин В. Н. также утверждает, что фактов подавления японского недовольства силами США не было. Это не совсем так, ведь японская общественность воспринимала данный договор, как право американских войск бесконтрольно действовать под маркой защиты японского суверенитета и гарантии безопасности японского народа, не учитывая независимость Японии, и чувствовать себя оккупантами и хозяевами в чужой стране, ущемляя права страны пребывания и простых японцев. Это естественно вызывало отторжение и негатив со стороны японского общества Необходимо заметить, что после подписания договора о гарантии безопасности базы США располагались на наиболее удобных японских землях (почти 135 тысяч 263 гектара), за исключением островов Рюкю.[191] Многотысячная армия США внесла свои коррективы во все сферы жизни японцев, многие американские солдаты вели себя в Японии вызывающе, нагло и даже агрессивно.

С 1953 -1956 годы японским судьям было передано 12 тысяч 581 дело на военнослужащих США, которых обвиняли в различных преступлениях, тем не менее, виновные уходили от ответственности и не подвергались серьезным наказаниям. Характерным примером может послужить случай, когда один военнослужащий Соединенных Штатов убил местного жителя и был осужден лишь условно. Другого американца за убийство приговорили лишь к 10 месяцам тюрьмы.[192] Эти случаи вызвали массу протестов со стороны японцев.

Несмотря на то, что срок действия данного договора четко не оговаривался, японские власти почти сразу после его подписания стали готовиться к его пересмотру для того, чтобы получить от США более выгодные условия.

Переговоры между Японией и США по пересмотру договора о гарантии безопасности от 1951 года начались 4 октября 1958 года. Японскую делегацию возглавлял Нобусукэ Киси (премьер-министр Японии) и Айитиро Фудзияма (министр иностранных дел), а американскую делегацию - посол США в Японии Даглас Второй Макартур. Японию в это время также посетили Нил Макэлрой (министр обороны США), Джордж Макинтайр (заместитель министра авиации США) и генерал Рендольф Пейт (командующий корпусом морской пехоты).[193]

На переговорах японское правительство преследовало ряд целей:

1. Сделать будущий договор по вопросам сотрудничества и безопасности более равноправным в отношении Японии.

2. На основе нового соглашения Япония хотела укрепить свои позиции на международной арене, иметь больший вес в международных организациях. Стать полноправным членом ООН и Совбеза ООН. Вести независимую от США внешнюю политику.

3. Вернуть под свою юрисдикцию острова Рюкю,

4. Усилить обороноспособность Японии за счет США,

5. Использовать Сил Самообороны для обеспечения собственной внутренней безопасности, не прибегая к помощи вооруженных сил США, расположенных на японской территории.

6. Определить права, обязанности и ответственность американских военных на территории Японии.

7. Задать четкие временные рамки действия договора.

В свою очередь, перед американскими дипломатами руководством США были поставлены следующие задачи:

1. Включить в договор новые японские территории, включая префектуры островов Рюкю (Кагосима, Окинава, Сакисима),

2. Привлечь Японию к более активной внешней политике, развитию совместной системы обороны и Сил Самообороны Японии. США это было необходимо, для сокращения военных расходов на оборону Японии и для перенаправления этих средств на другие военные цели в других регионах мира.

Переговоры можно условно разделить на два этапа:

Первый, с октября по ноябрь 1958 года, когда основными темами были: территориальная составляющая действия договора (на второй встрече этот вопрос также имел место), стремление США распространить действие договора о гарантии безопасности на западную часть Тихого океана, включение островов Рюкю в зону действия договора. Касаемо островов, США в обмен на согласие японцев готовы будут в будущем передать эти острова под японскую юрисдикцию.[194]

Первый этап переговоров для Японии оказался безрезультатным, потому что правящая партия (ЛДП) не смогла выработать единую позицию по поводу проекта нового договора с США. Правящие круги Японии были не готовы к переговорам. Либерально-демократическая партия Японии, состоящая из 13 фракций, к концу 1958 года разделилась на 8 фракций, принадлежащих к основной группировке и на 5, которые выступили против идей большинства. Правящий кабинет также находился в растерянности.[195] Все это давало США возможность доминировать в переговорах, не идя японцам на уступки.

