Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Яблоко от яблони недалеко падает... 9 глава

Любитель

"Лично я, братцы мои, к врачам хожу очень редко. То есть в самых крайних, необходимых случаях. Ну, ска­жем, возвратный тиф или с лестницы ссыпался.

Тогда, действительно, обращаюсь за медицинской по­мощью. А так я не любитель лечиться. Природа, по-мо­ему, сама органы регулирует. Ей видней.

Конечно, я иду не против медицины. Эта профессия, я бы сказал, тоже необходимая в общем механизме го­сударственного строительства. Но особенно увлекаться медициной, я скажу, нехорошо.

А таких любителей медицины как раз сейчас много.

Тоже вот мой приятель Сашка Егоров. Форменно за­лечился. А хороший был человек. Развитой, полуинтел­лигентный, не дурак выпить. И вот пятый год лечится.

Совершенно ясно, что используемые в рассказе ре­чевые обороты не свойственны автору, который как бы надевает на себя языковую маску персонажа, чтобы острее, непосредственнее и рельефнее обрисовать его.

За пределами художественных произведений к мо­нологической речи можно отнести такие жанры уст­ной речи, как речь оратора, лектора, выступление по радио, телевидению.

Подберите из художественной литературы или составь­те на любую тему монолог (в форме исповеди, или внут­реннего монолога, или сказа).

Диалог

Диалог – форма речи, которая характеризуется сменой высказываний двух говорящих. Каждое вы­сказывание, называемое репликой, обращено к со­беседнику.

Диалогическая речь – первичная, естественная фор­ма языкового общения. Если иметь в виду бытовые ди­алоги, то это, как правило, речь спонтанная, непод­готовленная, в наименьшей степени литературно об­работанная.

Для диалогической речи характерна тесная содер­жательная связь реплик, выражающаяся чаще всего в вопросе и ответе:

Где ты был?

– На работе задержался.

Реплики могут также выражать добавление, пояс­нение, распространение, согласие, возражение, по­буждение и т. д.

Обычно обмен репликами опирается на известную собеседникам ситуацию и общие знания. Поэтому ди­алогическая речь часто неполна, эллиптична, например:

Сюда!

– Сырку ?

Ситуация (говорящие идут мимо магазина) позво­ляет максимально уплотнить речь.

Математика когда?

– Последняя пара.

Это из разговора студентов о расписании лекций.

Информативная неполнота диалогической речи вос­полняется также интонацией, жестами, мимикой.

Диалоги могут иметь и более сложный характер. Ин­формация, содержащаяся в репликах, нередко не ис­черпывается значениями языковых единиц. Например:

А. Мы поедем в воскресенье за город?

Б. Нет, у меня сел аккумулятор.

Вот как комментирует этот пример К.А. Долинин. Помимо той информации, которая явно присутству­ет в диалоге, мы можем извлечь еще и следующую информацию:

– что у Б есть машина;

– что Б считает, что А имеет в виду поездку на машине;

– что совместные поездки А и Б за город, по всей вероятности, дело обычное и (или) что вопрос о такой поездке уже ставился;

– что отношения между А и Б таковы, что А считает себя вправе рассчитывать на совместную поездку за город.

Если же А и Б муж и жена и до этого времени они были в ссоре, то вопрос А– завуалированное предложение помириться, а ответ Б – отказ, но не окончательный. Получается, что самое важное в со­общении прямо не выражено, но каким-то образом извлекается из сказанного. Смысл реплик, как пока­зывает пример, часто не покрывается их языковыми значениями и свидетельствует не только о структур­ной, но и смысловой сложности диалога. Полное его понимание определяется знанием условий, ситуации разговора, речевых навыков говорящих и другими фак­торами.

В художественной литературе, публицистике диа­логи выступают как яркий стилистический прием, сред­ство оживления рассказа. Например:

Через несколько дней чистильщик обуви, усаживая сво­его постоянного клиента, рассказал ему о том, что в по­жаре сгорел их "районный" сумасшедший, псих Гижи-Кола.

