Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Тифлопсихология как наука о закономерностях психического развития слепых и слабовидящих




Тифлопсихология как раздел специальной психологии, изуча­ющий психическое развитие лиц с нарушением зрения, получила свое название от греческого— слепой и сначала занима­лась лишь психологией слепых. В настоящее время объектом изу­чения тифлопсихологии являются не только слепые, но и лица, имеющие глубокие нарушения зрения.

Тифлопсихология изучает закономерности и особенности раз­вития лиц с нарушением зрения, формирование компенсаторных процессов, обеспечивающих возмещение недостатков информа­ции, связанных с нарушением деятельности зрительного анали­затора, влиянием этого дефекта на психическое развитие, а так­же возрастной аспект развития детей с нарушением зрения.

Выделение и развитие тифлопсихологии как науки связано с организацией обучения слепых в специальных школах.

Первая школа была открыта в Париже В. Гаюи в 1784 г. А пси­хология слепых впервые была рассмотрена основоположником ма­териалистического направления во французской психологии Д.Дидро в работе “Письмо о слепых в назидание зрячим”.

Формирование научной психологии незрячих связано с труда­ми Т. Геллера , М.Кунца, К. Бюрклена, П.Виллея, А. А. Крогиуса, В.С.Сверлова, М.И.Земцовой, Ю.А.Кулагина, А.Г.Литвака, N. Варрага, Т. Кучфорф, М. Готесман, У. Хатвелл, М. Тобин и др .

Однако ряд авторов, особенно слепых, не считают правомер­ным существование тифлопсихологии как отдельной науки (П. Биллей, Ф. И. Шоев), поскольку как зрячим, так и слепым свойственны общие психологические закономерности.

В последнее время в употребление вошло новое понятие “тиф-лология”, объединяющее педагогику и психологию, социологию и другие науки, имеющие целью изучение жизни и деятельности слепых.

Надо сказать, что до сих пор в мировой тифлопсихологиче-ской литературе существуют две позиции относительно того, близ­ка ли психология слепого к особенностям психики нормально видя­щего или она своеобразна.Одна из них принимает за исходное в психическом развитии дефект зрения, его функциональное значение и влияние на весь ход развития, что с неизбежностью приводит к недооценке воз­можностей компенсации дефекта за счет других сенсорных сис­тем. Наличие особенностей в познавательной деятельности сле­пых отмечали А. И. Скребицкий (1903), А. М. Щербина (1916). Пре­увеличение же ее специфики привело Ф,Цеха (1913) к утвержде­нию о необходимости создания особого “языка слепых”, отлич­ного от языка зрячих, а К. Бюрклена (1924) — к неправомерному выводу о том, что в результате изолированной жизни слепых воз­никает особый тип людей. Эти авторы стоят сознательно или не­сознательно на позиции специфического стандарта психического развития, как правило заниженного по сравнению с уровнем раз­вития зрячих (Хайес, 1953; Тиллмен, 1967; Уилз, 1970; и др.).

Другая группа ученых (Т. Катсфорт, 1951; Гомулицкий, 1961; Максфилд, 1963; В.Уильяме, 1968; М.Тобин, 1972; В.М.Коган, А.Г.Литвак, М.И.Земцова, Л.И.Солнцева), прослеживая дина­мику психического развития детей младшего возраста, пришла к убеждению , что заметные различия между общим психическим ста­тусом слепых и зрячих в раннем возрасте постепенно сглаживаются вследствие улучшения динамики психического развития детей с нарушениями зрения. М.Тобин (1972) указывает, например, на то, что в каждой возрастной группе лучший из детей с нарушени­ем зрения может опередить в своем психическом развитии зряче­го. Позиция сближения развития детей с нарушением зрения и зрячих в настоящее время укрепилась, чему способствовали теория и практика компенсации и коррекции зрительного дефекта.

Разработанные системы коррекции и компенсации зрительно­го дефекта способствуют формированию сенсорной, интеллекту­альной и эмоциональной сфер личности. В этой работе необходи­мо исходить из возможностей и потребностей детей с учетом их особенностей, связанных с дефектом зрения.

Как уже говорилось ранее, объектом тифлопсихологии явля-.ются лица с недостатками зрения, т.е. слепые, слабовидящие и дети, имеющие амблиопию и косоглазие.

В понятие “слепые” включаются две категории детей: с вирусом “О” и светоощущением, а также имеющие остроту остаточного зре­ния до 0,05 на лучше видящем глазу с коррекцией ; обучение таких детей осуществляется на основе системы Брайля, по учебни­кам, предназначенным для восприятия посредством осязания.

