Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Классификация методов ведения информационных войн.




Первая и основная классификация - по цели:

 

- Методы пропаганды.

- Методы контрпропаганды.

 

Методы пропаганды нацелены на то, чтобы донести до населения требуемые идеи, т. е. сформировать на определенном участке информационного пространства нужные информационные сущности. Соответственно, методы контрпропаганды нацелены на дискредитацию вражеских идей, разрушение вредных информационных сущностей и недопущение их возникновения в дальнейшем.

 

Вторая классификация - по характеру действия.

 

- Явные методы.

- Неявные (скрытые) методы.

 

Явные методы отличаются от неявных тем, что в них цель и характер воздействия не скрываются от противника. Например, агитация - это пример явной пропаганды, а информационный вирус - скрытой. В первом случае агитатор явно указывает, какую идею он доносит до публики. Во втором же случае, доносимая идея (вирус) маскируется, в то время как явно афишируется совсем другая идея, как правило, популярная и способствующая распространению вируса. Забегая вперед, отметим, что скрытые методы информационных войн наиболее эффективны при информационном наступлении на позиции противника, а явные методы больше подходят для защиты и укрепления подконтрольной территории. Таким образом, мы получаем четыре основные группы методов ведения информационных войн - явная пропаганда, скрытая пропаганда, явная контрпропаганда и скрытая контрпропаганда. В дальнейшем мы рассмотрим эти группы подробнее.

3. Последние события в России, связанные с беспрецедентно массовым (с начала 90-х годов) участием людей в уличных акциях протеста за честные выборы, многие эксперты справедливо связали с усилением роли социальных сетей на реальную жизнь общества. Не случайно основными площадками для объединения протестующих и несогласных стали не юридически зарегистрированные организации и их сайты в интернете, а многочисленные сообщества в блогах и социальных сетях, создаваемые, казалось бы, обычными людьми. «Сетевые хомячки» продемонстрировали силу и опасность социальных медиа, их широкие возможности для объединения пользователей по самым разным интересам и проблемам. Владельцы и технические разработчики наиболее популярных социальных сервисов, таких как «В контакте», Facebook или LiveJournal, предстают фигурами, равными по влиянию федеральным и мировым политикам. Не даром, в интернете в свое время получила хождение такая шутка: “2024 год: Президент США Марк Цукерберг поздравил с днём рождения президента России Павла Дурова и подарил ему радио для душа”.

Благодаря таким политикам, как Алексей Навальный и Дмитрий Медведев, российская блогосфера стала местом реальной борьбы за умонастроения граждан. Собственно эти фигуры отражают два основных направления персонального политического пиара в социальных сетях: путь из блогосферы в реальную власть и путь из реальной власти в блогосферу. Пример Владимира Путина – самого влиятельного российского политика на протяжении последних 11 лет – наиболее убедительно показывает, что популярность в социальных сетях не может быть гарантирована просто так, поскольку, по большей части, в настоящий момент в блогосфере и социальных сетях преобладают антипутинские или в лучшем случае нейтральные по отношению к Путину настроения. Однако если главный политик страны может себе до поры до времени позволить игнорировать социальные сети, то остальные политические деятели, лишенные неограниченного доступа к традиционным СМИ (прежде всего, к центральным телеканалам), остаются практически без выбора – им волей-неволей приходится вести блоги и общаться со своим электоратом. Г.А. Зюганов, В.В. Жириновский, С.М. Миронов, Г.А. Явлинский, М.Д. Прохоров и многие другие лидеры партий и крупных групп интересов активно ведут свои блоги и поддерживают сетевые объединения, созданные в их поддержку. Таким образом, их конкуренция переносится в социальные медиа, разворачиваясь в новых формах.

 

Вместе с тем, непосредственный самопиар политиков и партий на специальных площадках – это лишь верхняя часть айсберга. Основной фронт информационной войны в сети – всегда невидим для поверхностных взглядов. Многочисленные протестные группы, созданные якобы обычными гражданами и возмущенной общественностью и призванные дискредитировать какую-то силу или деятеля, – это более скрытая форма информационного влияния. Еще более сложно обнаружить хорошо спланированные и проплаченные кампании по черному пиару конкурента и/или раскрутке какого-то события – выведению в топ популярных записей сообщения, написанного под “нужным углом зрения» и открывающего «подлинную правду» о происходящем.