– Как же он сгорел?.. – рассеянно спросил клиент.

– Да кто его знает? Сделал пожар и сгорел.

– В дурдом его надо было посадить. Хорошо еще, что не убил никого.

– Да нет, он добрый был. Такого доброго человека я еще не видел, – покачал головой чистильщик, и ему стало стыдно за то, что много раз он брал у юродивого деньги и ни разу не вычистил ему его старые, разбитые башмаки.

– А Христос таким ноги мыл, – словно отвечая на его мысли, неожиданно произнес клиент, и чистильщик вдруг почувствовал от этих слов жуткий страх, словно Кола мог пожаловаться на него Христу.

Но Кола был добрым человеком и этого не сделал.

Это концовка повести Михаила Гиголашвили "По­хлебка для человечества". Цитированный диалог вы­полняет несколько функций. Во-первых, он разнооб­разит речь, сменяя авторский монолог диалогом, во-вторых, воспроизводит живую речь, характеризующую персонажей, в-третьих, мягко, ненавязчиво выражает главную мысль, "мораль" повести, которая в изло­жении от автора могла бы показаться излишне нра­воучительной. Большую роль играют в диалоге и ав­торские ремарки, комментарии, направляющие чи­тательское восприятие.

В диалоге обычно раскрываются характеры. Он – средство создания образа, причем этот образ воплощает в себе подробное описание внешнего и внутреннего облика персонажа.

Художественно-эстетические функции диалогов мно­гообразны, они зависят от индивидуального стиля пи­сателя, от особенностей и норм того или иного жанра и от других факторов.

В публицистике, в газете используются два вида ди­алогов. Во-первых, диалог информационный. Он относительно прост в структурном отношении, нейт­рален – в стилистическом. Диалогическое развитие ли­нейно, реплики либо прямо дополняют друг друга со­держательно, либо образуют замкнутое вопросно-ответное единство, например:

Ведь это вроде как восточная легенда получается?

– Да, войди в любой дом, и везде свои предания.

"Газетный диалог, – пишет В.В. Одинцов, имея в виду первый тип диалога, – в принципе враждебен стихии разговорной речи, что вполне понятно и оп­равданно, поэтому "отклонение от нормы" (а нор­мативным, "нулевым" можно считать диалог инфор­мационного типа) связано со структурно-семантиче­ским усложнением отношений между репликами и – что еще более характерно – между репликами и ок­ружающим их текстом".

Второй тип диалога в газете можно назвать сюжет­ным. Информационный диалог по сути дела форма­лен, структурно независим, не связан с "сюжетом" газетного материала (содержание его легко можно было бы передать и без помощи диалога), это чисто внешняя диалогизация текста. Сюжетный же диалог оказыва­ется конструктивно значимым. Автор в этом случае стремится к созданию "драматизма" изображаемого, к созданию "диалогического напряжения", в основе которого лежит некоторое противоречие в отношениях реплик (или реплик и текста), например, мы ждем утверждение, а получаем отрицание, как в статье об очередном создателе всемирного языка ("Язык для всей планеты"):

– Что послужило фундаментом для создания ваше­го языка?

– Создавать ничего не пришлось, – прозвучало не­ожиданно. – Речь идет только об оформлении всеоб­щего языка, понятного различным народам...

Здесь действует эффект "нарушения ожидания". Вме­сто ожидаемого "нормального" ответа: Фундаментом послужило то-то и то-то, следует неожиданная от­рицательная реплика.

Стилистические ресурсы диалога весьма значительны. Далеко не случайно, что форма диалогической речи (чередование реплик) издавна использовалась в философско-публицистическом жанре, например диалоги Платона, Галилея и других. Современные дискуссии, интервью, "беседы за круглым столом" и другие жанры также используют форму диалогов, правда не всегда удачно: часто в них не звучит подлинно живая диа­логическая речь.

Напишите диалог в разговорном стиле, а затем преоб­разуйте его в диалог из воображаемого произведения ху­дожественной литературы. Чем они отличаются?

