Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Стилистическая оценка порядка слов. Понятие инверсии




Лексические образные средства в художественном тексте

Образность в широком смысле этого слова - как живость, наглядность, красочность изображения - неотъемлемый признак всякого вида искусства, образность речи - частное ее проявление. Более узкое понимание образности речи основано на использовании слов в переносном значении, с измененной семантикой. При этом слова, получающие образное значение, в художественном контексте в какой-то степени теряют свою номинативную функцию и приобретают яркую экспрессивную окраску.

Стилистика рассматривает образность речи как особую стилевую черту, которая получает наиболее полное выражение в языке художественной литературы. Попадая в художественный контекст, слово включается в сложную образную систему произведения.

Слова, употребленные в переносном значении с целью создания образа, называются тропами.

Речь, оснащенная тропами, называется металогической (от гp. meta - через, после, lógos - слово); она противопоставлена речи автологической (от гр. autos - я, сам и lógos - слово), в которой тропы отсутствуют.

-Метафора

-Олицетворение

-Метонимия - перенос названия с одного предмета на другой на основании их смежности.

-Синекдоха - замена множественного числа единственным

-Аллегория

-Антономазия - употреблении собственного имени в значении нарицательного. (донжуан)

-Эпитет - образное определение

-Гипербола и литота – преувеличение/преуменьшение размеров, силы, красоты, значения описываемого

-Сравнение

-Перифраз - описательный оборот, употребляемый вместо какого-либо слова или словосочетания

Использование тропов возможно не только в художественных произведениях. Функциональные стили заимствуют образность у художественной речи, но при этом качественно преобразуют ее, приспособляя к своим нуждам. «Если, например, в художественной прозе, в поэзии тропы служат для создания образа, то в разговорной речи они подчинены целям непосредственного выражения эмоций говорящего»

Стилистическая оценка порядка слов. Понятие инверсии

Употребление предложения в речи обязательно требует приспособления его грамматической структуры к выражению той или иной информации. Порядок слов нельзя рассматривать в отрыве от актуального членения высказывания.

При прямом порядке слов тема стоит на первом месте в предложении, а рема - на втором. К прямому порядку слов относятся все случаи перехода от темы к реме. Для синтаксического строя русского языка наиболее характерна препозиция подлежащего. Обычно такое положение соответствует и актуальному членению высказывания, так как подлежащее чаще всего является темой. Николай / взял два письма. Одно / было от матери, другое / - от Сони

Такой порядок слов традиционно рассматривается как прямой. В то же время следует иметь в виду, что в русском языке немало конструкций с прямым порядком слов, в которых подлежащее постпозитивно. К ним относятся прежде всего те, в которых сказуемое является темой: Есть / другое средство: вы можете отыграться.

Обычно препозитивно сказуемое в вопросительных и восклицательных предложениях: Будете ли вы или нет? Правда, актуальное членение таких предложений особое; в них рема на первом месте и логическое ударение выделяет ее.

Определяя место второстепенных членов предложения, следует иметь в виду, что предложение состоит из словосочетаний, которые строятся определенным образом. Нарушение порядка слов в словосочетании может разрушить его. Например, обязательно расположение слов в высказывании в каждой детали из никеля делается отверстие, так как при иной последовательности - «в детали делается отверстие из никеля» искажается смысл.

· В сочетаниях имен существительных с прилагательными прилагательное в постпозиции может нести основную смысловую нагрузку: Белинский был человек сильный и решительный.

· В словосочетаниях из двух существительных с препозицией зависимого появляется разговорная окраска, если это инверсированное существительное получает в контексте особое смысловое значение: Стоял раз полк в первой линии; целую неделю с турками перестрелка была.

· Порядок слов важен в сочетаниях количественных числительных с существительными. При точном обозначении числа числительное препозитивно: два часа, сто рублей; иной порядок слов указывает на приблизительность количества.

