Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Этническая идентичность 4 глава




В итоге компромисс был найден. Во-первых он касался выяснений целей исследования. Последние были в значительной мере сужены, сведены в более менее упрощенным описаниям, нехарактерным для академических исследований, но относительно пригодных в военных целей.

Во вторых были найдены определенные аспекты применения старых методик в новых условиях. Основной целью стало описание общей конфигурации той или иной культуры. Более активно, чем раньше стали привлекаться знания из области социологии и социальной психологии.


 

 

Русский народ с первых дней своей истории вынужден был в жестоких боях с врагами защищать свою землю, отстаивать свою независимость, показывая при этом образцы воинской доблести, беззаветной преданности и любви к Родине. Даже враждебные славянам иноземцы, такие, как готский историк Иордан или византийцы Маврикий и Лев Диакон, признавали, что «народ сей отважен до безумия, храбр и силен» [34. — С. 43].

В более поздние времена иностранные писатели и путешественники отмечали в своих путевых записках смелость и богатырский дух русского народа, его выносливость и презрение к смерти. «Русских воинов легче убить, — сообщали они, — нежели принудить к плену. Во время обороны городов русские воины заграждали проломы стен собой и сражались даже тогда, когда от пожаров на них горела одежда» [34. — С. 21].

Современник храброго и воинственного киевского князя Святослава византийский историк Лев Диакон писал: «Россы, приобретшие славу победителей у соседних народов, считая ужасным бедствием лишиться ее и быть побежденными, сражались отчаянно» [34. - С. 25].

По его же словам, Святослав, окруженный с дружиной у крепости Доростол численно превосходящим противником, сказал своим воинам, когда некоторые из них предложили отступить: «У нас нет обычая бегством спасаться в отечество: или жить победителями, или, совершив знаменитые подвиги, умереть со славой» [34. - С. 43].

Представители русской национальности достаточно легко адаптируются к окружающему образу жизни, быстро привыкают к новым для них условиям, не проявляют особенного пристрастия к национальному питанию, одежде. Они успешно овладевают знаниями, быстро привыкают к предъявляемому уровню требований со стороны окружающих. Без особого морального и психологического напряжения воспринимают они и переезды в другие края, довольно легко переносят разлуку с родными и близкими.

В целом русские обычно неплохо подготовлены к самостоятельной жизни, однако в некоторых случаях чрезмерно романтизируют ее отдельные стороны, слишком абсолютизируя их значение. Эта черта часто порождает у них стремление к излишней и неорганизованной активности, а иногда и приводит к некоторому разочарованию.

Формирование дружеских связей у русских основывается в первую очередь на общности жизненного опыта, интересов. В этом процессе главным критерием они считают индивидуальные качества товарищей по совместной деятельности, а не национальность последних. Более того, их опыт общения и взаимоотношений с лицами других национальностей часто невелик и в значительной мере приобретается во время нахождения в том или ином многонациональном регионе.

Русские, в большинстве, предпочитают работать не спеша, часто «спустя рукава», отвлекаясь на рассуждения и общественные занятия, но выходят из положения путем мобилизации сил: «авралы», «субботники», «сверхурочные» и т. д.,

В-третьих, черты характера можно понять лишь в соотнесении с общей системой ценностей, зависящей от образа жизни и религиозных верований народа. В России на протяжении веков труд не был основной ценностью общества, а скорее суровой необходимостью для выживания. В данном феномене проявилось и влияние православной этики с ее стремлением к бескорыстному труду и «духовному подвигу» (аскетизму, молитвам, покаянию, созерцанию и посту), бессмысленным с точки зрения прагматического разума.

В. О. Ключевский в своем очерке подметил, что природа России «часто смеется над самыми осторожными расчетами великоросса: своенравие климата и почвы обманывает самые скромные его ожидания, и, привыкнув к этим обманам, расчетливый великоросс любит подчас, очертя голову, выбрать самое что ни на есть безнадежное и нерасчетливое решение, противопоставляя капризу природы каприз собственной отваги. Эта наклонность дразнить счастье, играть в удачу и есть великорусский «авось». Отсюда обилие соответствующих пословиц: «Авось, пронесет», «Авось, Бог поможет», «Вся надежда на авось», «Авось, небось да как-нибудь», «На авось мужик и хлеб сеет», «На авось казак на коня садится».

