Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Я прошу прощения у своего тела за то, что, взращивая плохую мысль, причинил ему плохое.

Если вы читали древних философов, там об этом тоже говорится в разных формах. Я не помню, кто писал, что врагу надо не прощать, у врага следует просить прощения. Это совершенно верно. Писал об этом прежде кто-нибудь или нет, я не знаю. Но я не считаю, что это мое открытие. Я просто смотрю на вещи и пишу с той точки зрения, с какой умею смотреть.

Мы можем просить прощения, мы можем простить, но нужно понимать – кому и что прощать. Мы начинаем жизнь из себя и понимаем не умом, а душой, чувствами, что никто не может прожить нашу жизнь, мою жизнь. И я не могу прожить жизнь других. Но почему тогда мы беспрерывно это делаем? У нас еще от Советского Союза сохраняется такое понимание, лозунг «один за всех...» Один человек выходит на сцену, ударяет себя в грудь и говорит: «Я – совесть народа», а мы все молчим. И даем ему жить нашу жизнь. Что делать? Как поступать в таком случае? Человек хочет быть совестью народа. Но если только я один в этой аудитории буду против, захочу сам прожить свою жизнь, что тогда со мною будет? Убьют. Что тогда делать? Физически – ничего. Это надо делать в своей душе. И, как ни странно, когда душа наша чиста, тогда вы просто не притягиваете к себе того, кто хочет прожить вашу жизнь и доказывает вам, что он хороший человек. На самом деле он хочет доказать себе, что он хороший человек. Это его непонимание. Его низкий уровень развития. Он не понимает, если вы начинаете объяснять ему что-то иное. Нам нужно очистить свою душу так, чтобы не провоцировать таких людей и самим не совершать подобную же ошибку с другими. Мы все хотим быть хорошими людьми. Да еще ужасно этого хотим! Мы с утра до вечера делаем добро, доказываем свою доброту. То, что мы делаем, нужно людям. Но результат зависит от нашего отношения к делу, от того, чем мы мотивируемся, приступая к нему.

Когда мы относимся к делу как к святому, жизненно необходимому, тогда результат осчастливит меня и все мое окружение. Если я делаю работу, чтобы быть хорошим человеком, которого любят из-за его доброты, то я – хороший человек, и другие говорят, что любят меня. Я этому радуюсь. Другие люди тоже стараются нравиться мне, потому что я такой хороший человек. Но я не счастлив. Я болен, на душе – плохо. Дело-то одно и то же, но отношение к делу совсем обратное, результат тоже.

И очевидно, вы из собственного опыта знаете, что чем лучше человек, тем хуже его заболевание. Но если так, то нужно спросить себя, что это может означать, как это может быть? А когда мы не умеем спрашивать об этом себя, мы можем у других спрашивать сколь угодно. Вопрос и ответ соответствуют друг другу. Вопрос у меня может быть «особенным», ответ может быть еще умнее, но удовлетворения от этого нет. Я не получу такого ответа, который дал бы мне душевный покой, здоровье и счастье, потому что это все не то. Это совсем другой уровень. Сколько людей разочаровывается в хорошем! Но это еще маленькая беда, хуже, что люди разочаровываются в святом. Сколько людей хотят верить в Бога! Они делают хорошее, считают себя от этого хорошими. Другие тоже считают их хорошими. А страдания ужасны. Когда человек перестает верить в Бога, он начинает ненавидеть Бога. Но спрашивать себя, почему так случилось, не станет. Почему? А потому, что он пропитан догмами. Мы привыкли к догмам.

Привыкание – это энергия зависимости, как наркомания. Мы можем привыкать к хорошему. Мы можем привыкать к плохому. Американцы привыкли к хорошему так, что им даже в голову не приходит, что с ними может случиться что-то плохое. Ведь они самые хорошие. Самые первые. Самые активные. Самые высочайшие. Правильно?