 

2011 год породил немало скандалов: от ddos-атак на наиболее влиятельный в общественно-политическом отношении социальный ресурс – LiveJournal до вызова в ФСБ создателя «В контакте» Павла Дурова, отказавшегося удалять оппозиционные группы в своей социальной сети по первому требованию властей. Взлом электронной почты и блогов Навального и Акунина – еще один элемент широкомасштабной информационной войны, в которой, как и в любой войне, идет битва на выживание, а не игра по всем правилам этики с соблюдением джентльменских приличий. Вызывая людей на митинги, популярные блогеры превращают свои сетевые дневники в форпосты информационного влияния на власть, но чем больше таких деятелей хочет заявить о себе, тем сложнее им договариваться друг с другом. Так, обнародованные ресурсом Lifenews записи прослушанных телефонных разговоров Бориса Немцова и растиражированные СМИ конфликты среди организаторов митингов на Болотной и Сахарова, вылившиеся и в социальные сети, вскрыли уязвимость прямого слова и прямых действий под открытым ником, а также сужение личного пространства и девальвация как ценности тайны личной жизни. Самое распространенное обвинение против популярных блогеров – это мысль о том, что они используют реальные проблемы в целях самопиара и в корыстных интересах, что они нечистоплотны в своей личной жизни и общественной деятельности.

 

Иначе говоря, ведение информационной войны под настоящим именем и с сосредоточением основных сил на одном участке фронта (через специальный блог или сообщество) имеет свои уязвимые места и не может быть успешным без привлечения дополнительных средств. Прежде всего, речь идет о подавлении негатива в свой адрес. В сетевом общении нет смысла просто отрицать все обвинения. При грамотном подходе из любого выпада информационного противника можно извлечь большую пользу для себя – важно лишь найти слабые места в боевом построении нападающего и ударить по ним: юмором (высмеивание автора и его позиции), фактами (показать, что противник – болтун и невежда, а его оппонент – человек действия, разбирающийся в проблемах) и поддержкой «независимых» пользователей, заявляющей о себе через комментарии, перепосты, участие в различных голосованиях и опросах и т. п.

 

Нельзя начинать информационную войну, не думая о ее целях и последствиях. В противном случае это будет обыкновенный троллинг, бессмысленный, хоть и беспощадный. У информационной войны, как и у войны традиционной, должен быть свой стратег, планирующий кампанию и прогнозирующий ее возможные результаты. Чаще всего речь не идет об окончательных победах или поражениях, но о восстановлении или о формировании баланса мнений, равновесия позиций противоборствующих сторон, что в общем-то не так сложно сделать, учитывая быструю изменчивость и большую гибкость общественного мнения. В качестве примера можно привести вброшенный в информационное пространство лозунг об опасности цветных революций, который должен был уравновесить призыв выходить на митинги против ныне действующей власти. О самом механизме использования социальных сетей для вывода людей на улицы мы поговорим в другой раз, но здесь важно отметить, что последствия развязанной информационной войны и шума в социальных сетях легко могут выйти из-под контроля их инициаторов. Другое дело, что хотим мы того или нет, информационные войны заставляют нас участвовать в них помимо нашего желания, а наше нежелание иметь что-либо общее с информационной войной – не уберегает нас от ее последствий.

Заключение

Подводя итоги, хочу отметить: первое, что нам целесообразно сделать в ответ на усиливающееся информационное давление, - создать государственную систему информационного противоборства с участием крупного бизнеса, которая была бы способна аккумулировать, координировать и направлять все информационные действия.

Второе - нужно резко усилить финансирование программ информационного противоборства. Мероприятия информационного противоборства должны финансироваться по принципу главного приоритета. Сегодня финансирование программ информационного противоборства более важно, чем финансирование программ ядерного сдерживания. Информационное оружие более опасно для России, чем оружие ядерное. И это необходимо признать политической элите России.

Третье - следует создать частно-государственную систему управления проведением мероприятий информационного противоборства различных уровней: общефедерального, профессионального, группового и индивидуального.

Четвертое - необходимо начать частно-государственный процесс формирования позитивного имиджа России за рубежом, прежде всего в Европе. Российский национальный бизнес должен перейти от стратегии покупки футбольных клубов к стратегии покупки крупнейших мировых СМИ для изменения их антироссийской информационной политики. Например, в Польше более 90% СМИ принадлежат представителям иностранных государств, активно участвующих в информационной агрессии против России. Поэтому и большинство публикаций о России в польских СМИ - негативного характера.

Пятое - расширить информирование русскоязычного населения всех стран мира. Нельзя ограничивать эту работу только рамками СНГ (хотя наши ближайшие соседи, конечно же, должны быть регионом особого внимания). Например, в одной Германии проживает около 300 тысяч граждан России и несколько миллионов русскоговорящих. Наши соотечественники проживают во многих странах мира, и работа с ними должна быть активизирована. Наглядным примером в этом отношении является не совсем дружественная нам Польша, которая некоторое время назад ввела так называемую специальную «карту поляка». Я уже писал об этом, поэтому напомню кратко. Эта карта дает возможность всем полякам, проживающим за территорией Польши, иметь льготы при посещении своей родины. Мы вполне могли бы ввести «карту русского», которая позволяла бы при посещении России нашему соотечественнику иметь право на льготный билет, возможность посещать по сниженным ценам основные центры туризма. Тем самым мы существенно усилим процесс информационного и культурного обмена.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.