В формировании России и великоросской нации (XV в.) изначально принимали участие кроме древних русичей литовцы, татары, восточные финны, в гораздо меньшей степени: угры (венгры), скандинавы и немцы. Каждый из народов привносил нечто свое в общую копилку, которая и определяло особенности русского менталитета. То, что русский народ сложно устроен на субэтническом уровне обуславливает его терпимость к иным культурам, даже за счет собственного спокойствия и отчасти благополучия. В этом и его залог невиданной выживаемости и энергичности.

По сравнению с немецкими, в русских сказках в роли Золушки выступает младший брат Иванушка (в русском фольклоре мужчины тогда еще выступали в роли основных героев, что указывает на истинно древние корни сказаний). При этом в немецкой сказке Золушка добивается счастья преимущественно своим трудом с помощью доброй феи. В русской сказке герою помогают волшебные звери (конек-горбунок, серый волк), причем в русских сказках эта помощь дается не столько за упорный труд, сколько за личные качества: доброту, отзывчивость, скромность и невзирая на ошибки, которые периодически совершает Иван-царевич (не слушается помощников, постигает действительность с помощью проб и ошибок).

Н. А. Бердяев полагал, что «в основу формации русской души» легли два противоположных начала: «природная, языческая дионисическая стихия и аскетически-монашеское православие» (Бердяев, 1990 а, с.44). Именно в этом он видел историческую причину того, что русский народ в высшей степени поляризован и совмещает противоположности: деспотизм – анархизм; жестокость, склонность к насилию – доброту, человечность; смирение – наглость; рабство – бунт.

Немецкий философ В. Шубарт, когда противопоставляет русскую культуру конца западной культуре середины, также видит основу русской души в особенностях православия,:

«Русской душе чужда срединность. У русского нет амортизирующей средней части, соединяющего звена Между двумя крайностями. В русском человеке контрасты – один к другому впритык, и их жесткое трение растирает душу до ран. Тут грубость рядом с нежностью сердца, жестокость рядом с сентиментальностью, чувственность рядом с аскезой, греховность рядом со святостью» (Шубарт, 1997, с.84).

 


 

В последние годы все более очевидной для психологов становится роль культуры в сохранении здоровья и развитии болезней. Все больше статей публикуется на эту тему и даже появляются специальные журналы для этой области исследований. Это связано с растущим интересом к психосоциальным факторам, влияющим на здоровье.

Не так давно Адлер и ее коллеги выяснили, что социально-экономический статус человека тесно связан с состоянием его здоровья, т. е. люди высокого социально-экономического статуса имеют более крепкое здоровье, чем люди с более низким социально-экономическим статусом.

 

наиболее высокая смертность отмечена у людей с наименьшим количеством социальных связей, и наоборот, наиболее низкий уровень смертности оказался у людей с многочисленными социальными связями.

Мармот и Сим, изучавшие американцев японского происхождения, разбили 3809 человек на группы в соответствии с тем, насколько «традиционно японским» был их образ жизни (использование родного языка в семье, сохранение традиций, приверженность моральным ценностям). Они обнаружили, что те, кто был самым «японским» из них, меньше всего страдали коронарной недостаточностью, т. е. заболеваемость у них была почти такой же, как в Японии. В группе людей, менее всего приверженных японским традициям, это заболевание встречалось в 5 раз чаще. При этом в исследуемых группах исключалось действие других факторов, способствующих возникновению коронарной недостаточности. Эти результаты продемонстрировали значение социальных и культурных факторов для развития сердечного заболевания.

Евроамериканцы, больше всего приверженные индивидуализму, чаще всех страдали сердечными заболеваниями, а монахи-трапписты, не склонные к индивидуализму, - реже всего.

