Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Характеристика системообразующих компонентов национальной психологии.




 

Наиболее устойчивым, центральным компонентом национальной психологии является национальный характер, выступающий как своего рода эквивалент социального характера. Что же понимается под национальным характером? Некоторые исследователи, признавая его как психологическую реальность, тем не менее, уходят от попыток дать ему свое четкое научное определение.

Есть и такие ученые, кто категорически отрицает наличие такого этнопсихологического феномена. Свою позицию они объясняют, во-первых, тем, что у наций, разделенных на антагонистические классы и социальные слои не может быть общности особого психического склада или национального характера: у немецкого или французского буржуа есть своя классовая психология, а у рабочего - своя. Во-вторых, обязательно следуют сетования на нечеткость, неуловимость этих явлений и невозможность их исследования на сегодняшнем уровне развития этнопсихологии. Интересно, что известный социолог и философ Игорь Кон, в свое время написавший, часто цитируемую, статью «Национальный характер - миф или реальность?», так ответил на этот вопрос: «Я, думаю, что это - и то, и другое».

Тем не менее, в этнопсихологии считается, что национальный характер - это специфическая исторически сложившаяся совокупность психических черт, придающих национальной психологии качественную определенность, отличающую психологию одной нации от другой.

Можно встретить и другие определения национального характера. Так, например, В.Г.Крысько считает, что национальный характер - это исторически сложившаяся совокупность устойчивых психических черт представителей той или иной нации, определяющих привычную манеру их поведения и типичный образ действий и проявляющихся в их отношении к социально-бытовой среде, к окружающему миру, к труду, к своей и другим этническим общностям.

В энциклопедическом словаре «Политология» (1993 г.) национальный характер рассматривается как совокупность наиболее устойчивых, основных для данной национальной общности особенностей восприятия мира и форм реакций на него.

Понятие «национальный характер» по своему происхождению является не теоретико-аналитическим, а описательным. Впервые его стали употреблять путешественники, а за ними этнографы, историки, социологи для обозначения специфических особенностей поведения и образа жизни разных наций и народов. При этом разные авторы имели в виду различные вещи.

Некоторые ученые, занимающиеся практическим изучением особенностей национальной психологии представителей тех или иных наций (В.А.Пронников, И.Д.Ладанов) считают, что к национальному характеру, который рассматривается ими как система специфических черт, вполне применимо положение И.П.Павлова, относящее характер к общепсихологическим явлениям: «Если вы представите, - говорил И.П.Павлов, - отдельные черты совершенно врозь, то, конечно, вы характера не определите, а нужно взять систему черт и в этой системе разобрать, какие черты выдвигаются на первый план, какие еле-еле проявляются, затираются и т.д.».

Рассматривая национальный характер как устойчивую совокупность психических черт, следует иметь в виду:

Во-первых, что эти черты не являются суммой характеров отдельных представителей этноса, а фиксацией типических черт, которые присутствуют в разной степени у значительного числа индивидов.

Во-вторых, их не следует абсолютизировать, поскольку любая черта не может быть жестко привязана только к данной нации. Мы не можем говорить о монопольном обладании какой-либо этнической общностью той или иной из черт. Например, такие черты национального характера американцев как трудолюбие, деловитость, прагматизм, организованность, предприимчивость, инициативность, самоуверенность, простодушие и легковерность, жизнерадостность, индивидуализм и другие. Ведь каждая из этих черт, строго говоря, является общечеловеческой.

Поэтому, в-третьих, речь идет не столько о каких-то наборах черт, сколько о степени их выраженности, специфике проявления. Хотя в перечень черт национального характера того или иного народа обычно включают наиболее ярко выраженные черты.

Вот здесь то и заключается сложность для этнопсихолога: каким образом можно показать специфику проявления той или иной черты. Как, например, охарактеризовать различия между трудолюбием, напри-мер, американца, немца, русского, японца? Известен, например, прагматизм американцев. Но разве прагматизм присущ только им? Прагматиками являются, например, и немцы, и японцы. Или взять, например, храбрость, присущую в той или иной степени всем народам. Каким образом она проявляется, например, у японцев и у русских?