· В глагольных словосочетаниях с зависимой падежной формой существительного оно, как правило, на втором месте: люблю грозу, пишу карандашом. Однако возможна и препозиция существительного, если оно указывает на качество или способ действия. Инверсия зависимой словоформы, подчеркнутой логическим ударением, создает яркую экспрессию: Судьбы свершился приговор.

· На уровне предложения следует рассмотреть порядок слов при употреблении однородных членов, связанных сочинительной связью. Ближе к существительным ставятся прилагательные, называющие более важный признак. Если при этом сочетаются качественное и относительное прилагательные, то непосредственно рядом с существительным окажется последнее

Наблюдения за вариантами словорасположения в предложении и словосочетании неоднократно обращали нас к инверсии - стилистическому приему, состоящему в намеренном изменении обычного порядка слов с целью эмоционального, смыслового выделения какой-либо части высказывания: Если прямой порядок слов, как правило, не имеет стилистического значения, то инверсионный - всегда стилистически значим. Правомерно задать вопрос: как оценивается инверсия в разных функциональных стилях?

Инверсия возможна лишь в экспрессивной речи. Этот стилистический прием ценят не только писатели, но и публицисты.

В научном и официально-деловом стилях, как правило, порядок слов не используется в экспрессивной функции и потому инверсия не может быть оправдана. Что же касается предпочтения конструкций с препозицией или постпозицией подлежащего, то их выбирают, учитывая характер изложения материала. Большинство предложений в научной речи начинается не с подлежащего, а с обстоятельства, дополнения. В официально-деловом стиле преобладают иные конструкции: подлежащее, как правило, препозитивно; причем в тексте обычно повторяются однотипные конструкции:

34. Понятие речевого стандарта и речевого штампа. Их стилистическая оценка

С влиянием официально-делового стиля обычно связывают употребление речевых штампов. Речевыми штампами становятся получающие широкое распространение слова и выражения со стертой семантикой и потускневшей эмоциональной окраской. Речевые штампы, избавляя говорящего от необходимости искать нужные слова, лишают речь конкретности.

Постановление по дальнейшему углублению расширения конструктивных мер, принятых в результате консолидации по улучшению состояния всемерного взаимодействия всех структур консервации и обеспечения еще большей активизации наказа трудящихся всех масс на основе ротационного приоритета будущей нормализации отношений тех же трудящихся по их же наказу.

Скопление отглагольных существительных, цепочки одинаковых падежных форм, речевые штампы прочно «блокируют» восприятие подобных высказываний, которые невозможно осмыслить.

Штампом может стать всякое часто повторяемое речевое средство, например шаблонные метафоры, определения, потерявшие свою образную силу из-за постоянного обращения к ним, даже избитые рифмы (слезы - розы).

· шаблонные обороты речи: на данном этапе, в данный отрезок времени, на сегодняшний день.

· универсальные слова, которые используются в самых различных, часто слишком широких, неопределенных значениях (вопрос, разворачивать, отдельный, определенный и т.п.).

· слово являться,

· слова-спутники; использование одного из них обязательно подсказывает и употребление другого (ср.: мероприятие - проведенное, размах - широкий, критика – резкая)

От речевых штампов следует отличать языковые стандарты. Языковыми стандартами называются готовые, воспроизводимые в речи средства выражения, используемые в публицистическом стиле. В отличие от штампа, «стандарт… не вызывает негативного отношения, так как обладает четкой семантикой и экономно выражает мысль, способствуя быстроте передачи информации». К языковым стандартам относятся, например, такие сочетания, получившие устойчивый характер: служба занятости, международная гуманитарная помощь, коммерческие структуры, силовые ведомства, ветви российской власти.

 

35. Стилистическая оценка многозначности и омонимии

Многозначность лексики - неисчерпаемый источник обновления значений слов, необычного, неожиданного их переосмысления.

