Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Часть вторая. Метод и сущность медитации.

Как упоминание о пище не может насытить голодного, для утоления голода ему нужна сама пища, так и человек, желающй понять Пустоту Мысли, не может довольствоваться описанием Пустоты и должен осознать её с помощью медитации.

(Миларепа)

Что такое медитация

Медитация - слово латинское (meditation). В прямом переводе означает размышление. Можно сказать, что всякий раз, когда мы о чём-то задумываемся, это небольшая медитация. Объектом медитаци может быть что угодно. Важен сам факт концентрации мысли, который приводит к определённому состоянию. Первые уроки медитации мы получаем в обыденной жизни, сосредотачиваясь на своих делах, состояниях и окружающем мире, и если бы мы этих уроков не прошли, мы бы просто не выжили или как минимум были бы неадекватны. Навык медитации нам присущ с рождения. Абсолютно всем людям. Это не является прерогативой какой-то особой касты или особой расы, это есть в каждом и каждый может с этим работать. Но этот навык мы используем в основном поверхностно, хотя в минуты наивысшей заинтересованности мы можем сосредотачиваться всецело. И такие моменты спонтанного полного соредоточения испытывал абсолютно каждый человек хотя бы один раз в жизни. Особенно в детстве, когда мы учились ходить например, каждое движение требовало полной концентрации и осознанности. Это сейчас мы ходим не акцентируясь на этом процессе, но чтобы научиться требовалась вся наша концентрация и осознанность. Бывают такие моменты тотального сосредоточения и в зрелом возрасте. И часто это состояние полного сосредоточения сопровождается радостью, ощущением полноты бытия, покоем. Это связано с тем, что различные беспокойства существуют лишь тогда, когда мы не полностью в настоящем моменте, не полностью в процессе, и есть место для чего-то еще. Когда же мы полностью здесь и сейчас, полностью в том, что мы делаем, в нас нет места для чего-то иного, и мы просто напрямую открыты миру, открыты реальности большей, чем наши ожидания, или опыт, или представления. Бывает, что только в экстремальной ситуации человек может войти в такое состояние.

Итак, западная (латинская) интерпретация термина "медитация" - это сосредоточение мысли и размышление, познание. Но есть и другие термины, отражающие схожее состояние, хоть и немного с другой позиции. В Индуизме процесс медитации разделяется на 3 ступени: дхьяна, дхарана и самадхи. Дхьяна - это этап концентрации внимания, когда мы сосредотачиваемся на объекте или процессе, но еще иногда возникают мысли и всякие отвлекающие факторы. Дхарана - это когда мы уже сосредоточились на объекте всецело, всё остальное ушло на второй план, и кроме объекта концентрации для нас ничего не существует. Самадхи - это полное слияние с объектом. На стадии дхараны еще есть тот, кто созерцает и созерцаемое, на стадии самадхи нет соезрцающего и созерцаемого, они сливаются воедино по принципу "я есть то". Здесь акцент именно на исчезновении двойственности. В восточном варианте процесс медитации раскрыт более глубоко, но не противоречит западному смыслу этого слова.

Есть так же буддийский термин Дзен. Это особое состояние сознания человека, когда созерцая свою природу, он становится Буддой (пробужденным, просветленным). Здесь тот же принцип, сначала мы учимся созерцать нечто (свою природу), затем полностью на ней сосредотачиваемся и начинаем лучше понимать, и в конце концов становимся едиными с ней.

Есть так же много других терминов, которые обозначают схожее состояние и процессы, которые присутствуют в различных учениях и традициях, но приведённых примеров для иллюстрации достаточно. Общность их заключается в том, чтобы достичь единства с объектом концентрации, будь то природа Будды, Бог, Дух, или что-то еще. Причем единства не на уровне физическом, или эмоциональном, или интеллектуальном. А на самом глубинном, на уровне отождествления и полного соединения с объектом самых глубинных аспектов сознания. Эмоции, мысли, ощущения - это различные проявления сознания. Но когда сознание всецело концентрируется на чём-то, мы уже не видим и не думаем об объекте, мы им являемся, и это нечто гораздо большее.