 

Мацумото и Флетчер изучали связи нескольких аспектов культуры с несколькими типами заболеваний и положили начало этому направлению исследований. В результате этих исследований был выявлен уровень смертности от шести типов болезней: инфекционных и паразитарных, злокачественных новообразований, заболеваний кровеносной системы, цереброваскулярных болезней и респираторных заболеваний. Эпидемиологические данные были получены на основе Квартального статистического отчета ВОЗ ОУНО, 1991) для 28 стран из различных частей света и 5 континентов. Они охватывают многочисленные этнические, культурные и социоэкономические группы населения. Кроме того, учитывался уровень заболеваемости в 5 возрастных группах: у новорожденных, в 1 год, в 15 лет, в 45 лет и в 65 лет.

Для получения данных о культуре каждой страны Мацумото и Флетчер использовали культурные индексы по шкале, разработанной Хофстеде. Хофстеде анализировал данные опросов о культурных ценностях и культурной практике в больших выборках людей в каждой стране и классифицировал их ответы в соответствии с четырьмя культурными показателями: индивидуализм или коллективизм (ИК), дистанция власти (ДВ), избежание неопределенности (ИН) и маскулинность (М). Затем Мацумото и Флетчер сопоставили значения этих культурных индексов с данными эпидемиологии.

Результаты оказались очень интересными и указывали на важность культурных факторов для развития многих заболеваний. Оказалось, что показатель ДВ коррелирует с уровнем инфекционных и паразитарных заболеваний во всех возрастных группах. В культурах с высоким индексом ДВ (Филиппины, Мексика) отмечается высокий уровень заболеваемости по инфекционным и паразитарным болезням. С этими болезнями также коррелировал индекс ИК. В индивидуалистических культурах (США, Австралия) отмечена более низкая заболеваемость, а в коллективистских - более высокая. ДВ и ИК также связаны с развитием злокачественных новообразований, но обратным образом. В культурах с высоким показателем ДВ отмечен низкий уровень заболеваемости. В индивидуалистических обществах люди чаще страдают от злокачественных новообразований, чем в коллективистских.

 

Показатель ДВ также позволяет предсказать уровень заболеваемости по болезням кровеносной системы. Культуры с высоким ДВ характеризуются низкой заболеваемостью. ИК и ИН также связаны с этими болезнями. Значения ДВ, ИК и ИН коррелируют с заболеваемостью сердечными болезнями во всех возрастных группах. Культуры с высоким показателем ДВ имеют низкую частоту сердечных заболеваний. Культуры с высокими значениями ИН и ИК имеют более высокую частоту сердечных заболеваний, чем культуры с низкими их значениями. Данные о связи ИК с сердечными болезнями совпадают с результатами Мармота и Симе, приведенными выше.

Индексы ИН, ИК и М показательны для цереброваскулярных заболеваний. Чем выше значения ИН и ИК, тем ниже заболеваемость. Индекс М также положительно коррелирует с частотой цереброваскулярных заболеваний, т. е. в культурах с ярко выраженными различиями в общественном положении мужчин и женщин эти заболевания встречаются чаще. И, наконец, индекс ИН демонстрирует отрицательную корреляцию с частотой респираторных заболеваний. Чем выше значение ИН в стране, тем реже там встречаются респираторные заболевания.

Изученные страны имели не только культурные, но и экономические различия. Вполне возможно, что эти экономические различия, в особенности касающиеся медицинской помощи, питания и санитарии, влияли на заболеваемость. При вычислении корреляций Мацумото и Флетчер учитывали величину национального дохода каждой страны. И даже с поправкой на влияние экономического фактора корреляция культурных показателей с частотой инфекционных, паразитарных и сердечно-сосудистых заболеваний сохранялась. То есть культурные факторы определяли характер заболеваемости, независимо от экономических.

Не подтвердилась только зависимость возникновения злокачественных образований от культурных факторов. Предсказание частоты появления злокачественных образований не может быть сделано только на основе культурных факторов без учета экономических.