Если слово имеет несколько значений, его выразительные возможности увеличиваются. Например, в тексте может быть повторено многозначное слово, которое, однако, выступает в различных значениях («Из зоны радиации в зону бюрократии»)

Наряду с многозначными словами в словесную игру часто вовлекаются омонимы. При омонимии между словами устанавливается лишь звуковое тождество, а смысловые ассоциации отсутствуют, поэтому столкновение омонимов всегда неожиданно, что создает большие стилистические возможности для их обыгрывания. Кроме того, употребление омонимов в одной фразе, подчеркивая значения созвучных слов, придает речи экспрессию («Миру нужен мир!»; Каков ни есть, а хочет есть).

На многозначных словах и омонимах строятся шутки, каламбуры. Каламбуром (франц. calembour) называется стилистическая фигура, основанная на юмористическом использовании многозначных слов или омонимов. Например: Дети - цветы жизни. Не давайте им, однако, распускаться; Женщины подобны диссертациям: они нуждаются в защите.

Они могут строиться и на звуковых созвучиях (Ну что, Нострадамус? Настрадался на уроке – решил со шваброй отдохнуть?)

Каламбуры могут быть использованы писателями как средство осмеяния персонажей, которые не обращают внимания в речи на столкновение разных значений многозначных слов (На половине покойника сидеть не разрешается. - Булг.)

Неуместный комизм, возникающий при употреблении в речи слов, у которых есть омонимы, вынуждает пересматривать терминологию. Так, при упорядочении отраслевой терминологии было предложено заменить термины кишка Дауценберга, баба копра, ледяной череп, паразитная шестерня и т.п., но до сих пор существуют такие, например, названия профессий, как трепач, щипальщик, загибальщик, которые у неспециалиста вызывают нежелательные ассоциации.

Комизм и двусмысленность высказыванию могут придать аббревиатуры, имеющие лексические омонимы. Например: ВНОС (воздушное наблюдение, оповещение и связь), МНИ, МУХИН (названия институтов) и др. некоторые из них исчезли после реорганизации соответствующих учреждений. Так, не стало аббревиатур ОЛЯ (Отделение литературы и языка АН СССР), ИВАН (Институт востоковедения АН СССР).

36. Использование диалектизмов, профессионализмов, жаргонизмов писателями и публицистами

· В художественной речи диалектизмы выполняют важные стилистические функции: помогают передать местный колорит, особенности речи героев, наконец, диалектная лексика может быть источником речевой экспрессии.

Следует различать, с одной стороны, «цитатное» употребление диалектизмов, когда они присутствуют в контексте как иностилевой элемент, и, с другой стороны, использование их на равных правах с лексикой литературного языка, с которой диалектизмы стилистически должны слиться. При «цитатном» употреблении диалектизмов помнить о том, что язык произведения должен быть понятен читателю. Все вечера, а то и ночи сидят [ребята] у огончиков, говоря по-местному, да пекут опалихи, то есть картошку (Абр.) Более сложной проблемой является использование диалектизмов наравне с литературной лексикой как стилистически однозначных речевых средств. Часто писатели условно отражают особенности местного говора, используя несколько характерных диалектных слов. В результате такого подхода нередко диалектизмы, получившие распространение в художественной литературе, становятся «общерусскими», утратив связь с конкретным народным говором. Введение диалектной лексики в произведения публицистического стиля возможно, но требует большой осторожности. В публицистике нежелательно употребление диалектизмов наравне с литературной лексикой

· К профессиональной лексике относятся слова и выражения, используемые в различных сферах деятельности человека, не ставшие, однако, общеупотребительными

При определенных условиях профессионализмы находят применение в литературном языке.

Однако информативная ценность узкопрофессиональных наименований утрачивается, если с ними сталкивается неспециалист. Поэтому в газетах использование профессионализмов требует осторожности. Включение в текст профессионализмов нередко бывает нежелательным. Так, в газетной статье не может быть оправдано употребление узкоспециальных профессионализмов. Например: На руднике очень несвоевременно проводится ополаживание горизонтов, заоткоска дорог

Проникают в язык газеты и профессионализмы сниженного стилистического звучания, очень распространенные в разговорной речи. Например, очеркисты обращаются к таким выразительным профессионализмам, как «челноки», челночный бизнес, включить счетчик (повысить процент кредита) и т.п. Однако излишнее употребление профессионализмов мешает восприятию текста и становится серьезным, недостатком стиля. Профессионально-жаргонная лексика не употребляется в книжных стилях. В художественной литературе она может быть использована наряду с другими просторечными элементами как характерологическое средство.