В последние годы среди некоторых ученых наблюдается тенденция заменить понятие «национальный характер» другим понятием – «менталитет» или «ментальность» (от франц. mentalite), часто употребляющимся не столько в научных работах, сколько в публицистике. Под менталитетом понимается, во-первых, свойственный для данной этнической общности образ мышления, духовная настроенность и, во-вторых, присущая данной нации система взглядов, мировоззрения в целом, ценностей, норм поведения. Это трудно переводимое на иностранные языки французское слово ближе всего оказывается к русскому слову миропонимание или мировоззрение.

Другим элементом национальной психологии (психического склада) является национальный темперамент, который рассматривается как динамические особенности проявления национального характера, психических процессов у большинства представителей той или иной нации. Национальный темперамент предопределяет эмоционально-экспрессивную специфику поведения и поступков людей в различных социально-значимых ситуациях.

Темперамент проявляется и в жестах. Этнопсихологами, например,установлено, что за час беседы в среднем финн употребляет только один жест, а итальянец жестикулирует не менее восьмидесяти раз (француз - не менее 120 раз, а мексиканец - даже 180).

Проблема национального темперамента в этнопсихологии до сих пор не решена однозначно. Хотя многие или почти все исследователи признают наличие различий между народами в живости, подвижности, возбудимости, тем не менее, некоторые вообще отрицают правомерность постановки вопроса специфики темперамента.

Например, утверждается, что у больших наций, расселенных в различных климатических зонах, нет, и не может быть единого темперамента. Действительно известно, например, что южные китайцы более подвижны и эмоциональны, чем северные. Думаю, что в этом плане мы найдем определенные различия между архангельскими мужиками и казаками Дона. Но есть и другие примеры, когда два народа, проживающие рядом отличаются друг от друга темпераментом.

Конечно, в каждой этнической общности можно обнаружить и холериков и флегматиков и меланхоликов и сангвиников. Тем не менее, те, кто специально занимался этой проблемой, отмечают наличие определенных доминирующих тенденций в динамических особенностях представителей той или иной нации. Считают, например, что у итальянцев преобладает темперамент холериков, а у египтян - сангвиников, хотя у тех же египтян можно наблюдать и свойства холерического темперамента (вспыльчивость, горячность, несдержанность).

В национальной психологии темперамент не связан непосредственно с определенным типом высшей нервной деятельности и является в значительной степени социальным явлением, выступающим традиционной формой поведения, реагирования представителей того или иного этноса. Например, Чернышевский считал, что быстрота движений и речи, жестикуляция и т.п. считающиеся признаком темперамента, «бывают у целых народов результатом только обычая».

Некоторые исследователи выделяют и такой элемент национальной психологии как склад ума (или особенности склада ума), понимая под ним особенности и навыки мышления представителей того или иного этноса (например, широту и глубину абстрагирования, или приверженность к логике, или рациональность и практицизм мышления и т.д.).

Это не означает, что мышление представителей различных наций протекает по различным закономерностям. Механизм мыслительной деятельности, а также законы, которым подчиняется мышление, одни и те же у всех. Однако содержание, навыки, приемы мышления, результаты умственного творчества могут быть неодинаковыми.

Некоторые ученые категорически отрицают наличие какой-либо национальной специфики в гносеологическом аспекте психической деятельности (восприятии внешнего мира, ощущениях, логике мышления). Другие, наоборот, хотя и осторожно, но допускают наличие этнопсихологической окрашенности познавательных процессов, обусловленной особенностями взаимоотношений с природным окружением в процессе хозяйственно-преобразующей деятельности, грамматическими языковыми структурами, влияющими на особенности перцепции, и т.п. Старовойтова, например, считает, что помимо допущения о существовании этнической специфики в практической познавательной деятельности, можно допустить ее наличие и в теоретических формах познания. О чем в свое время неоднократно писали Маркс, Энгельс и Ленин.

Известный швейцарский психиатр и психолог К.Юнг, например, предлагал классифицировать типы мыслительной деятельности по признакам доминирования рационального или иррационального, эмоционального и логического в процессах мышления.

Проработав много лет с арабами, я, например, убедился, что у них эмоции преобладают над логикой, более того, они не приемлют логику. Логически выстроенные аргументы для араба, даже получившего европейское образование, ничего не значат, т.е. согласно Юнгу, у них преобладает интуитивный тип (а не мыслительный, с его рациональностью, приматом логики). Критерием же истинности для интуитивного типа выступают ощущение правильности и практика, а не логическая безупречность.

