Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Характеристика методов, используемых в этнопсихологии.




Контент-анализ (от англ. content analisis – анализ содержания) - это специальный метод анализа и оценки документальной информации, содержащейся в различных источниках. Однако в этнопсихологии он фактически выступает в качества метода получения этнопсихологических данных о представителях того или иного этноса.

Основные операции этого метода были разработаны американскими социологами Лассуэлом и Берельсоном в 20-30-е годы в основном для изучения материалов средств массовой информации, позже стали использоваться и в психологии. У нас в России контент-анализ начал использоваться социологами и психологами с середины 60-х годов.

По некоторым характеристикам контент-анализ как метод социально-психологической диагностики весьма близок методу формализованного наблюдения, а по некоторым другим – кардинально отличен от него.

С формализованным наблюдением контент-анализ роднит следующее. Практический психолог выделяет единицы наблюдения в соответствии с поставленной перед ним задачей, а потом наблюдает их в социальной действительности и фиксирует результаты в карточку наблюдения. Аналитик же выделяет в соответствии со своими задачами определенный набор смысловых единиц, а затем выискивает их упоминание в текстах документов и фиксирует результаты в карточку контент-анализа.

Принципиальное же различие заключается в том, что в том, что социально-психологические явления в контент-анализе диагностируются сквозь призму массива документальной информации, через тестовую реальность.

Естественно, что документы в зависимости от их типа могут адекватно или весьма искаженно отражать действительность. В последнем случае контент-анализ позволяет выявлять субъективные характеристики самих авторов этих документов (например, лживость, мотивы искажения информации о реальных событиях и т.п.).

Документы, которое человечество накопило за последние столетия в огромных количествах, могут классифицироваться по разным основаниям. По способу фиксирования они могут быть рукописными, печатными, иконографическими (теле- кинодокументов, т.е. образная информация). С точки зрения статуса они могут подразделяться на официальные и неофициальные. По степени близости к фиксируемому эмпирическому материалу – на первичные и вторичные и т.д.

Естественно, что в зависимости от типа документа может значительно изменяться степень объективности-субъективности отражаемых в них сторон социальной действительности.

Контент-анализ осуществляется путем выделения смысловых единиц информации (или ключевых понятий) и последующего замера частоты, объема упоминания этих единиц в выборочной совокупности.

Суть его состоит в статистической обработке смысловых единиц текста. Применительно к изучению национальной психологии это заключается в фиксировании частоты употребления и степени выраженности понятий, суждений, отражающих те или иные национально-психологические особенности: мотивационные, интеллектуально-познавательные, коммуникативные, волевые.

Использование контент-анализа в этнопсихологии связано со стремлением исследователей избежать субъективизма, потребность в обработке большого объема информации, ориентация на использование современной вычислительной техники при обработке содержания текстов.

Объектом контент-анализа может быть специальная монографическая литература, авторами которой являются этнографы, философы, психологи, историки (примером такой литературы является книга Пронникова, Ладанова «Японцы» или книга Васильева «Египет и египтяне»); мемуарная литература людей длительное время работавших в стране (журналистов, дипломатов); научные статьи этнографов, этнопсихологов, социологов; художественная литература представителей изучаемого этноса; материалы специальных психологических, этнографических и социологических исследований других авторов; архивные материалы (документы), информация прессы (статьи из газет и журналов), как отечественной, так и зарубежной.

В настоящее время существуют специальные программы для ЭВМ, которые помогают автоматически проводить такой анализ при условии ввода соответствующего текста в машину.

Контент-анализу могут быть подвергнуты не только тексты различных источников, но и данные, полученные в результате использования других этнопсихологических методов, например, опроса в виде анкетирования.

Контент-анализ является очень эффективным и чрезвычайно популярным методом среди этнопсихологов, особенно занимающихся исследованием национальной психологии народов зарубежных стран. Поскольку, как вы понимаете, у наших этнопсихологов часто просто нет возможности поехать в ту или иную страну для проведения полевого исследования (особенно в прошлом).

Метод наблюдения.