 

РАЗЛИЧИЯ В ЗДРАВООХРАНЕНИИ И СИСТЕМАХ ОКАЗАНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ

В разных странах и культурах сложились собственные уникальные системы заботы о здоровье. Система предоставления медицинской помощи является продуктом взаимодействия многих факторов, включая социальное и техническое развитие, технологические достижения и их доступность, влияние соседних и сотрудничающих стран. На систему здравоохранения воздействуют степень урбанизации и индустриализации, структура правительства, международные торговые законы, демографические изменения, требования к приватности, социальное обеспечение.

Типы систем здравоохранения

Национальные системы здравоохранения могут быть четырех типов: предпринимательского, благотворительного, всеобщего, социалистического. В пределах каждого типа существует много разновидностей, связанных с уровнем экономического развития каждой страны. Соединенные Штаты могут служить примером страны с высоким уровнем экономического развития, которая придерживается предпринимательской системы здравоохранения, основанной на частном секторе промышленности и охватывающей как отдельных людей, так и общественные группы. Филиппины и Гана также используют эту систему здравоохранения, но находятся на среднем и низком уровнях экономического развития соответственно. Франция, Бразилия и Бирма являются примерами стран с высоким, средним и низким национальным доходом соответственно и имеющих благотворительную систему здравоохранения. Швеция, Коста-Рика и Шри-Ланка имеют всеобщую систему здравоохранения, а бывший Советский Союз, Куба и Китай - социалистическую систему.

 

 

Транскультуральная психиатрия – область психиатрии, изучающая психические расстройства и психиатрические службы в контексте различных культур и этносов. Изучает влияние культуральных аспектов и особенностей этнопсихологии на распространенность психических расстройств и формы их проявления. Эта область психиатрии стала развиваться с конца 1970-х годов.

Существенным для этнопсихиатрии является сравнительный анализ психопатологии современных и традиционных обществ. Где уровнь заболевания дисфункциями психики ниже: в индустриальных странах или в бесписьменных культурах: Действительно ли различные культуры характеризуются соответствующим им типом душевных или эмоциональных расстройств? Эти вопросы уже много лет волнуют ученых, работающих в области психиатрии. И нельзя сказать, что на них найдены ответы. Одни исследователи считают, что основные функциональные психозы распространены во всем мире, другие, напротив, доказывают, что психопатологические отклонения, свойственные современным обществам, редки или не встречаются совсем в обществах традиционных7.

Наибольшие разнограсия в этом отношении вызвал коммплекс заболеваний, известный под назваием "шизофрения". Согласно данным Национального института психического здоровья за 1972 г., в США 500 000 человек было госпитализировано в связи с этой болезнью, "более 1, 75 млн гуляло по улицам, а около 60 млн американцев на грани заболевания шизофренией"8.

Отметим лишь, что шизофрения - комплекс заболеваний, широко распространенный в индустриальных странах. Большинство антропологов полагают, что шизофрения - болезнь цивилизации и практически не встречается в традиционных обществах. В наиболее категорической форме это мнение выразил Дж. Деверо, назвав ее "этническим психозом западного мира"9.

Дж. Деверо выделяет 4 типа этнопсихиатрических расстройств личности: "1) связанный с социальной структурой общности, 2) этнические патологии, определяемые этнокультурными стереотипами общности, 3) "святые" болезни шаманистского типа, 4) идеосинкретические расстройства". Ритм, темп жизни в современном обществе резко отличаются от таковых в традиционном обществе. Отличны и способы удовлетворения основных психологических потребностей человека в уединении и общении. По мнению американского ученого И. Альтмана, именно в неспособности современного общества удовлетворить эти потребности разрегуляции механизма "я-другие" есть общая причина шизофрении.

Наибольшее внимание антропологов привлекают методы терапии психопатологий в традиционных обществах.

Важную роль для поддержания психологической стабильности членов общества (своего рода профилактика психопатологии) играет групповая психотерапия. Р. Катц, исследуя этот вопрос в Калахари среди бушменов Кунг, отмечает регулярность групповых танцев, способствующих, по его мнению, психологической стабильности общности. Анализируя методы терапии в Заире, Дж.М. Янсен особо выделяет более сложную форму "терапия управляемой группы". Усложненность метода психотерапии она связывает с более развитой социальной структурой общества14. К незападной антропологии относят также и "японскую тихую терапию"15. Это связано с различными этнопсихологическими ориентациями японского и западного общества.