Полилог

Полилог – разговор между несколькими лицами. По­лилог в принципе не противопоставляется диалогу. Об­щее и главное для обоих понятий – мена, чередова­ние говорящих и слушающих. Количество же говоря­щих (больше двух) не изменяет этого принципа.

Полилог– форма естественной разговорной речи, в которой участвуют несколько говорящих, например семейная беседа, застолье, групповое обсуждение ка­кой-либо темы (политическое событие, спектакль, ли­тературные произведение, спорт и т. д.). Общие чер­ты диалога – связанность реплик, содержательная и конструктивная, спонтанность и др. – ярко проявля­ются и в полилоге. Однако формальная и смысловая связь реплик в полилоге более сложна и свободна: она колеблется от активного участия говорящих в общей беседе до безучастности (например, красноречивого молчания) некоторых из них.

Современная лингвистика (точнее, одна из ее от­раслей – социолингвистика) исследует закономер­ности, этикетные правила ведения полилогов в тех или иных группах, коллективах (социумах). Так, у не­которых народов в разговор родственников по крови не имеют права вступать свойственники.

Широко используется полилог в художественной ли­тературе, театре, кино. Это прежде всего массовые сце­ны, позволяющие представить масштабные события, показать народ не как безликую массу, толпу, а как собрание характеров, типов. Многоголосие полилога позволяет решать эти сложные художественные задачи.

В качестве яркой иллюстрации можно привесш заклю­чительную сцену из "Бориса Годунова" Пушкина:

Народ

Расступитесь, расступитесь Бояре идут.

(Они входят в дом.)

Один из народа

Зачем они пришли?

Другой

А верно приводить к присяге Феодора Годунова.

Третий

В самом деле? – слышишь, какой в доме шум! Тре­вога, дерутся...

Народ

Слышишь? визг! – это женский голос – взойдем! – Двери заперты – крики замолкли.

(Отворяются двери. Мосалъский является на крыльце.)

Мосальский

Народ! Мария Годунова и сын ее Феодор отравили себя ядом. Мы видели их мертвые трупы. (Народ в ужасе молчит.)

Что же вы молчите? кричите: да здравствует царь Дмитрий Иванович!

Народ безмолвствует.

Подберите полилог из любой пьесы, например А.Н. Ос­тровского или А.П. Чехова. Выражается ли в подобранном вами полилоге авторская позиция? Если да, то каким образом?

1. Прочитайте конецXII главы романа Л.Н.Тол­стого "Война и мир" (т. I) со слов "Военный совет, на котором князю Андрею не удалось высказать сво­его мнения...", а также XVI главу. Раскройте роль мо­нологов и диалогов, а также авторской и "чужой" речи в данных эпизодах романа.

2. Подготовьтереферат на тему: "Фигуры речи как средство диалогизации монологической речи". См.: Михальская А.К. Основы риторики: От мысли к тексту. – М., 1996. – С. 239-241.

9. ФУНКЦИОНАЛЬНО-СМЫСЛОВЫЕ ТИПЫ РЕЧИ

Во внешнем облике речи, в ее строе очень многое зависит от той задачи, которую ставит перед собой го­ворящий, от назначения речи. Действительно, одно дело описать что-либо, например осень, лес, горы, речку, другое – рассказать о событии, приключении, третье – объяснить, растолковать причины каких-либо явлений – природных или общественных. Разумеется, в каждом из этих случаев строй речи будет существенно меняться. Столетия (если не тысячелетия) развития языка, мыш­ления, речи выработали наиболее экспрессивные, эко­номные и точные способы, схемы, словесные структуры для соответствующих литературных задач. Поэтому уже издавна выделяют такие важные, существенные ком­поненты речи, как описание, повествование, рассуж­дение, которые в лингвистике принято называть функ­ционально-смысловыми типами речи, что подчеркивает их зависимость от назначения речи и ее смысла.

Это деление восходит еще к риторикам XIX века, которые рассматривали указанные компоненты в раз­деле частной риторики как отдельные роды прозы или элементы прозаического сочинения.