Сейчас существует много разных интерпретаций практики медитации, когда люди учатся концентрироваться на различных вещах: медитация счастья, любви, денег, здоровья, силы и так далее. Суть одна: достичь единства с объектом. Разница лишь в объектах и способах достижения этого единства.

Главным объектом созерцания является Дух, Высшее Я, природа Будды. Рано или поздно человек приходит к этому множеством различных путей. Всё остальное лишь тени и предварительная подготовка. Только Дух может дать истинную полноту, истинную реальность, ничто другое дать это не в состоянии, ничто иное не утолит этот голод по единству со своей естественной природой, находящейся за пределами рождения и смерти, за пределами описания, и всё же реальной, реальнее всего остального. И она к нам ближе всего близкого, нужно лишь обнаружить это. В йога Сутре Патанджали дано такое определение йоги: "Йога есть удержание материи мысли [Читта] от облечения в различные образы [Вритти] В это время [время сосредоточения] зрящий [Пуруша] покоится в своем собственном [естественном] состоянии В остальное время [вне сосредоточения] зрящий сливается со своими видоизменениями." Это вполне исчерпывающе, хоть и кратко, объясняет основную суть практики медитации: усиление связи с высшим я, своим естеством.

Что такое высшее я? Чтобы ответить на этот вопрос, для начала коснёмся привычной нам личности. Есть наше обычное я, которое нам хорошо известно. Хотя, даже то я, которое мы считаем собой, тоже не так уж очевидно. Но, по крайней мере, есть критерии, которыми мы можем пользоваться для его описания. Это личность, которая сформировалась после рождения. В момент зачатия возникает "ментальная искра", или искра разума наряду с первичным зацеплением Духа за физический мир на клеточном уровне. Возникает не только смертное тело, но и смертное сознание, это важный момент. Искра разума это как чистый свет, вырастающий затем в своего рода ментальную оболочку. И эта искра уже на этапе возникновения отличается от сознания Духа, который будет воплощен. Это самый первый момент разделения на смертную и бессмертную природу. Можно сказать, эта искра зачаровывает, притягивает Дух, он отождествляется с её чистым светом, соединяется с ней, чем придаёт ей силы и способности к развитию, формирует её путь. По большей части это процесс бессознателен. Далее проходит этап внутриутробного периода, родов. Оболочки становятся всё более материальными, всё более грубыми можно сказать, и та первичная искра, породившая ум в момент зачатия, уже спрятана за всё большим количеством покровов, и тем более Дух становится скрытым. На первый план выходит адаптация к окружающей среде, в процессе которой формируется личность, как своего рода программное обеспечение написанное на базе оболочек. Формирование личности происходит под влиянием множества факторов, как вербальных и сознательно регистрируемых, так и невербальных и подсознательных. В течение первых лет жизни мы прикладываем все силы к тому, чтобы включить смертный ум, чтобы мы начали нормально воспринимать мир, понимать его и действовать в нём. Тут происходит как воспитание и обучение, получение сознательного опыта, так и невербальное формирование подсознательных уровней за счет инфоромационного поля общества, семьи, планеты, астрологических сил. Причём, в первые годы жизни невербальная часть несравнимо больше, чем вербальная. В это время человек в школу не ходит, учебников не читает, но сам факт нахождения его в определённой среде формирует его сознание на глубинном уровне. Да и на последующих этапах роль невербальной составляющей очень велика. В молодости мы продолжаем развивать свою личность, укреплять, делая её всё более сильной, самодостаточной и замкнутой структурой. И в конце концов она становится слишком замкнутой, душной, в которой нам становится тесно, всё больше мы находимся внутри своих представлений, самоограничений, всё меньше непосредственного восприятия и осознавания, гибкости, прямого контакта с миром. Всё больше мы забываем кто мы. Находясь в этой тюрьме своего разума, человек начинает подсознательно или вполне сознательно искать выход, стремится достичь более раскрытого и чистого состояния, свободы, нового. Часто этот выход человек находит к старости в бесконечном вспоминании прошлого, прошлых моментов радости жизни и новизны, связанных с молодостью и детством. И это своё внутреннее состояние проецируется на внешний мир, порождая взгляд, что вот например в СССР всё было хорошо, а сейчас плохо, или до революции всё было хорошо, а сейчас плохо, или до перестройки, не важно. Важен факт обращения к прошлому, в котором есть след Духа и чистого сознания, не отягощенного таким количеством самоограничений. Но такой вариант приводит к еще большей замкнутости, косности и утрате связи с настоящим моментом, да и собственно Духом, что может порождать недовольство, раздражительность и депрессию. И это связано уже не столько с развитием, сколько с разрушением. В конце концов, только смерть разрывает этот замкнутый круг. Такова примерная схема развития и качества смертного сознания, хотя конечно тут возможно множество различных вариантов. Но главное свойство смертного сознания - это конечность и обусловленность опытом, формой и внешними условиями.

