Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Элизабет. А затем вдруг его тело изгибалось и что-то тащило его назад, в огонь. Снова, и




Снова, и снова он пытался добежать до нее, но всякий раз опять оказывался в огне.

Я просыпался в поту, меня трясло. Я хотел понять, почему мне снится такое. После

Этого я лежал без сна до тех пор, пока солнечные лучи не начинали пронизывать рассветное

Небо.

Сентября 1987 года

«Ч» – Чей ребенок?

Элизабет Виктория де Марко весила чуть меньше семи фунтов. Как Ребекке удалось

Выпихнуть ее на белый свет, я, честно говоря, не представляю.

Очевидно, кто-то из друзей Марка по колледжу сообщил ему об этом событии, потому

Что не прошло и двух недель, как он появился на пороге нашего дома. Марку повезло – его

Встретила одна Хелена. Винсент не вылезал из своей студии, так как у него возникла заминка

С новой картиной. Все очень хорошо знали, что это значит: Винсент не в духе. Правда, с

Годами перепады его настроения стали не столь резкими, как прежде, возраст подорвал его

Способность метать громы и молнии.

С этой стороны, как я уже сказал, Марку повезло. Чего нельзя было сказать о других

Сторонах.

– Я Марк Хегарти, – робко представился он в дверях.

– Ребекка именно таким вас и описывала, – сказала Хелена. – Входите.

Она провела его в гостиную, где он со смущенным видом присел на краешек дивана.

Хелена предложила ему чай с печеньем.

– Как Ребекка? – решился он спросить.

– Замечательно.

– Я хотел бы увидеть ее.

– Неужели? Вы смылись после того, как она забеременела от вас, а теперь вы хотите

Увидеть ее? Вы бросили ее в тот момент, когда больше всего были нужны ей, и являетесь

сюда как ни в чем не бывало! – кипятилась Хелена.

Если Хелена рассчитывала устрашить его Божьей карой, как какого-нибудь Стива, и

Заставить его плясать под ее дудку, то ее ждало разочарование. Марк был мужчиной с

Характером, причем достаточно упругим, чтобы не ломаться при нажиме. Наверное, он

Думал, что совершенно не обязательно тыкать его носом в прошлые грехи, – и кто бросил бы

В него камень за это? Он сидел и вежливо слушал Хелену, слегка наклонив голову к плечу.

Затем он сказал то, ради чего пришел:

– Я тут ни при чем.

– Вы хотите сказать, что это было непорочное зачатие?

– Нет, я хочу сказать, что это не мой ребенок.

Я никогда не спал с Ребеккой.

– Что?!

– Я люблю ее, но это не мой ребенок.

– А чей же это ребенок? – взорвалась Хелена.

– Я не знаю. Честное слово. Знаю только, что не мой.

– Вы ни разу не спали с ней?

– Нет.

– Хорошо. Пройдемте.

Хелена, как набирающий силу смерч, пронеслась по дому к комнатам Ребекки. Марк

Плелся следом. Когда Хелена начала колотить в дверь, Марк стоял рядом, опустив голову.

Дверь чуть приоткрылась.

– Что ему надо? Я не хочу его видеть. Между нами все кончено, – крикнула Ребекка в

Щель.

Она только что вылезла из-под душа, и на лице у нее было недвусмысленно написано,

Что она не впустит его.

– В таком случае, мисс, я хочу вас видеть, – парировала Хелена. – Так что одевайтесь и

Пожалуйте наверх. Мы побеседуем там втроем.

Хелена с Марком поднялись на второй этаж и стали ждать Ребекку.

– Я хочу знать правду. Марк говорит, что ни разу не спал с тобой.

Врет. Это его ребенок Он бросил меня.

Женщины посмотрели на Марка. Он курил сигарету и ответил им невозмутимым

Взглядом.

Итак, я должна выбирать, кому из вас верить, – констатировала Хелена. – Вам, Марк,

Или моей дочери.

Как можно ему верить? Он бросил меня!

– Что-то ты слишком часто это повторяешь, Ребекка. Это подозрительно.

Ребекка замолкла.

Марк, изложите свою версию.

Марк посмотрел на Хелену, затем на Ребекку и приступил к рассказу:

– Я оставил ее, потому что она была беременна…

– А я что говорила?