Основные разногласия между США и Японией возникли по вопросам включения островов Рюкю в район действия договора, присутствия на японской территории ядерного оружия (явное противоречие японской Конституции и «трем не ядерным принципам») и сохранения права войск США на подавление беспорядков в Японии. С 1958 года по 1959 годы японское правительство взяло тайм-аут и стало готовиться к новому этапу переговоров. Премьер-министр Киси пытался при помощи уступок решить проблему с оппозицией внутри правящей партии, но так и не решил, добивался «смягчения» позиции США по некоторым важным для Японии вопросам и начал пропаганду среди населения в пользу пересмотра договора о гарантии безопасности от 1951 года.[196]

Вашингтон не устраивала медлительность Токио в переговорах по пересмотру договора. США были недовольны тем, что японский премьер не справился с противниками пересмотра договора, не смог добиться единства внутри ЛДП. Американцы опасались возможности усиления японских демократических сил, которые могли ослабить позиции кабинета Киси и всех консервативные силы, на которые США возлагали большие надежды в своей политике на Дальнем Востоке. Чтобы упрочить позиции японского премьера, Вашингтон решил пойти на встречу по ряду вопросов, которые обсуждались на переговорах.

Значительное влияние на это решение США, оказали антиамериканские выступления японского народа против договора о гарантии безопасности в 1959 году и решение по «делу Сунагава» (размещение американских вооруженных сил на территории Японии, которое нарушает 9 статью Конституции).[197]

Второй этап переговоров, начался в апреле 1959 года после непродолжительного перерыва. Более детальному обсуждению подверглись вопросы территориальности договора и подавления внутренних беспорядков в Японии. Также стороны рассмотрели возможность предварительных консультаций и административное соглашение.

В конце августа официальные переговоры возобновились. Макартур и Фудзияма провели около 9 официальных встреч, которые затронули указанные выше проблемы. Обе стороны вынуждены были пойти на незначительные уступки. Например, США отказывались от своих оборонных притязаний на западную часть Тихого океана. Несмотря на возражения Пентагона, американская сторона согласилась на предварительные консультации, хотя их значение оказалась меньше, чем хотелось Токио.[198]

Япония, в свою очередь, отказалась от создания усиленными темпами 300-тысячной «армии», как необходимого условия для пересмотра договора о гарантии безопасности от 1951 года и согласилась на более медленные темпы наращивания японского военного потенциала.[199]

Лидеры ЛДП пытались убедить народ и японскую общественность, что их основной целью является сделать новый договор между США и Японией более равноправным. Из проекта нового договора изъяли положение, по которому войска США могли участвовать в подавлении беспорядков в Японии. Были введены статьи, ограничившие срок действия договора (10 лет), о сотрудничестве в экономической и культурной сферах и о соответствии данного документа Уставу ООН.

Не смотря на все старания японской делегации, ей не удалось вернуть под административный контроль архипелаг Рюкю (что было одной из причин пересмотра старого договора). Токио не смог добиться реальных гарантий против ввоза в Японию ядерного оружия.

Хотя стороны пошли на некоторые уступки, новый вариант договора не решил старых проблем, а создал множество новых. Договор стал еще больше напоминать военный союз. Токио обязывался участвовать в коллективной обороне и следовать стратегии Соединенных Штатов на Дальнем Востоке.[200]

Итогом переговоров стало подписание 19 января 1960 года в столице США так называемого «Договора о взаимном сотрудничестве и гарантии безопасности». Американскую делегацию, состоящую из 4 человек, на подписании возглавлял Кристиан Гертер госсекретарь США (с 1959-1961 годы). Японская делегация состояла из 5 человек. Ее возглавил премьер-министр Японии Нобусукэ Киси.

В статье 1 нового договора США и Япония обязались решать все международные споры исключительно мирным путем, как это указано в уставе ООН, а также стороны стремиться к укреплению ООН.[201]

Вторая статья была полностью посвящена намерению двух стран стремиться к поддержанию мира, дружбы и безопасности, укреплять экономические отношения двух стран.[202] Эта статья договора имела наибольшую важность для Японии, так как США стали для Японии основным рынком сбыта своей продукции, поставщиком продовольствия, топлива, сырья, новейших технологий и тому подобного.

