Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Сущность географии и ее задачи в представлениях различных научных школ




Выразить сущность географии в форме краткого научного оп­ределения — задача крайне сложная уже в силу исключительной многопредметности этой науки и размытости ее границ с други­ми науками. Географы не выработали единого взгляда на предмет своей науки, и в специальной литературе можно найти множе­ство самых разных определений географии. Необходимо сразу под­черкнуть, что сформулировать некое универсальное определение географии «на все случаи жизни» не только нереально, но и не­нужно. Никакая наука не может застыть на одном месте, ее разви­тие заставляет постоянно пересматривать ранее предложенные, даже самые удачные определения. Кроме того, различные науч­ные определения вовсе не обязательно исключают друг друга и нередко оказываются взаимодополняющими, так как разные ав­торы в своих определениях могут сделать акценты на те или иные важные особенности интересующей нас науки. Следует помнить, что никакое краткое научное определение не может достаточно

19 полно раскрыть сущность такой сложной отрасли знания, как гео­графия. Задача сводится к нахождению того главного, что отлича­ет ее от всех других наук, и здесь возможны разные подходы.

Многие науки легче всего определить через объект изучения, когда самое краткое описание науки содержится уже в ее назва­нии, например: почвоведение, климатология. В подобных случаях расшифровка науки через объект («почвоведение — наука о по­чве») превращается в тавтологию. В свое время буквальное значе­ние слова география могло дать простейшее, но достаточно адек­ватное понятие об этой науке любому человеку в той степени, в какой он представлял себе, что такое Земля. И в наше время по­добные определения «работают», когда речь идет о науках, имею­щих дело с дискретными объектами, т. е. с телами и явлениями, которые неискушенный человек может хотя бы приблизительно или интуитивно выделить среди других тел и явлений окружаю­щего мира. Однако даже в таких простых случаях для более глубо­кого понимания сущности научной дисциплины, например того же почвоведения, необходимо предварительно дать научное оп­ределение объекта исследования. Что касается в целом географии, представляющей собой сложную систему различных научных дис­циплин, для нее такой подход малоперспективен. Среди возмож­ных самых кратких определений географии допустимо и такое: «география — наука о геосистемах». В этом определении дается прямое указание на объект, но этим, хотя и главным объектом, не исчерпывается содержание географии, а кроме того, его сущ­ность далеко не самоочевидна с точки зрения не только «человека с улицы», но и многих профессионалов-географов. Поэтому опре­деление географии в ее нынешнем состоянии приходится форму­лировать не через объект исследования, а через ее предметное поле, т.е. ее многоотраслевую структуру, или содержание. Опреде­ление по такому принципу неизбежно оказывается громоздким, к тому же имеет суммативный характер, не дает представления о географии как целостной науке и о том, что объединяет ее разно­родные отрасли.

Из истории географии известны такие примеры ее определе­ния, когда сущность этой науки формулировалась в ее целях или задачах. Лучшие определения принадлежат А. Гумбольдту и В. В.До­кучаеву. Эти определения, особенно докучаевское, не потеряли своего значения и актуальности, ибо в них сформулированы фун­даментальные научные цели географической науки на много лет вперед. Определение В. В.Докучаева требует лишь известной кон­кретизации и обновления с учетом современного состояния на­шей науки.

Оценивая современные определения географии, важно исхо­дить из следующего критерия: насколько удачно в них характери­стика нынешнего состояния науки сочетается с постановкой ее

долговременных фундаментальных задач. Сравнивая современные научные определения географии, мы сталкиваемся с большими или меньшими расхождениями во взглядах даже между географа­ми одной страны или национальной школы, но самые значитель­ные различия существуют между представлениями отечественных географов и их западных коллег, особенно американских. Для суж­дения о взглядах географов советской школы и определенной ди­намике этих взглядов за последние десятилетия целесообразно обратиться к общенаучным и специализированным (географиче­ским) энциклопедическим пособиям, рассчитанным на широко­го читателя и издаваемым большими тиражами. Определения в энциклопедических справочниках и словарях, как правило, пред­варительно обсуждались в научных кругах и только после того шли в печать. Поэтому можно считать, что они отражают преобладаю­щие взгляды даже в тех случаях, когда под ними стоит подпись одного или нескольких авторов. Приведем основные из них в хро­нологическом порядке:

—география — комплекс тесно связанных наук, охватывающих физическую и экономическую географию (А. А. Григорьев. Крат­кая географическая энциклопедия. — М., 1960. — Т. 1. — С. 123);

—география — система тесно связанных естественных и обще­ственных наук, охватывающих физическую и экономическую гео­графию (Энциклопедический словарь географических терминов. — М., 1968. - С. 78);

—география — система естественных и общественных наук, изучающих природные и производственные территориальные ком­плексы и их компоненты (С. В. Калесник, А. Г. Исаченко, В. В. Пок-шишевский. Большая Советская Энциклопедия. — М., 1971. — Т. 6. - С. 270);

—география — система естественных и общественных — физи­ко-географических и экономико-географических наук, изучающих географическую оболочку Земли, природные и производственные территориальные комплексы и их компоненты (Советский энцик­лопедический словарь. — М., 1980. — С. 293).

