Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Ю.Тувим. Про пана Трулялинского




Кто не слышал об артисте

Тралиславе Трулялинском!

А живет он в Припевайске,

В переулке Веселинском.

С ним и тётка – Трулялетка,

И дочурка – Трулялюрка,

И сынишка – Трулялишка,

И собачка – Трулялячка.

Есть у них ещё котёнок,

По прозванью Трулялёнок,

И вдобавок попугай –

Развесёлый Труляляй!

На заре они встают,

Чаю наскоро попьют,

И встречает вся компания

Звонкой песней утро раннее.

Палочку-трулялочку

Поднимет дирижёр –

И сразу по приказу

Зальётся дружный хор:

"Тру-ля-ля да тру-ля-ля!

Тра-ля-ля да тра-ла-ла!

Честь и слава Тралиславу!

Трулялинскому хвала!"

Трулялинский чуть не пляшет

Дирижёрской палкой машет

И, усами шевеля,

Подпевает:

"Тру-ля-ля!"

"Тру-ля-ля!" – звучит уже

На дворе и в гараже,

И прохожий пешеход

Ту же песенку поет.

Все шофёры – Трулялёры,

Почтальоны – Труляльоны,

Футболисты – Трулялисты,

Продавщицы – Трулялицы,

Музыканты – Трулялянты

И студенты – Труляленты.

Сам учитель – Трулялитель,

А ребята – Трулялята!

Даже мышки, даже мушки

Распевают: "Трулялюшки!"

В Припевайске весь народ

Припеваючи живёт!

 

Рембо. Гласные

А – чёрный, белый – Е, И – красный, У – зелёный,

О – синий... Гласные, рождений ваших даты

Ещё открою я... А – чёрный и мохнатый

Корсет жужжащих мух над грудою зловонной.

Е – белизна шатров и в хлопьях снежной ваты

Вершина, дрожь цветка, смех, гневом озарённый

Иль опьянённый покаяньем в час расплаты.

У – цикл, морской прибой с его зелёным соком,

Мир пастбищ, мир морщин, что на челе высоком

Алхимией запечатлён в тиши ночей.

О – первозданный Горн, пронзительный и странный.

Безмолвье, где миры, и ангелы, и страны,

– Омега, синий луч и свет Её Очей.

Комментарий. Это стихотворение наглядно демонстрирует, что каждый звук имеет свой неповторимый облик, а это в свою очередь говорит о том, что чёткое произношение – вопрос не столько технический, сколько эстетический.

 

Материалы для этюдов повышенного уровня сложности

В этом разделе будут приведены тексты, более сложные по своему содержанию, ритмической структуре, форме. Поэтому приёмы и способы решения таких полифоничных текстов чрезвычайно усложняются. Этюды на их основе, более чем все описанные ранее варианты текстов и упражнений к ним, близки к художественному чтецкому материалу. Подобные речевые этюды являются промежуточным звеном, связывающим тренинг и художественное чтение со сцены, помогающим перенести приобретённые технические навыки в творческую сферу. Спектр тренинговых предметов при создании таких этюдов расширяется и уже не ограничивается тростями, мячами, скакалками. В зависимости от звукового образа это могут быть платки, шали, зонты, ленты, плащи и т.д. Допустимо сочетание звука с "беспредметным" действием.

И.Анненский. Колокольчики

Динь-динь-динь,

Дини-дини...

Дидо Ладо, Дидо Ладо,

Лиду диду ладили,

Дида Лиде ладили,

Ладили, не сладили,

Диду надосадили.

День делали,

Да день не делали,

Дела не доделали,

Головы-то целы ли?

Ляду дида надо ли –

Диду баню задали.

Динь-динь-динь, дини-динь...

Колоко'лы-балабо'лы,

Колоколы-балаболы,

Накололи, намололи,

Дале боле, дале боле...

Накололи, намололи,

Колоколы-балаболы.

Лопотуньи налетали,

Болмоталы навязали,

Лопотали – хлопотали,

Лопотали, болмотали,

Лопоталы поломали.

Динь!

Ты бы, дид, не зёньками,

Ты бы, диду, деньгами...

Де'ньгами, деньгами...