Исследование остаточного — и ахроматического, и цветового — зрения у слепых, проведенное А. И.Каплан (1979), показало, что остаточное зрение нельзя рассматривать только как крайнюю сте­пень ослабления нормального зрения. Оно имеет иные характери­стики в зависимости от различных клинических форм. Остаточное зрение представляет собой некоторое интегральное свойство глубоко поврежденной зрительной системы, особенностью которого является неравнозначность недостаточности различных зритель­ных функций, лабильность и неустойчивость отдельных компо­нентов и зрительного процесса в целом, тенденция к наступле­нию быстрого утомления. Автором выделены три формы остаточ­ного зрения при остроте зрения 0,04 и ниже в зависимости от сложности нарушений зрительных функций.

Первая характеризуется наиболее высокими функциональны­ми возможностями. При этой форме отмечается несколько сужен­ное поле зрения, трихроматическое цветоразличение со снижен­ной цветовой чувствительностью.

Вторая характеризуется наличием периферических скотом (“сле­пых” участков сетчатки), суженного поля зрения, патологией цветоразличения с низкими критериальными коэффициентами све­товой чувствительности, яркости и устойчивости.

При третьей форме остаточного зрения наблюдается резкое концентрическое сужение поля зрения, центральная скотома или множественные локальные дефекты поля зрения, распространен­ная патология цветоразличения с диспропорциональным сниже­нием критериальных коэффициентов. При наличии этих наруше­ний детям доступно лишь выделение предметов из окружающего фона, без идентификации составляющих их хроматических эле­ментов.

Анализ характера нарушений зрения у детей, обучающихся в школах в настоящее время как в нашей стране, так и за рубежом, показывает, что изменение контингента лиц с нарушением зре­ния имеет несколько тенденций, или направлений.

Исследование Л. И. Кирилловой выборочного контингента 13 специальных школ России показало существенное увеличение количества детей, имеющих остаточное зрение (до 90 %). В школах для незрячих лишь 3 — 4 % детей имеют тотальную слепоту, 7 % — светоощущение, у 10 % визус выше 0,06.

Увеличилось количество сложных, комплексных зрительных за­болеваний детей. Лишь отдельные дети имеют единичное наруше­ние зрительных функций. Материалы анализа состояния зрения детей школ слепых показывают , что у большинства учащихся имеется по два-три различных глазных заболевания.

Возросло число детей, у которых нарушения зрительной функ­ции сопровождаются рядом других дефектов, например наруше­нием деятельности центральной нервной системы.

Так, зрительные нарушения у детей начальных классов в 77,6 % сопровождаются остаточными явлениями ДЦП, задержками психического развития, олигофренией в легкой степени, оста­точными явлениями органического поражения ЦНС, энцефалопатиями, неврозоподобными состояниями, гидроцефалией, пер­вичными недостатками речи, двигательной сферы и т.д Эти данные корреспондируют с материалами немецких ученых Р. Фройденрайх и Р.Пастиллея (1990), анализирующих измене­ния в популяции школ для детей с нарушением зрения.

Тесная связь, которая существует между нарушениями ЦНС и развитием глаза плода в ранние периоды беременности, возмож­но, указывает на общие причины нарушений деятельности мозга и заболеваний глаз. Часто наблюдаются случаи, когда основные первичные изменения в зрительной системе сопровождаются вто­ричной глаукомой, дегенерацией сетчатки, микрокорниа, соче­таются с нарушениями деятельности ЦНС.

Причинами таких нарушений может быть врожденная патоло­гия и действие неблагоприятных внешних факторов в раннем дет­стве. Как показали последние исследования А. В.Хватовой, эта ка­тегория детей с нарушением зрения значительно увеличилась в России в последние годы. По данным этого автора, 88 % слепых и 92 % слабовидящих детей имеют врожденные формы патологии зрения. При исследовании детей и юношей с врожденной ката­рактой выявился высокий процент (74 %) ранней детской мозго­вой патологии.

В отечественной и зарубежной практике существуют различ­ные критерии подхода к лицам с нарушением зрения. Для выяс­нения уровня необходимой социальной помощи или определения размера пенсии для инвалида по зрению служат одни критерии, для определения возможностей образования, обучения, профес­сиональной подготовки — другие.

Мы рассматриваем разделение детей с нарушением зрения на группы с педагогических позиций, а именно в зависимости от того, какая система анализаторов является ведущей. Дети с визу-сом “О” и светоощущением, а также дети, имеющие остроту оста­точного зрения до 0,04 на лучше видящем глазу с коррекцией , обучаются на основе системы Брайля, по учебникам, предназна­ченным для восприятия посредством осязания, а слабовидящие дети с визусом от 0,05 до 0,4 — на основе зрительного восприятия.