Является одним из основных методов эмпирического этнопсихологического исследования и относится к обсервационным методам. Наблюдение предполагает преднамеренное, целенаправленное и систематическое восприятие и последующую фиксацию в рабочих документах (протоколе, дневнике наблюдения) проявлений поведения личности, группы людей (представителей изучаемой этнической общности) или же их отдельных психических функций, реакций.

В отличие от обыденного наблюдения, которым каждодневно занимается каждый из нас, научное этнопсихологическое наблюдение отличается целенаправленностью, четкой схемой и заданностью единиц наблюдения (что воспринимать) и не менее четкой фиксацией результатов восприятия.

Главным преимуществом наблюдения является то, что оно позволяет фиксировать события и элементы поведения представителей этноса в момент их совершения, в то время как другие методы сбора первичной информации основываются на предварительных или ретроспективных суждениях индивида.

Наблюдение может быть простым (или обычным), когда события регистрируются со стороны и соучаствующим (или включенным), когда этнопсихолог включается в определенную социальную ситуацию и анализирует события как бы «изнутри». В последнем случае негативный эффект влияния личности наблюдателя во многом снимается, особенно если наблюдатель прибегает к срытому типу наблюдения, когда наблюдаемые не догадываются, что за ними ведется наблюдение. Примером включенного наблюдения может быть, например, наблюдения Миклухо-Маклая за жизнью папуасов острова Новая Гвинея

Наблюдение может быть полевым (при наблюдении в естественных условиях) и лабораторным (в экспериментальным условиях). В качестве примера полевого наблюдения можно назвать широко известный так называемый «Дети шести культур», осуществленный учеными Гарвардского университета супругами Уайтингами в 50-х годах. Предметом изучения было социальное поведение детей разных этносов в естественных условиях их жизни, особенности их взаимодействия с детьми и взрослыми.

Исследование проводилось несколькими группами ученых в крестьянских семьях в Японии, Филиппинах, Индии, Кении, Мексике и в небольшом городке в США. Каждая группа исследователей представила подробное этнографическое описание этих семей, включая образ жизни и типичные способы воспитания детей. Объектом исследования были дети (от 16 до 24 человек на общину), всего 67 девочек и 67 мальчиков от 3 до 11 лет. Длительность одного сеанса наблюдения была ограничена 5 минутами. При этом поведение ребенка фиксировалось не чаще одного раза в день.

В протоколе фиксировались: место действия (дом, двор, школа, сад), взрослый, который принимал участие в ситуации (мать, отец, бабушка), дети, которые участвовали в этот момент во взаимодействии (члены семьи, соседи, родственники, посторонние, преобладающий вид деятельности (случайное взаимодействие, игра, труд, учеба).

В результате наблюдений было зафиксировано около 20 тыс. интеракций (150 интеракций на ребенка), которые затем группировались и обрабатывались с помощью компьютера. Все полученные данные были сведены к 12 основным типам поведения ребенка, которые условно были названы так:

1) Поступает по-дружески;

2) Оскорбляет;

3) Предлагает помощь;

4) Выговаривает, делает замечания;

5) Предлагает поддержку;

6) Ищет господства;

7) Ищет помощи;

8) Ищет внимания;

9) Ответственно советует;

10) Дружески нападает;

11) Дотрагивается до другого;

12) Нападает.

Полученные результаты позволили исследователям сделать вывод, что в своем социальном поведении дети шести культур не совершенно одинаковы, но и не полностью различаются.

В частности, было выявлено, что дети, выросшие в малых семьях в США, Мексике и на Филиппинах демонстрировали дружественно-теплое поведение, а дети из японских, индийских и кенийских семей (более многочисленных) – авторитарно агрессивное. Но с другой стороны, в поведении маленьких американцев, японцев и индийцев чаще обнаруживались эгоистичные поступки типа «ищет помощи и внимания», «ищет господства», а маленькие филиппинцы, мексиканцы и кенийцы чаще предлагали помощь и поддержку (т.е. проявляли заботливость) и «ответственно советовали» (т.е. проявляли ответственность).