Но есть другая часть, Высшее Я, бесконечная часть. Она существовала до рождения и будет существовать после смерти, её никто никогда не рожал и не убивал. Она лишь временно входит в отождествление с той или иной формой в момент зачатия, но затем уходит и возвращается к истоку в момент смерти. Она не где-то там но находится здесь же, и лишь наше невежество не позволяет увидеть её. Это наша истинная сущность, то, кем мы действительно являемся. А наша привычная личность - лишь тень бессмертного сознания. Личность, можно сказать - нечто искусственное, тогда как Высшее Я - нечто естественное, не созданное внешними условиями или человеческим воспитанием. И мы являемся этим уже сейчас, но только неосознанно. Чтобы обнаружить свою сущность не нужно предпринимать никаких привычных действий, которые мы постоянно совершаем, тренируя свой ум. Тут нужно нечто качественно иное: просто позволить осознанности охватить этот исток, стать им. И путь к этому - остановка мысли и выход за пределы смертного ума. Мы ничего при этом не создаём, не представляем, не нарабатываем новых качеств в привычном смысле. Творец всегда сложнее того, что он создаёт, и чтобы обнаружить творца, надо прекратить процесс творения мыслей, объяснений и моделей, и перевести внимание внутрь, чтобы осознать глубже, кто творит и разрушает личности в процессе перевоплощений, не являясь ими. Просто осознать себя, стать единым с этим истоком. И осознавание в данном случае отличается от "думанья", как процесса производства различных моделей. Далее, если новое осознание достигнуто, оно может быть в том числе и как-то описано, но описание всегда будет лишь временным, неполным и очень относительным. Медитация как процесс этого осознавания - не столько размышление на тему, сколько остановка мыслей и прямой опыт познания без посредничества каких-либо форм. Этот опыт освобождает от самоограничений, даруя истинную самореализацию. И этот опыт лежит в основе всех религий или мистических учений - прямой опыт контакта с божеством в себе, или как часто говорится «с богом в своём сердце». Затем эти учения обрастают интерпретациями, формами, которые всё дальше от Истока и даже могут стать причиной для вражды различных сект, потому что забывается единство Истока. Но если человек достигает касания своей бессмертной природы хоть в какой-то мере, в этот момент в его сознании теряют силу все противоречия между конфессиями и направлениями развития. Становится очевидно, что вершина одна, но путей к ней множество, и нет смысла утверждать, что какой-то из этих путей является единственно правильным. Каждому своё, и во всём одна суть одновременно. Обнаружив Дух в себе, человек обнаруживает его во всём. Но помимо костных догм в религиях есть такие фигуры как святые, которые поддерживают внутренний контакт с божеством. Именно они являются опорными точками, или источниками света, на которых держится учение. Вражда и неприятие существует только на уровне концепций, на уровне ума, когда смертный ум пытается за счёт думания отразить высшее я и подменяет истинное присутствие высшего я своими идеями. Но этот же свет есть в каждом из нас, остаётся его только обнаружить. Он присутствует во всех в равной степени, разница лишь в осознании этого факта, отличного от интеллектуального объяснения или эмоциональной веры. Полное слияние со своей истинной природой означает освобождение от всех омрачений и освобождение от колеса рождений и смертей. Основная цель медитации - получение прямого опыта знания себя безграничным духом и в предельном варианте полное освобождение от условностей смертной природы.