Выделение только трех типов объясняется тем, что изучение текстов не выходило за рамки литературно-художественной речи. Если же иметь в виду все мно­гообразие текстов, то перечень функционально-смыс­ловых типов речи можно расширить. Так поступает, например, В.В. Одинцов, добавляющий к описанию, повествованию, рассуждению определение (объясне­ние), характеристику как разновидность описания и сообщение как вариант повествования.

Рассмотрим каждый из функционально-смысловых типов речи по отдельности, а затем и совместное упот­ребление.

Описание

Описание – один из самых распространенных ком­понентов монологической авторской речи. В логиче­ском плане описать предмет, явление – значит пе­речислить его признаки.

"Описание,– читаем в "Теории словесности" П.С. Когана (1915), – заключается в изображении це­лого ряда признаков, явлений, предметов или собы­тий, которые необходимо представить себе все одно­временно".

Выделяютстатическое описание, которое прерывает развитие действия, идинамическое описание – обычно небольшое по объему, которое не приостанавливает действия, будучи включенным в событие. Например, пейзаж дается через восприятие персонажа по ходу его передвижения ("Степь" А.П. Чехова). Описание как тип речи зависит от точки зрения автора или рассказ­чика, от жанра, стиля, принадлежности автора к оп­ределенному литературному направлению.

В художественной литературе, публицистике опи­сание – важнейший элемент речи, позволяющий ярко, живо, наглядно, образно представить предмет, чело­века, событие, явление. Вот характерный пример из воспоминаний К.И. Чуковского о Репине:

Между тем наступила зима. А зимняя Куоккала бы­ла совсем не похожа на летнюю. Летняя Куоккала, шум­ная, нарядная, пестрая, кишащая модными франтами, раз­ноцветными дамскими зонтиками, мороженщиками, эки­пажами, цветами, детьми, вся исчезала с наступлением первых же заморозков и сразу превращалась в безлюд­ную, хмурую, всеми покинутую. Зимою можно было прой­ти ее всю, от станции до самого моря, и не встретить ни одного человека. На зиму все дачи заколачивались, и при них оставались одни только дворники, сонные, уг­рюмые люди, редко выбиравшиеся из своих тесных и душ­ных берлог...

Описание как тип речи тесно связано с лицом (портретизация), с местом, как в только что приведенном примере (сценичность), с условиями (ситуативность), в которых протекает действие. Описания могут быть портретными, пейзажными, событийными и т. д. Впле­таясь в авторскую речь, они выполняют многообраз­ные стилистические функции.

Так, пейзажное описание рисует атмосферу дей­ствия. Оно или совпадает с внутренним миром героя, или диссонирует с ним, дается по контрасту. Гамма оттенков здесь очень многообразна.

Океан с гулом ходил за стеной черными горами, вью­га крепко свистала в отяжелевших снастях, пароход весь дрожал, одолевая и ее, и эти горы, – точно плу­гом разваливая на стороны их зыбкие, то и дело вски­павшие и высоко взвивавшиеся пенистыми хвостами громады, – в смертной тоске стенала удушаемая ту­маном сирена, мерзли от стужи и шалели от непосиль­ного напряжения внимания вахтенные на своей вышке, мрачным и знойным недрам преисподней, ее послед­нему, девятому кругу была подобна подводная утро­ба парохода, – та, где глухо гоготали исполинские топ­ки, пожиравшие своими раскаленными зевами груды каменного угля, с грохотом ввергаемого в них обли­тыми едким, грязным потом и по пояс голыми людь­ми, багровыми от пламени; а тут, в баре, беззаботно закидывали ноги на ручки кресел, цедили коньяк и ли­керы, плавали в волнах пряного дыма, в танцеваль­ной зале все сияло и изливало свет, тепло и радость, пары то крутились в вальсах, то изгибались в танго – и музыка настойчиво, в сладостно-бесстыдной печали молила все об одном, все о том же... (И.А. Бунин).