Долго ли, не долго ли,

Лиде шубу завели...

Холили – не холили,

Волили – неволили,

Мало ль пили, боле лили,

Дида Ладу золотили.

Дяди ли, не дяди ли,

Ладили – наладили...

Ой, пила, пила, пила,

Диду пива не дала:

Диду Лиду надобе,

Ляду дида надобе.

Ой, динь, динь, динь – дини, динь, дини динь,

Деньги дида милые,

А усы-то сивые...

Динь!

День.

Дан вам день...

Долго ли вы там?

Мало было вам?

Вам?

Дам

По губам.

По головам

Дам.

Буби-буби-бубенцы-ли,

Мы ли ныли, вы ли ныли,

Бубенцы ли, бубенцы ли...

День, дома бы день,

День один...

Колоколы-балаболы,

Мало лили, боле пили,

Балаболы потупили...

Бубенцы-бубенчики,

Малые младенчики,

Болмоталы вынимали,

Лопоталы выдавали,

Лопотали, лопотали...

Динь...

Колоколы-балаболы...

Колоколы-балаболы...

Комментарий. Стихотворные тексты такого типа в тренинге получили рабочее название "колокольные" и чаще всего решаются как групповой этюд (к этим текстам можно отнести приведённые ниже стихотворения "Монастырская весна" С.Городецкого и "Звенидень" В.Каменского). Для тренинга и этюдов они хороши тем, что насыщены сонорными "М", "Н", "Л" – лучшими звуками для работы над голосовым резонансом. Можно в качестве отправной точки этюдного решения подобных текстов взять упражнение "Колокола". Кратко суть его в следующем: определяется несколько тональных групп исполнителей (три – четыре), каждая группа выбирает себе "звон" – это могут быть слоги "дин", "дон", "дили", "бим" и т.д. Каждая группа произносит свой слог в определённой тональности и ритме. Когда участники освоила свою партию, группы объединяются в единое полифоническое звучание. Возникает своеобразный голосовой "колокольный перезвон".

 

С.Городецкий. Монастырская весна

Звоны-стоны, перезвоны,

Звоны-вздохи, звоны-сны.

Высоки крутые склоны,

Крутосклоны зелены.

Стены выбелены бело:

Мать игуменья велела!

У ворот монастыря

Плачет дочка звонаря:

"Ах ты, поле, моя воля,

Ах, дорога дорога!

Ах, мосток у чиста поля,

Свечка Чиста Четверга!

Ах, моя горела ярко,

Погасала у него.

Наклонился, дышит жарко,

Жарче сердца моего.

Я отстала, я осталась

У высокого моста,

Пламя свечек колебалось,

Целовалися в уста.

Где ты, милый, лобызаный,

Где ты, ласковый такой?

Ах, пары весны, туманы,

Ах, мой девичий спокой!"

Звоны-стоны, перезвоны,

Звоны-вздохи, звоны-сны.

Высоки крутые склоны,

Крутосклоны зелены.

Стены выбелены бело.

Мать игуменья велела

У ворот монастыря

Не болтаться зря!

 

В.Каменский. Звенидень

Звени, Солнце! Копья светлые мечи,

лей на Землю жизнедатные лучи.

Звени, знойный, краснощёкий,

ясный-ясный день!

Звенидень!

Звенидень!

Пойте, птицы! Пойте, люди!

Пой, Земля!

Побегу я на весёлые поля.

Звени, знойный, чернозёмный,

полный-полный день.

Звенидень!

Звенидень!

Сердце, радуйся и, пояс, развяжись!

Эй, душа моя, пошире распахнись!

Звени, знойный, кумачовый,

Яркий-яркий день.

Звенидень!

Звенидень!

Звени, Солнце! Жизнь у каждого одна,

Я хочу напиться счастья допьяна.

Звени, знойный, разудалый,

Пьяный, долгий день!

Звенидень!

Звенидень!