· Возникновение и распространение в речи жаргонизмов оценивается как отрицательное явление в жизни общества и развитии национального языка. Однако введение жаргонизмов в литературный язык в исключительных случаях допустимо: эта лексика может понадобиться писателям для создания речевых характеристик персонажей или журналистам, описывающим жизнь в колониях. Чтобы подчеркнуть, что жаргонизмы в таких случаях приводятся «цитатно», автор обычно заключает их в кавычки. Например: «Паханы», «бугры» и другие. В публицистических текстах возможно обращение к арготизмам в материалах определенной тематики. Например, в рубрике «Криминальные сюжеты»:

37. Понятие благозвучия речи. Использование благозвучных и неблагозвучных фраз поэтами

Благозвучие предполагает наиболее совершенное с точки зрения говорящих на данном языке сочетание звуков, удобное для произношения и приятное для слуха. Требования благозвучия должны быть согласованы с фонетическими особенностями конкретного языка.

Каждый национальный язык имеет свою неповторимо индивидуальную фонетическую систему, которая говорящим на этом языке представляется самой удобной.

Для русского человека, например, благозвучна пушкинская строка. У лукоморья дуб зеленый; здесь нет труднопроизносимых сочетаний звуков, короткие слова чередуются с длинными, интонация гармоническая, плавная.

Наиболее естественное звучание русской речи достигается чередованием согласных и гласных звуков и незначительным употреблением консонатных сочетаний, т.е. сочетаний нескольких согласных.

В русской лексике, как правило, сочетание согласных подчиняется законам благозвучия. Но есть в языке и неблагозвучные слова, в которых согласных больше средней нормы или нарушена их обычная последовательность (взвизгнуть, взбрыкнуть, встрепенуться, споткнуться, измызгать, вспугнуть, взрыв, встряска).

О художественной неравноценности различных звуков речи говорят и прозаики, отмечая неблагозвучие шипящих и свистящих звуков. М. Горький советовал молодым писателям избегать шипящих звукосочетаний вши, вша, вшу, ща, щей, не допускать повторения свистящих и шипящих звуков, если они не звукоподражательны.

Повторение гласных бывает менее заметно, однако нанизывание в тексте слов с такими сравнительно редкими звуками, как у, ы, так же воспринимается как отступление от фоностилистической нормы (Убийства и ужасы в угрюмой усадьбе -)

На благозвучие оказывает влияние частота употребления звуков одинаковых или близких по артикуляции.

Требование благозвучия речи - это не только требование поэтического вкуса, но и одно из требований культуры речи как науки о наиболее удачном и целесообразном языковом выражении мысли. Неудачная фонетическая организация речи, затрудненная артикуляция, непривычное звучание фразы отвлекают внимание читателя, мешают восприятию текста на слух.

38. Стилистическая оценка заимствованных слов

Русский язык всегда был открыт для пополнения лексики из иноязычных источников. Заимствования из древних языков, тюркизмы, галлицизмы, слова из немецкого, английского, украинизмы и др. осваивались русским языком в разные исторические эпохи.

В конце 80-х - 90-ые годы особенно сильно увеличился приток иностранных слов в русский язык. Иноязычная лексика заняла ведущие позиции в политической сфере, быту, научно-технической области. Даже сленг пополняется ею..

Словари иностранных слов не успевают освоить новые заимствования, поэтому читатель, не владеющий английским, нередко оказывается беспомощным, встречая непонятные слова в газетах, журналах, изобилующих иноязычными терминами: эксклюзивный (исключительный), пресс-релиз (специальный бюллетень для работников средств массовой информации, выпускаемый правительственным учреждением), консенсус.

