Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Юридическая психолингвистика




Сущность и возможности юридической психолингвистики.Психолингвистика возникла в 50-е годы XX в. как междисциплинарная наука о соотнесенности процессов порождения и восприятия текстов, конструкции этих текстов с психическим и психофизиологическим состояниями людей, включенных в процессы коммуникации. Одна из ее задач — атрибуция текста, т.е. установление его автора. Решение ее отличается от автороведческой или графологической экспертизы, поскольку не принимает в расчет самой техники исполнения текста: величины и размера букв, угла их наклона, соразмерности различных участков листа, занятого текстом, и т.д. Это вызвано тем, что иногда автор текста и его исполнитель суть разные люди, и текст мог быть записан по просьбе или под принуждением.

Разность объектов и предметов исследования определяет и различие в технике решения прикладной задачи.1 Другой, не менее актуальной задачей является учет невербальных факторов при производстве следственных действий, когда в зависимости от степени понимания следователем телесных сигналов подследственного и управления собственным невербальным поведением зависит как выбор тех или иных тактических приемов, так и успешность коммуникации в целом — получение объективной информации.2 Таким образом, многие конкретные проблемы, стоящие перед юридической психологией в ее прикладном аспекте, не могут быть успешно решены без привлечения психолингвистики.

В отечественной науке сложилось направление, связанное с лингвистическими методами идентификации личности по ее анонимному тексту. Общий метод психолингвистики заключается в том, чтобы на основе исследования формальных (лингвистических, текстовых, фонетических, стилистических и пр.) и неформальных (содержательных, смысловых, интенциональных и др.) характеристик текста (либо поведения, представленного как текст) определить отдельные психологические черты породившего его человека либо, в идеале, его целостный психологический портрет. При этом не имеет значения, в каком виде и на каком носителе был зафиксирован текст: на печатной машинке, карандашом на сигаретной пачке, в виде компьютерного файла или как-то иначе. Не имеет значения и то, что данный текст мог неоднократно переписываться, выучиваться и воспроизводиться вновь — ведущие индивидуальные характеристики языковой личности автора останутся неизменными. Атрибуция текста находит свое применение в:

1) составлении психологического портрета неустановленного преступника по тексту его речи;

2) судебно-психологической экспертизе (психолог выносит заключение помимо прочего и на основе содержательного анализа текста):

а) комплексной судебной психолого-лингвистической экспертизе (одновременное участие психолога и лингвиста, каждый из которых отвечает на свои специфические вопросы);

б) судебной психолингвистической экспертизе: исследование предмета, обладающего психологическими и лингвистическими параметрами; использование специальных психолингвистических методик; проведение экспертизы психолингвистом — лицом, сведущим одновременно и в психологии, и в лингвистике;

в) комплексной судебной психолингвопочерковедческой/автороведческоЙ (или психолого-лингвопочерковедческой/автороведческой) экспертизе. Это вид комплексной экспертизы, где объект и предмет исследований одновременно требуют специальных познаний в психологии, лингвистике и почерковедении/автороведении;

3) криминальной психологии: составлении психологического портрета исследуемой личности (установленной либо неустановленной) по тексту ее речи:

а) контактном профилировании — психологический портрет личности при непосредственном взаимодействии с ней;

б) дистанционном профилировании — опосредованное изучение личности, в том числе и через тексты ее речи;

4) коррекционной психологии;

5) психологии профессионального отбора.

Теория и практика юридической психолингвистики.История атрибуции текста в текстологии и историческом литературоведении насчитывает уже не одну сотню лет,3 но только в новейшее время стали проводиться исследования, результатами которых смогла воспользоваться юридическая психология. Так, во время второй мировой войны был разработан показатель (индекс) удобочитаемости Флэша (The Flesh Index),4 который использовался военными психологами для установления авторства захваченных вражеских документов. Индекс Флэша применялся при судебных разбирательствах на Гамбургском и Нюрнбергском процессах, когда установление авторства определенных документов было важно для привлечения к суду конкретных лиц. Этот индекс рассчитывается по формуле:

 

/= 0,39а + 11,8b - 15,59,

 

где / — индекс Флэша,

а — средняя длина предложений по количеству слов,

b — среднее количество слогов в слове.