Были получены и другие интересные результаты. В целом, это исследование показало большие возможности наблюдения, как этнопсихологического метода, однако интерпретация полученных результатов не получила однозначной оценки даже среди американских исследователей.

После проведения этого исследования среди американских этнопсихологов возобладала точка зрения, что обсервационные методы ввиду сложности проведения исследования с их помощью, а также возможных искажений результатов, вызванных субъективизмом наблюдателей, целесообразно использовать в комплексе с другими методами психологических измерений.

С точки степени формализации или стандартизации наблюдения оно может быть полусвободным (некоторые исследователи называют его свободным), когда результаты наблюдения фиксируются в журнале наблюдения или регистрации в относительно свободной форме, или же формализованным, когда результаты фиксируются в специальную карточку формализованного наблюдения. Кроме того, в первом случае наблюдатель может по ходу исследования в зависимости от ситуации менять объект наблюдения по своему усмотрению, а во втором – он не имеет права отклоняться от плана наблюдения.

К сожалению, результаты этнопсихологического наблюдения во многом зависят от личности самого наблюдателя, его установок и отношения к наблюдаемому этносу.

Интересно, что при изучении национальной психики особенно ценны наблюдения первых дней, недель, месяцев пребывания в стране. Это объясняется тем, что человек в период этнокультурной адаптации более чутко улавливает различия в особенностях поведения представителей других этносов, их традиций, обычаев и нравов. В дальнейшем эта способность восприятия ослабляется.

В этнопсихологическом исследовании можно использовать результаты наблюдений других людей, общавшихся с представителями изучаемого этноса. Результаты таких наблюдений могут быть представлены в самой различной литературе, в материалах СМИ. Прекрасным примером этнопсихологического наблюдения, на наш взгляд, является известная книга Всеволода Овчинникова «Ветка сакуры». Конечно, наблюдения Овчинникова являются скорее обыденными, чем научными. Тем не менее, в комплексе с результатами, полученными другими методами, такого рода наблюдения могут оказаться весьма ценными для этнопсихолога.

Однако при оценке результатов обыденных наблюдений также следует учитывать, что представители разных социальных групп обычно включены чаще всего в систему строго определенных межличностных отношений. Поэтому мнение туриста, который в течение недели или двух имел достаточно ограниченную сферу общения с представителями того или иного этноса, будет отличаться от мнения дипломата (или журналиста), много лет проработавшего в этой стране, к тому же знающего язык этноса, его культуру и обладающего другими специальными знаниями о стране. К тому же, представители различных профессиональных, социальных групп по-разному могут воспринимать поведение других этносов.

Следует отметить еще один немаловажный момент. Наблюдения подобного рода, особенно непрофессионалов, часто страдают отсутствием объективности и научных критериев. Поэтому для достижения большего соответствия между результатами наблюдения и действительностью рекомендуется использование таких методов, как синтез обыденных наблюдений и целенаправленного систематического научного наблюдения.

С помощью наблюдения могут быть получены дополнительные сведения об изучаемом объекте или проверены данные, полученные другими методами.

 

Опрос.

Метод опроса – один из наиболее широко распространенных в этнопсихологии диагностических методов, хотя чаще он используется в социологии. Опрос может использоваться как основной метод исследования, и как дополнительный в комплексе с другими методами (например, с наблюдением, контент-анализом и другими). В последние годы в литературе все чаще ставится вопрос о том, чтобы метод опроса рассматривался как обязательный компонент этнопсихологического исследования, поскольку он, как ни один другой метод, позволяет быстро и удобно выявить наиболее значимые контекстуальные характеристики проводимого исследования.

Суть опроса заключается в целенаправленном сборе первичной этнопсихологической информации в форме постановки вопросов в стандартизированной или в свободной форме.

Опрос может быть устным или письменным.

Устный опрос осуществляется в виде интервью или беседы. Интервьюирование предполагает непосредственное общение исследователя с респондентом с помощью вопросника. Интервью может проводиться в стандартизированой или свободной форме.

