Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Язык как исторически развивающееся явление

Язык - исторически развивающееся явление, в каждом языке происходят изменения. Сравнивая две любые стадии в развитии одного и того же языка, мы обязательно обнаружим те или иные расхождения между ними. Как явление социальное язык находится в зависимости от уровня развития общества, условий его существования.

Наряду с изменением, каждому языку присуща тенденция к сохранению языка в состоянии коммуникативной пригодности, к противодействию преобразованиям. В языке действуют процессы торможения, препятствующие резким переменам. Именно благодаря этому сохраняется общее тождество языковой системы в течение длительного времени.

Язык представляет диалектическое единство противоречий: устойчивого и подвижного, стабильного и меняющегося, статики и динамики. Эта двойственность вызвана тем, что язык, с одной стороны, должен удовлетворять новым потребностям, в связи с прогрессом в науке, культуре, технике, в связи с появлением новых понятий, идей, а другой стороны, сдвиги в языке не должны нарушать взаимопонимания между разными поколениями и социальными группами носителей языка. Развитие языка протекает как борьба двух противоположных тенденций – за сохранение и стабильность существующей системы и за ее преобразование, совершенствование. Как языковая стабильность, так и языковая изменчивость – это соотносительные свойства языка

Естественные языки развиваются и изменяются в ходе своего применения, а актах речи. Акт речи – это не только процесс выбора и распознавания готовых моделей, но одновременно и процесс творчества. Любое изменение начинается в речи, в синхронной языковой системе. В синхронии изменения обнаружить не удается. Из этого делался вывод, что синхроническая система статична и не развивается. Отсутствие изменений приравнивали к отсутствию развития.

Заслуга осознания подвижности синхронии и признания языкового динамизма в любом состоянии языка принадлежит И. А. Бодуэну де Куртенэ и его последователям – Л.В.Щербе, Е.Д.Поливанову, Г.О.Винокуру и др.

Движение в синхронии можно назвать “варьированием”, а движение в диахронии – “изменением”. Варьирование элементов создает условие постепенной эволюции языков.

Процессы варьирования – это процессы сосуществования образований, сходных по какому-либо принципу.

Языковые изменения совершаются более или менее постепенно, без резких скачков. Изменения в языке представляют собой сумму из многих небольших сдвигов, накопившихся за несколько веков или даже тысячелетий (Е.Д.Поливанов).

Языки не могут не меняться, потому что они отражают действительность, которая находится в постоянном развитии. Но не только исторически изменяющаяся среда служит импульсом для развития языка. Изменения в языке происходят и в силу необходимости перестройки самого языкового механизма – устранения противоречий, несовершенства отдельных звеньев.

Перестройка языка протекает под действием двух движущих сил, или иначе, существуют внешние и внутренние причины языковых изменений. В эволюции любого языка эти факторы тесно переплетаются и взаимодействуют.

Язык – это исторически развивающееся явление, объект, который никогда не бывает и не может быть абсолютно устойчивым, как динамическая система, находящаяся в каждый данный момент своего существования в состоянии относительного равновесия.

В языковом развитии можно выделить внешние и внутренние причины.

Внешние причины языковых изменений, это воздействие среды на развитие языка:

- изменение состава носителей языка;

- контакты народов;

- распространение просвещения и культуры;

- материальный и социальный прогресс общества.

История каждого языка тесно связана с историей народа – носителя языка, с историей общества. История – это деятельность преследующего свои цели человека. Самым мощным внешним фактором является прогресс человеческого общества.

Общественная, социальная природа языка обнаруживается не только во внешних условиях его существования, но и в самой системе языка, в его фонетике, лексике, морфологии, синтаксисе. Будучи непосредственным продуктом человеческого общества, язык отражает все изменения, происходящие в нем.

Приспособление языка к меняющимся формам общественной жизни происходит на всех языковых уровнях, но особенно ярко это проявляется в семантических изменениях слов. А. Мейе подчеркивал, что помимо внутренних, собственно языковых причин изменений значений слов, существуют и внешние, социальные причины. Он приводит в качестве примера развитие значений слов отец, мать. В индоевропейском языке эти слова обозначали не родственные, а социальные отношения. Слово *peter обозначало общественную функцию человека, им можно было именовать высшее божество или наивысшего из всех глав семейств. С изменением социальной структуры первобытного общества, с исчезновением патриархата это слово стало использоваться для обозначения отношений родства.

М.М. Покровский приводит такой пример культурно-исторической обусловленности изменения значения слова. Русские слова грош, копейка, вследствие обесценивания денег, приобрели значение чего-то малого и ничтожного.

Рост производительных сил общества, развитие науки, техники, культуры, проникновение в тайны окружающего мира, формирование новых общественных отношений находит непосредственное выражение в языке, особенно в его лексике и фразеологии.