Рассматривая различные методы психотерапии в историческом аспекте, А. Уоллес выдвинул общую гипотезу о соответствии типов психотерапии... уровню социальной организации общности. Он пишет, что "в более высокоорганизованной социокультурной системе психотерапевтические потребности индивидов концентрируются вокруг катарсиса (выражение вытесненных или подавленных желаний в социально приемлемых ритуальных ситуациях); в относительно более просто организованных системах психотерапевтические потребности ориентированы на контроль (развитие целостного образа мира и человека и подавление разрозненных верований и мотивов)16.

Арсенал традиционной медицины не исчерпывается психотерапией. В Африке издавна используются средства, аналогичные современным транквилизаторам. Комплексность подхода к лечению психопатологии получила детальное отражение в книге Р. Принса, созданной на основе изучения народной медицины племени йоруба17. По мнению Р. Принса, Э. Бургиньон и других авторов, прослеживается параллелизм между терапией психопатологий в современной и традиционной медицине. Хочется верить, что в недалеком будущем эти два метода лечения будут взаимодополнять друг друга. Основания для такого предположения содержатся в работах психологических антропологов.

Особое место в этой области знания занимает изучение этнических психозов, т. е. присущих только определенным общностям. Это - амок, известный по одноименному рассказу С. Цвейга, арктическая истерия, иму, виндаго и др. Их специфика состоит в том, что они уникальны для определенного места или общности. Поэтому в объяснении нуждается каждый этнический психоз в отдельности. Нередко наличие такого рода отклонений в поведении людей определенной этнической общности объясняют своеобразным взаимодействием физических, психологических и социокультурных детерминант18. А. Уоллес выдвинул гипотезу, согласно которой причиной арктического психоза является недостаток кальция19. Фолкс же считает, что значительную роль в возникновении этого же заболевания играет специфическое чередования дня и ночи20.

Для сравнительного анализа разрозненных этнических психозов с указанным типом заболевания, распространенного в современном обществе, выделяется общая черта, свойственная большинству из них, - одержимость (ossesion), экстатическое состояние, внезапно овладевающее индивидом. По мнению ряда ученых, оно очень близко по протеканию к истерическому психозу, распространенному в современных обществах.

Изучение этнических психозов осложняется еще и тем обстоятельством, что в традиционных культурах одержимость, транс, экстатические состояния институализированы в различных ритуалах. При этом "патологический тип так называемой одержимости очень трудно отделить от позитивных, намеренно вызванных ритуальных состояний"23. Но все же можно выделить несколько существенных моментов, отличающих ритуальные состояния от истерических патологий. Ритуальные состояния вызываются намеренно, целенаправленно, в определенном смысле находятся под контролем. Их результатом, как правило, являются хорошо адаптированные индивиды. Истерические состояния начинаются спонтанно и приводят к ухудшению состояния человека, прогрессирующей патологии. Правда, по свидетельству ряда ученых, и некоторые ритуальные состояния транса могут привести к нарушению психической стабильности.

Здесь важно одно обстоятельство. При почти полной внешней схожести наблюдаемых явлений (истерия и ритуальная одержимость) одно из них - патология, другое - норма в соответствии со стандартами определенной культуры. Эти два типа явлений имеют различные происхождение и функциональную направленность, хотя, с точки зрения западного психиатра, оба они есть патология и болезнь. Вот где различие в понимании клинического диагноза может привести к психопатологическому обществу.

По мудрому замечанию Б. Рассела, "жизнь была бы неинтересной без вакхического элемента, но его присутствие делает ее опасной. Благоразумие против страсти - это конфликт, проходящий через всю историю человечества. И это не такой конфликт, при котором мы должны становиться целиком на сторону лишь одной из партий"26.