А мы к чему привыкли? Мы привыкли к плохому настолько, что у нас в голове не поместится ни капельки сомнения, что мы можем подняться просто так, по-человечески. Но это нам удается. Не то что кто-то свыше дает, нет, оттуда ничего не приходит. Если я осознаю себя человеком, то я просто делаю то, что вырастает из сердца. Что вырастает? Идеи, как идти вперед? Как растение растет? У него тоже есть идея развития. То же и у нас? Этой идеей мы и развиваемся, если позволяем ей открыться и если относимся к себе как к человеку, как к достойному человеку. Не к хорошему или плохому, а как к настоящему человеку. Когда признаем себя, душа уже открыта. Если я признаю себя, то все признают меня. Если уважаю себя, все уважают меня. Если я люблю себя, все любят меня. Что это означает? Любовь – чувство. И если я люблю себя, то я чувствую любовь других людей. И мы все можем так. И насколько мы себя не любим, настолько мы плохие. Мы говорим сейчас о том, что я точно чувствую и оцениваю как плохое.

Чем больше человек считает себя плохим, тем больше этот человек хочет делать хорошего. Если у вас нет времени задуматься, почувствовать, то вы носитесь с утра до вечера, чтобы делать хорошее, и не думаете о том, что было до этого и что будет потом, у вас только одна цель – делать как можно больше хорошего и как можно лучше. Давайте уже назовем вещи своими именами – вы считаете себя плохим человеком. Не были бы плохим, не бегали бы так. Делали бы спокойно то, что нужно, и у вас еще осталось бы время наслаждаться сделанным. А если у вас вечером ужасная усталость, сил нет, вы падаете с ног, и у вас такое чувство, что еще больше несделанного осталось, это говорит только об одном – в глубине души вы считаете, что вы – плохой человек. И делаете все это, только чтобы доказать, что вы лучше, чем есть на самом деле. Кого обманываете? Только самих себя.

Если мы стараемся обманывать других, то все это понимают, кроме нас. В этом наша наивность. А наивность – стресс, который вызывает ужасные физические страдания. Страдания убивают чувства, эмоции. Самое ужасное, что страдания убивают единственное настоящее чувство – любовь. От этих страданий, причиняемых себе беготней, вы все больше и больше перестаете быть человеком. И если вы прежде жаловались, что вас не любят, то впоследствии уже перестаете жаловаться, потому что приходите к выводу, что такого, как вы, просто невозможно любить. То есть вас уже и нет. Вы никуда не годный человек, пустое место. И когда начинаете умирать, тогда говорите то, что часто говорят в подобных случаях: «Жизнь была бессмысленна, прожита длинная жизнь, и ничего не получилось». И хуже всего то, что вы правы. Действительно, вы не жили человеческой жизнью. Хорошо, если вы хоть перед смертью задумаетесь, если хоть тогда почувствуете – вам простили. Почему же вы все-таки считали себя таким плохим? И что делать, чтобы чувствовать себя таким, какой вы есть в действительности? Потому что нет плохого человека, нет хорошего человека. Есть просто человек. Если вам кажется, что вы плохой или хороший, – это только мираж.

Чувство или стресс, который вызывает ощущение «я–плохой», есть чувство вины. Чувство вины говорит человеку:

«Человек, я – твое чувство вины. Это не ты, это я. Освободи, пожалуйста, меня». А если вы не понимаете, тогда оно с вами останется, будет притягивать себе подобное, расти и однажды еще громче скажет вам: «Человек, я – твое чувство вины, освободи меня, пожалуйста. Тебе простили». Если человек опять не понимает, не умеет, тогда этот стресс нарастает, подавляет его и наступает день, когда эта духовная энергия настолько сгущается, что превращается в материальный поступок. После этого у человека вновь появляется чувство вины, которое говорит: «Ну хотя бы сейчас освободи меня». Видите, как природа на каждом шагу подает нам руку помощи. Нужно только принимать помощь природы, а как мы поступаем? От чувства, что мы такие плохие, закрываемся. Страшно подать руку, если ты такой плохой. Это заставляет нас делать все больше и больше хорошего. И все равно мы умираем плохими. Ведь большинство людей умирают от болезней. А больной человек – это плохой человек.

Страх – стресс, который притягивает все, чего боимся. Чувство вины – как почва, на которой растет то, что притянуто страхом. Чем больше у нас чувство вины, тем плодороднее почва, в которой растение страха мощно разрастается. В один прекрасный момент оно становится больше вас. Просто не помещается в вас. А это уже опасно. Кто хочет жить, тот начинает себя защищать. И самая хорошая самозащита – это нападение. Итак, мы начинаем злобой уничтожать растение, которое сами посеяли и вырастили. Рассердились на себя. Если мы понимаем в этот момент, неважно, сегодня или завтра, что нужно освободить свой стресс, и начинаем этим заниматься, то это и есть очищение души. И насколько душа чиста, настолько и тело здорово. Настолько и человек удачлив, нормален. Он развивается.