Затем была создана специальная программа подсчета, ныне известная как индекс Флэша — Кинкейда, представляющая собой одну из наиболее точных, достоверных и обоснованно построенных методик в современных судебных исследованиях.5 Достаточно только указать, что правительственные документы США перед сдачей в печать подлежат обязательному тестированию по индексу Флэша — Кинкейда, в соответствии с результатами которого в них вносятся коррективы.

В 1945 г. Р. Ганнингом6 был разработан так называемый FOG-индекс (The Gunning FOG Index), который вскоре стал более распространенной техникой, чем индекс Флэша, но только не в среде профессионалов, по-прежнему предпочитающих показатель Флэша. Здесь учитываются те же факторы, что и у Флэша, но данный индекс намного менее чувствителен к тонкостям и поэтому неприменим в научной практике.

Позднее стали появляться и более эффективные методики, позволяющие помимо атрибуции текста высказывать и веские гипотезы относительно психологического портрета автора изучаемого текста, даже его установочных (розыскных) данных. В 1979 г. К. Р. Шерер в монографии «Социальные показатели в речи»7 указал на возможность выявления по тексту не только социальных характеристик его автора (влияние региона, положение в обществе, образование, род занятий и социальная роль), но и физических особенностей (пол, возраст, состояние здоровья), а также некоторых психологических черт. Там же он описал различные подходы к выявлению этих характеристик, в частности, стилометрию (статистическую стилистику), которая опирается на:

1) подсчет частоты и природы лексических, орфографических, синтаксических и грамматических ошибок;

2) исследование стилистических факторов письменной речи (длина слов, длина предложений; количество слогов, приставок и суффиксов на 100 слов);

3) процент встречаемости в тексте частей речи: соотношения глаголов к прилагательным, глаголов — к существительным и т. п., а также показатель TTR (Type Token Ratio) — представление в форме десятичной дроби соотношения количества различных слов с общим количеством слов в тексте.

Н. Реттерстол8 провел специальное исследование по анализу предсмертных записок суицидентов. Во многих случаях лицо, совершившее самоубийство, оставляет записку, обычно адресованную кому-то из близких. Результаты показали, что анализ таких записок может выявить мотивацию и другие личностные характеристики автора, необходимые следствию. При помощи анализа такой записки может быть выяснено, имел ли автор в действительности намерение уйти из жизни или эта попытка была чем-то вроде просьбы о помощи или способом манипулирования «значимыми другими». Каждая из возможностей требует индивидуального подхода со стороны профессионала. Те, кто остался в живых после покушения на самоубийство, обычно в первую очередь подозреваются в провокации (подстрекательстве). Если записка отсутствует, необходим анализ других документов, включая личную корреспонденцию за период предсуицида и официальные документы, касающиеся профессиональной деятельности причастных лиц. Но, несомненно, отсутствие записки препятствует анализу семантики контекста, который мог бы иметь решающее значение. В исследовании суицидального поведения психолингвистический анализ всегда играет главную роль, так как только он может внести ясность в расследование спорных случаев самоубийств. Основное — выяснение истинных намерений жертвы, обвиняемого и других причастных лиц.

Одним из наиболее эффективных психолингвистических подходов к решению юридических (судебных) задач, применяемых в последние годы, является подход Колтарда (Coulthard, 1994). Он не только обнаруживает перспективные данные для исследований, но и предлагает новые способы проведения собственно текстуального анализа. В рамках данной методики психологи сопоставляют некоторые аспекты исследуемого текста с системой того языка, на котором написан текст. Кроме основного словарного состава языковой системы специальные своды лексики выведены из текстов различных видов (словарная система предсмертных записок самоубийц, писем с угрозами, записей телефонных переговоров преступников, процессуальных текстов, протоколов допросов и т.д.). Методика выделяет ряд лингвистических факторов, по которым может быть проанализирован текст. Например, наиболее частотные лексические единицы текста могут быть сопоставлены с «лидерами» данной языковой системы, а расхождения проанализированы статистически или сопоставлены с соответствующими единицами второго текста, а расхождения затем подвергнуты статистическому анализу. При анализе единичного текста, автор которого утверждает, что его часть была сфальсифицирована другим лицом, спорная часть может быть сопоставлена с неоспариваемой.