Все заимствованные слова условно можно разделить на общеупотребительные и имеющие ограниченную сферу употребления. Большинство общеупотребительных слов большинство из них относится к межстилевой, нейтральной в эмоционально-экспрессивном отношении лексике. Особое место занимают интернациализмы (слова из обшасти науки, культуры, политики). Они стилистически нейтральны, поскольку часто употребляются в речи.

Особое место занимает заимствованная лексика ограниченного употребления. В состав ее входят слова, неоднородные по степени освоения их русским языком и по стилистической окраске, что также позволяет выделить несколько групп заимствованной лексики ограниченного употребления:

· Книжные слова, которые не получили всеобщего распространения (аморальный, апологет, акцентировать). Значительную часть заимствованной книжной лексики составляют термины.

· Заимствованные слова, проникшие в русский язык под влиянием салонно-дворянского жаргона (амурный - «любовный», бонвиван - «легкомысленный человек», рандеву - «свидание», плезир - «удовольствие», сантименты - «чувствительность»)

· Экзотизмы - заимствованные слова, которые характеризуют специфические национальные особенности жизни разных народов и употребляются при описании нерусской действительности. (аул, суши, роми, эскарго).

· Иноязычные вкрапления в русскую лексику (аллегро, о'кей, мерси), которые часто сохраняют нерусское написание (happy end).

· Варваризмы, т.е. перенесенные на русскую почву иностранные слова, употребление которых носит индивидуальный характер. О варваризмах нельзя сказать, что они входят в состав русской лексики, они еще не освоены языком, не являются его принадлежностью, это «не закрепившиеся в общелитературном языке единицы». Речь, насыщенная варваризмами, называется макаронической.

Использование русскими писателями иностранных слов отражает их отношение к проблеме лексических заимствований. Неоправданное введение в текст заимствованных слов наносит большой ущерб художественной речи. Не следует употреблять заимствованные слова, если у них есть русские эквиваленты, точно передающие то же значение. Например реклама расхваливает квалитетную женскую обувь (а почему не качественную?); юрист пишет о консалтинговой деятельности.

Публицистам следует знать, что непонятные иноязычные слова неуместны в заголовках, ведь именно название статьи призвано привлечь внимание читателя. Сможет ли он разгадать смысл таких, например, заглавий? - «В войне трейлеров - временное затишье», «Ошибка киллера».

Употребление заимствованной книжной лексики нередко вносит стилистический разнобой, так как функционально закрепленные слова оказываются неуместными в нейтральном контексте. Нельзя писать о ручье: мягкий вкус профильтрованной листьями воды. Грубые лексические ошибки возникают при употреблении заимствованных слов без учета их значения. Например: «Продаем парадоксальные итальянские светильники».

С употреблением заимствованных слов может быть связана и речевая избыточность. В этом случае рядом с заимствованным словом используется русское, очень близкое по смыслу, а иногда и дублирующее его значение. Так возникают сочетания единый монолит, инициативное начинание.

39. Стилистическое использование грамматических категорий глагола. Ошибки при употреблении глагольных форм

В разных стилях глаголу отводится неодинаковая роль.

Официально-деловой. Употребление глагольных форм сводится до минимума, используются в основном глаголы «является», «следует», «надлежит».

Научный. Чуть боле глагольный стиль, в описании процессов глаголы необходимы.

Публицистический. В публицистическом стиле глагольность может стать определяющей чертой того или иного текста, если функционально-смысловой тип речи ориентирует на повествовательный, событийный характер изложения.

Художественный. Глагольность как функционально-стилевой параметральный признак выделяет художественную речь. Значительное количество глаголов (в два с половиной раза больше, чем в официально-деловом стиле) - преимущество образной речи; оно свидетельствует о том, что повествование занимает в художественных текстах большое место. Современные исследователи утверждают, что в глаголе, образно говоря, течет самая алая, самая артериальная кровь русского языка. Глагол является неисчерпаемым источником экспрессии. Глагол используется в художественной речи прежде всего для передачи движения, выражающего динамику окружающего мира и духовной жизни человека. Глагол - единственная из них, которая представляет действие как процесс в грамматических формах времени, лица, наклонения, залога. Именно в этих грамматических категориях получают исчерпывающее выражение понятия глагольности как процесса, отчего и установилось мнение, что глагол как часть речи «специально создан» для изображения действия.