Если интервью формализованное (стандартизованное), то формулировки вопросов, так и их последовательность жестко определены авторами методики. Методика нестандартизированного интервью отличается лишь заданностью основной темы, проблемы. Очередность, количество вопросов, их формулировки гибко варьируются исследователем в зависимости от условий каждого интервью.

Степень свободы испытуемых при ответах на вопросы может варьироваться. При открытом опросе опрашиваемый отвечает в свободной форме, а при закрытом опрашиваемому предлагаются все возможные варианты ответа, из которых он выбирает необходимое.

Интервью могут быть индивидуальными и групповыми. Индивидуальные, как правило, являются свободными, нестандартизированными.

Часто интервью применяется в тех случаях, когда для этнопсихолога важен не только формальный ответ, но и реакция, которой он сопровождался, тон отвечающего, его поза, интонация, жесты и т.д. представителей этнической общности.

Однако можно опрашивать не только представителей изучаемого этноса, но и людей, живущих или живших в данной этнокультурной среде, общавшихся с представителями данного этноса. Следует иметь ввиду, что представители разных профессий в первую очередь подмечают те национально-психологические особенности, которые связанны с их видом деятельности.

Письменный опрос проводится, как правило, в форме анкетирования (группового или индивидуального). Групповой анкетный опрос широко применяется по месту работы, учебы. Он позволяет опросить большое число респондентов. Анкеты раздаются для заполнения в аудитории, куда приглашаются для опроса включенные в выборку, респонденты. Обычно один анкетер работает с группой 15-20 человек. При этом обеспечивается стопроцентный возврат анкет, респонденты имеют возможность получить дополнительную индивидуальную консультацию по технике заполнения анкет, а исследователь, собирая вопросники, может проконтролировать качество их заполнения.

При индивидуальном анкетировании вопросники раздаются на рабочих местах или по месту жительства (учебы) респондентов, а время возврата заранее обговаривается. В этом случае обычно возвращается до 100% анкет, что обеспечивает репрезентативность выборки

Например, в кросскультурном исследовании Лебедевой Н.М. использовался вопросник, включавший 88 вопросов по 10 темам исследования. В частности, для получения данных о стереотипах, например, типичного «казаха» (для русских проживающих в Казахстане или типичного «украинца» (для русских проживающих на Украине). С некоторыми данными этого исследования мы знакомились, когда изучали тему «Этнопсихологическая характеристика народов России, стран СНГ и Прибалтики».

Полученные Лебедевой данные подвергались контент-анализу. Для того чтобы выборка была репрезентативной, в каждой из республик бывшего Советского Союза опрашивалось не менее 30 русских и 30 представителей титульной национальности. Всего же в ходе исследования было опрошено 800 человек.

Следует учитывать, что вопросы должны формулироваться на понятном для опрашиваемых языке, для их уровня образования и культуры. То есть смысл вопроса должен быть понятен респондентам. Формулировки вопросов должны носить нейтральный характер и не содержать оценочных суждений. Иначе есть опасность склонить опрашиваемых к точке зрения автора анкеты или вопросника интервью.

Есть некоторые правила и для очередности вопросов. Первые вопросы должны вызывать интерес респондентов и их желание отвечать на последующие. Поэтому не следует задавать, вначале, слишком сложные для понимания вопросы. Они должны следовать за простыми. Здесь действует так называемое правило «воронки». Более простые и интересные вопросы как бы затягивают опрашиваемого в воронку вопросов-ответов, и выйти из нее по мере углубления становится все сложнее.

В структуре вопросов можно выделить три крупных блока. Первый – вводная часть, в которой раскрывается цель опроса, подчеркивается, если необходимо его анонимность.

Основная часть – самая большая по объему, содержит вопросы, раскрывающие проблему исследователя.

Третья часть вопросника – «объективка» или «паспортичка» - содержит ряд фактологических вопросов о личности респондента, что позволяет на этапе последующей обработки и обобщения первичной информации выявлять причинно-следственные связи между ответами опрашиваемых на оценочные вопросы основной части интервью.