ИСС, широко распространенные в традиционных культурах, применяются целенаправленно, с использванием определенной "техники, применяются целенаправленно, с использованием определенной "техники экстаза", т. е. способа вхождения в состояния транса, одержимости и т. д.

Измененные состояния сознания вызываются различным путем. Э. Бургиньон выделяет три типа вхождения в ИСС: употребление наркотических веществ, сенсорная депривация (физический и психологический стресс, сенсорный и физический голод) и ритмические движения и ритмическая музыка, обеспечивающие гипервентиляцию легких. Вхождение в ИСС в традиционных обществах, как правило, осуществляется коллективно (индивидуальные состояния более присущи современному обществу), в соответствии с культурно обусловленными стереотипами в процессе ритуала, в то время как патологические отклонения, этнические психозы затрагивают отдельных индивидов. В этом, видимо, еще одно различие между "истерическими психозами" и культурно обусловленными ИСС.

Сенсорная депривация имеет своим следствием гипогликемию (см. ранее), которая ведет к видениям, эйдетизму и др. Частота барабанного ритма близка к частоте альфа-ритма головного мозга (-9 Гц) и существенно влияет на нейробиологические процессы у человека27. Гипервентиляция легких обеспечивает избыток кислорода в организме, что вызывает эйфорию, повышает общую активность человека. Все это биологические основания изменения состояния сознания, то, что делает их возможным в том или ином обществе, но не объясняет их назначение и функцию. ИСС могут быть поняты лишь из культурного контекста. Более того, осуществить полноценное вхождение в ИСС могут лишь люди, разделяющие ценности данной культуры, освоившие ее стереотипы поведения. Например, белые американцы испытывали иные ощущения от напитка пейоты, чем индейцы28.

 


 

В свете психологических исследований и по результатам житейских наблюдений межэтнические браки могут выглядеть порой как браки более успешные по сравнению с моноэтническими. Однако это не снижает интереса к проблематике, так или иначе связанной с межэтническими браками, со стороны в первую очередь тех людей, жизнь которых в той или иной степени была связана с межэтническими браками, даже если с точки зрения ряда формальных критериев жизнь в этих браках выглядит внешне вполне успешной. Это дает основание предположить субъективно ощущаемое скрытое и зачастую непонятное в своих причинах неблагополучие, что побуждает его исследовать на первом этапе с помощью методов теоретического анализа. Если для этого использовать теории, сложившиеся за последнее столетие в отечественной традиции, то, несмотря на различия между ними, непреложным остается факт: за основу анализа процессов, имеющих место в диаде, следует брать процессы, происходящие в более широких, чем диада, социальных сообществах. Отношения в диаде являются конкретными проявлениями этих процессов.

Межличностные отношения представителей разных этносов регулируются двумя противоположно направленными тенденциями. С одной стороны, можно наблюдать любопытство, желание познакомиться с иной, чем своя собственная этнической идентичностью, стремление к разнообразию, проявляющееся в том, что внешность непохожего на субъекта человека кажется ему более привлекательной. С другой стороны, ощутимо действие защитных, охранительных сил этноса, побуждающих конкретного представителя этноса воздерживаться под разного рода предлогами от межэтнических браков или, если такой брак все-таки имел место, заботиться о том, чтобы дети, выросшие в межэтническом браке, сохранили в той или иной форме свою принадлежность к этносу субъекта. Есть основания полагать, что с возрастом последняя тенденция может усиливаться.

Влияние защитных, охранительных сил этноса ослабляется в двух случаях: 1) кризисные явления в рамках того этноса, к которому субъект принадлежит; 2) кризисное состояние самого субъекта, вызывающее у него проблемы в отношениях с представителями своего этноса (в этом случае другой этнос, хотя бы на время, может показаться более привлекательным). Рассмотрим эти причины подробнее.