Выразительные возможности основных глагольных категорий обусловлены тем, что они непосредственно связаны с важнейшими понятийными категориями, отражающими в нашем сознании реальную действительность.

При изучении стилистики глагола особое внимание привлекает категория времени, которую характеризуют своеобразное функционирование в разных видах речевой деятельности и широкие экспрессивные возможности, благодаря богатой синонимии временных форм. В сравнении с другими грамматическими категориями глагола категория времени наиболее наглядно отражает функционально-стилевую специфику использования глагольных форм.

В художественной речи, как и в разговорной, широко представлены самые различные формы времени с разнообразными оттенками их значений.

При функционально-стилевой оценке вида глагола следует заметить, что в использовании этой грамматической категории в различных стилях наглядно отражается специфика каждого из них, поскольку степень конкретности речи или ее отвлеченно-обобщенный характер закономерно проявляются в преобладании глаголов того или иного вида. При этом избирательность в употреблении видов глагола согласована и с использованием его времен.

Категория наклонения вызывает стилистический интерес благодаря развитой синонимии и яркой экспрессивной окраске ряда глагольных форм. Изъявительное наклонение по сфере употребления универсально, оно свободно используется в любом стиле и поэтому в стилистическом комментарии не нуждается. Повелительное наклонение принадлежит преимущественно разговорной речи и проникает в те книжные стили, которые открыты для ее влияния. Показательно, что в официально-деловом стиле, для которого весьма характерна модальность, отличающая повелительное наклонение (приказание, требование, побуждение и т.д.), не популярны «чистые» повелительные формы. В научно-популярных произведениях, в некоторых жанрах научного стиля (прежде всего в учебной литературе) повелительное наклонение помогает автору установить контакт с читателем. Сослагательное наклонение не встречает функционально-стилевых преград. Оно употребляется и в разговорной речи, и в книжных стилях. Однако потребность в нем - в силу экстралингвистических факторов - появляется нечасто, поскольку модальность гипотетичности действия встречается значительно реже, чем модальность реальности действия или побуждения к нему.

Категория лица, выражающая значение персональности, наряду с формами времени и наклонения в системе морфологических признаков глагола справедливо считается одной из основных. Грамматисты видят в совокупности этих категорий средство выражения предикативности высказывания.

Основные ошибки:

· ошибки в образовании форм глагола (бредю, очучусь, развешало)

· временные формы глагола (у носорога всегда имелся запас жира)

· несовпадение видовременных форм ( Через год закончил факультет и возвращается на должность на чальника штаба.)

· просторечные формы (езжай)

40. Новые слова в русском языке. Стилистическая оценка разных типов неологизмов

Каждая эпоха обогащает язык новыми словами. В периоды наибольшей активности общественно-политической и культурной жизни нации приток новых слов особенно увеличивается.

В зависимости от способов образования выделяют неологизмы лексические, которые создаются по продуктивным моделям или заимствуются из других языков (подписант; посткоммунистический, спецназ) и семантические, которые возникают в результате присвоения новых значений уже известным словам (челнок - мелкий торговец импортными товарами). Своеобразие семантических неологизмов состоит в том, что как лексемы они давно известны в языке, но, обновив свое значение, из прежних тематических групп перемещаются в совершенно новые, изменяя при этом лексическую сочетаемость и нередко стилистическую закрепленность, экспрессивную окраску. Например, в новом значении - катастрофа - обвал принадлежит к группе слов, связанных с финансами; становится экспрессивно окрашенным и закрепляется за публицистическим стилем русского языка. В составе семантических неологизмов слова с яркой экспрессивной окраской не единичны, не случайно модные новые словечки заимствуются из жаргонов. Так, тусоваться вначале употреблялось картежниками.