Важнейшим компонентом национальной психологии является национальное (этническое) самосознание, т.е. осознание людьми своей принадлежности к данной нации (этнической общности) и ее положения в системе общественных отношений (внутригосударственных, межгосударственных, межнациональных). Национальное самосознание проявляется в идеях, взглядах, мнениях, чувствах, эмоциях, настроениях, симпатиях, антипатиях. Оно является весьма устойчивым, статичным элементом психического склада этноса.

Безусловно, нужно различать национальное самосознание на уровне общественной психологии, где, прежде всего, осознается принадлежность к этнической общности и национальное самосознание на уровне идеологии, в которой теоретически обосновывается концепция нации, ее место среди других наций, ее роль в истории и т.д. Между ними есть определенная связь. Вспомните, с чего начался резкий всплеск роста национального самосознания во многих республиках СССР в период демократизации общества (не без помощи местных идеологов-националистов, как их называли).

Содержание национального самосознания не всегда совпадает с реальным положением дел. Так, например, англичане отрицают свою приверженность традициям, комплекс превосходства над другими и ряд еще некоторых черт, которые подмечаются у них представителями других наций.

Интенсивность проявления национального самосознания у

отдельных представителей этнической общности далеко не одинакова. Частично или полностью им не обладают маленькие дети.

Некоторые исследования, проведенные на Западе, свидетельствуют, что в процессе формирования национального самосознания можно выделить следующие этапы:

Первый: когда в 6-7 лет ребенок приобретает первые (фрагментарные и несистематичные) знания о своей этнической принадлежности. В этом возрасте наиболее значимыми для него является семья и непосредственное социальное окружение, а не страна и этническая группа.

Второй: когда в 8-9 лет ребенок уже четко идентифицирует себя со своей этнической группой, выдвигает основания для идентификации – национальность родителей, место проживания, родной язык. Просыпаются национальные чувства.

Третий: когда в младшем подростковом возрасте (10-11 лет) этническая принадлежность формируется в полном объеме, в качестве особенностей разных народов подросток отмечает уникальность истории своей страны, специфику традиционной бытовой культуры своего народа и т.д.

Сказанное, однако, не означает, что так бывает всегда. У взрослых членов этноса, национальное самосознание ослаблено в тех случаях, когда они не имеют контактов с представителями других этнических общностей. В таком положении чаще всего оказываются сельские жители, у которых может преобладать локальное или религиозное сознание.

Я говорил вам, что национальное самосознание проявляется, в частности, в симпатиях и антипатиях представителей одних этносов к другим. Поэтому весьма интересными нам представляются данные одного из социально-психологических исследований, проведенного в начале 90-х годов:

поляки не любят немцев (43%), украинцев (41%), евреев (34%), белорусов (19%);

немцы не любят цыган (59%), поляков (50%), турок (46%), румын (44%), выходцев из бывшего СССР (31%), евреев (24%);

русские не любят азербайджанцев (42%), армян (39%), грузин (31%), среднеазиатов (29%), евреев (22%);

литовцы не любят поляков (30%), русских (21%), белорусов (14%), евреев (10%);

украинцы не любят азербайджанцев (42%), армян (46%), грузин (46%), среднеазиатов (29%), евреев (22%);

французы не любят немцев, алжирцев (42%), басков (15%)

Следует отметить, что сам факт осознания особенностей своей этнической группы (т.е. наличие национального самосознания) обычно не содержит в себе предубеждения против других этнических групп. Но так дело обстоит до тех пор, пока осуществляется констатация этих различий. Однако, как свидетельствует социальная действительность, от такой констатации очень легко перейти к оценке другой группы.

Психологически при этом возникает явление этноцентризма, т.е. склонность воспринимать все явления жизни с позиций «своей» этнической группы, рассматриваемой как эталон. Эталонным может рассматриваться практически все: черты национального характера, образ жизни, язык, религия, литература, одежда, пища и т.д.

