Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Трагедии в Куфабском ущелье у кишлаков Сайдан 17 октября и Чамш-Дара 25 октября 1981 г.




Из книги: Нешумов Ю.А. Границы Афганистана: трагедия и уроки. – М. Жуковский: Граница; Кучково поле, 2006. – 352 с.

…в Куфабе снова активизировались мятежники, и это обусловило необходимость проведения новой операции. Замысел, разработанный оперативной группой (ОГ) САПО, рассматривался в штабе ПВ и с некоторыми поправками был принят в октябре. Предусматривалось силами трех маневренных и одной десантно-штурмовой группой при поддержке эскадрильи вертолетов осуществить внезапную высадку десантов (вертолетных) для блокирования основной базы мятежников в Куфабском ущелье, огневое подавление (в основном вертолетами) их выявленных сил и последующее прочесывание (поиск) намеченных районов.

15 октября полковник Будько по радиотелеграфу докладывал генералу В.А. Матросову о состоянии готовности к операции. В завершение переговоров генерал Матросов поручил полковнику Будько доработать вопросы подготовки операции. 17 октября около 4 часов утра оперативный дежурный ГУПВ доложил, что на афганской территории против участков Московского и Пянджского погранотрядов начаты боевые действия и у нас есть потери. …в ГУПВ вместе с дежурной оперативной группой начали выяснять ситуацию. Сразу сделать это было трудно, поскольку по месту дислокации оперативной группы САПО (в пгт Пяндж) никого из руководства на месте не было. Начальник войск САПО генерал Г.А. Згерский был в одном из погранотрядов, находился в пути и связь с ним отсутствовала. К тому же, ни он, ни начальник штаба округа полковник В.Н. Харичев к разработке этой операции практически не привлекались (что уже было ошибкой). На передовом командном пункте оперативной группы (застава «Иол» Московского погранотряда) находился заместитель начальника опергруппы по разведке подполковник А. Халиков. Он и сообщил неприятную весть: операция в Куфабском ущелье началась с рассветом, первый эшелон десанта (около 60 человек на вертолетах) при подходе к местам высадки попал под сильный огонь душманов. Есть убитые и раненые. Вертолет с полковником Будько (он оказался в составе первого эшелона десанта) был обстрелян из крупнокалиберных пулеметов, сам он был тяжело ранен, и вертолет, не приземляясь, доставил его на базу, в госпиталь. Высадившиеся под сильным огнем душманов десантные группы несут потери, сгорел один вертолет, в группах нет устойчивого управления, поскольку старший этого эшелона десанта капитан С. Богданов убит (потом это, не подтвердилось), поэтому надо незамедлительно эвакуировать эти группы. Доклад этот, при всех его погрешностях в деталях, вырисовывал довольно трагичную перспективу для высаженного десанта: устойчивого управления нет, большие потери (7 пограничников убитых, 8 раненых), боеприпасы на исходе, и душманы, что называется, не дают поднять головы. Но и эвакуация оставшихся людей в этих условиях могла обернуться худшими для них последствиями. Надо было искать другое решение, уточнив возможности и готовность подразделений, оставшихся на базе, а также огневые возможности эскадрильи вертолетов. Этим и занялись офицеры оперативной группы, прибывшие на Лубянку, а вскоре наладилась и связь с командованием САПО в Ашхабаде. Прояснилась основная причина неудачи: операция для душманов не была внезапной из-за пренебрежения нами скрытностью подготовки, особенно при полетах вертолетов над районами предстоящей высадки десанта. Были и другие тактические просчеты. За это время душманы получили возможность подготовиться… единственный способ сохранить людей и завершить операцию - высадить следующий эшелон десанта, предварительно подавив ударами вертолетов основные огневые точки душманов. Этот десант должен был объединить разрозненные группы первого эшелона, организовать эвакуацию раненых и убитых, восстановить систему огня и надежного управления.

Второй эшелон десанта был высажен в тот же день после предварительных ударов вертолетами по выявленным объектам душманов. Он должен был объединиться с первой группой, расширить позицию десанта и закрепиться на ночь. Задача эта была выполнена практически без потерь. За ночь удалось подготовиться к наращиванию наших усилий в Куфабе, организовать с утра воздушную разведку, удары вертолетов по новым целям, доставку боеприпасов, продовольствия и пр. Руководство действиями в операции вместо раненого полковника Будько было возложено на начальника штаба САПО полковника В.Н. Харичева, знающего эти районы и имеющего боевой опыт.

На следующий день в Куфабское ущелье было организовано дополнительное десантирование резерва, а также задействовано афганское подразделение и отряд ополченцев. Этими силами были ликвидированы основные очаги сопротивления мятежников, проведена очистка восточной части (прим. верхнего) Куфаба и нескольких кишлаков от остатков рассеявшихся банд.

Казалось, положение нормализуется, и дело идет к успешному завершению операции, но…

25 октября при движении по ущелью колонна одной из наших маневренных групп и афганского подразделения в районе к. Сарипуль подверглась нападению из засады крупного бандформирования. При этом под огонь мятежников попали не только группы разведки и боевого охранения, но и основные силы.

Нападение отбили, но с большими для нас потерями: погибло 10 пограничников (в том числе три офицера), девять человек было ранено. Понесли потери и афганские военнослужащие. И опять основными причинами тяжелых потерь были неумелые действия руководства операцией и командиров подразделений, неудовлетворительная разведка и боевое охранение. Становилось ясно, что в сложнейших условиях Куфабского ущелья мы недостаточно подготовлены (особенно офицеры) к активным поисковым и боевым действиям. Поэтому решение, выработанное совместно с командованием САПО и утвержденное генералом Матросовым, предусматривало сосредоточение всех подразделений в трех опорных пунктах, организацию надежного боевого охранения, разведку и нанесение ударов вертолетами по выявленным объектам мятежников.

Сообщение о новых потерях (докладывал генерал Матросов) Андропов также воспринял болезненно и приказал разобраться в причинах потерь и установить виновных. В район операции был направлен начальник оперативной группы ГУПВ генерал И.Г. Карпов.

До первой декады ноября наши подразделения в Куфабе вместе с афганскими подразделениями и ополченцами провели несколько рейдов и поисков по проверке отдельных кишлаков, а затем поэтапно были переброшены вертолетами в места своей дислокации. Последними выходили из Куфаба афганские военнослужащие и ополченцы. Потери мятежников в ходе этой операции составили около 140 человек убитыми и более 60 раненых.

17.10.1981 г. при высадке десанта Пянджского СБО в Куфабское ущелье у кишлака Сайдан погибли:

командир экипажа вертолёта Ми-8 № 14 ст. лейтенант Скрипкин Юрий Михайлович;

капитан медицинской службы КОКШАРОВ Герман Яковлевич;

командир взвода лейтенант Милованов Александр Николаевич;

командир отделения сержант Зеленцов Вячеслав Викторович;

командир отделения сержант Решетник Сергей Александрович;

рядовой Билык Виктор Петрович;

рядовой Голосной Иван Григорьевич;





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.