Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Эволюционизм и Диффузионизм

ДИФФУЗИОНИЗМ

Диффузионизм как способ изучение культур появляется в конце XIX в. Понятие «диффузия», заимствованное из физики, означает «разлитие», «растекание», «проникновение». В изучении культуры оно означает распространение культурных явлений через контакты между народами – торговлю, переселение, завоевание. Представители этого направления считают главным содержанием исторического процесса диффузию, контакт, столкновение, заимствование, перенос культур. Важной особенностью этого подхода является анализ пространственных и временных характеристик культуры, что представляет собой конкретизацию объекта исследования по сравнению с эволюционизмом. Эволюционистской идее автономного возникновения и развития аналогичных культурных явлений в сходных условиях диффузионисты противопоставляют идею географической определенности, в некоторых случаях даже тезис об однократном возникновении культуры и последующем распространении ее из центра зарождения. В определенном смысле диффузионизм можно рассматривать, как попытку заменить идею прогрессивного развития принципом пространственно-временного перемещения отдельных элементов культуры или их комплексов.

Диффузионизм получает распространение в Германии (теория «культурных кругов»), США («age-and-area» – «возраст/время-пространство»), Скандинавии (историко-географическое направление). С 50-х гг. ХХ века идеи диффузионизма развивает в своих работах один из самых известных антропологов ХХ в. Т. Хейердал.

Одним из наиболее ярких представителей диффузионизма является немецкий исследователь Лео Фробениус (1873-1928).В своем фундаментальном труде «Происхождение африканских культур» (1898) он рассматривает две формы передвижения культуры: 1) перенос культуры без значительного движения народа; 2) перемещение культуры вместе с народами.

Человек в теории Л. Фробениуса занимает подчиненное место, он скорее является продуктом культуры, нежели ее творцом; а основным понятием его концепции является «культурная провинция» или «культурный круг», которое представляет собой совокупность предметов материальной культуры, обладающих определенными признаками и характеристиками.

Культура для Л. Фробениуса – некое органическое существо, и в своей аналогии культуры и живого организма он нередко доходит до их отождествления. Ученый утверждает, что культуры рождаются, живут и умирают так же, как и все другие живые существа. Культура рождается из естественных природных условий; она нуждается в питании, которое получает благодаря хозяйственной деятельности человека. Как любой живой организм, она может быть пересажена на другую «почву», и в новых условиях она может приобрести совершенно другое направление развития. Новые культуры рождаются из соприкосновения и взаимодействия старых культур. Но в то же время культура не может обойтись без человека, поскольку у нее нет ног. Человек необходим ей как своего рода носильщик.

Позднее, развивая свой тезис об аналогии культуры и живого организма, Л. Фробениус разделяет все существующие культуры на мужские и женские. Обобщив богатый этнографический материал, связанный с изучением культур различных африканских племен, в соответствии с выдвинутым положением, он выделяет два типа культуры: «теллурическо-эфиопско-патриархальную» и «хтоническо-хамитическо-матриархальную». «Теллурическое» означает «растущий из земли вверх», «хтоническое» – «углубляющийся корнями в землю». Оба выделенные типа культур тесно связаны с растительным миром и отличаются лишь тенденциями или «идеями», заложенными в них и проявляющимися как в материальных, так и в духовных элементах. Если первой свойственно стремление вверх, то вторая стремится зарыться в землю. Для «теллурической» культуры характерны свайные жилища, свайные амбары, кровати на ножках; душа ее поднимается вверх подобно растению; человек пытается забраться вверх по иерархической лестнице; божества обитают в высоких недоступных местах. Это культура патриархальная. В «хтонической» культуре существуют подземные жилища, земляные печи, циновки, идеи о подземном мире душ и т.д. Это матриархальная культура. Кроме того, Л. Фробениус полагает, что у культуры есть душа (пайдеум). Впоследствии, расширяя свою классификацию культуры, он заменяет эти понятия на «Восток», которому присуще «пещерное» чувство, неподвижность, фатализм и «Запад», обладающий «чувством далекого», динамичностью и идеей личной свободы.