Для того, чтобы достичь этой цели, не обязательно быть очень эрудированным и прочитать множество книг, не обязательно быть сообразительным в житейском смысле. Но достаточно уметь выходить за пределы отождествления с мыслями и концепциями. Далее, по мере практики человек получает различные переживания, меняется его тело и сознание, и могут помочь различные классификации состояний и опыт тех или иных традиций. Но это всё играет лишь вспомогательную роль. Основное - это следование зову своей истинной природы. И если мы следуем ему, все ситуации сложатся как это необходимо так, как мы и представить себе не можем. Мы получим нужные качества в том числе и ума и тела, чтобы быть адекватными новому опыту, найдём нужных учителей и книги, если это понадобится. Далее, новый опыт неизбежно отразится на нашей картине мира и образе жизни, но всегда важно помнить, что это лишь частичное и временное отражение и слишком не залипать на нём, превращая в догму, не подменять этим отражением сущность.

Метод

В самом методе медитации можно выделить 4 главных элемента: расслабление, наблюдение, осознание и намерение. Когда все эти элементы задействованы правильно и едины друг с другом, практика идёт в нужном направлении.

1) Расслабление. Во-первых, это чисто физическое расслабление мышц, которые мы хорошо контролируем и осознаём. Во-вторых, расслабление более тонких напряжений в теле, которые мы зачастую в полной мере даже не осознаём и почти не чувствуем. Например, внутренние мышцы живота, горла, микронапряжения в различных точках тела. Эти микронапряжения составляют зажимы для движения энергии, создавая доминанту на уровне нервного импульса и влияя на движение энергии в каналах эфирного тела, или тела жизненности. Это самое близкое из тонких тел к физическому, обеспечивающее жизнью физическое тело. Правильное расслабление, если мы просто правильно физически расслабимся, - это уже меняет нашу энергетику и повышает способность к сосредоточению. Далее можно говорить о психологическом расслаблении. Это касается эмоций и мышления. К эмоциям можно отнести напряженное ожидание результата, предвкушение, вообще волнение любого рода на тему различных важных для нас вещей, любую явную эмоцию. Это напряжение проецируется на физическое тело, мешает сознанию сосредоточиться на процессе, на том, что идёт сейчас, а не том, что мы ждём или по какому поводу волнуемся. Соответственно чем сильнее это напряжение, тем хуже практика. Самый распространённый вариант – ожидание результата, которое реальному результату препятствует. Расслабить эмоции, таким образом, означат войти в спокойное ровное состояние, в котором нет ни явного плюса (экзальтированной радости, возбуждения), ни явного минуса (угнетения, депрессии). Следующий этап – расслабление мышления. Это означает отпускание всех убеждений и идей, касающихся практики и всего остального, своего знания о себе и мире. Это постоянное удерживание картины мира неким избыточным ментальным напряжением является щитом, которым мы защищаемся от неизвестного. Сюда так же входит постоянное прогнозирование возможных вариантов развития событий, постоянное моделирование. Как правило, еще до того, как мы начинаем что-то делать, у нас подсознательно уже формируется представление о том, как оно должно быть. Важно отпустить это представление, перестать удерживать картину мира. Иными словами, принять то, что мы не знаем кто мы и что это за мир, зная однако, что находимся в дружественной среде. Тогда мысль расслабляется и раскрывается, позволяя новому опыту войти и сосредоточиться на настоящем моменте, реальности в более тонком и глубоком смысле, чем известная картина физического мира. В итоге должно возникнуть состояние физического расслабления, эмоционального равновесия, готовности воспринять неизвестное и включения в настоящий момент.