Понятие этноцентризма было впервые ведено в науку польско-австрийским социологом Гумиловичем (Расовая борьба, 1883 г.). Позже оно разрабатывалось американским социологом Уильямом Самнером – 1840-1910 (Народные обычаи, 1906 г.), представителем социального дарвинизма, который рассматривал взаимоотношения между «мы-группой» и «они-группой» как враждебные. Согласно Самнеру, этноцентризм - это «видение вещей, при котором своя группа оказывается в центре всего, а все другие соизмеряются с ней или оцениваются со ссылкой на нее». Самнер считал, что в сознании людей существует тенденция использовать стандарты своей группы для оценки других групп, располагая свою группу на вершине иерархии и рассматривая другие группы как нижестоящие.

Фактически суть этноцентризма сводится к наличию совокупности массовых преимущественно иррациональных представлений о собственной этнической общности как о центре, вокруг которого группируются все остальные. Эти представления щедро наделяют свою нацию положительными чертами, причем в таких количествах, которые намного превосходят аналогичные черты в представлениях о других народах.

Наиболее ярко этноцентризм выражен у американцев и японцев. В свое время этноцентризм очень ярко проявлялся у первых белых поселенцах в Америке по отношению к индейцам, у немцев фашистской Германии по отношению к неарийским нардам, особенно к евреям, цыганам, которые рассматривались как «недочеловеки».

Исследования этноцентризма, проведенные американскими учеными, показали, что людям свойственно:

1. считать то, что происходит в их культуре, естественным и правильным, а то, что происходит в других культурах, - неестественным и неправильным;

2. рассматривать обычаи своей группы как универсальные: что хорошо для нас, то хорошо и для других;

3. считать нормы, роли и ценности своей группы безусловно верными;

4. считать помощь и кооперацию с членами своей группы естественной;

5. действовать так, чтобы члены своей группы были в выигрыше;

6. гордиться своей группой;

7. чувствовать неприязнь по отношению к внешним группам.

Подмечено, чем больше культурные и поведенческие различия, тем больше потенциальный негативизм их оценки. Русский готов поделиться сведениями о своих жизненных невзгодах с любым, даже полузнакомым, человеком, к примеру, попутчиком. Подобный стиль общения в русской культуре символизирует доверие, открытость, дружелюбие. Иностранцу же такое поведение, скорее всего, покажется навязчивым, назойливым, неуместным.

Американские исследования показали, что этноцентризм может проявляться в самых разных степенях выраженности. Некоторые исследователи основную причину этого видят в особенностях культуры. Другие же полагают, что на степень выраженности этноцентризма более значительное влияние оказывают не особенности культуры, а система социальных отношений общества, объективный характер межэтнических отношений.

Например, некоторые западные исследователи считают, что представители коллективистских культур более этноцентричны, чем представители культур индивидуалистических. Другие же ученые придерживаются противоположного мнения. Одно из исследований, например, показало, что полинезийцы демонстрировали меньшее предпочтение своей группы, чем европейцы.

При анализе этноцентризма, как и любого социально-психологи-ческого явления, необходимо учитывать социальные факторы. На степень его выраженности более значительное влияние оказывают не особенности культуры, а система социальных отношений общества, характер господствующей идеологии.

При наличии конфликта между этническими общностями и других неблагоприятных социальных условиях этноцентризм может проявляться в очень ярких формах и становиться дисфункциональным для индивида и группы. При таком этноцентризме, который называется воинственным, люди не только судят о чужих ценностях, исходя из собственных, но и навязывают их другим. Воинственный этноцентризм выражается в ненависти, недоверии, страхе и обвинении других групп в собственных неудачах. Более того, он используется в реакционных доктринах внешней политики, санкционирующих захват и угнетение других народов.

Этноцентризм обычно преодолевается в процессе общения с людьми, принадлежащими к другим этносам, с ростом уважения к их культуре.

С национальным самосознанием очень тесно связан еще один компонент национальной психологии - национальные (этнические) чувства, возникающие как эмоционально окрашенное отношение людей к своей этнической общности, ее интересам и ценностям, другим народам; эмоциональная реакция представителей этноса на реальное положение и связи между ними. Именно национальные чувства дают толчок осознанию людьми своей этнической принадлежности, своей культуры.