Особенностью метода опроса является то, что источником информации для исследователя является словесное высказывание опрашиваемого. В связи с этим продолжает оставаться актуальной проблема достоверности и надежности полученных результатов, поскольку реальное поведение и вербальные высказывания могут не совпадать. В какой-то мере эта проблема снимается повышением уровня доверия испытуемого к исследователю и повышением степени его информированности о сути заданного вопроса. Чем осведомленнее и искреннее будет опрашиваемый, тем выше будет достоверность получаемой информации.

Хочу отметить еще один момент, имеющий большое значение при опросах представителей изучаемого этноса. Это национальность интервьюера, заметно влияющая на ответы респондента. Известно, что интервьюерам, принадлежащим к той же национальности, что и опрашиваемый, даются более «этноцентричные» ответы, нежели, принадлежащим к другой национальности. Принято считать, что в таком случае ответы будут более объективными и откровенными. Поэтому, как мне рассказывала в свое время Лебедева, при опросах представителей титульных наций ей помогали местные социологи. Кроме того, крайне нецелесообразно использовать переводчиков при массовом интервьюировании и ни в коем случае не должно быть людей с крайними взглядами и негативным отношением к представителям изучаемого этноса.

Особую ценность для этнопсихолога представляют материалы опросов экспертов, что связано с уровнем компетентности опрашиваемых в интересующей проблеме. Экспертный опрос приобретает особую значимость еще потому, что он является одним из способов проверки валидности используемых методик, в диагностировании конкретных этнопсихологических явлений.

Наиболее популярным видом опроса в западной этнопсихологии является тест.

 

Тесты.

Тест (от англ. тест - проба, испытание, исследование)- это краткое, стандартизированное, обычно ограниченное во времени психологическое исследование личности, представителя конкретной общности, построенное на ее оценке по результатам задания, с заранее определенной надежностью и валидностью.

Существует три основных типа тестов. Это тесты-опросники, тесты-задания и проективные тесты.

Материалом тестов-опросников является является набор заранее отобранных и проверенных с точки зрения их валидности и надежности утверждений.По ответам испытуемых исследователи судят о наличии (или отсутствии) и степени выраженности тех или иных психологических характеристик. Использование тестов-опросников в кросскультурных исследованиях осложняется трудностями, связанными с необходимостью перевода вопросов.

Тест-задание предполагает возможность определения психологических качеств людей на базе того, что и как они делают, а не что они говорят. В тестах этого типа испытуемому предлагается серия специально-подобранных заданий.

В основе проективных тестов лежит механизм проекции – способность человека воспринимать окружающих и различные ситуации через призму тех проблем, которые волнуют его самого, и приписывать другим людям (проецировать) те положительные или отрицательные качества, которые сам испытуемый может в себе осознавать (а может и не осознавать). Однако тесты этого типа предъявляют более высокие требования и к интеллектуальному уровню испытуемого, и к профессионализму и опыту исследователя. , например, работа с тестами Розенцвейга и Роршаха.

В интересах этнопсихологии первыми использовали тесты американцы, хотя впервые тестирование началось в 20-х годах во Франции для определения умственно отсталых детей.

Американцы, в частности, до второй мировой войны и после нее применяли тесты для определения уровня интеллекта иммигрантов (представителей различных этнических общностей), прибывавших в США на постоянное жительство. Главной задачей тестирования в этих случаях было недопустить для проживания в США тех иностранцев, которые, по мнению тестологов, не удовлетворяли установленным требованиям. Параллельно американцы решали задачи изучения этнопсихологических характеристик представителей различных этнических общностей.

Более целенаправленно американцы использовали тесты в интересах этнопсихологии при тестировании бывших военнопленных их немецких лагерей в Западной Европе и так называемых перемещенных лиц. Насколько нам известно, поскольку данные широко не публиковались, американцы исследовали интеллектуально-познавательные характеристики представителей различных этнических общностей.