Статью 3 можно назвать сутью всего договора, поскольку в ней говорилось, что США и Япония будут «в сотрудничестве друг с другом» осуществлять «самопомощь и взаимную помощь» друг другу для борьбы с «вооруженным нападением» извне.[203] Из этой статьи можно подчеркнуть, что Япония давала обязательство наращивать свой военный потенциал для развития собственной системы самообороны.

Особое внимание следует уделить ссылке, говорящей о том, что увеличение военной мощи Японии должно соответствовать положениям Конституции, по которой она не может иметь свою полноценную армию и флот. Тем не менее, ей разрешается по закону о японских Силах Самообороны (SDF) содержать небольшой контингент специальных подразделений, которые предназначены только для обороны страны.[204]

Данная статья стала новым этапом во взаимоотношениях США и Японии, поскольку давала последней большую самостоятельность в вопросах самообороны, нежели аналогичная статья договора о гарантии безопасности от 1951 года, в которой Япония не брала еще на себя прямого обязательства самостоятельно или при поддержке США развивать свои вооруженные силы.

В статье 4 речь шла о предварительных консультациях между сторонами в случае угрозы безопасности Японии и международному миру на Дальнем Востоке.[205]

Еще одним столпом данного договора стала пятая статья, согласно которой Япония была теперь обязана участвовать, хотя и в ограниченных объемах, в военно-политической стратегии Соединенных Штатов на Дальнем Востоке.[206] В статье указывалось еще и на то, что Япония имеет полное право предпринять адекватные меры, «согласующиеся с положениями настоящей Конституции Японии» по защите от агрессии, как собственной территории, так и зон, относящихся к военной юрисдикции США.

В случае угрозы миру и безопасности в АТР или прямого вооруженного нападения на одну из сторон договора, Совет безопасности ООН будет незамедлительно проинформирован о сложившейся ситуации, согласно 51 статье Устава ООН, и примет необходимые меры для урегулирования конфликта, восстановления мирной жизни безопасности в регионе.[207]

Старый договор о безопасности от 1951 года также предусматривал сотрудничество США и Японии в военной сфере, что было зафиксировано в 26 статье административного соглашения. А именно, в случае возникновения агрессивных действий третьей страны или группы стран в районе Японии, американское и японское правительства проведут срочные консультации, для того чтобы принять необходимые совместные меры по обороне данного района и осуществления положений первой статьи договора о гарантии безопасности. Прежнее административное соглашение вменяла в обязанность Японии лишь сотрудничать с Соединенными Штатами, теперь согласно пятой статье нового договора о безопасности на японцев возлагается ответственность в случае военного конфликта воевать на стороне американцев.[208]

Эта статья давала повод различным японским и иностранным общественным деятелям, ученым и политикам говорить, что она может вовлечь Токио в военные авантюры США на Дальнем Востоке. Подобное мнение не беспочвенно, такая возможность существовала (война во Вьетнаме, например). Тем не менее, необходимо учитывать, что любые совместные действия не должны были противоречить 9 статье японской Конституции. А она как раз указывает на то, что японским вооруженным силам категорически запрещено участвовать в операциях для коллективной обороны. Токио, в течение 50 лет существования договора о гарантии безопасности, неукоснительно следовал конституционным положениям, поэтому японские Силы Самообороны ни разу не участвовали в коллективных военных операциях ни на японской территории, ни за их пределами.

Сторонники пятой статьи нового договора не раз пытались опровергнуть опасения японской оппозиции в том, что она может вовлечь Японию в военные действия между США и третьим государством.

Рассмотрим их доводы:

1. Зоной действия договора является «земли, которые находятся под японским управлением», поэтому в случае нападения врага на территорию США, Япония не должна принимать участие в войне;[209]

2. Положения нового договора применяются только в том случае, если имеет место вооруженное нападение на Японию, поэтому ни о каком превентивном наступлении не может быть речи;

3. Совбез ООН должен иметь быть незамедлительно проинформирован о военном нападении и о мерах его пресечения (статья 51 Устава ООН).