Большинство текстов и речей в повседневной жизни состоит из ядра словарной системы (примерно 2500 слов), таким образом, появление слов, не входящих в это ядро, имеет особое значение.

Еще одной характеристикой при анализе является порядок сочетаемости слов, т.е. взаимообусловленность появления в тексте двух или более различных слов в одном сочетании. Сочетаемость слов — явление очень персонализированное, и учет ее существен при анализе.

Другие факторы анализа: настоящее — прошедшее времена, пассивные — активные залоги, утвердительные — отрицательные конструкции, опущение — замена определенного артикля и некоторые другие характеристики, позволяющие сравнить структуру текста с системой языка, а посредством этого — и с другими текстами.

Леви (Levi, 1994) описала различные психолингвистические подходы к исследованию речи с опорой на стилометрию. В частности, она выделяет:

• исследования голоса (акустические и графические записи голоса), применяемые для идентификации личности говорящего при расследовании звонков с ложной угрозой, непристойными домогательствами, шантажа, в делах по защите авторских прав, установления обоснованности опознания говорящего с помощью свидетелей;

• лингвистическую морфологию, состоящую в диалектологическом анализе старинных родовых договоров, вызывающих разногласия по вопросу землевладения, и применяемую также по делам нарушения авторских прав или торговой марки;

• синтаксический анализ, применяемый для оценки удобопонятности документа и для выявления несоответствий в речи преступников, не признающих свою вину;

• семантику, которая применяется для исследования двусмысленных слов и фраз, особенно в случаях, когда важная информация печатается в документах или контрактах в незаметном месте и мелким шрифтом. Данный анализ может привести к раскрытию особенностей поведения личности;

• прагматику, заключающуюся в изучении содержания общения и того, что называется иногда паракоммуникацией (paracommunication), т.е. выявление различий в том, как человек формулирует вопрос. Данная техника часто применяется в случаях, когда претендентов на финансовую поддержку обвиняют в фальсифицированных ответах. В последнее время прагматика как одна из методик стилометрии часто используется для установления психологического портрета виновных в изнасиловании;

• анализ разговоров, иногда называемый анализом дискурса, используемый чаще всего при работе с записанными на пленку разговорами подозреваемых, преступника с жертвой, следователя и свидетеля, следователя и подозреваемого;

• анализ удобопонятности текста, включающий некоторые описанные выше типы психолингвистического анализа, но использующий также анализ выбора лексики графического оформления текста;

• проверку юридической надежности зафиксированного признания, необходимость в которой появляется из-за больших трудностей, возникающих при оценке достоверности письменного признания в суде (см. также Gudjonsson, 1998).

Идентификация по голосу — одна из проблем, которая может быть решена с помощью методов юридической психолингвистики. Такая проблема стоит при исследовании материалов телефонных звонков или записей прослушиваемых разговоров, а также в случае репродукции беседы преступника с жертвой (в записи). Когда существует графическая запись в дополнение к магнитофонной, психологи могут работать по уже описанным выше методикам. Но анализ только аудитивной записи — это а) отдельная проблема сама по себе (юридическая фонетика) и б) еще не решение проблемы в целом.

Сейчас известно несколько способов анализа аудитивного материала с помощью компьютера. В том, что касается идентификации говорящего, существенных результатов добились эксперты Германии.9 Область применения — дела по убийствам, шантажу, угрозе применения взрывных устройств, похищению детей или взрослых, угрозе террористов и др.