2) Наблюдение. Позиция наблюдателя означает, что мы именно наблюдаем. Наблюдение – наше единственное делание. Не оценка, не управление, не подавление, не усиление, только наблюдение. Еще важный параметр наблюдателя – это позиция вне того, что он наблюдает, не вовлеченность. Войти в позицию наблюдателя по отношению к чему-либо означает, что мы, во-первых, вышли за пределы того, что собираемся наблюдать, во-вторых, достигли состояния полной незаинтересованности и бездействия по отношению к тому, что мы наблюдаем. Под наблюдением здесь имеется в виду не обязательно зрительное восприятие (одна из наиболее частых ассоциаций с идеей наблюдения). Это могут быть какие угодно ощущения, важно сохранять не вовлеченность, незаинтересованность и бездействие. В физических опытах помимо прочих параметров необходимым элементом любой системы отсчёта является наблюдатель, как нам известно из школьного курса физики. В практике медитации это так же важный элемент, определяющий ход событий, ничего вроде бы не делая, но само нахождение в позиции наблюдателя уже меняет процесс. Если мы чего-то ждём, на процесс влияют наши ожидания и оценки. Если мы вовлечены в процесс (отождествлены с ним), на него влияет наша неосознанная вовлечённость. Но когда мы перестаём вовлекаться и оценивать, на процесс начинает влиять сама наша сущность напрямую без фильтров. Любая оценка и ожидание основаны на нашем опыте или концепциях, но сущность же гораздо глубже любых представлений и концепций, и её влияние через незаинтересованное наблюдение начинает смещать процесс к ней самой, в неизвестное. Но, в то же время, смутно знакомое и притягивающее единство с Духом. В медитации мы наблюдаем за мыслями и чувствами, и прочими более тонкими процессами в сознании. То есть выделяем себя из всё более тонких процессов, созерцая их со стороны, не за счёт их подавления или отрицания, или оценки, но за счёт выходя за пределы этих процессов и всё более отстранённого наблюдения, всё большей чуткости и освобождения от подсознательных отождествлений с этими процессами. Любые процессы внутри нас питаются нашим отождествлением с ними. Отождествление – это как батарейка для смыслов, чувств, усиливающая их. Когда мы перестаём отождествляться с ними и говорить «это есть я», и начинаем их рассматривать просто как некое природное явление, не имеющее к нам прямого отношения, подобно ветру за окном, эти процессы теряют источник энергии и начинают останавливаться, успокаиваться. В результате от грубых до всё более тонких слоёв наш ум достигает полной остановки, но при этом сохраняется осознанное присутствие наблюдателя. Далее, в этой всё более углубляющейся пустоте начинает всё в более полной мере присутствовать и осознаваться истинная сущность, высшее Я. Итак, при правильном входе в позицию наблюдателя мы созерцаем остановку всё более тонких процессов мысли и чувств.