Достаточно широкое использование в этнопсихологии нашел опросник «MMPI» (Минесотский многофакторный личностный опросник) или его отечественный вариант СМИЛ. В частности он использовался в одном из кросскультурных исследований американцев и русских, проведенном Собчик.

Исследование, в частности, показало, что русские в большей степени, чем американцы готовы нарушать общепризнанные нормы поведения (американцы выбрали около одной трети шкалы 235, а русские более половины; русские превзошли американцев и в делинквентности (правонарушение) поведения преступая границы дозволенного в погоне за удовольствиями, за немедленное удовлетворение желаний, за острыми ощущениями (шкала 308): у американцев - менее одной четверти шкалы, у русских - более трети.

Мы также превзошли американцев и в приверженности «порочным отклонениям» (пьянство) - шкала 307, и в «эмоциональной невоспитанности». В то же время русские оказались более толерантными (терпимыми) к различным отклонениям во взглядах и поведении своих партнеров, чем американцы, они больше чем американцы стремятся сохранять согласие с другими людьми в группах. У русских гораздо лучшие показатели и по шкале «сила воли». Зато американцы превзошли нас в вопросе «социальной ответственности» (шкала 280).

По мнению Собчик, тест СМИЛ достаточно эффективен в этнопсихологическом исследовании.

Имеется положительный опыт использования в этнопсихологии и других тестов. Например, «шкалы социальной дистанции» Богардуса при изучении установок инидивида (представителя одного этноса) по отношению к представителям другой этнической общности; диагностического теста отношений Кцоевой-Солдатовой (направлен на исследование эмоционально-оценочного компонента этнических стереотипов); социометрического теста Аванесова (предназначен для диагностики межличностных отношений на основе субъективных предпочтений); цветового теста отношений (в этом тесте использован набор цветовых стимулов теста Люшера); тест предназначен для изучения компонентов отношений человека к значимым для него людям и к себе). Используются и многие другие из существующих тестов. Некоторые из них подробно описаны в книге Платонова «Этническая психология».

Вместе с тем необходимо иметь в виду, что, как показывает практика, часто тесты, разработанные в одних странах и предназначенные для изучения представителей одного этноса, не срабатывают при исследовании других этносов, о чем нами уже упоминалось ранее.

Например, закончилась провалом попытка исследователей использовать известный невербальный тест-лабиринт. Когда его предложили австралийским аборигенам, то выяснилось, что они не хотят следовать инструкции. Привыкшие к принятию решения (и тем более к его реализации) только после коллективного обсуждения, они, во-первых, отказались приступать к выполнению теста без предварительного выяснения мнения вождя племени, а во-вторых, требовали, чтобы сам экспериментатор принял участие в обсуждении и помог им в решении задачи.

Известен еще один анекдотический случай с попыткой использования европейского теста в той же Австралии. Рассказывают одну трагикомическую историю, случившуюся с одним известным английским этнологом, отправившимся в Австралию исследовать интеллект местных аборигенов. Там он надеялся найти подтверждение гипотезы, что интеллект аборигенов не соответствует европейским стандартам. Вооруженный тестом IQ (ай кью), он прибыл в Австралию, взял в аренду джип и отправился в пустыню на поиски своих испытуемых. К несчастью, его автомобиль сломался, он был вынужден идти пешком, запасы воды и пищи быстро кончились, и он почти погибал в пустыне от истощения. Вскоре его обнаружили два аборигена, проходившие мимо. Увидев его состояние, они в нескольких футах от его головы начали копать песок и, найдя источник, напоили его водой. Поняв из знаков, что он голоден, один из аборигенов тут же камнем убил кролика, приготовил жаркое и накормил незадачливого психолога. Смысл этой истории заключается в том, что исследователь интеллекта полностью провалился по тесту интеллекта аборигенов, не сумев вести себя адекватно окружающей среде.

Метод «подбора черт».

