Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Шкуроход возникает при виде шприца




 

Корреспондент «Комсомолки» три дня дежурила в наркологическом диспансере.

 

– Идемте, идемте! Я вам сейчас тайник покажу.

 

Сестры Надежда Борисовна, Нелли Семеновна и я выходим на лестничную площадку и находим тайник возле пожарного крана. Извлекаем мятый пакетик, а там эта проклятая трава.

 

Так начинается дежурство в городском наркодиспансере. Моя реакция на происшествие – «Ах! Ох!», а для медперсонала – дело привычное. Где только ни находят пакетики! Любая изгибина трубы, щелка – уже тайник. Врачи мне рассказывали даже о том, что наркоманы прячут зелье в... заднем проходе.

 

А в отделении – новое ЧП! Только замуровали кирпич в оконном проеме, как его кто-то выбил. Спрашиваю у сестер: «Зачем?»

 

– А они будут «тянуть коней», т.е. на веревках, которые делают из полосок простыней, через форточки, через любые отверстия передают наркоту. Под окнами стоят машины – дежурят дружки наркоманов.

 

В наркозависимость человек входит сам под жалким лозунгом «Любопытно!». А потом бесконечное, так называемое поэтапное лечение, т.е. снимают ломку, стремятся к снижению дозы потребления наркотиков. А организм сопротивляется и требует все новых и новых доз. Вот откуда все эти тайники и передачки.

 

В наблюдательной палате мне было просто не по себе. Страшные сцены картин Иеронима Босха меркли перед тем, что видела я. Парня крутило, он не знал куда девать руки, ноги. Невидимая сила его подбрасывала, переворачивала. Он стонал, кричал. Сестра Валентина Васильевна мне пояснила:

 

– Это еще ничего! Вот как-то я видела ломку у четырнадцатилетней девочки. В цирке иногда показывают номер «Женщина-каучук». Так вот, это было покруче. И визг, животный визг.

 

В палатах наркологического отделения нет дверей. Идет какая-то публичная, откровенная жизнь молодых и старых, женщин и мужчин.

 

Среди выздоравливающих выделяется Татьяна. Профессия – специалист по статистике и метрологии. В ней чувствуется сила, власть, характер, красота. Недавно похоронила маму. В больнице – седьмой раз. Очень старается держать себя на уровне.

 

Красивый 29-летний Владислав – человек морской профессии (в прошлом). В смутные времена научился класть плитку. На какое-то время выбирается из наркозависимости, а потом – снова срывы...

 

Олег из Дальнереченска в больнице второй месяц. Тоже надеется на лучшее. Два пацаненка-токсикомана из Лесозаводска путаются под ногами, матерятся. Днем пытались убежать. А мне бубнят: «Мы лечиться хотим».

 

В 19.00 в отделении традиционное собрание, которое проводит психолог Анна Николаевна. Больные подразделяются на три группы – карантинщики, средняя и старшая выздоравливающие группы. Попасть в группу выздоравливающих непросто – учитываются штрафные очки за нарушение режима. Приготовил парень чифир – заработал штраф.

 

В среднюю группу принимали новеньких. Условия приема – каждый рассказывает о себе все-все. Ребята заученно перечисляют – что, где, когда, сколько курили, кололи. Мелькают слова: ханка, анаша, героин, пластилин, ремиссия. Ремиссия – период без наркотиков – в их рассказах сжимается подобно шагреневой коже.

 

За удовольствие платится страшная цена, название которой наркозависимость. И уже только вид шприца вызывает страшную рефлекторную реакцию, названную тоже страшно – шкуроход. Помните рефлексы собачек Павлова на звоночек? Что-то подобное и здесь.

 

Из уст в уста передают наркоманы адресочек бабушки из Сергеевки. Говорят, она здорово кодирует, чудеса творит. Другие возражают, что перед этим злом бабушка бессильна.

 

А пока в скромной клинике сражаются за заблудшие души врачи-наркологи и сестры. Причем наркоманы лечатся бесплатно. Для внеочередных есть платные места.

 

...Ночное дежурство прошло нормально. Только один новенький всю ночь бродил по коридору.

 

«Комсомольская правда» (Дальневосточное представительство)

6 марта 2001 г.

 

Корреспондент «Комсомолки» отправился бить лед на дорогах

 

Услышав утром во вторник по радио слова главы администрации Владивостока, что в гололеде виноваты дворники, которые должны колоть лед весь день, а не только по утрам, пуская снежную пыль в лицо трудящимся, наш корреспондент проникся сочувствием к работникам метлы. И решил испытать на себе, а каково оно – за 700 рублей целый день биться об лед.

 

Вот уже час я вместе с дворничихой Клавдией Герасимовной долбаю ледяное покрытие. Тяжело, холодно, ветрено. Тук-тук, а сделанного – чуть-чуть! Снимаю перчатки, ладони покраснели и подозрительно вздулись.

 

– Это что, – пожалела наставница. – А представляешь, какие волдыри после трех часов! На следующий день в руках метлу держать невозможно!

 

У Клавдии Герасимовны – огромный участок по улице Суханова и дома по Некрасовскому переулку. И все Клавдия Герасимовна убирает вручную. Техника – ледоруб да лопата.

 

Оказывается, существует своеобразная технология уборки. К примеру, снег толщиной свыше двух сантиметров дворник должен убирать два раза в сутки. В первый день – вычистить тропинки, а на третий – очистить всю территорию до асфальта. Вы где-нибудь такое видели? Нигде! Но и это еще не все. В каждом ЖЭУ существуют «Правила и нормы технической эксплуатации жилищного фонда». Так вот, из этих правил следует, что «внутриквартальные дороги должны очищаться техникой».

 

Я же, всю жизнь прожившая в своем околотке по Суханова, никогда во дворе или около него не видела ни одного технико-механического средства. Нет, по проезжей части Суханова техника проезжает, но по внутренней – никогда.

 

Практичные хозяева хорошо приспосабливают ее к очистке пространства возле своих магазинов. Делается все очень просто – владелец магазина машет рукой, в которой зажат пятисотник. Через 15 минут – все чисто!

 

Мое родное ЖЭУ-6 подчиняется ПЖЭТу № 2. Говорят, там есть два трактора. Скрипят, тарахтят, кое-как убирают. Но главным действующим лицом в уборке снега и льда остается дворник. Но их мало! Вместо положенных 50 работают 25. Заработки – символические. Если на нелегкую и грязную работу заманивали служебной квартирой, то сегодня и эта привилегия потеряна. Контингент работающих – пенсионеры и бомжи. Вот поэтому дворники с удовольствием чистят территорию возле магазинов и офисов. Здесь у них небольшой, но верный заработок. Самыми престижными считаются участки возле банков, к примеру, на Океанском проспекте. Три дворничихи из нашего ЖЭУ подались туда.

 

Рассвело. Трудящийся народ потопал на работу. По очищенным лестницам спускаются уверенно, а дальше – не торопясь, эдакий эквилибр на льду. Если днем еще как-то можно пройти, то вечером – сплошное ледово-рытвинное покрытие.

 

Да не возмущайтесь, горожане! Улица Прапорщика Комарова, на которой живет Юрий Копылов, тоже не чистится.

 

Действительно, а зачем убирать? Скоро все растает.

 

«Комсомольская правда» (Дальневосточное представительство)

15 марта 2001 г.

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.