 

К. Бальмонта. Бубенцы

Дрогнув, брызнув звуком дружным,
С колокольчиком поддужным,
С голубицей голубец,
Бубенец и бубенец

К шее конской припадают,
Хмелем звончатым блистают,
Вылетают,
Западают,
Снова звонче, снова тают,
Сном рассыпчатым взрастают,
В сбруе звук и зрак колец,
И навзрыд-навзвон рыдают,
Из конца бегут в конец,
И навзвон-навзрыд хохочут,
Сердцу сердце вспевом прочут,
Говорят,
Сборным взблеском, звуком-вздохом,
Как просыпанным горохом,
Бубнят вряд,
Дробь враздробь и врассыпную,
Змеезвоном ладят сбрую,
Серебрят,
Я, мол, ты, мол, мы, мол, баем,
Бусить бусы понимаем,
Любо тренькать дутым краем, –
Замолчать никак нельзя им,
Не хотят,
Не хотят,
Перезвякнут баю-баем,
Легче маленьких котят,
Перебросят звук и взгляд,
Сердце сердцу закогтят,
Не пойдёте напопят,
Бубенцы вам не велят.
Эй, родимые, скорее,
Закрутитесь веселее,
У коней вся в мыле шея,
К пиру бубен-бубенец,
Отчего бы, почему бы
Не лобзать да прямо в губы,
Ну, скажите, почему бы
Да не вместе наконец?
Эта славная затея –
До девицы молодец,
Ты товар, а я купец,
Ты мне нива, я твой жнец,
Птица ты, а я ловец.
Или были
В звонкой силе
Мы напрасно долгий час?
Слушай сказ,
Слушай нас.
Рея, вея, млея, рдея,
Это славная затея,
Колокольчик – ваш гонец,
С ним – и в буре не робея –
Бубенец и бубенец.
Эх, от самого Валдая
Звоны льются, нарастая,
От Алтая до Москвы
Брызжет пена до травы,
Закрутились пристяжные,
Коренник не клонит выи,
А у них как завитые
Книзу шеи – два кольца,
Дружны в тройке, к гриве грива,
Жить вам весело, счастливо,
Колокольчик говорливо
Обещает без конца,
Победить бубенчик хочет,
И по-своему пророчит.
Победит ли бубенца?
Колокольчик долго строит,
Он поёт да не покоит,
Плачем плачет, песней ноет,
Не видать его лица.
Победит ли бубенца?
В пляске весело стрекочет,
Точит, точит, счастье прочит
В перебросе бубенец.
Стук – колесам, блеск – подковам,
Бубенцу – быть сном медовым,
Сватом, братом всех сердец,
Двум сердцам – с одним быть кровом.
Двое с разных двух крылец,
В свете новом, в лике новом,
В радость всем и в зависть вдовам,
Прямо в церковь под венец.

Комментарий. Следует обратить внимание на аллитерацию на звуки "Б" и "Р", которая придаёт тексту особую экспрессию, и попытаться раскрыть эту экспрессию в звуковом этюде.

 

И.Северянин. Лунные блики

Лунные слёзы лёгких льнущих ко льну сомнамбул.

Ласковая лилейность лилий, влюблённых в плен

Липких зелёных листьев. В волнах полёты камбал,

Плоских, уклонно-тёлых. И вдалеке – Мадлен.

Лень разветвлений клёна, вылинявшего ало.

Палевые поляны, полные сладких сил.

Лютиковые лютни. В прожилках фьоль опала.

Милая белолебедь в светлом раскрыльи крыл.

Лучше скользить лианно к солнечному Граалю,

Кроликов ланно-бликих ловко ловить в атлас

Платьев лиловых в блёстках. Пламенно лик реалю

И, реализм качеля, плачу печалью глаз.

Комментарий. Это стихотворение И.Северянина (как и следующие за ним "Большая элегия Джону Донну" И.Бродского, "Призраки" И.Анненского) хорошо подходит для создания этюдов на "тихоговорение". Часто на сцене возникает речевая ситуация, когда голос не должен звучать громко, – звук должен быть тихим, сокровенным, но в то же время полным, слышимым во всём пространстве зрительного зала. На первый взгляд покажется парадоксальным, но формирование тихого и полного сценического звука гораздо сложнее громкого. Чем тише артист говорит на сцене, тем активнее должен произноситься звук, тем интенсивнее должны работать дыхательные мышцы.

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.