Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Этнопсихологическая специфика группового взаимодействия и общения




В литературе существует множество примеров того, сколь существенны межкультурные вариации систем коммуникации, поскольку «коммуникативное влияние как результат обмена информацией возможно лишь тогда, когда человек, направляющий информацию (коммуникатор), и человек, принимающий ее (реципиент), обладают единой или сходной системой кодификации и декодификации. На обыденном языке это правило выражается в словах: «все должны, говорить на одном языке» (Андреева, 1996, с. 85). Чтобы избежать непонимания, люди должны не только говорить на одном языке, но и понимать «молчаливый язык» друг друга (речь идет о вербальной и невербальной коммуникации).

Дополнить свои знания по данному разделу, вы можете посмотрев видео-лекцию "Теоретические и практические вопросы межкультурной коммуникации" - http://yandex.ru/video/search?filmId=9CWbRP3hUXI&text=%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D0%BE%20%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%86%D0%B8%D1%8F%20%D1%8D%D1%82%D0%BD%D0%BE%D0%BF%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F&redircnt=1448530316.1&path=wizard

Между культурами существуют значительные различия в том, как используются средства коммуникации в межличностном общении. В зависимости от этого культуры могут быть:

1. Низкоотекстные. К ним относятся представители индивидуалистических западных культур, которые больше внимания обращают на содержание сообщения, на то, чтосказано, а не на то – как! В них значительные требования предъявляются к беглости речи, точности использования понятий и логичности высказываний коммуникатора.

2. Высококонтестные. В таких культурах при передаче информации люди склонны в большей степени обращать внимание на контекст сообщения, на то, с кем и при какой ситуации происходит общение. Эта особенность проявляется в придании особой значимости форме сообщения, тому как, а не тому, что сказано. Внимание к контексту сообщений проявляется в богатстве языковых средств для выражения эмоций, в стремлении передавать все оттенки возникающих между людьми чувств и все колебания в отношениях между ними.

Чем больше в культуре прослеживается зависимость коммуникации от ситуации, тем большее внимание в ней уделяется невербальному поведению – мимике, жестам, прикосновениям, контакту глаз, пространственно-временной организации общения и т.п. Например, в Японии не принято смотреть прямо в глаза друг другу: женщины не смотрят в глаза мужчинам, а мужчины – женщинам, японский оратор смотрит обычно куда-то вбок, а подчиненный, выслушивая выговор начальника, опускает глаза. Иными словами, японская культура – одна из наименее «глазеющих». Русская же культура – «глазеющая», что нашло отражение и в литературных произведениях, где герои в доверительной беседе, раскрываясь перед собеседником, не отрывают друг от друга взгляда. Тем самым, писатели подчеркивают неразрывную связь теплоты и откровенности в отношениях с контактом глаз, «глаза – зеркало души». Приезжая с другую страну, необходимо знать, что американцы смотрят в глаза лишь в том случае, когда хотят убедиться, что партнер по общению их правильно понял. А для англичан контакт глаз более привычен: им приходится смотреть на собеседника, который моргает, чтобы показать, что слушает.

Контакт глаз – лишь один из элементов невербального поведения. Также к невербальному общению и поведению относится мимика, жесты, поза, походка. Анализируя особенности невербального поведения, нужно ответить на вопрос – существует ли универсальное невербальное поведение и возможно ли достичь взаимопонимание при коммуникации представителей разных народов?

В 60-е гг. П. Экманом и У. Фризеном была проведена целая серия экспериментов, по результатам которых ученые сделали вывод об отсутствии культурной специфики мимики – об универсальности экспрессивных выражений лица (фотографии с 6 эмоциями предъявлялись студентам). Дальнейшие работы, проводимые другими исследователями лишь подтверждали выводы ученых. И в настоящее время универсальность отражения базисных эмоций в экспрессивных выражениях лица общепризнана. Более того, в исследовании, проведенном одновременно в десяти странах, было выявлено, что по мимике представителей чужих культур очень хорошо опознаются не только «чистые», но и смешанные эмоции.

Несмотря на это, существуют элементы мимики, использование которых несет на себе явный отпечаток особенностей культуры. Например, в Америке мигание двумя глазами обычно означает согласие или одобрение, и американский ребенок познает его значение, наблюдая за родителями и другими людьми. А азиатский ребенок мигать не учится – во многих восточных культурах подмигивание считается дурной привычкой и может обидеть человека.

Опираясь на свои исследования Пол Экман выделил и описал межкультурные вариации в частоте и интенсивности отражения тех или иных эмоций на лицах людей, назвав это культурно обусловленными правилами «показа» эмоций. Так, очень строгие правила «показа», а точнее, «сокрытия», маскировки эмоций существуют в японской культуре. Практически все наблюдатели отмечают, что у жителей страны восходящего солнца, «как правило, спокойное, безмятежное выражение лица, независимо от внутренних эмоций», которые они стремятся скрывать, пряча под маской.

Еще одним видом экспрессивного поведения человека являются жесты или выразительные движения рук. Действительно, «на пальцах», на языке жестов можно понять другого человека, но жесты могут быть поняты не везде, об этом свидетельствуют многочисленные исследования, которые утверждают, что большинство жестов культурно-специфичны, и не только не способствуют межкультурной коммуникации, а затрудняют ее. Например, жест, означающий в США «окей», что все прекрасно, на юге Франции означает «плохо, ноль», в Японии – «дай мне немного денег», а в некоторых регионах Европы, как и в Бразилии, – весьма непристойный жест.

