Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Теоретические обобщения в географии




Высшей формой научного знания является теория. Под теори­ей подразумевается система руководящих идей, дающих целост­ное, непротиворечивое представление о закономерностях и суще­ственных связях, изучаемых в той или иной области науки. Со­гласно Д.Харвею, разработка теории составляет суть объяснения; теория возникает в ходе научного объяснения. В противополож­ность умозрительным взглядам научная теория обеспечивает вы­текающим из нее выводам согласованность, эффективность и убе­дительность. Исходным базисом теории служит некоторая сово­купность утверждений и понятий — допущений, постулатов, ги­потез, аксиом, общих законов, — из которых по определенным

133 логико-методологическим правилам может быть выведено ее ос­новное содержание.

Методология построения теории, несомненно, относится к более высокому и сложному уровню научного познания, чем ме­тодика эмпирического исследования. Ее невозможно регламенти­ровать какими-либо методическими указаниями или инструкция­ми подобно полевым географическим исследованиям и камераль­ной обработке полученной информации. Непросто объяснить, например, с помощью каких методов были разработаны теорети­ческие представления о географической оболочке или учение о мировой зональности. Тем не менее существуют определенные принципы и логические приемы теоретических обобщений.

На теоретическом уровне исследования в наибольшей степени проявляется принцип единства дедукции и индукции. За крупней­шими теоретическими обобщениями в географии стоят, с одной стороны, осмысление обширного эмпирического материала, а с другой — умозаключения, основанные на более общих научных и философских представлениях о единстве материального мира, всеобщей связи предметов и явлений, их развитии и т.д. Эти «веч­ные» истины не всегда учитываются осознанно, но в скрытом виде часто присутствуют, казалось бы, в чисто умозрительных вы­водах, имеющих интуитивный или эвристический характер. Ска­занным определяются различия между теоретическими научными выводами и натурфилософскими догадками, которые не опира­лись на опытное познание. Географическая наука шла к формиро­ванию теории в основном путем обобщения эмпирических выво­дов. Дедуктивный подход к развертыванию теорий разработан зна­чительно слабее, хотя в той или иной, преимущественно интуи­тивной форме он использовался большинством теоретиков.

Переход от эмпирического уровня познания к теоретическому основан на учете общенаучных принципов и подходов (системно­го, исторического и др.) и на применении таких познавательных приемов, как абстрагирование, идеализация, гипотеза, анализ, синтез, а также правил логики. Абстрагирование необходимо для выявления общего, типичного во множестве фактов. Важнейшим инструментом абстрагирования служат математические методы. Высокая степень абстракции математического языка и его уни­версальность определяют значение математики для построения теории. Применение математических методов позволяет исклю­чить из сложных географических систем лишние детали и подроб­ности.

Д. Харвей считает, что «создание теории в конечном счете тре­бует использования языка математики, так как только на этой основе возможен согласованный анализ сложных взаимодействий»1.

 

' Харвей Д. Научное объяснение в географии. — М., 1974. — С. 74.

Однако, как уже было отмечено (см. разд. 2.11), не все географы разделяют такой взгляд. Ю. Г. Симонов, в частности, полагает, что географическая теория не может быть написана на математиче­ском языке. В. Н. Солнцев заметил, что в математике получил наи­более строгое и законченное воплощение формально-логический подход. Математика выявляет лишь связи — отношения в отличие от эмпирико-логического подхода, который позволяет выявить связи—взаимодействия. Причинность остается за рамками фор­мально-логического анализа, и только содержательный эмпири­ко-логический подход может вскрыть механизмы причинности в установленной связи —отношении1.

С абстрагированием тесно связана так называемая идеализация объекта, т.е. построение теоретической модели, в которой отра­жены его самые существенные свойства. В географии широко ис­пользуются идеальные модели, начиная с представления о зем­ном шаре как геометрически правильной фигуре. При этом мож­но отвлекаться не только от неровностей поверхности Земли, но и даже от неоднородности ее вещественного состава. Подобный идеализированный земной шар необходим для объяснения зональ­ных закономерностей теплового баланса, циркуляции атмосферы и других географических процессов и для создания общей теории широтной зональности. Другой пример — модель так называемого идеального континента, используемая в гл. 3 для объяснения ре­альной системы широтных ландшафтных зон.