По аудитивному методу в судебной практике не только идентифицируют голос. Возможен анализ и другой информации: степень правильности понимания аудитивного материала (например, офицерами полиции); заключение о вменяемости обвиняемого по аудиозаписи, если по каким-либо причинам невозможно сделать личное медицинское заключение; расследование причин авиакатастроф по записям разговоров в кабине самолета (спектрография голоса в записи совместно с психолингвистическим анализом содержания аудиотекстов). В последнем случае это особенно ценно, так как на борту (особенно в критической ситуации) члены экипажа могут заговорить на родном языке и/или неформальном (инвективная лексика). Описаны также случаи анализа речи преступников во время совершения преступлений, послужившего основой для составления психологического портрета похитителя, его идентификации и ареста.

Со времени появления компьютера исследователи текста активно стали изучать его возможности для автоматизированного подсчета различных факторов (лингвистических категорий), которые уже после этого могли быть подвергнуты анализу и содержательной интерпретации. Сегодня уже почти все формальные исследования в юридической психолингвистике могут быть проведены при помощи специальных компьютерных программ. Вместе с тем поскольку круг проблем, решаемых юридической психолингвистикой, чрезвычайно обширен, создать программу, которая бы соответствовала всем требованиям, сложно. Самая удачная программа на сегодняшний день — Prostyle (США). Она осуществляет немедленный анализ любого вводимого текста и выводит в порядке номеров факторы, позволяющие провести статистический анализ значения в любых расхождениях в двух исследуемых текстах (например, письменное признание своей вины и более ранний документ, написанный обвиняемым). Среди факторов, учитываемых программой Prostyle, находятся:

• предельный индекс четкости (насколько данный текст легок или труден для понимания);

• индексы FOG и Флэша - Кинкейда;

• показатель частотности страдательных конструкций, позволяющий достаточно точно выявить индивидуальные особенности автора;

• количество используемых лексических единиц, которое при вычислении процента соотношения с общим количеством слов в тексте дает показатель словарного запаса автора;

• процент сложных слов по префиксам, суффиксам, количеству слогов (в Prostyle — только по последнему фактору);

• средняя длина предложения, прямо коррелирующая с уровнем образования автора;

• «читательский возраст», представляемый данным текстом;

• количество погрешностей письменного стиля в тексте (возможные ошибки: неправильное употребление абстрактных существительных; неправильное употребление глагольных форм и предлогов; опущение глагола; неуместное употребление сленга и жаргона; использование устаревших, высокопарных слов; нарушение пассивных конструкций; грубые и непристойные слова; слабое знание английского языка).

Дополнительно программа имеет пятиуровневую систему оценок от «отлично» (менее пяти ошибок) до «неудовлетворительно» (более 50 ошибок), что важно для поиска автора текста. Многофакторный психолингвистический анализ, представленный в Prostyle, имеет несомненное преимущество: вероятные расхождения могут быть протестированы несколько раз, а погрешности анализа сведены к минимуму.

Еще одна из удачных программ — IEA (Intelligent Essay Assessor). Она позволяет выявить стилистические ошибки и полноту раскрытия темы по заданным семантическим критериям. Первоначально созданная для оценки студенческих работ — сочинений на заданную тему IEA может иметь и более широкое применение, в том числе в судебной психологии.

Из отечественных программ компьютеризованной обработки текстов наиболее интересными, на наш взгляд, являются программы В.И. Батова с коллегами и В.П. Белянина (1996).

Так В.И. Батовым с коллегами10 разработан компьютерный метод ЛИНГВА-ЭКСПРЕСС, с помощью которого возможно раскрыть психологическое содержание текста как продукта речевой деятельности, т.е. определить особенности речевого поведения, глубинных психических свойств или характера человека (автора или авторов текста) и переживаемых им (в момент порождения текста) состояний.

