Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Старовавилонский период




(20—17 вв. до н.э.)

 

К концу 3 — началу 2 тысячелетия до н. э. в Двуречье произошли значительные изменения в соотношении экономических сил и в политической ситуации. Очень раз­вился и расширился торговый обмен меж-ду Южным и Северным Двуречьем, среди­земноморским побережьем, Малой Азией и даже отдаленным Египтом, между обла­стями Двуречья и Иранским нагорьем. В непосредственную близость к плодород­ным землям Двуречья переместились се­митские оседло-кочевые племена скотоводов-амореев. Начиная с 20 в. до н. э. и на протяжении первой половины 2 тысячеле­тия до н. э. власть в некоторых древних центрах Двуречья захватили амореи: там правили их династии. Тем не менее силь­ная традиция шумерской культуры Юж­ного Двуречья продолжала жить и претво­ряться в памятниках, созданных и в пер­вой половине и в течение всего 2 тысяче­летия до н. э.

В первой половине 2 тысячелетия до н. э. наиболее значительной в Двуречье была так называемая старовавилонская культура. Она оформилась в результате важного политического преобразования. Царь Хаммурапи (1792—1750 гг. до н. э.), также аморей, правивший на среднем те­чении Евфрата, объединил области Шуме­ра и Аккада в одно государство под гла-венством города Вавилона (в переводе «Ворота бога»).

Не только отдельные произведения ис­кусства, но и сам город Вавилон этой эпо­хи сохранились чрезвычайно плохо, фраг­ментарно. Ряд круглых скульптур и рельефовобнаружены далеко от Вавилона, например в некоторых городах на Иранском нагорье. Туда их привезли правители пле­мен касситов и эламские цари. Касситы жили в юго-восточном горном районе Иранского нагорья — Эламе, за Тигром. С 1750 г. до н. э., то есть сразу после смер­ти Хаммурапи, касситы стали активно вторгаться в Вавилонию, на ее плодород­ные земли. Они образовали свою касситскую династию и правили городом и всей страной по 12 в. до н. э. С начала 12 в. до н. э. походы на Вавилонию осуществляли цари Элама.

Стиль исполнения дошедших до нас произведений старовавилонской поры сви­детельствует о жизненности в то время традиций шумеро-аккадского искусства.

Рельеф.Диоритовая стела царя Хамму­рапи, высотой 2,25 м со сводом законов и рельефом в верхней ее части, является ха­рактернейшим памятником эпохи (из Суз, 18 в. до н. э., Париж, Лувр). Первоначаль­но она была установлена в городе Сиппаре, находившемся севернее Вавилона, на той территории между руслами Евфрата и Тигра, где они наиболее сближаются.

Из Сиппара стелу увез в Сузы в 12 в. до н. э. один из эламских царей.

Рельефная композиция на стеле символична. Это инвеститура — сцена получе­ния царем Хаммурапи знаков власти от бога солнца Шамаша. Сидящий на схема­тизированы о переданном зиккурате Шамаш протягивает царю кольцеобразно свернутую веревку и жезл, а может быть, меры длины, то есть атрибуты строителя. Божество как бы передает правителю страны, своему главному слуге, полномо­чия действовать от его, божества, имени и для его прославления. В почтительной, молитвенной позе, подняв перед лицом согнутые в локтях руки, стоит перед тро­ном бога Хаммурапи. Рельеф зримо воп­лощает идею о надчеловеческом, божест­венном происхождении верховной власти, как и на стеле Ур-Намму времени III династии Ура.

В связи с общегосударственной значи­мостью стелы с высеченными на ней кли­нописью законами рельеф, очевидно, был исполнен не рядовым художником. Ком­позиция из двух фигур бога и царя, поме­щенных друг против друга, отличается уравновешенностью. На неровной, сильно выступающей, почти трехгранной лицевой поверхности камня достичь этого было не­просто. Складки одежд и пряди волос пер­сонажей проработаны, прорезаны живо­писными углублениями, с расчетом на иг­ру света и тени. Лицо царя, худое, с силь­но запавшими щеками и выделяющимися высокими скулами, портретно. Последнее обстоятельство особенно ясно подтверж­дает высокий художественный уровень исполнения памятника. Становится не­сомненным восприятие нововавилон­скими художниками реалистических достижений аккадского искусства.