Противники также приводили свои доводы. Видный политический деятель Либерально-демократической партии Японии Т. Уцуномия в своей нашумевшей публикации «Откровенное высказывание депутата парламента ЛДП» заявляет, что пятая статья просто опасна для Японии, поскольку она вынуждает ее пойти на уступки, угрожающие безопасности Японии.[210] Первой уступкой можно назвать то, что японское правительство фактически признает права Соединенных Штатов на некоторые японские территории, использующиеся американцами в качестве военных баз.[211] Еще одна уступка заключается в том, что японское руководство в случае реальной опасности нападения на американскую армию и военные объекты США, расположенные в Японии, вне зависимости от того обороняются вооруженные силы США или нападают, осуществляет их защиту и снабжение.[212] Уцуномия утверждает, что Япония, по новому договору, вынуждена вступать в боевые действия, не только потому, что на нее могут напасть как на союзника США, но и потому, что на ее территории расположены американские военные и военные базы.

Японские СМИ, например, не раз сталкивались с фактами, когда Силы Самообороны Японии вместе с американскими войсками, дислоцированными на японской территории, приводились в состояние повышенной боевой готовности, по поводам, которые не имели ничего общего с безопасностью.[213]

Во время «кубинского кризиса» информационное агентство «Кедо цусин» сообщило, что пятая американская воздушная армия и ВВС Японии (ASDF) были приведены в состояние боевой готовности. Начальник штаба ASDF Мацуда заявил, что «кубинский кризис ведет к обострению международной обстановки, поэтому японские радарные станции и ВВС приведены в состояние боевой готовности на опознание и перехват иностранных боевых истребителей и бомбардировщиков».[214]

Дипломат Харухико Ниси часто критиковал пятую статью нового договора о гарантии безопасности Японии в своей научной работе.[215] Он полагал, что нападение на Японию может быть совершено не только как на союзницу США, но и как на территорию, на которой расположены военные объекты США, даже если Япония не будет участвовать в конфликте. Она все равно подвергнется удару.

Харухико Ниси резюмировал свою критику в следующих пяти тезисах:

1. Пятая статья полностью противоречит японской конституции;

2. Японию могут втянуть в войну на стороне Соединенных Штатов, к которой она никакого отношения не имеет;

3. Токио не сможет оценить характер конфликта, имеет ли он характер интервенции или обороны;

4. Противник Вашингтона становится автоматически врагом Токио;

5. При атаке на американские военные базы, ущерб будет нанесен не только районам, которые находятся в непосредственной близости от этих военных объектов, но и всей Японии.

Статьи 3 и 5 нового договора о гарантии безопасности, позволяют с уверенностью заявить, что этот японо-американский договор носит характер военного союза.

Также серьезные споры вызвала шестая статья договора, она почти полностью повторяла первую статью старого договора от 1951 года. Отличие состояло лишь в том, что в новой редакции не было положения о возможности применения вооруженных сил США для борьбы с беспорядками в Японии. Многие японские политики с гордостью заявляли, что теперь США не будут вмешиваться в японские внутренние дела.

В статье говорится, что «для безопасности Японии и сохранения международного мира на Дальнем Востоке, США могут использовать Силы Самообороны Японии (SDF) и японские территории. Подобные меры, а также статус американских военных на японской земле, ныне определяется специальным соглашением, которое будет заменять административное соглашение 1952 года, действующее на основании третьей статьи Договора о гарантии безопасности 1951 года».[216]

Статья 6 позволяла США использовать японскую территорию в качестве «американского непотопляемого авианосца» на Дальнем Востоке. Само понятие «Дальний Восток вызывало нешуточные страсти и опасения японской общественности. Страх и непонимание простых японцев происходило от того, что японское руководство давало размытые формулировки данного термина. В понятие «Дальний Восток» Аичиро Фудзияма (министр иностранных дел Японии) в ноябре 1959 года, на заседании японского парламента, включил часть советской Сибири и материковый Китай. Немного другая формулировка поступила от Нобусукэ Киси восьмого февраля того же года. Японский премьер заявил, что к географическому понятию «Дальний Восток» относятся, прежде всего, Япония и близлежащие районы, земли, лежащие к северу от Филиппин, Южная Корея и Тайвань.[217]

Правительство США считало, что термин «Дальний Восток» имеет более широкое толкование. Например, Кристиан Гертер, государственный секретарь Соединенных Штатов, отвечая на вопросы сенатора Джеймса Фулбрайта, сказал, что в данное понятие необходимо внести восточную часть СССР, Японию, КНР, КНДР, Южную Корею и Тайвань.[218]

Опасения японской общественности подтвердились, поскольку шестая статья нового договора давала США возможность использовать свои военные базы в Японии для военных операций в любой точке не только Дальнего Востока, но всей Юго-Восточной Азии.