Общение рассматривается не только как обмен информацией, но и как восприятие или познание людьми друг друга. Анализируя процесс межкультурного различия в социальной перцепции, следует остановиться на рассмотрении атрибутивных процессов. Когда говорят об атрибутивных процессах, прежде всего, имеют в виду каузальную атрибуцию – приписывание причин поведения, результатов деятельности при восприятии людьми друг друга. Многочисленные эмпирические исследования о влиянии культуры на каузальную атрибуцию, позволили разработать «модель атрибуции достижений», разработанную Б. Вайнером. Согласно этой модели, для предсказания или объяснения результатов достижений индивиды используют четыре фактора – трудность задачи, способности, усилия и везение различающиеся между «собой с точки зрения «локуса (внешнего или внутреннего), стабильности-нестабильности и контролируемости-неконтролируемости. Модель Вайнера использовалась и многонациональным коллективом психологов при проведении сравнительно-культурных исследований в Индии, Японии, ЮАР, США и Югославии (см. Chandler et al., 1981). Было обнаружено, что представители всех обследованных групп приписывали свои успехи в первую очередь усилиям (внутренней, но нестабильной причине) и лишь затем способностям, везению, трудностям задачи. А неудачи во всех странах объяснялись, прежде всего, недостатком усилий.

Изучение межкультурных различий в атрибутивном процессе имеет большое практическое значение, так как в современном мире множество людей вступает во взаимодействие с представителями других культур, этнических общностей, государств. В процессе общения очень часто они не понимают причин поведения друг друга и делают ложные атрибуции. Чтобы добиться эффективного взаимодействия членов разных групп, используется множество психологических методов, в том числе и атрибутивный тренинг, способствующий большей точности ожиданий индивида о поведении члена другой культуры.

Важную роль в межгрупповых отношениях играют социаль­ные стереотипы – упрощенные, схематизированные образы социальных объектов, характеризующиеся высокой степенью согласованности индивидуальных представлений. Впервые термин «социальный стереотип» использовал американский журналист УЛиппман в 1922 г. в книге «Об­щественное мнение». Согласно Липпману, стереотипы – это упорядоченные, детерминированные культурой «картинки мира» в голове человека, которые, во-первых, экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и, во-вторых, защищают его ценности, позиции и права. Выделяют следующие свойства этнических стереотипов: эмоционально-оценочный характер, устойчивость и ригидность к новой информации, согласованность, т.е. вы­сокая степень единства представлений среди членов стереотипизирующей группы. Социальными психологами предпринимались попытки выделить и другие свойства стереотипов, но с самыми серьезными проблемами исследователи столкнулись, пытаясь выявить степень истин­ности стереотипов.

Направления исследований этнических стереотипов:

1. Подавляющее большин­ство исследований посвящено этническим стереотипам, т.е. упрощенным образам этнических групп. Первое серьезное эм­пирическое исследование было проведено в 1933 г. в США Д.Кацом и К.Брейли.

2. Анализ пред­ставлений об этнических группах в литературе и искусстве. Метод контент-анализа. Начиная с 40-х гг. контент-анализу подвергались американ­ская журнальная публицистика, немецкие кинофильмы, стра­нички юмора во французских журналах и многое другое.

На возникновение стереотипов оказывают влияние реальные межэтнические отношения. Именно от характера отношений – сотрудничества или соперничества, доминирования или подчинения – зави­сят основные «измерения» стереотипов – содержание, направленность (общее измерение благоприятности) и сте­пень благоприятности, и в конечном счете, степень их истинности. В случае конфликта между группами строятся их полярные образы, когда себе приписываются только позитивные каче­ства, а «врагам» – противоположные негативные. Своя группа вос­принимается как высоко моральная, и ее действия объясня­ются альтруистическими мотивами, а чужая группа – как «империя зла», преследующая свои эгоистические интересы. Именно этот феномен был обнаружен в период холодной войны во взаимных стереотипах американцев и русских.

Распространенное мнение о стереотипах как о негативном явлении во многом обусловлено дискриминацией этнических меньшинств, изучением негативных как «безнравст­венной формы познания». Отечественный ученый В.С.Агеев, подчеркивает, что необходимо «четкое различение между социальными стерео­типами как социальным явлением и стереотипизацией как психологическим процессом» (Агеев, 1987, с. 177).

А.Тэшфел делит функции стереотипизации на психологические (упрощение и систематизация обширной и сложной информа­ции, получаемой человеком из окружающей среды; со­хранение и защита ценностей индивида), социально-психологические (межгрупповая дифференциация – как правило, оценочная в пользу своей группы – и осуществляемое с ее помощью поддержание позитивной групповой идентичности) и социаль­ные (объяснение существующих отношений между группа­ми; оправдание существующих межгруп­повых отношений, например действий, совершаемых или планируемых по отношению к чужим этническим группам; сохранения существующих отношений). Иными словами, детерминанту содержательной стороны стереотипов следует искать в факторах социального, а не психологического порядка. И именно враждебные, полные предрассудков этнические стереотипы, а не механизм сте­реотипизации сам по себе – явление сугубо отрицательное, способствующее стабильности межэтнических отношений, основанных на господстве и подчинении.

Начало формы

 

Лекция 4. Психология межэтнических отношений

Психология межэтнических отношений





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.