Этот метод относится к методам опроса (точнее анкетирования) и используется для изучения этнических стереотипов. Впервые был применен в 1933 году в США А.Катцем и У.Брейли. Суть метода заключается в том, что респонденту предлагается опросный лист, включающий 84 прилагательных, отражающих психологическую характеристику исследуемого этноса. Из этого перечня необходимо выбрать 5 прилагательных, которые, по мнению респондента наиболее характерны для каждой из этнических групп: американцев, англичан, китайцев, немцев, итальянцев, евреев, негров, турок и японцев.

По мнению авторов данного метода, совокупность черт, выбранная испытуемыми, отражала существующий в американском обществе стереотипный образ данной национальной группы.

Метод «подбора черт» широко использовался исследователями, как на Западе, так и в нашей стране (в частности в исследованиях, проводившихся на территории Азербайджана, Казахстана, в Ленинграде, Нальчике, Улан-Удэ, Элисте). Например, данные опроса 120 казахов и 20 русских, проживающих в Казахстане, показали, что русские представляют казахов трудолюбивыми, щедрыми, консервативными, властолюбивыми, высокомерными, а русские для казахов предстают трудолюбивыми, дружелюбными, общительными и отзывчивыми людьми. Был зафиксирован определенный негативизм в отношении русских к казахам.

Вместе с тем, некоторые исследователи видят основной недостаток этого метода в том, что заданность и ограниченность выбора вышеназванным списком может привести к искажению истинной картины стереотипа, поскольку респондент вынужден выбирать из того, что ему предложено.

 

Эксперимент.

Метод эксперимента в этнопсихологии - это метод изучения этнопсихологических явлений, заключающийся в активном вмешательстве экспериментатора, определенным образом преобразующего ситуацию для планомерного изучения объекта в процессе его естественного функционирования с последующей регистрацией изменений в поведении изучаемого объекта.

Традиционно считается, что начало использованию эксперимента в этнопсихологии было положено уже упоминавшейся работой Риверса по исследованию восприятия жителей острова Мэррей и местных аборигенов в районе пролива Торреса. Риверс экспериментально доказал, что испытуемые этого региона в меньшей степени подвержены иллюзиям Мюллер-Лайера, чем европейцы. Он демонстрировал аборигенам рисунок и задавал вопрос: одинакова ли длина горизонтальных отрезков?

----------------------------

----------------------------

 

Оказалось, что жители данного региона гораздо чаще дают правильный ответ, чем европейцы и американцы, у которых возникает иллюзия большей длины нижней линии, ограниченной расходящимися лучами.

Однако в более широких масштабах эксперимент, как метод исследования в этнопсихологии, стал использоваться в лишь 20-30-х годах.

Широкую известность получил эксперимент, проведенный Лапьером. В 1934 году он с двумя студентами-китайцами отправился путешествовать по южным штатам США. Лапьер и его спутники посетили 252 отеля и почти во всех случаях (за исключением одного) встретили нормальный прием, соответствующий стандартам американского сервиса. Никаких различий в обслуживании самого Лапьера и его спутников-китайцев обнаружено не было. После завершения путешествия (спустя два года) Лапьер обратился в 251 отель с письмами, в которых содержалась просьба ответить, может ли он в сопровождении китайцев посетить отель.

Ответ пришел из 128 отелей: причем только в одном содержалось согласие, в 52% случаев был отказ, в остальных - уклончивые формулировки. Лапьер объяснил эти данные тем, что между аттитюдом (отношением к лицам китайской национальности) и реальным поведением хозяев отелей существует расхождение. Установленное таким образом несоответствие между реальными и предполагаемыми действиями получило название парадокса «Лапьера».

Позже были и другие попытки эксперимента в этнопсихологии. В частности исследователь Бохнер (1972 г.) публиковал объявления типа: «Молодая семья (китайцев, евреев, немцев и др.) без детей хочет снять небольшую квартиру». Далее шло указание номера телефона. В таких объявлениях Бохнером были названы разные национальности. На телефонах сидели помощники экспериментатора, которые фиксировали количество звонков по каждому из объявлений. Чем больше их будет по какому-либо объявлению, тем лучше отношение к указанной в нем этнической группе.