Исследователи данного феномена считают, что национальные чувства всегда имеют конкретно историческое содержание. На их формирование оказывают влияние такие факторы как:

- современное экономические и политические условия жизнедеятельности этноса;

- состояние межнациональных отношений, войны, завоевания, экономические кризисы, национальные идеи;

- историческое прошлое народа. Подвергался ли данный этнос национальному гнету или он никогда не знал угнетения?

Этнические чувства передаются от поколения к поколению. Однако они более динамичны, чем, например, национальное самосознание. Статичность или динамичность национальных чувств определяется тем, насколько устойчивы факторы их формирования. Однако направленность национальных чувств изменяется значительно медленнее, чем их эмоциональная выраженность. Национальные чувства могут иметь как позитивный, так и негативный оттенок. Выражаются национальные чувства в общечеловеческих чувствах: любви, ненависти, гордости, стыде и т.д., но объектом их служат объективные условия жизни своей нации.

По отношению к своей этнической группе чаще всего характерны позитивные чувства, выражающиеся в основном в любви, восхищении, патриотизме, удовольствии, ликовании и др. Ведущее место среди них занимает такое гражданское чувство, как чувство национальной гордости, которое способствует удовлетворению важнейшей потребности индивида в самоуважении.Обычно чувство самоуважения возникает у человека в процессе его успешной жизнедеятельности при согласовании его достижений с системой норм и ценностей общества. Деятельность людей в рамках данного этноса осуществляется в различных социальных группах: в производственных коллективах, в семье, в общественно- политических и спортивных организациях и др. При этом гордость за свою группу поднимает человека в собственных глазах, усиливает в нем самоуважение. Именно поэтому успехи, например, национальной экономики, национальной науки или даже спортивной команды вызывают эмоциональный отклик у множества людей, не связанных непосредственно с экономикой, наукой или спортом.

Поэтому практически во всех странах мира проводится огромная работа по воспитанию и поддержанию чувства гордости за свою страну, свой народ в виде целенаправленного преподавания истории в школах и вузах, деятельности средств массовой информации и даже поведения политиков, появляющихся на массовых мероприятиях в национальной одежде (в США, например, в ковбойских сапогах и техасских шляпах, в Англии - в шотландских килтах, в ФРГ - в тирольских шляпах и кожаных шортах, в Израиле - в кипе /иврит/ или ермолке /идиш/).

Чувство национальной гордости может быть очень слабо выраженным или отсутствовать совсем, а с другой стороны иметь гипертрофированную форму - национализм, когда любовь к своей нации не сочетается с уважением к достоинству представителей других наций.

Негативная сторона национальных чувств может проявляться в национальных и расовых стереотипах, предрассудках, в отчужденности по отношению к другим народам и даже в презрении к своему народу. Национальные чувства бывают столь неоднозначны, что можно одновременно испытывать чувство гордости за свой народ и чувство стыда за него же.

В тесной связи с национальным самосознанием и национальными чувствами находятся этнические установки, среди которых ключевое место занимают национальные (этнические) стереотипы, являющиеся важнейшим элементом психического с клада нации.

Национальный (этнический) стереотип - это схематизированный, устойчивый, эмоционально насыщенный образ представителей какой-либо этнической общности, представляющий собой упрощенное, часто искаженное, неточное знание о психологических особенностях и поведении людей другой национальности. Например, русский - добрый, трудолюбивый, безалаберный. Украинец - веселый, гостеприимный, трудолюбивый, скупой, хитрый. Татарин - хитрый, злой, скрытный, жестокий человек. Поляк – националист, гордый, ленивый, замкнутый, хитрый. Американец – деловой, общительный, практичный, энергичный.

В научный оборот в социальные науки термин «социальный стереотип» был введен известным американским журналистом Липпманом в 1922 году в книге «Общественное мнение».

Согласно Липпману, стереотипы – это упорядоченные, детерминированные культурой «картинки мира» в голове человека, которые, во-первых, экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и, во-вторых, защищают его ценности, позиции и права. Иными словами, стереотипы ориентируют человека в море социальной информации и помогают сохранить высокую самооценку.

Первое серьезное эмпирическое исследование этнических стереотипов было проведено в США в 1933 году Кацом и Брейли. Позже проблемой стереотипов начали заниматься и другие исследователи

В этнопсихологии выделяют автостереотипыпредставления и характеристики своей этнической группы и этнические гетеро-стереотипы – образы представителей других этнических групп. Первые обычно отличаются гораздо большей позитивностью, чем вторые.