Однако прямолинейной зависимости развития языка от исторической судьбы народа нет. Эта зависимость косвенная.

История языка свидетельствует о том, что многие его изменения в языке обусловлены действием внутренних законов. Согласно этим законам, каждое новое явление в языке вырастает из старого, уже существующего, создаваясь из материала языка по его правилам. К таким законам, управляющим внутренним развитием языка, можно отнести следующие:

- закон ликвидации «участков напряжения» (уподобление и расподобление согласных, упрощение групп согласных);

- закон позиционного варьирования звуков ( оглушение согласных на конце слова и на стыке морфем);

- закон аналогии, в соответствии с которым происходит уподобление одних структурных элементов другим (морфологическая аналогия);

- закон компенсационного развития, согласно которому утрата одних форм или отношений в языке компенсируется развитием других (упрощение системы гласных в русском языке, вызванное падением редуцированных, привело к усложнению системы согласных);

- закон абстрагирования элементов языковой структуры, в соответствии с которым развитие абстрактных элементов языка происходит на базе конкретных (в лексике конкретное значение слова становится основой для развития абстрактного значения);

- закон экономии языковых средств, в соответствии с которым в языке действует тенденция к оптимальной достаточности (свертывание описательных конструкций в сложное слово);

- закон дифференциации и отчленения элементов языковой структуры, согласно которому развитие языка идет по пути выделения и специализации его элементов для выражения собственно языковых значений.

Ни одно изменение языка не может миновать речи, и, напротив, есть такие изменения, которые, проявившись в речи, не достигают языка.

Изменения в речи, имеющие место при говорении, называются инновациями. Восприятие инноваций, хотя бы одним собеседником, - это уже выход за пределы говорения, и здесь в анализ включаются слушание и слушатель. Слушающие могут принять и не принять инновации. В случае принятия инновация может распространяться в определенной социальной среде и стать языковым фактом. Элементарное языковое изменение есть распространение инновации.

Фонетические изменения происходят не в речи одного и того же поколения, а при передаче языка от поколения к поколению. Изменения в большинстве случаев сводятся к уклонениям, допускаемым младшим поколением при копировании им языковой системы старшего поколения. Однако, в чем скажутся эти уклонения, зависит от того, какие вариации имелись в речевой деятельности старшего поколения [Степанов 1966].

Фонетические изменения на уровне нормы сводятся к изменениям в фонетическом составе отдельных слов. Например, в русском языке раньше произносили молочный как [малошный], а теперь произносят [молочный].

Иногда фонетические затрагивают звуковую систему языка.

 

Цитированная литература

Степанов Ю.С. Основы языкознания. М., 1966. С. 225 - 243.

Косериу Э. Синхрония, диахрония и история (Проблемы языкового изменения). Пер. с исп. //Новое в лингвистике. Вып 3. М., 1963.

 

57. Будущее языка

Как отмечает Ю.С.Степанов, прогнозирование развития языка опирается на оценку современного состояния языковых союзов. Одни авторы видят будущее языка в интеграции существующих языков, в их постепенном слиянии в один язык всего ареала языкового союза. По их мнению, достигнуто это будет путем последовательного увеличения интернационального фонда лексики, морфологических моделей и синтаксических конструкций. Эти прогнозы опираются на реально существующие тенденции языкового союза.

Однако существуют и другие, столь же реальные тенденции. В современном мире наблюдаются тенденции к укреплению и развитию национальных языков. Развитие национальных языков не дает оснований предполагать в обозримом будущем их слияние, или интеграцию. На этом основании возникают другие прогнозы относительно будущего языка. Согласно этим прогнозам, развитие пойдет путем создания зональных языков. Зональным языком становится какой-либо уже существующий язык, когда он возводится в ранг языка общения между народностями или нациями. Можно предвидеть существование языков межнационального общения разных рангов. В России языком межнационального общения является русский язык. Грузинский язык является языком межнационального общения для грузин, мегрелов, сванов и некоторых других национальностей, населяющих Грузию. Для всех этих народов, кроме грузин, этот язык будет вторым языком. Язык суахили является языком межнационального общения значительной части Африки. Немецкий язык служит зональным языком значительной части бассейна Балтийского моря (для Германии, скандинавских стран).

Русский, английский, арабский, французский, испанский и китайский языки являются языками мирового общения. Это положение закреплено уставом Организации Объединенных наций.

Для тех народов, язык которых не служит средством межнационального общения, будущее заключается в развитии и укреплении своего родного языка и в одновременном овладении вторым, а иногда и третьим языком.