Последние исследования, проводившиеся под руководством Л.П.Григорьевой, показали, что необходимо учитывать психоло­гические особенности, характеризующие процесс формирования системных зрительных образов. Эти работы, как и ряд зарубежных исследований, показывают, что в современных условиях в педа­гогической практике, вероятнее всего, следует придерживаться простого разделения детей, принятого уже во многих странах, а именно: слепые (blind) и лица с ослабленным зрением (1о\у ушоп). Причем во вторую категорию включаются все лица, в той или иной степени использующие остаточное зрение в процессе обуче­ния и в повседневной практике .

Таким образом, в тифлопсихологии идут два разнонаправлен­ных процесса: а) более глубокая дифференциация лиц с нарушением зрения — тотально слепой, слепой со светоощущением, сле­пой с остаточным зрением, глубоко слабовидящий ребенок, слабо­видящий; б) объединение всех групп лиц, имеющих ослабленное зрение .Эти тенденции сказываются и на психологи­ческой характеристике детей с нарушением зрения: по-разному определяются степень и глубина влияния на психическое разви­тие детей различных форм патологии зрения и возможности их компенсации в процессе индивидуальной работы и на специаль­ных коррекционных занятиях.

Практика формирования высокого психического статуса детей с нарушением зрения показывает, что основные методологические принципы общей психологии — принцип детерминизма, принцип единства сознания и деятельности, принцип развития психики в деятельности — сохраняют свое значение и в тифлопсихологии.

Социальные и биологические факторы определяют развитие детей с нарушением зрения. А. И. Зотов (1966) выделил наряду с биологическими (типологическими, возрастными и др.) и соци­альными аномальные, патологические факторы, маскирующие, а в ряде случаев и искажающие проявление биологических факто­ров. А. Г.Литвак (1973), соглашаясь с этим, отмечает, что “психи­ческое развитие слепых и слабовидящих детерминируется сово­купностью биологических, аномальных и социальных факторов, находящихся в сложных взаимоотношениях”. При этом он уточ­няет, что под биологическим понимается родовое, унаследован­ное, естественное, а дефекты зрения, не только приобретенные, но и врожденные, к биологическим отнести нельзя.

Анализ причин слепоты и слабовидения показывает шаткость этой позиции. Так, мы уже указывали, что 92 % случаев слабови­дения и 88 % случаев слепоты имеют врожденный характер и бо­лее 30 % из них — наследственные формы. При этом четко просле­живается возрастающая частота врожденных аномалий развития органа зрения среди причин детской слепоты.

Врожденная зрительная патология отмечается М.И.Земцовой и Л.И.Солнцевой (1964) в 60,9% случаев нарушений зрения, в исследованиях А.И.Каплан (1979) — в 75 %, Л.И.Кирилловой (1991) — в 91,3 %, А.В.Хватовой (1995) — в 92 % случаев у сла­бовидящих и 88 % — у слепых, в исследованиях И.Л.Ферфиль-файн с соавторами процент таких случаев составил 84,2 %.

Врожденные заболевания и аномалии развития органа зрения могут быть следствием внешних и внутренних повреждающих фак­торов. Примерно 30 % (материалы Баварской школы для слепых, 1988) из них имеет наследственный характер (тапеторетинальная дегенерация, миопия, врожденная глаукома, атрофия зрительно­го нерва, ретролентальная фиброплазия).

В исследованиях Л. И. Кирилловой на основании клинической картины выявлены наследственные формы патологии. Отмечаются: наследственные нарушения обмена веществ в виде альбиниз­ма; наследственные заболевания, приводящие к нарушению раз­вития глазного яблока — врожденный анофтальм, микрофтальм; заболевания роговой оболочки — дистрофии роговицы; наслед­ственная патология сосудистой оболочки — аниридия, колобома сосудистой оболочки; врожденные катаракты (имелись также врож­денные катаракты генетического происхождения); отдельные фор­мы патологии сетчатки, дегенерация Штаргардта, атрофия Лебе-ра, врожденная атрофия.

Кроме наследственных факторов у слепых и частично видящих детей имеются аномалии развития органа зрения в результате воз­действия внешних и внутренних отрицательных факторов в пери­од эмбрионального развития плода. Это патологическое течение беременности, перенесенные матерью вирусные заболевания, токсоплазмоз , краснуха и т.д.

Таким образом, очевидно, что “аномальные факторы”, опре­деляющие психическое развитие детей с нарушением зрения, входят в объем понятия “биологические факторы” и определяют совместно с социальными ход развития слепых и слабовидящих детей .