В данных определениях, охватывающих 20-летний период, об­щим является то, что все они характеризуют географию как сис­тему (у А. А. Григорьева — комплекс) наук, состоящую из двух блоков — естественного и общественного. Авторы первых двух определений ограничились суммативно-структурным подходом, тогда как в двух последних мы видим и объектный подход — пере­чень (в самой общей форме) объектов географического исследо­вания.

Однако в конце 80-х гг. XX в. наметилась новая тенденция в поисках наилучшего определения географии. Некоторые геогра­фы, в основном представляющие Институт географии Академии наук, пришли к заключению, что единым объектом географиче-

21 ских наук следует считать географическую оболочку. Так, В. С. Пре­ображенский пишет: «Общим и предельным объектом исследова­ния географических наук выступает географическая оболочка» . Ту же мысль проводят А. А. Величко (хотя пользуется термином ланд­шафтная оболочка) и В.М.Котляков2. Эта точка зрения нашла отражение в последнем из опубликованных энциклопедических словарей, где находим следующее определение: «География — наука, изучающая поверхность Земли, облекающие и подстилаю­щие ее слои вещества, которые в совокупности составляют гео­графическую оболочку (геосферу, эпигеосферу, геоверсум)...»3.

До сих пор считалось, что географическая оболочка — объект физической географии, а не всей системы географических наук, включающей и социально-экономические отрасли. И для этого имелись серьезные основания, поскольку географическая оболоч­ка — природное тело, часть планеты Земля, функционирующая по природным законам. На это указывают и авторы приведенных определений. В.С.Преображенский четко называет компоненты географической оболочки, это литосфера, атмосфера, гидросфе­ра, педосфера, биота, и среди них нет человека. Еще категорич­нее высказывается А. А. Величко: хотя человек признается им важ­нейшим фактором, воздействующим на эволюцию географиче­ской оболочки, он не считает его компонентом последней и под­черкивает, что «состав компонентов остался прежним, поскольку человечество воздействует на ландшафтную оболочку через уже существующую систему природных компонентов»; далее справед­ливо замечено, что природные и антропогенные факторы «под­чиняются принципиально различным закономерностям»4. Из этих рассуждений следует, что человека надо рассматривать как внеш­ний фактор по отношению к географической оболочке, а послед­няя служит для него средой обитания. То обстоятельство, что че­ловек физически находится внутри географической оболочки, не меняет дела, ибо в понятийном смысле это две разные системы, взаимодействующие между собой. Авторы приведенных определе­ний почему-то относят к географии только одну сторону этого взаимодействия, а именно воздействие человека на его природ­ную среду, т.е. на географическую оболочку. Как известно, это воздействие изучается физико-географическими науками. Однако нигде не упоминается о влиянии среды на человека. За бортом определения, а следовательно и географической науки, остается

1 Наука и искусство географии: спектр взглядов ученых СССР и США. — М., 1989. - С. 16.

2 Там же.-С. 17-18.

3 Географический энциклопедический словарь. Понятия и термины. — М.,

1988. - С. 56.

4 Наука и искусство географии: Спектр взглядов ученых СССР и США. — М.,

1989. - С. 18.

обширная сфера социально-экономических явлений, которая тра­диционно относилась к географии.

В определении из «Географического энциклопедического сло­варя» даже не упомянуто о населении и хозяйстве, без которых нет современной географии. Правда, из дальнейших разъяснений мы узнаем, что география занимается и населением, и хозяйством, и даже то, что «процессы взаимодействия человека и природы становятся важнейшим предметом географического изучения»1. Последнее замечание чрезвычайно важно, но находится в явном противоречии с предшествующим ему определением географии, которое логически может создать у читателя представление о ней как чисто естественной, т. е. физико-географической, науке. Та­ким образом, можно заключить, что научные определения гео­графии 70-х гг. XX в. вернее отражали ее фактическое содержание, чем некоторые более поздние.

Рассмотрим теперь, как определяют географию американские географы. Наиболее полное представление об этом дают ответы географов США на вопросы о сущности географии, опублико­ванные в 1989 г. вместе с ответами советских географов, которые уже частично цитировались выше. При разных взглядах все же про­сматриваются достаточно ясные тенденции, связанные со стары­ми традициями американской географии.