Национальный стереотип неоднороден по структуре. В нем можно выделить следующие компоненты:

1) констатацию особенностей чужой этнической группы;

2) отношение к этим особенностям, предполагающее их оценку;

3) формирование определенного типа поведения по отношению к данной этнической группе.

В основе национального стереотипа находится реальный психологический феномен генерализации, обобщения и схематизации данных своего и чужого опыта (часто через третьих лиц). В результате формируется образ - «они», всегда полярный по знаку оценки, жестко фикси-рованный, не допускающий малейшего сомнения в его истинности и побуждающий к строго однозначному действию. Именно поэтому стереотипы широко используются в практике средств массовой информации.

Стереотипы отличаются большой устойчивостью. Исследование этнических стереотипов у трех поколений студентов Принстонского университета (1933, 1950 и 1969 гг.) показало, что их содержание практически не изменилось. Но устойчивость эта все-таки относительна. При поступлении новой информации содержание и направленность стереотипа может меняться. Так, например, во время второй мировой войны у американцев содержание стереотипов немцев и японцев начало меняться в негативную сторону.

В России в 18-ом веке англичанин рисовался как человек безупречно честный, порядочный и религиозный. А в середине 19-го века, когда информация об Англии стала более многообразной, этот идеализированный образ начал тускнеть.

Национальные стереотипы формируются на основе преимущественно культурных, бытовых и национально-специфических условий жизни этнической общности. Очень часто стереотипы опираются во многом на случайные факты и подкрепляются эмоциями.

Однако большую роль в их формировании может играть идеология, средства массовой информации.

Сопровождаясь отрицательными чувствами и эмоциями, национальные стереотипы особенно под воздействием СМИ, становятся социальными преградами в межличностном общении и взаимопонимании представителей разных этносов.

Приведу вам два совершенно разных, но весьма показательных примеров из деятельности американских и отечественных СМИ.

Известно, что у Израиля существуют давние проблемы со своими арабскими соседями. Поэтому израильская пропаганда, оправдывая агрессию 1967 г., (тогда 5 июня Израиль неожиданно напал на Египет Сирию и Иорданию) акцентировала внимание на терроризме, жестокости и агрессивности арабов. Однако американская пресса (а США давний израильский партнер Израиля) даже превзошла израильскую.

Обобщенный стереотип арабов в сознании рядовых американцев (данные одного из американских исследований): арабы - грязные, нечестные, недобросовестные, низкие, подлые, отсталые, примитивные, ленивые, лишенные гордости, агрессивные и жестокие люди. Поэтому неслучайно 93% опрошенных американцев заявили, что агрессорами в 1967 году были арабы, а не израильтяне.

Я приведу вам и другой, более близкий пример. Наша отечественная радикально-либеральная пресса в свое время достаточно много потрудилась над формированием образа гордого, благородного, мужественного и храброго чеченца, прирожденного война, защищающего свою родину и готового на подвиг.

Ему противостоял образ затравленного, деморализованного от ужаса, дезориентированного в обстановке, голодного и завшивленного российского солдата-несмышленыша, которого буквально оторвали от материнской груди и послали на бойню (все эти эпитеты взяты мною из исследования «Журналистика и война. Освещение российскими СМИ военных действий в Чечне», проведенного по заданию американского Фонда Сороса).

Сегодня некоторые наши либеральные журналисты превзошли своих коллег середины 90-х годов и постоянно рисуют уже образ российских солдат в Чечне, как «убийц», «мародеров», «насильников» и даже как «фашистов», «гестаповцев», противопоставляя его образу

Национальный (этнический) предрассудок - это неблагоприятная социальная установка, определяющая соответствующую направленность поведения по отношению к другой этнической группе в целом или отдельным ее представителям. Является одной из форм проявления этноцентризма. Это явление отмечал еще Фома Аквинский, итальянский религиозный философ 13 века, который определял предрассудки как «дурные мысли о других людях без достаточных на то оснований».

Национальные предрассудки выполняют регулятивные, оценочные функции. Их основное предназначение заключается в формировании определенной предрасположенности членов этнической общности в отношении представителей других этносов.