Объяснение многих явлений в географии часто имеют характер гипотез — предположительных суждений, требующих проверки на практике и подтверждения фактами, чтобы стать достоверной научной теорией. Специфика географии практически исключает экспериментальную проверку гипотез, и многие из них оказыва­ются весьма долговечными. Нередко в течение длительного вре­мени сосуществуют альтернативные гипотезы для объяснения од­ного и того же явления. Так, еще в середине XIX в. были выдвину­ты две гипотезы происхождения эрратических валунов, распрост­раненных на большом удалении от места их возникновения. Одна из гипотез — дрифтовая — сводилась к тому, что валуны были разнесены айсбергами гипотетического моря; другая — леднико­вая — объясняла наличие валунов былым распространением ма­териковых оледенений. С течением времени вторая гипотеза нахо­дила все больше сторонников и стала именоваться теорией. Одна­ко с середины XX в. полузабытая дрифтовая гипотеза стала нахо­дить новых и достаточно активных приверженцев, отвергающих претензии альтернативной точки зрения на статус теории. Появ­ление новых гипотез служит источником научных дискуссий и стимулирует разработку теории.

Солнцев В. Н. Системная организация ландшафтов. — М., 1981. — С. 145.

В процессе познания многообразных географических систем диалектически сочетаются анализ, т.е. расчленение изучаемого объекта на его составные части, и синтез — соединение состав­ных частей в единое целое. Синтез в географии находит закончен­ное выражение в представлениях о территориальных географиче­ских системах, но невозможно получить целостную картину сис­темы, не расчленив ее предварительно на составные части.

Специфика географических систем состоит в двояком характе­ре их составных частей и, соответственно, в наличии двух типов внутренних связей. Отсюда следуют два направления географиче­ского анализа: 1) субстантивное, или «вертикальное», в котором частями целого выступают разнокачественные компоненты и эле­менты систем (природные компоненты и их элементы в естествен­ных геосистемах, отрасли и подотрасли производства в террито­риальных производственных комплексах и экономических райо­нах); 2) «горизонтальное», или территориальное, в котором объек­тами анализа и синтеза служат взаимосвязанные пространствен­ные блоки — системы и субсистемы разных уровней — природ­ные геосистемы от фации до эпигеосферы, экономические, или социально-экономические, районы, подрайоны, с населенными пунктами и городскими агломерациями, производственными пред­приятиями, элементами инфраструктуры и т.д.

Анализ в географии опирается на общенаучные подходы, прежде всего на системный (в сочетании с историческим и хорологиче­ским), и на использование общепринятых исследовательских ме­тодов, включая сравнительный, картографический и др. Анализ осуществляется в различных формах и поэтапно, начиная обычно с внешних морфологических признаков изучаемых систем и пере­ходя далее к причинно-следственным связям, функциональным и структурным особенностям, временным изменениям. Логиче­ски исходными, или опорными, объектами системного геогра­фического анализа следует считать простейшие системы (порядка фаций в физической географии). Они могут служить своего рода моделями для изучения «вертикальных» связей в системах всех уровней и в то же время начальным звеном для анализа «горизон­тальных» связей.

Синтез неотделим от анализа и осуществляется как бы парал­лельно с ним. В ходе анализа происходит последовательное ин­тегрирование частных процессов, присущих отдельным компо­нентам системы, в общие для нее функциональные характерис­тики. Например, из отдельных покомпонентных составляющих влагооборота складывается (синтезируется) единая система. То же можно сказать о синтезе единых процессов круговорота энер­гии, минеральных веществ в системе. В переходе от анализа к синтезу важная роль принадлежит упорядочению и систематиза­ции результатов эмпирического исследования. Процесс система-

136 тизации предполагает учет некоторых априорных синтетических представлений о свойствах изучаемых объектов и в то же время требует максимального охвата всех эмпирических данных о них. Таким образом, научная классификация содержит в себе как бы первичную форму синтеза и теоретического обобщения. Напом­ним о значении районирования как одной из форм территори­ального синтеза.