Во-первых, специфика географии многими усматривается не в объекте изучения, а в подходе, притом подходе пространствен­ном, или хорологическом. Об этом отчетливо заявляют предста­вители разных университетов и колледжей США. К. Виллмотт счи­тает, что география изучает размещение природных и социальных явлений; расстояние для географии то же, что время для истории; география сосредоточивается или должна сосредоточиться на яв­лениях и процессах, самым фундаментальным образом зависящих от местоположения, расстояния и пространства2. Еще проще вы­разился Э. де Суза: «География занимается изучением размеще­ния»3. Аналогичные соображения находим у Д. Демко, С. Брунна, Б.Тернера, С.Коэна, Р.Моррилла.

Во-вторых, высказывания географов США свидетельствуют о преобладании антропоцентрической ориентации в американской географии. В центре внимания — пространственный аспект рассе­ления и человеческой деятельности. В.Тоблер, в сущности, сво­дит географию к изучению размещения населения. Правда, не все географы США столь категоричны. Дж. Матер, А. Пред и некото­рые другие высказывают более широкий взгляд на географию,

 

1 Географический энциклопедический словарь. — М., 1988. — С. 56.

2 Наука и искусство географии: спектр взглядов ученых СССР и США. — М., 1989.-С. 13.

3 Там же. — С. 16.

полагают, что она должна изучать взаимодействие человека и при­роды, в той или иной степени отдают должное физической гео­графии.

Таким образом, американские ученые далеки от единства в понимании сущности и задач своей науки. Практически все 13 участников анкетирования считают невозможным дать такое оп­ределение географии, которое устраивало бы всех специалистов. Некоторые из них весьма самокритичны в оценке состояния сво­ей науки. Э. де Суза утверждает, что «многие статьи в наших жур­налах, доклады на профессиональных конференциях — не более чем дилетантское барахтанье в предметах смежных наук» .

Не следует, однако, торопиться с выводом, что отсутствие подобных оценок со стороны представителей отечественной гео­графии свидетельствует о ее полном благополучии: у наших уче­ных было принято говорить больше об успехах, чем о недостатках. В действительности же процитированные слова американского географа можно в полной мере отнести к отечественной геогра­фии, особенно к ее состоянию на рубеже нынешнего и прошед­шего веков.

Более подробное ознакомление с существующими взглядами географов мира на предмет, содержание и задачи своей науки может создать, на первый взгляд, впечатление хаотичности, по­добной броуновскому движению. По этому поводу следует заме­тить, что такая картина не есть особенность современного этапа. Географы всех эпох пытались найти в сложном лабиринте земных явлений, процессов и взаимосвязей свою дорогу. В ходе этого по­иска они заходили в тупики и натыкались на завалы, но сейчас уже есть основание считать, что наметилась магистральная линия.

Прослеживая путь, пройденный географией, можно сделать вывод, что на всех этапах ее развития в ней сохранялся устойчи­вый интерес к пространственному разнообразию земной поверх­ности, к территориальной дифференциации природы, населения и хозяйства. На ранних этапах развития географии этим и опреде­лялась ее сущность, а задачи сводились к простой инвентариза­ции фактов. Но в дальнейшем на фоне неослабевающего интереса к пространственной дифференциации, составляющего как бы инвариант географии, постепенно усиливалось внимание геогра­фов к взаимным связям между телами и явлениями, а кроме того, к зависимости человека от природной среды — также в террито­риальном аспекте, т.е. в плане выявления локальной и региональ­ной специфик.

По мере углубления в эти предметы и дальнейшего прогресса науки и техники, резкого усиления человеческого вмешательства

 

1 Наука и искусство географии: спектр взглядов ученых СССР и США. — М., 1989. - С. 56.

в природные процессы география должна была расширить сферу своих интересов за счет вовлечения проблем антропогенного воз­действия на природную среду. Вместе с тем локальные и регио­нальные рамки исследований оказывались тесными для геогра­фии, и стал неизбежным ее выход на глобальный уровень. При­оритетность антропогенной проблематики, а точнее — проблем взаимоотношения природы и общества и осознание необходимо­сти проведения исследований на глобальном уровне имели рево­люционизирующее значение для географии и определили особен­ности ее современного этапа.

Заметим, что в ходе эволюции географии первоначальное пред­ставление о двухмерности географических объектов, запечатлен­ное в плоской картографической модели, постепенно сменилось трехмерной моделью, вершиной которой явилось понятие о гео­графической оболочке.

А теперь мы говорим о географических объектах как четырех­мерных, т. е. пространственно-временных, системах. Такое пред­ставление нашло свое воплощение в учении о геосистемах, суще­ственно обогатившем понятие об объектах географического ис­следования.

Последовательно возникавшие научные задачи географии не столько сменялись, сколько накладывались друг на друга. Появле­ние новых интересов, приоритетов и «парадигм» вовсе не означа­ло автоматического отказа от прежних, которые нередко приоб­ретали новое значение и звучание. Современный этап развития географии преемственно связан с идеями и опытом предшеству­ющей истории.

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.