Вопрос о перспективах развития языков в будущем имеет несколько решений:

Согласно одной точке зрения, будущее языков - за языковыми союзами. Развитие языков будет идти по пути их интеграции и постепенного слияния в один язык ареала языкового союза. Это произойдет за счет интернационального фонда лексики, развития общих морфологических моделей и синтаксических конструкций. Такие прогнозы опираются на реально существующие процессы, происходящие в рамках языкового союза.

Согласно другой точке зрения, будущее языков связывается с тенденцией укрепления и развития национальных языков, расширения сферы их использования.

Третья точка зрения связывает развитие языков в будущем с зональными языками. Зональный язык – это один из существующих в конкретном ареале языков, “возведенный в ранг” языка общения между народностями и нациями, проживающими в данном ареале. Например, на территории России эту функцию выполняет русский язык, на территории Грузии – грузинский язык. Таким образом, для малых народов будущее заключается в развитии и укреплении своего родного языка и одновременно в овладении вторым или даже третьим языком межнационального общения.

 

Литература к разделу

Степанов Ю.С. Основы общего языкознания. М., 1975. С.161-211.

 

Искусственные языки

 

Мысль о едином языке для общего употребления в международном масштабе не нова. Такой язык должен быть создан искусственно и привит всем людям на Земле.

Естественные языки создавались стихийно, они складываются и развиваются вместе с образованием и развитием народов – носителей и творцов этих языков. Естественные языки не имеют какого-либо одного автора. Каждый язык имеет свою историю. Даже родственные языки сильно отличаются друг от друга. Для общения людей, носителей разных языков нужны посредники – переводчики.

В эпоху быстрого роста и развития различных международных связей (огромное количество разноязычной литературы, международные контакты, конгрессы, выставки и т.д.) потребность в едином языке, всеобщем средстве международного общения диктуется с особой силой. Преодоление “языкового барьера” достигается путем издания реферативных журналов, перевода научных трудов и устных выступлений на 2-3- языка, синхронным переводом.

Если человек владеет 2-3 наиболее распространенными в мировом обиходе языками, то он получает огромное преимущество. Но для овладения иностранным языком надо приложить много усилий.

Нельзя ли сделать так, чтобы люди говорили на одном языке? Пригоден ли в качестве искусственного вспомогательного мирового языка (ИВМЯ) один из существующих естественных языков?

Международный язык должен быть доступным, понятным, элементарным, простым, гибким, легко усваиваемым, приспособленным к современным условиям быта и требованиям жизни.

Формы каждого естественного языка содержат в себе ту историческую накипь, которая встретилась на пути его развития. Чтобы усвоить такой язык, надо пропитаться породившим его бытом и обстановкой, традициями народа. Например, что произойдет, если в качестве международного языка выбрать французский язык. Французский язык не легче и не труднее всех прочих естественных языков. Но в нем, как и в каждом естественном языке много нелогичного, много исключений и т.д.

В ходе распространения французского языка среди носителей других языков произойдет смешение с другими языками. В этом отношении характерна история английского языка в США. Несмотря на общие языковые традиции уже сейчас англо-американский вариант английского языка существенно отличается от англо-британского.

Зависимость языка от форм быта предопределяет неуспех всякой попытки привить в качестве общемирового язык одного народа. Может быть, следует использовать мертвый язык, например, латынь или древнегреческий? Эти языки сейчас не принадлежат ни одному народу и не дают никому преимуществ. Они нейтральны, не вызывают национальной ревности. Но в них нет выражений для современных понятий, для фактов современной цивилизации.

В 17 в. такие ученые, как Р.Декарт, Г.Лейбниц, И.Ньютон обратили внимание на то, что естественные языки плохо поддаются организующему воздействию человеческого разума, являются недостаточно совершенными орудиями мышления. Ученые задумались над тем, чтобы заменить стихийно создавшийся язык более совершенным и рациональным, “философским” языком. Этот язык должен систематизировать в своей структуре все человеческие знания. Овладение таким языком, по их мнению, позволило бы простому крестьянину сразу стать философом, т.е. приобщиться к вершинам научной мысли.

В 18 в. проблемами всеобщего языка занимались Вольтер, Кондильяк, Локк и др. В 19 в. возникает мысль о том, что “общий” язык скрыт в реально существующих языках, и нет необходимости “изобретать” неслыханные звуки и звукосочетания. Задача в том, чтобы “извлечь” этот язык из конкретных форм реальных языков.

Основными направлениями в создании искусственных языков в 17-19 вв. были - логическое и эмпирическое. Логическое направление опиралось на рационалистическую философию с ее критикой естественного языка. В рамках этого направления разрабатывались искусственные философские языки, основанные на логической классификации понятий и способные, по мнению их создателей, выразить положения любой научной или философской системы. Основанием для конструирования философского языка, лишенного материального сходства с каким-либо естественным языком, служила идея, согласно которой между понятием и словом существует прямое соответствие. Эмпирическое направление ориентировалось на естественные языки. Представители этого направления предлагали упростить один из существующих или существовавших ранее естественных языков. В качестве такого языка рассматривались упрощенный латинский, французский, всеславянский (Ю.Крижанич).