Скульптура.Пластику старовавилон­ского периода столь же ярко представляет диоритовая мужская голова от статуи, возможно, царя Хаммурапи (из Суз, 18 в. до н. э., Париж, Лувр). При монументаль­ной компактности общего объема головы все части ее переданы пластически мягко и живописно. Несомненна портретность резких, волевых, даже суровых черт узко­го лица с впалыми щеками.

В бронзовой фигуре молящегося, посвя­щенной Хаммурапи, а возможно, самого царя Хаммурапи с позолоченными лицом и руками (из Ларсы, 18 в. до н. э., Париж, Лувр), аналогично переданы все формы и силуэт: в меру обобщенно и в то же время с плавными пластичными переходами. Обрамленное бородой лицо также индивидуа­лизирование и пролеплено тонко, так что создается живая игра светотени.

Памятники 18 в. до н. э. из города-госу­дарства Мари (современный Телль-Харири), на среднем Евфрате, с западной ок­раины Вавилонии, являются ценнейшим свидетельством о характере, стиле старо­вавилонского искусства. Главой Мари был правитель Зимрилим.

Археологическими раскопками открыты руины дворца Зимрилима, который пред­ставлял собой обширный архитектурный ансамбль. Строили этот дворец из сырцо­вого кирпича на протяжении второй поло­вины 3 тысячелетия до н. э.

Дворец был возведен возле зиккурата конца 3 тысячелетия до н. э. и древних го­родских храмов Мари. В комплекс поме­щений дворца входили два небольших хра­ма, один из которых был посвящен богине Иштар.

План дворца традиционен для архитек­туры Двуречья. Поксл царя, комнаты для знатных посетителей, помещения, в кото­рых работали писцы и где хранился хозяй­ственный архив клинописных документов, были размещены вокруг больших и малых дворов, парадных, замощенных и более скромных по оформлению. Солнечный свет проникал в помещения через двери, выходящие в эти открытые дворы, и сквозь отверстия — отдушины под потолком.

Входы во дворец фланкировали башнеобразные, крепостного облика выступы. Этот прием восходит к архитектуре шу­мерийцев конца 4 тысячелетия до н. э. В целом дворцовое сооружение было гран­диозным и монументальным.

Однако славе дворца Зимрилима, еще во времена, когда жизнь в нем кипела, спо­собствовали также его настенные росписи. Они украшали парадную часть дворца и личные апартаменты Зимрилима. На ниж­них цокольных частях стен были нанесе­ны декоративные орнаментальные полосы. Кроме того, две крупные сюжетные компо­зиции удалось частично восстановить из мелких кусков штукатурки с росписью, осыпавшихся при разрушении и пожаре дворца после его захвата царем Хаммура­пи. На одной из них три не полностью со­хранившиеся фигуры из жертвоприношения

приношения. Это, очевидно, часть риту­альной процессии, которую возглавляет жрец и некто огромного роста — царь или бог (Париж, Лувр).

В центральной части второй компози­ции (Париж, Лувр), окруженная рамкой,

изображена сцена инвеституры, в которой знаки власти от бога принимает царь Зимрилим. Немного ниже — богини источают из священных сосудов свежую воду. По сторонам же этих двух главных сцен, справа и слева от них, фигуры быков и фантастических животных — грифонов, которые олицетворяют представления о силах природы. Так же симметрично, по одной с каждой стороны от первых двух, самых важных по смыслу изображений помещены две крупные фигуры молящих­ся богинь. Кроме того, рядом с богинями возвышаются четыре стройных дерева. Два из них — финиковые пальмы, на каж­дой из которых находятся по два человека, срезающие плоды. Композиция в целом строго организована, очень ясно передан ее основной смысл: мысль об обеспечении плодородия, продолжении жизни.

Первая из восстановленных композиций построена построчно. В ней размером вы­делена фигура главного персонажа. Во второй росписи, при такой же смысловой разномасштабности фигур, все ее элемен­ты скомпонованы симметрично. Обе систе­мы построения были выработаны в искус­стве Двуречья еще в течение 4 тысячеле­тия до н. э. Все изображения прорисованы четкими, свободно нанесенными коричне­во-красными контурами. Внутри эти силу­эты расцвечены плоскостно минеральными красками: сгармонированы между собой части красно-коричневого, желтого, сине­го, зеленого, черного и белого цветов.