Чем больше мы подавляем свои стрессы, тем тяжелее они становятся. Сосредоточьтесь сейчас на себе и постарайтесь почувствовать, где у вас ощущение тяжести, в каком месте? В теле или в душе? Почувствуйте, где чувство тяжести. И покажите, просто положите руку туда, где ощущается тяжесть. Большинство людей обычно указывают на душу. Но это не только душа, это и сердце, и грудь, это легкие и вилочковая железа. Если сосредоточиться еще, то уже по глубине этого чувства вы можете определить точнее, где эта тяжесть, и делать какие-то выводы. Многие часто показывают на голову. У таких людей мысли тяжелые, ужасно тяжелые.

Мужчины часто думают так: «Если я этого не сделаю, то никто не сделает». И чем умнее мужчина, тем больше он уверен, что обязан обеспечивать свою семью. Так думают многие. Но мужчины не должны обеспечивать семью. Человек вообще никогда ничего не должен. Мужчинам нужно обеспечивать свою семью вместе с женой, ни в коем случае не одному. И даже если вы такой мужчина-молодец, что у вас хватает ума, силы, денег, друзей, у вас есть материальные возможности, чтобы обеспечить хоть десять семей, все равно умрете вы в одной, несчастной семье, потому что не сделали того, что вам нужно было делать. Вы не были человеком. Вами только злоупотребляли, из вас только выжимали все, вплоть до жизненных соков. А такого, какой остался после этого, любить-то невозможно. Кто любит выжатый лимон? Никто. Все только осуждают.

Мужчина и женщина равноправны как люди.С точки зрения прав и обязанностей они отличаются друг от друга. Природа создала их противоположностями, которые соединяются в целое соответственно своей потребности развиваться в человеческом отношении. У обоих человеческие потребности одинаковы.

Женщина определяет, мужчина делает. Женщина созидает духовный мир, тогда как мужчина созидает физический. Женщина подает идею, мужчина ее реализует. Если женщина рассказывает мужу о своих идеях, то мужчина способен говорить об осуществлении идеи. Отсюда-то и происходят конфликты, ибо цепляющаяся за свои права женщина и убежденный в своих правах мужчина друг друга не понимают. Женщина не понимает того, что земные вещи нельзя построить таким же способом, каким возводятся воздушные замки. Мужчина не понимает, почему женщина не понимает того, что понятно мужчине. Чем умнее человек себя считает, тем чаще обзывает противную сторону дураком. Чем сильнее кажется себе человек, тем чаще обзывает ближнего слабаком. Чем более работящим человек себя считает, тем чаще ближний обвиняется в лени. Ни та ни другая сторона не осознает того, что в ближнем она видит свою скрытую грань и, обличая ближнего, обличает себя.

Напомню, что для человека важнее всего – любить в первую очередь себя. Для женщины нет дела важнее, чем любить в первую очередь мужа. Для мужчины нет дела важнее, чем любить в первую очередь жену.

Чувство вины ведет к обязательности. Обязательность – очень хитрый стресс, потому что растет вместе с уровнем развития. А уровень развития зависит, в первую очередь, от образованности. В Советском Союзе из-за от обязательного образования все люди развитые. Хотя на земном шаре нет развитых людей, есть развивающиеся люди. Насколько мы считаем себя развитыми, настолько и страдаем. А голова от этого все тяжелее и тяжелее, потому что если ты умеешь, то почему не делаешь? Если кто-то умеет, то он уже должен, если другие не обязывают его, то он сам это сделает. Так думают и поступают мужчины и мужественные женщины. От ума мужественные. И у всех страдает голова. Там ведь находятся наши знания: тяжелые знания – догмы. Или, другими словами, наш эгоизм.

Эгоизм наиболее тяжелая энергия материального уровня, находящаяся в состоянии неподвижности, и одним из эффективных способов приведения ее в движение является громкая ритмичная музыка. Эгоизму нужна ритмичная музыка такой громкости, чтобы ощутимо вибрировали стены дома. В своей наивности ему и в голову не придет приглушить музыку в ночное время. Он провоцирует эгоизм окружающих, и, когда те заявляются призвать его к порядку, дело может дойти до рукоприкладства.