В зависимости от условий создания неологизмы следует разделить на две группы: слова, возникновение которых не связывается с именем их создателя, их можно назвать анонимными, и слова, введенные в употребление конкретными авторами, то есть индивидуально-авторские неологизмы. Подавляющее большинство неологизмов относится к первой группе. Никто не может сказать, кем были придуманы слова земляне, рыночник, думцы. Ко второй группе неологизмов принадлежит, например, созданное В. Маяковским слово прозаседавшиеся.

Перешагнув границы индивидуально-авторского употребления, став достоянием языка, такие слова присоединяются к активной лексике. Так, давно освоены русским языком созданные М.В. Ломоносовым термины: созвездие, полнолуние, притяжение.

В зависимости от целей создания новых слов, назначения их в речи все неологизмы можно разделить на номинативные и стилистические. Появление номинативных неологизмов диктуется прежде всего потребностями развития науки и техники. Стилистические неологизмы создаются как яркое экспрессивное средство, они всегда имеют положительную или отрицательную окраску. Например, неудачи и злоупотребления во время приватизации государственных предприятий послужили поводом к рождению сатирического словечка прихватизация.

В зависимости от того, входят ли неологизмы в язык или являются лишь фактами речи, создаются «на случай», различают неологизмы языковые (общенародные) и окказиональные (от лат. occasionalis - случайный).

Особое место в составе неологизмов занимают так называемые индивидуально-стилистические неологизмы - слова, созданные писателями, публицистами с определенной художественной целью.

Неудачными с точки зрения словообразования считаются неологизмы, в которых нарушены требования благозвучия речи. Звуковая форма неологизма неприемлема, если она вызывает нежелательные ассоциации из-за сходства в звучании нового слова с уже известным (детсадизм).

41. Паронимия и парономазия. Ошибки, вызванные смешением паронимов

Однокоренные слова, близкие по звучанию, но не совпадающие в значениях (узнать - признать, одеть - надеть, подпись - роспись), называются паронимами (из гр. para - возле, onyma - имя). Паронимы, как правило, относятся к одной и той же части речи и выполняют в предложении аналогичные синтаксические функции. Большинство лингвистов считает, что паронимия охватывает лишь родственные слова, имеющие звуковое подобие. Звуковая близость их и сходство в значениях объясняются тем, что у них один и тот же морфологический корень.

Явление парономазии заключается в звуковом подобии слов, имеющих разные морфологические корни (лоцман - боцман, кларнет - корнет, инъекция - инфекция).

У таких слов могут быть одинаковые приставки, суффиксы, окончания, но корни у них всегда разные. Кроме случайного фонетического сходства, слова в подобных лексических парах нечего общего не имеют. Перед каждым автором может возникнуть проблема выбора одного из паронимов.

В художественной речи обычно наблюдается правильное, весьма искусное использование паронимов. Например, у Пушкина можно найти много примеров, иллюстрирующих нормативное употребление «больных» слов, которые до сих пор смешиваются в просторечии: Надев широкий боливар, Онегин едет на бульвар...

Иной характер носит открытое использование паронимов, когда писатель ставит их рядом, показывая их смысловые отличия при кажущемся подобии. В этом случае паронимы выполняют различные стилистические функции, выступая как средство усиления действенности речи.

Столкновение паронимов используется для выделения соответствующих понятий, например: Молодые Тургеневы олицетворяют собой честь и честность

Поэты любят сближать самые «неподходящие» слова, удивляя нас своей фантазией:... путь от Платона к планктону и от Фидия к мидии – прост.

Яркий стилистический эффект рождает противопоставление паронимов: скорее не красота, а красивость...

Очень часто в речи наблюдается смешение паронимов, что приводит к грубым лексическим ошибкам (девственные меры, проблудил два часа). Смещение паронимов может вызвать нарушение лексической сочетаемости: красивая и практическая обувь.

Следует упомянуть о неправильном употреблении в речи однокоренных слов, которые нельзя назвать паронимами в строгом значении термина. Например, иногда не различают слова улыбающийся - улыбчивый, рекомендованный – рекомендательный.

