Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Эпатажные роли и имидж журналиста




Есть немало ситуаций, когда злоупотребляют самим методом перемены про­фессии, приходится защищать права людей ...от назойливости журналиста.

Когда речь идет о ролевом репортаже, особенно ясно, что не всегда цель оправдывает средства, и не все средства хороши.

Необходимо строго отнестись к выбору роли

В последнее время многие редакции поручают репортерам роли самые невероятные. То и дело мелькают сенсационные заголовки: «Репортер полу­чил задание... родить», «Три дня с протянутой рукой» и т. п.

Безусловно, не просто этически сомнительно, но попросту недопустимо пре­бывание журналиста в роли сутенера (что проделал репортер одной из столич­ных газет). Не особенно красиво в этическом плане выглядят «внедрения» в среду профессиональных нищих, нелегальные пересечения границ в роли кон­трабандистов и прочие приключения интереса читателя ради...

Необходима доля здоровой этической брезгливости хотя бы для того, чтобы сбор информации журналистом отличался от профессиональной ра­боты платных осведомителей, чтобы не ставить себя с ними на одну доску.

Прием перемены профессии добавляет весомости суждениям журналис­та (поработав официантом, «получаем право» судить о чаевых).

Смена профессии почти постоянная, у журналистов-расследователей. Есть мнение, что для журналистов этого профиля необходима врожденная склон­ность к следственной работе; репортеры подчас совершенно сживаются с ро­лью «детектива» и в материалах создают соответствующий имидж.

Встает вопрос, вправе ли собеседник журналиста, ведущего расследова­ние, знать, что о нем думают и что напишут. Игровые возможности профес­сии нельзя превращать в проблему «замочной скважины». С другой сторо­ны, в процессе «перетекания информации» игровая находчивость журнали­ста очень важна.

Собеседника надо к себе расположить. И тут, как уже говорилось, важна даже самая малость в формировании имиджа не «репортеришки», но до­стойного человека.

Коллеги делятся опытом.

... С бизнесменами надо держаться no-деловому и быть очень пунктуальным. С представителями среднего звена правоохранительных органов и спецслужб надо держаться на равных. Знать и понимать, чем они занимаются, уважать их работу. И, no-возможности, всячески это подчеркивать. Но не лебезить.

Таких и подобных «рецептов самому себе» немало у каждого действую­щего журналиста. Поскольку расследователь постоянно вращается в среде правоохранительных структур, важен имидж «законопослушного журналис­та», не превышающего своей компетенции. Очень важно иметь репута­цию журналиста, который не сболтнет лишнего, не исказит или неправильно интерпретирует факты.

Расследователю необходима и профессиональная выдержка,

и некоторая гибкость

Когда в окружении интересующего «объекта» есть человек, согласный помочь, стараются добиться, чтобы он не видел в журналисте потенциаль­ную опасность.

Желательно подчеркнуть, что тот, кто «выведывает» — не обличитель, но и не «адвокат», что он пытается разобраться, и благодарен за любую помощь и на любых условиях, включая условия анонимности.

Активно используется имидж важного и сильного человека, которого лучше иметь другом, нежели противником.

Чаще, однако, бывают нужны подчеркнутая бесстрастность, объектив­ность, общий корректный фон беседы.

Журналистка Н. Логинова рассказывала, как ее поразил профессиона­лизм коллеги А. Ваксберга, автора судебных очерков, умевшего разговари­вать в спокойной манере с убийцами, нелюдями, да так, что они «проговари­вались», принимая журналиста из-за его профессиональной выдержки, за понимающего, им сочувствующего, чуть ли не «своего».

Игра помогает, когда журналист противится попытке использовать бесе­ду в каких-то целях (ведомственных или личных): для саморекламы, для то­го, чтобы очернить конкурента...

Когда нет уверенности, «в какие игры играет этот человек», а он опытен и хитер, — журналисту стоит вести себя особенно осторожно, отстраненно-доброжелательно.

Есть люди, с которыми можно быть запанибрата, есть те, на которых приходится прикрикнуть, потребовать...

Но основное, все-таки, — «объективность». Это как у борцов, когда они мажутся маслом для того, чтобы выскользнуть, не дать возможности ухватить себя.

(Н. Логинова.)

Скрытый диктофон

В работе под маской в «ролевом репортаже» редко удается вести систе­матические и подробные записи, как при обычном, открытом интервью, или же на некоторых этапах расследований.

Некоторые журналисты используют скрытый диктофон, но большинство предпочитает в таких случаях не рисковать, и просто запоминать. После важ­ного разговора авторы долго вспоминают и систематизируют услышанное.

Однако бывают ситуации, когда игра — дело нешуточное. Так, когда обо­зреватель «Московских новостей» Наталья Геворкян решила сделать разоб­лачительный материал о «подвигах» ОМОНА в Риге, ей пришлось действо­вать в образе переводчицы своих иностранных коллег-журналистов, оста­вив все документы.

Она записывала на магнитофон, делала пометки в блокноте якобы для того, чтобы потом «исправить ошибки в переводе»:

«Помогло мне то, что я очень хорошо знаю английский. Такой вот полу­чился театр. Настоящее актерство».

У журналистов, собирающих компрометирующие сведения,

довольно часто возникает проблема «скрытого диктофона»

Человек может категорически отказаться говорить под диктофон. При­знавая его право на отказ, многие журналисты, тем не менее, свидетельства записывают скрытно. Этот не совсем корректный поступок иногда бывает оправдан: не используя текст разоблачения в материале, не называя имени, журналист «на всякий случай» (на случай суда) имеет свидетельство, что встреча состоялась, что «герою» или жертве предоставили возможность из­ложить свою точку зрения.

Если журналист гарантирует человеку неразглашение его имени или обе­щает не использовать точного и адресного цитирования его слов, не демон­стрировать в тексте диктофонную запись как документ — это условие надо затем соблюсти, использовать информацию как косвенную.

Резюме

Традиционно, использование метода перемены профессии добавляет ве­сомости суждениям журналиста по конкретной ситуации.

Противники этого метода уверены, что журналисты не имеют права об­манывать людей ни при каких обстоятельствах. Известно, однако, кредо од­ного из классиков метода, Гюнтера Вальрафа: «Чтобы сорвать маску с этого общества, надо замаскироваться».

Интересно, что решение одного из многочисленных судов, на котором вы­ступал ответчиком репортер, перекликалось с его девизом: суд признал, что автор имеет право «путем смены обличья собирать информацию, в выявлении которой заинтересована общественность»; метод этически оправдан, если цель его использования — защита людей от злоупотреблений властью.

Несомненно, однако, что ролевой репортаж выдвигает дополнительные требования к профессионализму журналиста: тут подразумевается особый актерский талант, требуется психологическая выдержка, подчас — физиче­ская выносливость. И, конечно же — повышенная осмотрительность и обо­стренное этическое чутье.

В каждой редакции должны быть выработаны четкие, даже жесткие кри­терии для определения границ дозволенного при пользовании «скрытым пером». Необходимо ставить заслон обману, подлогу, неблаговидным по­ступкам, совершенным под маской.

 

Раздел III

«ВТОРЖЕНИЕ» и «ПРИСВОЕНИЕ»

В РАБОТЕ РЕПОРТЕРА





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.