Исследования особенностей психического развития слепых и слабовидящих детей в 1980—1990-е гг. опираются на теоретиче­ские положения, выдвинутые Л.С.Выготским, А.Р.Лурия, М.И.Земцовой, А.Г.Литваком, А.И.Зотовым, и направлены на осуществление компенсаторного развития детей этой категории в процессе коррекционного обучения и воспитания. Основной про­блемой современной тифлопсихологии (Ю.А.Кулагин, А.Г.Лит­вак, И.С.Моргулис Л.И.Солнцева) является выявление потен­циальных возможностей развивающегося человека, путей преодо­ления им отклонений в формировании психических процессов и черт личности, возникающих в результате глубокого нарушения зрения. Особенностью позиции современных тифлопсихологов яв­ляется понимание психического развития детей с нарушением зре­ния не как развития аномального организма (человек минус зре­ние), а как развития активной личности, восполняющей непос­редственные дефекты сенсорики разносторонней познавательной деятельностью. Своеобразие компенсаторного развития детей с глу­бокими нарушениями зрения выражается в образовании новых связей в ансамбле психических процессов и качеств, обеспечива­ющих компенсацию слепоты и слабовидения.

Глубина и характер поражения деятельности зрительного ана­лизатора сказываются на развитии сенсорной системы, определя­ют ведущий тип познания окружающего, его модальность, точ­ность, полноту образов внешнего мира. Психологическая система отражения внешнего мира в связи с этим различна при разных поражениях зрительного анализатора. Дети с нарушением зрения различаются по способам ознакомления с окружающим, по спо­собам осуществления деятельности, так же как и по способам контроля за ее выполнением.

Огромную роль в психическом статусе детей и взрослых с на­рушением зрения имеет время появления дефекта. Особенно это касается тотально слепых.

В литературе и жизненной практике выделяются две категории детей, имеющих нарушения зрения: слепорожденные и ослепшие. Дети с врожденной тотальной слепотой и ослепшие до 3 лет, как правило, не имеют зрительных представлений (у детей, рано ос­лепших, не сохраняются зрительные образы), и весь процесс пси­хического развития осуществляется на основе ограниченной со­хранной сенсорной системы. Чем раньше возник дефект зрения, тем больше он сказывается на формировании психики.

Более поздние нарушения зрения позволяют ослепшему ис­пользовать уже сформировавшиеся ранее на основе зрения связи при осуществлении познавательной деятельности и образуют иные, опосредствованные системы связей при компенсации дефекта.

Таким образом, момент начала повреждающего воздействия является важным специфическим фактором психического разви­тия детей и взрослых с нарушением зрения.

Негативное влияние слепоты и глубоких нарушений зрения на процесс развития связано с появлением отклонений во всех по­знавательных процессах и проявляется даже там, где, казалось бы, дефект зрения не должен нанести ущерба развитию ребенка. Умень­шается количество получаемой информации, изменяется ее каче­ство. Значительное сокращение или полное отсутствие зритель­ных ощущений, восприятий и представлений ограничивает воз­можности формирования образов воображения и памяти. С точки зрения качественных особенностей развития следует в первую очередь указать на специфичность формирования психических функций, структуру функциональных связей внутри каждой функ­ции. Происходят качественные изменения системы взаимоотно­шений анализаторов, возникают специфические особенности А процессе формирования образов, понятий, речи, в соотношении образного и понятийного в мыслительной деятельности, в ориен­тировке в пространстве и т.д. Значительные изменения происхо­дят в физическом развитии: заметно нарушение точности движе­ний, их интенсивности, становится специфической ходьба и дру­гие двигательные акты. Следовательно, у ребенка формируется своя, очень своеобразная система психических функций, каче­ственно и структурно несхожая с системой нормально развиваю­щегося ребенка, так как она включает в себя процессы , находя­щиеся на различных уровнях развития в результате влияния на них первичного дефекта, а также и в результате его коррекции на основе создания новых компенсаторных путей развития.

Исследования М.И.Земцовой, Л.И.Солнцевой, посвященные вопросам компенсации слепоты, показали, что процесс компен­сации проходит ряд стадий, различающихся своей структурой, иерархическим выделением на каждой стадии тех психических об­разований, которые обеспечивают ребенку продвижение в развитии.

Переход от одной стадии компенсации к другой обусловлива­ется формированием или изменением ведущей деятельности и в значительной степени зависит от уровня развития познаватель­ных процессов и психических свойств, позволяющих осуществить эту деятельность, от того, в какой мере зрительный дефект ока­зывает негативное влияние на их развитие.

Однако уже сейчас ясно, что коррекция первичного дефекта, когда он не является полным, повышает компенсаторные воз­можности, включает в структуры каждой стадии развития связи первично нарушенного анализатора с сохранными , образуя под­вижную сложную систему, не идентичную психологической сис­теме ни абсолютно слепого, ни зрячего.

Компенсация зрительной недостаточности, таким образом, не является простым замещением одних функций другими, а пред­ставляет собой создание на каждом этапе развития ребенка но­вых, сложных систем связей и взаимоотношений сенсорных, мо­торных, мыслительных структур , позволяющих воспринимать ин­формацию, получаемую из внешнего мира, и использовать ее для наиболее адекватного его отражения и построения поведения в соответствии с условиями жизни и деятельности.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.