Познание механизма взаимных связей между частями систе­мы — одна из главных и вместе с тем трудных проблем географи­ческого синтеза. Ее решение требует аналитического углубления в корни этих связей, т.е. в первичные процессы, связанные с от­дельными формами движения материи. Некоторые специалисты-географы настаивают на необходимости изучения физических про­цессов в ландшафте на микросубстратном уровне. Но такой путь содержит в себе опасность редукционизма, т. е. сведения сложных географических процессов к элементарным физическим. Вопрос о субстратных пределах географического анализа по существу не имеет решения.

К нерешенным вопросам географического синтеза следует от­нести также способы и показатели интегральной характеристики географических систем. Очевидно, для такой характеристики не­возможно найти какую-либо единую количественную меру, и она должна основываться на немногих, но наиболее синтетических и взаимосвязанных показателях. Для природных геосистем такими показателями могут служить суммарное количество потребляемой солнечной энергии и активной влаги, участвующей в функцио­нировании геосистемы, емкость биогенного круговорота веществ, биологическая продуктивность. Неприемлемым следует считать традиционный подход к комплексной характеристике, основан­ный на перечислении всех геокомпонентов, хотя отдельные из них (например, рельеф и растительность) могут быть использо­ваны в качестве индикаторных.

Системный географический синтез осуществляется пока прак­тически раздельно по двум направлениям — естественно-геогра­фическому и общественно-географическому, и решение затрону­тых выше проблем в каждом из этих направлений имеет свою спе­цифику. Основные свойства систем обоих типов рассматриваются в гл. 3; там же затрагивается дискуссионная проблема интеграль­ных природно-общественных территориальных систем.

Дедуктивный путь построения теорий не получил развития в географии. Сущность его состоит в выведении основ теории из некоторых исходных аксиом и постулатов, принимаемых без до­казательств. Некоторые географы, в частности Д.Л.Арманд, от­рицали возможность существования в географии собственной ак­сиоматики. Первый опыт аксиоматической разработки теорети­ческих основ географии (практически лишь ландшафтоведение)

137 принадлежит немецкому географу Э.Неефу. Его труд «Теорети­ческие основы ландшафтоведения» был издан в Готе в 1967 г. и опубликован в 1974 г. на русском языке. В нем сформулированы три географические аксиомы:

1) планетарная — все географические явления принадлежат планете Земля и этим определяются их основные признаки;

2) ландшафтная — в каждом пункте земной поверхности гео графические элементы, компоненты и факторы находятся в зако номерно упорядоченных соотношениях и взаимодействиях;

3) хорологическая — все географические явления обладают оп ределенным местом, которое выражается в его пространственном положении и особенно в его пространственных отношениях к со седним местностям.

Из этих аксиом автор выводит три фундаментальных положе­ния:

1) о географическом континууме — все географические явления и все региональные участки состоят в конечном счете в общезем ной взаимосвязи и только в этой связи могут быть познаны;

2) о географических границах — все географические границы являются границами в континууме и разделяют участки земной поверхности, взаимосвязанные и зависящие друг от друга;

3) о географическом предмете — в географической действитель ности не существует таких предметов, которые не обладали бы свойствами местоположения и пространственных отношений.

Опираясь на эти аксиомы и положения, Э. Нееф формулирует свое представление о ландшафте и ряд других понятий. По суще­ству это единственный опыт аксиоматического построения тео­рии в географии (здесь нет возможности подробно обсуждать, насколько он удачен или неудачен). Попытки разработать основ­ные аксиомы и постулаты комплексной физической географии предпринимались некоторыми советскими географами (К. И. Ге-ренчуком, К.М.Петровым, В.С.Преображенским). Они достаточно подробно рассмотрены В.С.Преображенским1.

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.