Были и другие попытки похожих этнопсихологических экспериментов. Например, в публичных местах разбрасывали большое количество якобы потерянных писем (запечатанных конвертов с адресом и адресатом). Естественно, что в этом эксперименте варьировались имя и фамилия, по которым можно было определить национальность адресата. Например, Бернардо Гарсиа (мексиканец), Марчелло Лючиани (итальянец), Абрам Мильдштейн (еврей) и т.д.

В середине 60-х годов метод эксперимента для исследования зрительных иллюзий, аналогично англичанину Риверсу, использовался американским ученым М.Сегаллом и его последователями. Изучалась так называемая вертикально-горизонтальная иллюзия и иллюзия Мюллера-Лайера у американцев и у 14 неевропейских этнических групп. Всего к участию в эксперименте было привлечено 2000 человек.

Результаты показали, что американские испытуемые более подвержены иллюзии Мюллера-Лайера, а неевропейские этнические группы – чаще горизонтально-вертикальной иллюзии. Исследователи пришли к выводу, что ответы испытуемых зависят от среды, в которой живут.

Рядом американских исследователей проводились эксперименты по исследованию специфики восприятия глубины на картинках представителями бесписьменных культур Африки (в частности племени банту) в сравнении с европейцами и индусами.

Например, в работах Хадсона ставилась практическая проблема обучения неграмотных рабочих из племени банту, поскольку демонстрация фильмов и плакатов по безопасности труда вследствие их неграмотности была практически бесполезна. Хадсон выяснил, что причина этого кроется в неверном понимании или непонимании рабочими банту зрительных изображений.

В частности, на одной из картинок Хадсона были изображены три фигуры – охотника, слона и антилопы. При этом охотник и антилопа находились на переднем плане, а слон между ними, далеко на заднем плане (поэтому на картинке он выглядел маленьким). Для выяснения того, воспринимает ли испытуемый индикаторы глубины, ему задавался вопрос: «В какое животное целится человек с копьем?». Многие испытуемые давали ответы, свидетельствующие о плоскостном восприятии картинок (они считали, что охотник целится в маленького слоненка).

Использовался эксперимент и при исследовании уровня интеллекта, как характеристики умственных способностей умений, талантов и знаний в целом представителей разных культур. Однако здесь, как и при применении тестов, некоторые эксперименты оказывались совершенно неэффективными.

Так, например, известный культуроантрополог М.Коул попытался использовать в Либерии аппарат с разнообразными кнопками, панелями, отверстиями, который он применял в экспериментах в США. Чтобы открыть панель аппарата и достать приз, испытуемые должны были скомбинировать две разные процедуры: сначала нажать на нужную кнопку, чтобы выкатился шарик, который необходимо опустить в нужное отверстие, после чего можно было открыть панель.

Американские дети в возрасте старше 10 лет легко комбинировали эти процедуры и доставали приз. Испытуемые из Либерии, вне зависимости от возраста и школьного обучения практически не решили эту задачу.

Почему так получилось? Потому данный эксперимент заранее был спланирован в пользу американцев или, точнее, выходцев из индустриальной, технократической культуры, которых машины, механические игрушки со всевозможными приспособлениями окружают с детства.

 

Помимо рассмотренных нами обсервационных, диагностических и экспериментальных методов в этнопсихологии применяются биографические и праксиметрические методы. Выделение этих двух групп методов обусловлено тем, что в этнопсихологическом исследовании обязательно учитываться такие реалии, как история этноса, результаты его жизнедеятельности.

Биографические методы позволяют раскрыть особенности воздействия на психологию народа, его истории, тех событий, которые некогда произошли, но остались в памяти людей, отложив неизгладимый отпечаток на их мировоззрение и мировосприятие. Основной принцип метода таков: «Расскажи нам историю своего народа, и мы скажем, кто ты такой».

Биографические методы позволяют изучать особенности психологической деятельности этноса посредством анализа различных параметров среды обитания: своеобразия климатической зоны, ландшафта, флоры, фауны и т.д., а также разнообразных социально-экономических характеристик жизни этноса (соотношения различных социальных групп или классов в струк





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.