Особенно острый характер этот вопрос принял, когда началась война во Вьетнаме. США тогда потребовали от Японии более активных действий в борьбе с «коммунистической заразой». Наглядным примером того, могут послужить дебаты, развернувшиеся в палате советников бюджетной комиссии парламента Японии в конце марта 1966 года.

Спор в японском парламенте разгорелся по проблеме военных действий во Вьетнаме и возможности его отнесения к «Дальнему Востоку».

По этому вопросу министр иностранных дел Эцусабуро Сиина высказал точку зрения японского руководства: «Япония и США, как это записано в новом договоре о гарантии безопасности, имеют на Дальнем Востоке общие стратегические интересы, поэтому в случае возникновения реальной угрозы миру и стабильности в данном регионе, американские военные вправе действовать вне Дальнего Востока, то есть - в районах, находящихся севернее Филиппин».[219]

В Социалистической партии Японии эти заявления вызвали бурю негодования и протестов. Например, депутат от СПЯ Камэда был возмущен словами министра иностранных дел и потребовал разъяснений таких понятий, как «смежные районы», «пределы распространения действия нового договора», а также причинами нападения на Вьетнам, который не относится к Дальнему Востоку.

Министр иностранных дел Японии заявил, что подобные вопросы решаются путем предварительных консультаций между Вашингтоном и Токио.[220] Япония, таким образом, становилась соучастником всех военных конфликтов и авантюр, развязанных Вашингтоном на Дальнем Востоке, предоставляя свои территории под американские военные базы.

Седьмая статья подчеркивала легитимность данного соглашения и соответствие его Уставу ООН.[221]

Восьмая, девятая и десятая статьи определяли условия прекращения действия старого договора, ратификации нового соглашения и выхода из него. Новый договор был рассчитан на 10 лет.[222]

При подготовке и подписании данного договора в Японии происходили крупные выступления противников нового договора, принимавшие вид забастовок и стачек. Чтобы успокоить японское общество президент США Дуайт Эйзенхауэр специальном открытом письме заверял японцев, что правительство Соединенных Штатов не пытается умалить суверенитет японского народа, не стремится втянуть японский народ в новую войну на стороне США, а предлагает Японии идею предварительных консультаций по вопросам мира и безопасности в АТР.

Несмотря на протесты японской общественности, Токио и Вашингтон договорились создать Консультативный комитет безопасности, который «при необходимости может быть использован для межправительственных консультаций».[223]

После подписания договора Нобусукэ Киси сразу вышел в отставку, по причине того, что ему 15 июля 1960 года был серьезно ранен фанатиком-националистом.[224]

Крупные антиамериканские выступления, острая политическая борьба в японском Парламенте вокруг нового договора о гарантии безопасности и тяжелое ранение вынудили премьер-министра Киси подать в отставку. В сложившейся ситуации президент Эйзенхауэр был вынужден отменить свой визит в Токио. Для американцев уход кабинета Киси стал полной неожиданностью. Представление о взаимовыгодном развитии двух стран, бытовавшее в США, было серьезно поколеблено.

Эдвин Рейшауэр, известный американский японист в журнале «Форин эффейрс» заявил, что между Японией и США утеряно взаимопонимание.[225] США, для его восстановления, необходимо учитывать интересы Японии, а не только свои. Через некоторое время он был назначен послом в Японию для восстановления нормальных отношений двух стран.

Подобные действия США свидетельствовали о том, что в начале 60-х годов в Вашингтоне начали понимать, что пренебрежение США японскими национальными интересами может привести к непредсказуемым последствиям и потере американцами своего главного дальневосточного союзника. Поэтому США были вынуждены изменить свою политику в отношении Японии для сохранения военного и политического влияния на Токио.[226]

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.