Кризисные явления в рамках того этноса, к которому субъект принадлежит, могут приводить к массовым межэтническим бракам и формированию новых этносов. Но происходит это лишь в том случае, когда присущая этносу внутренняя способность к саморегуляции полностью исчерпана. В молодом возрасте, когда в основном заключаются браки, у части молодых людей может возникать ложное, преждевременное ощущение, что положительное значение их этноса полностью исчерпано. Это побуждает их стремиться к интеграции в иной более успешный этнос или же делает для них привлекательной культуру космополитизма. Первым робко заявляющим о себе признаком привлекательности культуры космополитизма является просто допущение на уровне сознания её для себя возможности. Ощущение того, что положительное значение собственного этноса исчерпано, может субъективно ощущаться даже как просто полное отрицание ценности своего этноса в прошлом, настоящем и будущем, как враждебное отношение к нему. Все это ослабляет влияние защитных охранительных сил этноса и усиливает побудительную силу любопытства, желания познакомиться с иной, чем своя собственная этнической идентичностью, стремления к разнообразию.

Ощущение того, что положительное значение собственного этноса полностью исчерпано, может приобретать форму характерного сочетания с состоянием влюбленности. В основе состояния влюбленности лежит неразрешенный внутренний конфликт между стремлением человека к совершенному и несовершенством образа окружающего мира, формирующегося при взаимоотношениях с ним. Конструктивное разрешение этого конфликта предполагает: 1) признание несовершенства окружающего мира как факта; 2) осознанное и произвольное творческое отношение к окружающему миру, при котором человек последовательно и целенаправленно, преодолевая трудности и обретая союзников, пытается этот мир преобразовать. Неразрешенность этого внутреннего конфликта (который можно рассматривать как стадию в развитии молодого человека или девушки) периодически обусловливает вовлечение субъекта в состояние влюбленности, при котором другому человеку приписываются положительные качества, которых у него на самом деле нет. Положительные качества не просто приписываются, возникает страстное отношение к другому человеку, как носителю некоей принципиально иной по отношению к известному окружающему миру совершенной реальности, в результате этот человек получает значительную власть над субъектом влюбленности, которой он не всегда способен распорядиться с пользой для себя и для другого. Отрицание положительной значимости собственного этноса, негативная оценка принадлежности к своему этносу могут побуждать к состояниям влюбленности в представителей других этносов и неразделенной любви. Персона из другого этноса ещё до встречи с ней становится потенциально желанной, невозможность вступить с ней в брак уже до встречи восприниматься как трагедия, благодаря которой утрачивается смысл жизни. Так, например, в консультативной практике автору приходилось сталкиваться с переживанием подростка, чьи предки с Кавказа, по поводу того, что он "черный", поэтому никакая русская девушка его никогда не полюбит.

По мере того, как люди становятся более мудрыми, ложное, преждевременное ощущение того, что положительное значение собственного этноса полностью исчерпано, может сменяться более трезвыми и взвешенными оценками своего этноса и своего значения в нём. Защитные, охранительные силы этноса в этих условиях могут провоцировать чувство беспокойства по поводу сложившегося брака, субъективно ощущаемого неблагополучия, природу, причины которого человек зачастую понять не может. Психологическая защита от травмирующих переживаний в этом случае может выражаться в следующих явлениях: 1) человек старается исказить реальность в том направлении, чтобы уменьшить в своих глазах и в глазах окружающих положительные черты и значимость того этноса, из которого он вышел; 2) человек становится горячим патриотом этноса своего брачного партнера, отрицая при этом проблемы данного этноса и связанные с ними недостатки; 3) человек становится все более горячим и некритичным патриотом этноса, откуда он вышел, пытается другого супруга и своих детей максимально интегрировать в свой этнос. Эти три формы психологической защиты связаны с чрезмерными обобщениями и искажениями значимой информации, они затрудняют формирование объективной картины мира. С психологической защитой, видимо, связан также и тот феномен, что в межэтнических браках порой уделяется больше внимания бытовой культуре, чем в семьях моноэтничных. Для представителей межэтнических семей гораздо более важно выглядеть для себя и окружающих благополучной семьей, чем для членов моноэтнических семей. Однако связано это может быть с подспудным ощущением страдания, и осуществляется за счет глубины общения, в ущерб этой глубине.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.