Логическое направление подверглось острой критике, так как искусственные философские языки были коммуникативно несовершенны. И со второй половины 19 в. прочно утверждается идея разработки такого международного звукописьменного языка, который был бы создан по образцу живого языка и был бы совершенным (хотя и вспомогательным) средством общения.

Первым таким языком был созданный в 1879 г. немецким католическим священником И. Шлейером искусственный язык воляпюк (от англ. world speak). Слова этого языка представляли собой искаженные корни слов европейских языков (английского, немецкого, французского, латинского и др.). В грамматическом отношении это был довольно сложный язык, что затрудняло его использование в общении.

В 1887 г. В Варшаве доктором (окулистом) Л. Заменгофом был создан язык искусственный эсперанто. В этом языке 28 букв и 6 диакритиков: a, b, c, c (ч), d, e, f, g, g (дж), h, h, i, j, j (ж ) и т.д. Каждой букве соответствует свой звук, каждому звуку своя буква. Графика – латиница.

Эсперанто строится на основе интернациональной лексики (преимущественно романского происхождения), но есть и германские и славянские корни.

Грамматика максимально упрощенная и строго нормализованная, включает 16 правил, не допускающих исключений. Ударение всегда на предпоследнем слоге. Части речи различаются конечной гласной:

существительное - frato “брат”, viro “мужчина”, knabo“мальчик”, gladilo “утюг” и др.

прилагательное - frata “братский”, vira “мужской” и др.

наречие - bone “Хороший” nova “новый”, juna “молодой” и др.

глагол - labori “работать”, vidi “видеть”, sidi “сидеть” и др.

Существительные имеют 2 падежа – именительный и винительный:

libro «книга»;

libron «книгу».

Еднственное число существиельных имеет нулевое окончание, во множественном числе – окончание j:

viro – viroj;knabo – knaboj.

Женский род образуется прибавлением суффикса in:

viro – virino (virinoj); knabo – knabino (knabinoj) patro – patrino (patrinoj)

Глагол имеет форму времени и наклонения:

настоящее время – laboras

прошедшее время – laboris

будущее время - laboros

сослагательное наклонение - laborus

повелительное наклонение – laboru

Mi estas studentinoj – «Мы студентки».

Переход от теоретического конструирования искусственного языка к его практическому применению в качестве средства общения способствовал тому, что движение эсперантистов приобрело международный характер, особенно среди философов, филателистов, коммерсантов, спортсменов.

На языке эсперанто появились учебные пособия, словари и даже художественная литература, как переводная (Библия, Данте), так и оригинальная, проводятся конгрессы эсперантистов. Эсперанто служит средством общения, его используют при переводах, в переписке, на конгрессах и т.п. В то же время будучи вспомогательным языком, эсперанто имеет сравнительно узкую сферу применения, поэтому он не может сравниться ни с одним естественным языком во всем его лексическом и стилистическом многообразии.

В условиях быстрого роста и распространения научной информации все острее ощущается необходимость в едином средстве общения. В 1970-х гг. возобновляются попытки создать новый международный язык, более совершенный. В качестве особого раздела языкознания оформилась интерлингвистика, занимающаяся созданием и изучением международных искусственных языков как средства общения.

В 1960-х гг. появился проект линкос (лингвистика космоса), связанный с созданием языка космической связи. Автором проекта был голландский математик Г.Фрейденталь, Нобелевский лауреат. В основе этого проекта лежит идея о возможности контактов землян с инопланетянами. Линкос является абстрактной схемой такого языка, коммуникативная основа которого строится на световых и звуковых сигналах, идущих в определенной последовательности. На этом языке Фрейденталь излагает законы математики, биологии, физики, говорит о нормах человеческой морали и этики. Линкос – это первая попытка создания космического языка, предназначенного для обмена информацией в условиях внеземного общения.

Конспектирование /К вопросам 41-63/:

 

Лингвистический энциклопедический словарь /Гл. ред. В.Н.Ярцева. М., 1990. Статьи:

язык и общество, происхождение языка, языковая ситуация, языковая политика, диалект, лингвистическая география, тайные языки, арго, литературный язык, диглоссия, субстрат, суперстрат, конвергенция, дивергенция, языковой союз, койне, лингва франка, пиджин.

Ф. де Соссюр. Труды по языкознанию. М., 1977. Часть четвертая. Географическая лингвистика.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.