Пейзаж может воссоздавать и бодрую, жизнерадо­стную мажорную картину, как в стихотворении Пуш­кина "Зимнее утро":

Мороз и солнце; день чудесный!

Еще ты дремлешь, друг прелестный, –

Пора, красавица, проснись!

Открой сомкнуты негой взоры

Навстречу северной Авроры,

Звездою севера явись!

Вечор, ты помнишь, вьюга злилась,

На мутном небе мгла носилась:

Луна, как бледное пятно,

Сквозь тучи мрачные желтела,

И ты печальная сидела –

А нынче... погляди в окно.

Под голубыми небесами

Великолепными коврами,

Блестя на солнце, снег лежит;

Прозрачный лес один чернеет,

И ель сквозь иней зеленеет,

И речка подо льдом блестит.

Важная функция описания – создание образных кар­тин: обстановки, атмосферы событий, что достига­ется нередко подбором ярких деталей, длинным пе­речислением их:

Прощай, свидетель падшей славы,

Петровский замок. Ну! не стой,

Пошел! Уже столпы заставы

Белеют; вот уж по Тверской

Возок несется чрез ухабы.

Мелькают мимо будки, бабы,

Мальчишки, лавки, фонари,

Дворцы, сады, монастыри,

Бухарцы, сани, огороды,

Купцы, лачужки, мужики,

Бульвары, башни, казаки,

Аптеки, магазины моды,

Балконы, львы на воротах

И стаи галок на крестах.

Это описание из "Евгения Онегина" выразитель­но рисует картину быстрой езды. И главное средство образности – перечисление, в котором рядом оказы­ваются будки и бабы, мальчишки и фонари. Именно так воспринимает обстановку Татьяна Ларина из быстро несущегося возка.

Трудно назвать все стилистические функции опи­сания в художественном произведении – они слиш­ком многообразны и зависят от индивидуального стиля, жанра, конкретного отрезка текста, в котором исполь­зуется описание. Но важно подчеркнуть, что всегда описание – существенный компонент словесно-художественной ткани.

Несколько иной характер имеет описание в пуб­лицистике. Возьмем в качестве примера отрывок из репортажа М. Стуруа "Утренняя звезда над Ферриндон-роуд":

Улицу Ферриндон-роуд я знаю как облупленную. Это сравнение непроизвольно. На ней большинство домов имеет облупленные фасады. Это, как правило, складские помещения, конторы, гаражи, мастерские. Здесь лондон­ская подземка выходит на поверхность и бежит в су­хом русле несуществующей реки, мимо пакгаузов компании, производящей знаменитый английский джип марки "Бутс". Обнаженную урбанистическую картину скраши­вает лишь вереница тележек, на которых букинисты рас­кладывают свой неповторимый товар – книги, тронутые золотой желтизной времени. Продавцы – старики и ста­рухи в синих халатах и черных беретах – сидят, как совы, на высоких стульях и дремлют, вздрагивая от гро­хота проносящихся поездов.

Это первый абзац, начало репортажа. Назначение описания – ввести читателя в обстановку действия, сделать его зрителем, очевидцем происходящего. Опи­сание дается не "отстраненно", объективированно, а через восприятие автора, прямо и открыто выявля­ющего свое я рассказчика (Улицу Ферриндон-роуд я знаю как облупленную). Субъективный, эмоциональный ха­рактер описания и приближает читателя к обстанов­ке событий, делает описание элементом репортажа. Здесь я–не разновидность стилизации, не художе­ственный прием, а подлинное я автора, журналиста. Это и отличает описание репортажное или, шире, пуб­лицистическое от беллетристического, где оно прав­доподобно, но не имеет характера подлинности, до­стоверности, окрашиваясь настроениями героя и вы­полняя художественно-композиционную роль. Функция описания в публицистике – документальное, точное воспроизведение обстановки, такой, как увидел ее автор.

Этой цели служит обилие конкретных деталей, среди которых преобладают зрительные: облупленные фаса­ды; обнаженная урбанистическая картина; книги, тро­нутые золотой желтизной времени; старики и стару­хи в синих халатах и черных беретах сидят, как совы.