Грубые лексические ошибки в речи могут быть вызваны ложными ассоциациями, которые часто возникают под влиянием парономазии. Так, иногда путают слова статут и статус, апробировать, что означает «дать официальное одобрение», и опробовать - «подвергнуть испытанию до применения». Ассоциативные ошибки нередко делают высказывание абсурдным (…Обязались изготовить дополнительно 50 настилов для экскаваторов столичного метро) или комичным (- Где здесь натуральная контора - мне с ребенка копию снять...)

42. Устранение речевых ошибок при употреблении однородных членов предложения.

При употреблении однородных членов предложения вне экспрессивной функции следует строго соблюдать логические требования:

Нельзя употреблять как однородные члены слова, указывающие на несопоставимые понятия: Комиссия отметила антисанитарное состояние павильона и продавца т. Пелевиной.

Употребление в качестве однородных членов слов разного семантического плана порождает неуместный комизм: Поздравляю вас от всей души и лично от себя .

В состав однородных членов не должны входить видовые и родовые наименования: Наш сквер - любимое место отдыха жителей деревни, молодежи и детей;

Несочетаемость одного из однородных членов (или нескольких) с тем словом в предложении, с которым связаны все остальные однородные члены, - весьма распространенная ошибка. Ее можно исправить, дополнив предложение:

Полиция обрушила на молодежь дубинки, гранаты со слезоточивым газом, огнестрельное оружие.-. Полиция обрушила на молодежь дубинки, гранаты со слезоточивым газом, применила огнестрельное оружие .

Редактору приходится вводить в текст новые слова, исправляя лексическую сочетаемость и устраняя одновременно речевую недостаточность (первый и последний пример); в иных случаях требуется коренная переработка предложения.

При употреблении однородных членов предложения встречаются ошибки на управление, если объединенные в сочиненном ряду слова управляют разными формами: (Преподаватели научат ребят разбираться и привьют им любовь к живописи, литературе, музыке)

При соединении однородных членов составными союзами важно соблюдать необходимый порядок слов, иначе нарушается логическая сторона речи. (Он научил Виктора не только профессиональным приемам, но и открыл красоту профессии...)

Недопустимо употребление в разных падежных формах обобщающих слов и однородных членов: Режиссер сказал: «Мы работаем сейчас над двумя постановками: «Вишневый сад» Чехова и пьесой Володина «С любимыми не расставайтесь».

43. Устранение речевых ошибок в согласовании определений и приложений

Неправильное согласование определений не только свидетельствует о низкой культуре речи пишущего, но и может стать причиной искажения смысла высказывания. Сад не просто «хобби», это тонны плодов, ягод, овощей, гектары некогда заброшенной земли, возрожденных к жизни (следовало: гектары… возрожденные к жизни).

Вариантные формы определений появляются при существительных общего рода (то есть словах, обозначающих людей по их свойствам и качествам и в равной мере применимых к мужчинам и женщинам) - ужасный сладкоежка - ужасная сладкоежка, славненький малютка - славненькая малютка. Существительные общего рода обладают яркой экспрессией (чаще отрицательного значения) и употребляются в разговорной и художественной речи. У писателей можно встретить «согласование по внешней грамматической форме, чаще всего по женскому роду, иногда - по среднему». В наше время такие формы согласования оцениваются как устаревшие или просторечные. Нарушение нормы не ощущается только в том случае, если существительное называет неодушевленный предмет.

Для определений, относящихся к субстантивированным прилагательным в количественно-именных сочетаниях, более свойственны варианты. Так, в функции прямого дополнения на равных правах употребляются формы: На улице Бирюзова открыли две новые столовые и… открыли две новых столовых; в случае предложного управления также возможны варианты.

Вторая область «агрессии» - сочетания с существительными женского рода, которых формы родительного падежа единственного числа и именительного множественного отличаются ударением: две высокие (и высоких) сосны (потому что в именительном множественного - сосны). В этом случае «практически возможны обе формы прилагательного»

Особые труднос





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.