Компьютерная программа В.П. Белянина ВААЛ11 позволяет выявлять акцентуацию автора текста. Особый блок этой программы — ПАТ (психиатрический анализ текста) - предполагает выявление соотнесенности между лексическими элементами текста и возможной акцентуацией его автора. ПАТ позволяет определить выраженность в анализируемом тексте таких акцентуаций, как паранойяльность (в терминах автора — «светлые» тексты), возбудимость, или эпилептоидность — («темные» тексты), гипертимность, или маниакальность («веселые» тексты), депрессивность («печальные» тексты), истероидность, или демонстративность («красивые» тексты) и т.д. Программа предусматривает не только выявление процентов лексики того ли иного класса, находящейся в тексте, но и построение нормализованного представления этих данных по отношению к норме русского языка. Особенностями программы ВААЛ является то, что она позволяет не только находить корреляции между любыми категориями, но и вводить новые категории, актуальные для решения каждой конкретной задачи. Тем самым программа ВААЛ позволяет определить направленность текста, предсказать степень его воздействия и сделать выводы в отношении личности его автора.

Таким образом, в последнее время наметился формализованный подход к решению задачи идентификации личности по речи с помощью экспертных программ, которые бы делали анализ независимо от эксперта.

В 90-х годах были созданы международные организации, работающие над применением психолингвистики в судебной практике. Международная Ассоциация Судебной Фонетики (International Association of Forensic Phonetics), созданная в 1991 г. в Колледже СвДжона (St. John's College) в Йорке (Великобритания) объединяет ученых, ведущих исследования в данном направлении.

Международная Ассоциация Судебных Лингвистов (International Association of Forensic Linguists), основанная в 1992 г. на базе Школы английского языка Бирмингемского университета Великобритании — основные цели: обеспечение обмена информацией и новыми идеями среди специалистов (конференции, информационные отчеты и т.п.).

Есть специальное печатное издание — журнал «Юридическая лингвистика: международное издание в области исследования речи, языка и права» (Лондон, с 1994 г.).

В России с 1998 г. этими проблемами занимается секция юридической психолингвистики КЮП (Коллегии юридических психологов). С 1999 г. на базе Алтайского государственного университета начал издаваться сборник статей «Юрислингвистика». Первый номер его посвящен предмету и проблематике лингвистической дисциплины, находящейся на стыке языка и права, второй — правам человека в сфере коммуникации (языковой аспект).

 

1 Ощепкова Е.С. Определение скрытых намерений автора как одна из возможностей психолингвистического анализа текста. // Первая областная конференция Калужского отделения РПО. - Калуга, 1999. - С. 82-85; Енгалычев В.Ф. О возможности установления некоторых психологических особенностей автора анонимного текста. // XIII Международный симпозиум по психолингвистике и теории коммуникации «Языковое сознание: содержание и функционирование». - М., 2000; а также работы В.Н. Белова, В.И. Батова и др.

2 Горелов И.Н., Енгалычев В. Ф. Невербальные компоненты общения на допросе // Проблемы повышения эффективности применения юридической психологии/ Ученые записки Тартуского гос. ун-та. - Тарту, 1988.

3 Терзиев Н.В., Эйсман А.А. Введение в криминалистическое исследование документов. Ч. 1. - М., 1949.

4 Flesh R. Maiks of Readable Style: A Study in Adult Education. - New Yoik: Bur. of Publ., Teachers Cool., Columbia University. - 1943; 1946; 1948.

5 Crystal D. Cambridge Encyclopedia of Language, Section 15. (Statistical Structure of Language). Cambridge: Cambridge University Press. 1987.

6 Gunning R. Gunning finds papers too hard to read. // Editor and Publisher. - 1945. - May, № 19.

7 Scherer K. Social Markers in Speech. - Cambridge: Cambridge University Press, 1979 Scherer K. Social Markers in Speech. - Cambridge: Cambridge University Press, 1979.

8 Retterstol N. Suicide. European Perspective. - Cambridge: Cambridge University Press, 1993.

9 Kuenzel H. On the problem of speaker identification by victims and witnesses. // Forensic Linguistics. - 1994. - 1(1). - pp. 45-58.

10 Батов В.И., Сорокин Ю.А. Атрибуция текста на основе объективных характеристик // Изв. АН СССР. т. XXXIV. (Серия литературы и языка) - 1975. - №1.

11 Белянин В.П. Введение в психиатрическое литературоведение. - Munchen: Veiiag Otto Sagner, 1996.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.