В западной этнопсихологии и этносоциологии национальные предрассудки рассматриваются как «вечная» проблема общественной жизни, как универсальное социально-психологическое явление, формирующееся на основе изначально присущей группе враждебности по отношению к «внешним» группам.

Национальные (этнические) предрассудки исследуются в трех аспектах:

когнитивном (исследуются содержание и происхождение мнений, убеждений и стереотипов об определенных этнических группах);

аффективном (исследуется эмоциональная и ценностная стороны предрассудка);

поведенческом (исследуется связи предрассудка с фактическим поведением) аспектах.

Психологической основой национальных предрассудков являются этнические предубеждения, имеющие групповой характер. Предубеждения – это ригидные негативные установки, препятствующие адекватному восприятию того или иного этноса. Считается, что предубеждение является социально - перцептивным индикатором начальных форм межэтнической антипатии. Их преломление через призму этноцентризма повышает концентрацию негативного аффективного заряда, направленного на другую этническую группу, и определяет превращение предубеждений в национальные предрассудки.

Основой национальных предрассудков являются национальная ограниченность и эгоизм, чрезмерное восхваление качеств и достижений своей нации в сочетании с высокомерным отношением и неприязнью к другим. Национальные предрассудки часто выступают в качестве реальной движущей силы в ситуациях межэтнического общения. Это сокращает дистанцию между самим предрассудком и реальным поведением.

 

Важное место в системе элементов психического склада нации занимают национальные традиции и обычаи, складывающиеся по мере развития этнической общности.

Традиции представляют собой исторически сложившиеся в этнической общности и передаваемые из поколения в поколение формы деятельности и поведения, а также сопутствующие им обычаи, правила, ценности, представления. По своей сути это механизм хранения, передачи, воспроизводства и закрепления социального опыта людей, представителей этнической общности, способ реализации устойчивых общественных отношений, который поддерживается силой общественного мнения, массовых убеждений и привычек.

В качестве национальных традиций могут выступать обычаи, нормы поведения, правила, ценности, идеи и т.д. Они очень многообразны и многочисленны и присущи самым различным областям общественной жизни этноса - экономике, политике, праву, науке, искусстве и т.д.

При оценке роли традиций необходимо иметь в виду, что слепое преклонение перед традициями порождает консерватизм и застой в обществе, а пренебрежительное отношение к ним приводит к нарушению преемственности в развитии этноса и его культуры (что мы имели в период советской власти, когда многие народные традиции просто запрещались). Следует учитывать и то обстоятельство, традиция может быть использована как для передачи позитивных элементов прошлого опыта этнической группы, так и сохранения отживших форм сознания и деятельности (например, сейчас в Чечне мы наблюдаем попытку возродить традиционные формы исламского судопроизводства в соответствии с нормами шариата).

Национальные традиции следует отличать от обычаев (более узкого понятия, чем традиции).

Национальный обычай - это унаследованный стереотипный способ поведения, который воспроизводится в определенной этнической общности и является привычным для ее членов. Обычай состоит в неуклонном следовании воспринятым из прошлого предписаниям и в отличие от традиции функционирует не во всех областях социальной жизни этноса. В основе обычаев лежат привычки, которые передаются из поколения в поколение, проверяются на практике по критерию здравого смысла и приобретают устойчивую форму. В наиболее чистом виде обычаи сохраняются в сфере быта, морали (нравы), гражданской обрядности, а также в качестве разного рода условных правил (конвенций).

В роли национальных обычаев могут выступать, например, национальные праздники (у финнов - Иванов день, американцев - День благодарения, иранцев и афганцев - Ноуруз, немцев - Октоберфест), производственные навыки, нормы поведения.

У арабов и афганцев, например, когда в комнату входят старшие, принято вставать, а у японцев нет. У европейцев в целом и американцев в помещении необходимо снимать головные уборы, а у многих народов Кавказа, например, чеченцев - не принято. Европейки и американки купаются в купальниках и даже без оных, а арабки - в платьях и платках.

Все перечисленные и другие элементы национальной психологии выражают ее системообразующую (структурообразующую) сторону. Собственно говоря, вокруг этих системообразующих компонентов национальной психологии и строили свои исследования философы, историки, социологи, придерживающие теоретико-аналитического подхода в этнопсихологии.

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.