Некоторые фрагменты росписи из хуже сохранившихся ее частей фигуры воина, рыбака с уловом, козы, припавшей на одну ногу,—содержат голубоватые и зеленова­тые оттенки. По сравнению с близкими по времени древнеегипетскими росписями эпохи Среднего царства, включающими в цветовую «ткань» тон фона, зачастую опу­скающими контур фигур, росписи из Мари выполнены в иной манере. Вышеназван­ные фрагменты (не говоря уже о лучше сохранившихся композициях) представля­ют собой полихромно расцвеченные, с тон­ко обозначенными деталями, но очень плоскостно и четко «рисованные» изобра­жения.

Круглая скульптура разного времени также была открыта во дворце Зимрилима. Есть среди находок произведения прибли­зительно середины и второй половины 3 тысячелетия до н. э., близкие по стилю к пластике Южного Двуречья раннединастического периода. Типична базальтовая полутораметровая статуя правителя — патэси Мари по имени Иштуп-Илум (Ха­леб, музей). Фронтальна постановка этой фигуры, статичны, скованны поза в целом и движение молитвенно сомкнутых у гру­ди рук. Орнаментально переданы пряди и завитки волос, усов и бороды, бахрома одежды.

Однако эти стилистические особенности сочетаются, как во многих раннединастических статуях, с другими, не менее ха­рактерными чертами. В спокойном лице с плотно сжатыми тонкими губами и двумя резкими складками у носа, несомненно, воспроизведены признаки конкретного об­лика не очень молодого, угрюмого, но крепкого человека. О его физической силе говорят могучие напряженные мускулы на обнаженном правом плече. Такое, не­сколько преувеличенное, символическое воплощение физического здоровья «высо­кого» персонажа связывает статую Иштуп-Илума с пластикой второй полови­ны 3 тысячелетия до н. э., времени Гудеа. В статуях этого правителя также была особо подчеркнута мускулатура открытых рук.

Высокими художественными качества­ми отличается и алебастровая статуя боги­ни Иштар (18 в. до н. э., Халеб, музей) из ее храма во дворце Зимрилима. Будучи не­многим более одного метра в высоту, она очень монументальна. Это качество сооб­щает статуе спокойная фронтальная по­становка, а также очень небольшая рас­члененность общего цилиндрического объема фигуры и каждой части ее, выде­ленной лишь крупной массой. Платье бо­гини мягко ниспадает до земли тяжелым колоколом. Опоясывающие одеяние легкие складки оживляют эту колоннообразную форму. Слегка выступают из-под припод­нятого спереди края юбки пальцы и ступ­ни богини. Верхняя часть скульптуры -торс и голова в сферической шапке — тиа­ре, которая увенчана двумя массивными большими рогами, плавно загнутыми надо лбом,— завершает это изваяние подобно капители. Богиня представлена красивой женщиной с широким лицом, дышащим внутренней силой. Голова и торс выполне­ны в полном соответствии с объемной и плавной лепкой нижней половины статуи. Двумя перекрученными косами лежат на ее покатых плечах крупные пряди волос. Массивны округлые серьги и шесть рядов круглых бусин ожерелья. Спокойно и пря­мо взирает Иштар своими сейчас зияющими темными глазницами, а некогда инкру­стированными черным и белым камнями очами на подходящих к ней. Она поддер­живает у талии двумя руками массивный кувшин. Это — богиня, в чьей власти исто­ки жизни. Чистую ключевую воду — «воду жизни» как бы несет она людям в этом со­суде. Из просверленного насквозь через статую отверстия, из горла кувшина, ког­да-то в ответ на моления выливалась, ко­нечно, с помощью жрецов, струя воды.

Город-государство Мари в течение почти четырех десятилетий был союзником Ва­вилона. Но в конце этого срока существо­вание его было пресечено захватническим походом царя Хаммурапи. Воины Хаммурапи, осадив и взяв город и дворец, раз­грабили все и разрушили.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.