Вероятно, зрительно воспринимаемый пейзаж, об­становка – характерная черта именно репортажного описания. Характеристика места действия через зри­тельное восприятие наиболее резко, ярко, доходчи­во рисует картину происходящего. Это связано с од­ной из важнейших особенностей жанра – показывать, изображать, воспроизводить. Репортер описывает то, что предстает перед его глазами, то, что он видит, а вместе с ним видит происходящее и читатель.

Этой задаче подчинен и язык описания, его син­таксис, лексика. Формы настоящего времени (имеет облупленные фасады; подземка выходит на поверхность и др. – "настоящее постоянное") дают статичную кар­тину, как бы мгновенный снимок обстановки и бла­годаря своему вневременному характеру имеют под­черкнуто описательное значение. Очень важна и ху­дожественно-образная речевая конкретизация (термин М.Н. Кожиной). Можно было бы написать: Продавцы сидят и дремлют. Но насколько выразительнее, об­разнее (благодаря конкретизации) у автора: Продав­цы – старики и старухи в синих халатах и черных бе­ретах– сидят, как совы, на высоких стульях и дрем­лют, вздрагивая от грохота проносящихся поездов. Дремлют – это фиксация действия; дремлют, вздра­гивая от грохота проносящихся поездов – это уже кар­тина, описание.

Специфика описания в репортаже и в публицистике вообще в его документальности, достоверности, по­длинности. Такой характер описания обусловливает сдержанность, умеренность в использовании изобра­зительных средств. Репортажному описанию, по-ви­димому, чужды чересчур яркие, чересчур "беллетри­стические" средства и новообразования. Все это про­тиворечит природе описания в репортаже и в газетной речи в целом. Но как вкрапления языковые метафо­ры, эпитеты и другие средства выразительности удачно инкрустируют словесную ткань, оживляют повество­вание. Вот как писал известный журналист В. Орлов: "Вероятно, нельзя сформулировать бесспорный иде­ал газетной формы. Можно только высказать личные вкусы. Нажимая на формальный момент, опасно пе­рестараться. Стихотворения в прозе чужеродно ложатся на газетный лист. Слишком зашлифованная коррес­понденция выглядит тут претенциозно, как хождение на пуантах на профсоюзном собрании. За любыми на­ходками, как мне кажется, должна ощущаться ско­ропись. Даже ювелирные изделия обязаны вплетать­ся в скромную деловую ткань, которая органична га­зетной полосе".

Разновидность описания в нехудожественной про­зе –характеристика, частным случаем которой явля­етсятехническое описание. Вот характерный пример:

Магнитофон "Чайка" представляет собой аппарат, пред­назначенный для записи и воспроизведения музыки и речи в домашних условиях. Магнитофон обеспечивает возможность записи с микрофона, звукоснимателя, а также запись с другого магнитофона, радиотрансляционной сети, радиоприемника или телевизора.

Магнитофон "Чайка" выполнен в декоративном ящике переносного типа. Конструкция всего устройства состоит из следующих узлов... Все органы управления магни­тофоном, за исключением предохранителя, входных и вы­ходных гнезд, расположены на верхней панели"...

Здесь, как видим, полностью исключены художе­ственно-эстетические задачи. Главное – точно обоз­начить технические параметры, охарактеризовать мо­дель, дизайн и т. д.

Какова роль описания в художественной прозе, публи­цистике, деловой речи?

Повествование

Повествование, как определяет "Теория словесно­сти", в противоположность описанию, "есть изобра­жение событий или явлений, совершающихся не од­новременно, а следующих друг за другом или обус­ловливающих друг друга".

Самый, по-видимому, краткий в мировой литера­туре образец повествования – знаменитый рассказ Це­заря: "Пришел, увидел, победил" (Veni, vidi, vici). Он ярко, сгущенно передает самую суть повествования, смысловую и языковую – это рассказ о том, что про­изошло, случилось. Главное средство такого расска­за – сменяющие друг друга и называющие действия глаголы прошедшего времени совершенного вида. Об­разно можно сказать, что повествование – это свое­образное речеведение.