– Ребекка, предупреждаю тебя в последний раз, угомонись. Продолжайте, Марк.

– Я оставил ее, потому что она была беременна, а ребенок был не мой. Я никогда не

Спал с ней. Я должен был остаться с ней и поддержать ее. Черт возьми, Бекки, я люблю тебя,

Но когда ты сказала мне, что беременна, я потерял голову. Я не хотел тебя видеть. Это был

Удар для меня, понимаешь? Ты не хотела говорить мне, кто отец, просто сообщила о ребенке,

Как о каком-то несущественном факте.

– Какое это теперь имеет значение? – буркнула Ребекка. – Главное, что она родилась.

– Да, конечно. У вас все хорошо, и вы живете одной большой семьей.

– Вот именно. И мы не нуждаемся в тебе.

– А я хочу жить с вами. Я хочу заботиться о тебе и о ребенке.

– Что?

– Ребекка, я хочу, чтобы ты вернулась ко мне. Вместе с ребенком.

– Ее зовут Элизабет. Элизабет Виктория.

– Ну, Виктория, я же сказал, что сожалею о том, что оставил тебя. Что еще ты от меня

Хочешь?

– Мы не можем жить втроем в твоей квартире. Она слишком мала.

– Я устроился на работу.

– Вот как? На какую? Когда?

– 3 рекламное агентство. Три месяца назад.

– В самом деле?

– В самом деле.

– Так, значит, стремишься приобщиться к среднему классу, со всеми его средними

Радостями?

– Прошу прощения, – вмешалась Хелена. – Конечно, очень интересно слушать, как

Двое молодых людей выясняют отношения и делятся соображениями по поводу карьеры, но

Прежде всего давайте уточним главное. Кто же все-таки отец ребенка?

– Прости, мама, но мне не хотелось бы этого говорить.

– Значит, не Марк?

– Нет.

– Значит, ты лгала?

– Да. Прости, пожалуйста. Я не думала, что он когда-нибудь объявится.

– Ребекка, я в последний раз тебя спрашиваю: кто отец?

Марк и Хелена ждали ее ответа.

Долго ждали.

Потом подождали еще.

– Я пошла за Винсентом, – сказала Хелена.

Сентября 1987 года

«Ш» – Шшшш…

Я больше не мог находиться в этом доме.

С тех пор, как Марк, по настоянию Хелены и Винсента, поселился у нас, весь мир

Вращался вокруг новорожденной. ШШШШ Все просто таяли от умиления перед крошкой

Элизабет. Разумеется, я ничего не имел против нее, такой крохотульки, но все только о ней и

Говорили.

Непрерывно.

Элизабет сделала это. Элизабет сделала то.

Элизабет просто очаровательна.

Она самый красивый ребенок во всем мире.

Сьюзен веселилась, когда я рассказал ей о том, что у нас происходит. Она даже

Заставила меня почувствовать себя мелочным и ревнивым. Как будто я завидовал тому, что

Все внимание было отдано Элизабет.

Я?

Завидовал?

Ну может быть. Немножко.

Наступил момент, когда должны были объявить результаты экзаменов.

Мы с Бобби пошли узнавать их, и радостное возбуждение сменялось во мне страхом,

Страх – надеждой. Мы получили примерно одинаковые оценки, с той лишь разницей, что у

Меня было «отлично» по истории искусств, а у Бобби «удовлетворительно», зато по

Экономике Бобби получил пятерку, а я – переходной балл. Бобби не считал изо серьезным

Предметом. Если у тебя есть способности к рисованию, то чего тут еще знать? На самом деле

Он просто ревновал, потому что его отец был известным художником, а мой всего лишь

Щелкал затвором фотоаппарата. А по-моему, для того, чтобы складывать цифры, уж точно не

Надо никакого таланта.

Мы поспешили домой сообщить о результатах Винсенту и Хелене.

Сьюзен тоже получила хорошие отметки.

Мы решили отметить это.

Мы могли пойти куда пожелаем – в бар, на дискотеку, – все было открыто для нас. То,

Что мы были несовершеннолетними, не имело значения. Имел значение тот факт, что у нас

Были деньги и мы намеревались потратить их. Нам повезло – в середине недели почти везде

Было довольно свободно.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.