Если вы живете рядом с таким эгоистом, то высвободите свой эгоизм. Тем самым уменьшится суммарный эгоизм вас обоих, и эгоист начнет с вами считаться. Эгоизм провоцирует эгоизм. Если же вы станете призывать эгоиста к порядку, настаивая на своих правах, то получите ответный удар. То есть ваш эгоизм получает ответный удар. Если вы высвободите свой эгоизм, вы получите то, что вам нужно, безо всяких требований.

Засевший в человеке эгоизм не позволяет ему видеть людей в окружающих. Он низводит окружающих до животного уровня. Чужие потребности им не учитываются и правила общежития игнорируются. Человек видит только себя. Если люди не уважают его потребностей, от страха он озлобляется.

Эгоизму ничего не западает в сердце. Надевая на сердце броню, мы проходим мимо страждущих, словно мимо уличных нищих, оправдываясь тем, что все равно всем помочь невозможно. Не только невозможно, но и нельзя – так мы считаем, – ибо в противном случае они так и не удосужатся начать действовать ради собственного блага. С такими мыслями мы сжимаем сердце в кулак, то есть взращиваем свой эгоизм, вместо того чтобы высвободить то, что гнетет душу.

Эгоизм не желает делиться с другими, он желает брать. Вы можете желать быть очень хорошим человеком, всей душой стремящимся отдавать, но если вы не умерите свой эгоизм, целью вашего отдавания будет оставаться приобретение.

Об этом я писала в 8-й книге, «Прощение подлинное и мнимое...». Именно об этом говорить не буду.

Знание, которое пугает

В этой главе мне хочется поговорить с вами о самых тяжелых стрессах, которые соответствуют нашим обыкновенным стрессам.

Самый тяжелый страх – это знание, которое пугает.Как хорошо жить дуракам – ничего не знают и бояться не умеют! Приезжает такой откуда-то из глуши. Ничего не слышал, ничего не знает, ничего не видел. Врач в городе скажет ему: «У тебя рак». А он: «Ой как хорошо». Никакой проблемы. А если вам врач скажет: «У вас рак». Какое у вас чувство? Кажется, с этого момента жизнь остановилась. Так действуют все догмы. Скажем, кто-то про кого-то кому-то скажет что-то законченное, например, ты – плохой. Чем более авторитарно это сказано, чем большим авторитетом пользуется говорящий, тем больше его слова убивают. Что касается того, кому это сказано, то не другие не дают ему развиваться, он сам остановился и умер от этого. Каждая оценка именно так и действует. Так действуют все известные нам догмы, о том, что что-то хорошо и что-то плохо. Если мы читаем, узнаем откуда-то что-то, то это еще не догма, не самый ужасный эгоизм, потому что в этом случае мы в какой-то мере все-таки сомневаемся, не уверены. А вот если я сам прошел через какой-то опыт, через ужасные страдания, то теперь говорю уверенно: «Я точно знаю, что это плохо, никакого сомнения нет, что это плохо».

Это говорит мой эгоизм, который возражает или сомневается, если мой собеседник заявляет: «А ты это испытывал сам?.. Ты этого не знаешь». И закроет рот. И еще поверит мне. Понимаете, насколько ужасны страдания, которые возникают, если мы примем какую-то окончательную оценку. Этим мы останавливаем энергию, а значит, и жизнь. Так мы накапливаем в себе застой энергии, постоянно добавляя его своими догматическими знаниями. Скажем, просто идем по улице, смотрим на окружающих нас людей, оцениваем их. И так до тех пор, пока не придет болезнь, как спаситель, потому что энергия остановилась. Если заболевание не идет мне навстречу, я завтра еще пойду гулять по улице, но завтра вечером уже не выдержу этого и умру. Так заболевание спасает меня от моего эгоизма.

Абсолютных эгоистов не бывает, поскольку, когда эгоизм вырастает до критических размеров, наступает смерть. Это означает следующее: признает ли человек свои постыдные принципы и соответствующие им поступки или не признает, но его дух ведает истину и уводит душу из этого мира, чтобы душа смогла обозреть со стороны содеянное и признать свои ошибки. То есть исправить свои ошибки духовно.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.