Итак, повествование раскрывает тесно связанные между собой события, явления, действия как объек­тивно происходившие в прошлом. Предложения по­вествовательных контекстов не описывают действия, а повествуют о них, т. е. передается самое событие, действие. Например:

Прошло несколько недель... Вдруг батюшка получает из Петербурга письмо от нашего родственника князя Б**. Князь писал ему обо мне. После обыкновенного при­ступа он объявил ему, что подозрения насчет участия моего в замыслах бунтовщиков, к несчастию, оказались слишком основательными, что примерная казнь должна была бы меня постигнуть, но что государыня, из уваже­ния к заслугам и преклонным летам отца, решилась по­миловать преступного сына и, избавляя его от позорной казни, повелела только сослать в отдаленный край Си­бири на вечное поселение.

Сей неожиданный удар едва не убил отца моего. Он лишился обыкновенной своей твердости, и горесть его (обыкновенно немая) изливалась в горьких жалобах (Л. С. Пушкин).

Повествование можно считать главной, основной частью авторской монологической речи. Повествова­ние, рассказ – сущность, душа литературы. Писатель – это прежде всего рассказчик, человек, умеющий инте­ресно, захватывающе рассказывать. Как и другие функ­ционально-смысловые типы речи, повествование пред­ставляет собой отражение реальной действительности, в которой протекает рассказ, повесть, роман. Повест­вование теснейшим образом связано с пространством и временем. Обозначения места, действия, названия лиц и не лиц, производящих действия, и обозначе­ния самих действий – это языковые средства, с по­мощью которых ведется повествование.

Стилистические функции повествования разнооб­разны, связаны с индивидуальным стилем, жанром, предметом изображения. Повествование может быть более или менее объективированным, нейтральным или, напротив, субъективным, пронизанным автор­скими эмоциями.

Последний тип повествования типичен и для многих публицистических жанров. Вот отрывок из цитировав­шегося уже репортажа М. Стуруа:

В тот день - это было 24 апреля, – попав на Ферриндон-роуд, я невольно заметил здесь перемены. Внешне все было на своих местах. И все-таки чего-то не хвата­ло, чего то такого, без чего, как казалось ранее, Ферриндон-роуд была просто немыслима. Разгадку я увидел сра­зу: с фасада дома № 75 были сняты буквы, которые чи­тались так: "Дейли Уоркер". На их месте красовались другие: "Морнинг Стар".

В данном тексте преобладает план прошедшего вре­мени, что характерно для рассказа о событиях, фак­тах прошлого. При этом показательно, что глаголь­ные формы совершенного вида обозначают действия, сменяющие друг друга (заметил, увидел), и носят ди­намический характер, а глагольные формы несовер­шенного вида обозначают действия, совершающиеся в одной временной плоскости и имеющие статичный характер (элементы описания). Повествование дано от автора, события пропущены через авторское воспри­ятие, о чем свидетельствует употребление я, разго­ворный синтаксис, ср., например, троекратное упот­ребление что в одном предложении (И все-таки че­го-то не хватало, чего-то такого, без чего, как казалось ранее, Ферриндон-роуд была просто немыслима).

Сообщение как разновидность повествования – глав­ным образом сфера газетной речи.

Вор, укравший хозяйственную сумку у 29-летней жи­тельницы Лос-Анджелеса, покуда она заказывала ланч у стойки местной закусочной, проявил известное благо­родство по отношению к своей жертве. Деньги он, ко­нечно, взял, но сумку потом подбросил. А в сумке ле­жал дорогостоящий силиконовый протез левой кисти ограбленной гражданки, которую она потеряла в авто­катастрофе четыре года назад. Искусная работа проте­зистов, видимо, настолько поразила жулика, что он да­же не стал снимать с указательною пальца протеза до­рогое кольцо с аметистом и бриллиантом. Женщина старается не носить свой протез в жаркую погоду из-за дискомфорта.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.