Теорию «культурных кругов» развивает и Фридрих Гребнер (1877-1934). Основная идея его концепции – стремление свести все многообразие человеческой культуры к единичным, однократным явлениям. Важнейшие работы Ф. Гребнера – «Меланезийская культура лука и ее родственники» (1909) и «Метод этнологии» (1911), основаны на исследовании культуры Австралии и Океании. В этих работах автор отстаивает идею практической неизменности форм предметов и их географического распространения. Культуры, или «культурные круги» он часто выделяет произвольно, поэтому и совокупность элементов культуры, составляющих «культурный круг», также выделяется им произвольно и умозрительно. Кроме того, его теоретические построения основываются не на непосредственном изучении действительности, а на анализе музейных коллекций Кельнского и других музеев. Ф. Гребнер отстаивает идею о том, что всякий элемент культуры, появившись один раз в определенном месте, затем распространяется по различным странам.

Таким образом, Ф. Гребнер представляет культуру как некий конгломерат или просто эклектическое соединение предметов материальной культуры, обрядов и верований. В дальнейшем целый ряд исследователей культуры обращает внимание на придуманность «культурных кругов». Резко критикует именно такой вариант диффузионизма Б. Малиновский, указывая, что культура при таком подходе к ее исследованию есть просто собрание или куча мертвых вещей, которые абсолютно не связаны друг с другом.

Второе дыхание идеи диффузионизма обретают после второй мировой войны в связи с активизацией исследования возможных тихоокеанских контактов. Пальма первенства здесь принадлежит норвежскому этнологу Т. Хейердалу. Он выдвигает тезисы о возможности трансокеанских путешествий американских народов в Тихом океане и о том, что в древние времена мореплаватели могли пересекать океаны (в том числе и Атлантический). Кроме того, Т. Хейердал не только ищет, но и находит параллели, сходные явления в культурах; учитывает географические факторы, способствовавшие возможным контактам (течения, ветры и т.д.), но и сам плавает на судах, построенных по традиционной технологии, через Тихий (путешествие на «Кон-Тики») и Атлантический океаны (плавание на «Ра»).

Клод Леви-Стросс

Эволюционизм и Диффузионизм

(...) Эволюционное направление в этнологии является прямым отражением биологического эволюционизма. Западная цивилизация представляется как наиболее продвинутый этап эволюции человеческих обществ, а первобытные группы - как «пережитки» предыдущих этапов, логическая классификация которых послужит тем самым выяснению порядка их возникновения во времени. Однако задача не столь проста: эскимосы, искусные в изготовлении орудий, очень примитивны с точки зрения их социальной организации; в Австралии же наблюдается обратное положение. Можно было бы умножить число примеров. Неограниченный выбор критериев позволил бы создать бесчисленное множество совершенно различных рядов. Неоэволюционизму Лесли Уайта тоже не удается преодолеть эту трудность: ведь если предлагаемый им критерий - среднее количество энергии, приходящееся в каждом обществе на душу народонаселения, соответствует идеалу, принятому в определенные периоды и в определенных областях западной цивилизации, то трудно понять, каким образом пользоваться подобным критерием для громадного большинства человеческих обществ, где предложенная категория представляется, по меньшей мере, лишенной смысла.

Точки зрения эволюционизма и диффузионизма имеют много общего. Более того, Тэйлор сформулировал и применил одновременно положение обеих школ. Обе они сходны и в том, что уклоняются от методов, применяемых историками. Историк всегда занимается изучением индивидуальных явлений (будь то личности или события) или групп явлений, обособившихся благодаря их месту в пространстве и времени. Диффузионист, в свою очередь, может раздробить типы, предложенные компаративистами, чтобы попытаться восстановить индивидуальные явления на основании фрагментов, заимствованных из этих разных категорий. Однако ему удастся воспроизвести лишь псевдоиндивидуальное явление, поскольку в этом случае пространственные и временные координаты будут зависеть от того, каким образом были выбраны и скомпонованы между собой такие элементы, и поэтому они не придают объекту реального единства. Культурные «круги» или «слои» диффузионистов, так же как и «стадии» эволюционистов, представляют собой результат абстрагирования, которому всегда будет не хватать окончательных доказательств его правоты. Их история носит гадательный и умозрительный характер. ... Но всегда позволительно строить гипотезы, и по крайней мере в некоторых случаях предполагаемые источники возникновения явления и пути его распространения имеют очень высокую вероятность. Тем не менее, надежность подобных исследований сомнительна, потому что они нам ничего не сообщают о сознательных и бессознательных процессах, претворенных в конкретный индивидуальный или коллективный опыт, посредством которого люди, ранее не имевшие данного установления, либо создавали его, либо преобразовывали существовавшие установления, либо получали их извне. Исследование подобных процессов представляется нам, напротив, одной из основных задач, стоящих как перед этнографом, так и перед историком.

 

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.