3) Осознанность. Пожалуй, самый сложный элемент для объяснения, наряду с намерением. Хотя, это вещь вполне конкретная. В нашем сознании помимо прочего можно выделить 5 элементов. Первый – восприятие. Что такое восприятие вполне понятно, так как каждый воспринимает. Пусть не ясны многие механизмы этого процесса, но восприятие каждый ощущает, это и есть способ ощущения. Второй – внимание. Тоже вещь понятная, мы можем его направлять, контролировать, знаем куда оно направлено. Третий – память. Тоже относительно ясная вещь, мы можем ей пользоваться на своё усмотрение. Четвертый – мышление, способность порождать мысли, познавать. И пятый – осознанность. Вот этот элемент не так очевиден. Это не мысли, не память, не восприятие и не внимание, но то, что присутствует в этих элементах, не являясь ими, но делая их осознанными или нет. Можно сказать, осознанность – это источник остальных качеств, естественное свойство самой основы сознания. Понять, что это такое, можно на примере разницы между сном и бодрствованием. Во сне мы можем совершать какие-то действия, о чём-то думать, помнить, направлять внимание. Наяву можем делать то же самое, но есть разница: во сне мы менее осознаны, а наяву более осознаны. Эта осознанность вне действий и мыслей, но в то же время реальна. Вот именно это качество имеется в виду под словом «осознанность»: некая особая включённость, или «пробуждённость». Когда растёт осознанность, мы ощущаем, что предыдущее состояние меньшей осознанности подобно сну, а новое, более осознанное, подобно пробуждению для более полного познания реальности. Еще важно отметить, что осознанность – это не алгоритм действий. Непонятно, что нужно делать, чтобы стать осознаннее, но тем не менее это возможно. И возможно за счёт намерения, когда мы просто намерены быть осознаннее, будучи расслабленными и не отождествлёнными с мыслями, достигая всё более полной их остановки. И именно осознанность не имеющая формы ( а не память, не мышление, не внимание, не восприятие) может достичь прямого познания высшего я за пределами форм, мыслей и отождествлений с чем либо ещё. Именно за счет осознанности достигается третья ступень (самадхи) практики (первые две – дхьяна и дхарана, сосредоточение и медитация) – полное слияние с объектом и осознание его как себя. Но важно тут иметь в виду, что в этом процессе самопознания себя как духа нет конечной цели. Это погружение в бесконечность, осознание себя бесконечностью всё в большей степени, и в этом процессе всё меньше нашего привычного «я», или эго вплоть до полного его исчезновения. Важно освободиться от концепции конечной цели, важно полностью отдаться бесконечному процессу, или встать на путь с сердцем, движение по которому доставляет подлинную радость и проявляет истинную сущность. Осознанность – это то, что делает процесс осознанным. Нам может сниться, что мы медитируем, но когда мы осознанно делаем то же самое, это придает практике подлинную реальность. Часто осознанность подменяется какими-то автоматическими реакциями или алгоритмами. Например, сейчас техника дошла до такого уровня, что создаются компьютерные программы, способные обыграть в шахматы чемпиона мира. То есть алгоритм настолько совершенен, настолько хорошо имитирует сознание, что даже превосходит своего создателя в исполнении алгоритма игры в шахматы. Однако это всего лишь имитация, но не осознанность. Бывает так, что человек настолько невежественен, что считает сознание всего лишь набором алгоритмов. Но осознанность – это не алгоритм, это источник всех возможных алгоритмов, нечто качественно иное. Это источник миров, в том числе наших миров сновидений. Да и то, что мы называем объективной реальностью, в Индуизме называется не иначе, как сон Брахмы, то, что родилось из его сознания. В медитации мы не засыпаем, но наоборот, еще сильнее пробуждаемся. Уходим от бесконечного творения всё новых и новых алгоритмов, или миров образов, различных снов и представлений, и достигаем состояния чистой осознанности, в которой проявляется более полное знание нашей истинной сущности. Можно сказать, в спокойном уме, как в идеально гладкой водной поверхности, почти без искажений отражается небо нашей истинной природы. Таким образом, в медитации мы достигаем не засыпания, но всё большего возрастания осознанности, всё большей пробуждённости и выхода за пределы обусловленности формами и органами чувств.

4) Намерение. Намерение, или мотивация – это то, что выдаёт первичный импульс и задаёт процессу направленность, от чего очень сильно зависит результат. Главное и единственно верное намерение для начала практики и правильного её течения – это намерение достичь Духа. Просто достичь высшего Я не для чего-то, а ради него самого. Но поскольку Дух вне форм, и вообще неизвестно что, то мы его никак не представляем. Есть в русских народных сказках последний самый сложный подвиг, который должен совершить богатырь: пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что. Это прямое указание на высшее я, Дух не имеющий формы, который в некоторых интерпретациях этой сказки находится за границей мира живых и мертвых, за рекой Смородиной, разделяющей эти миры. То есть намерение в данном случае должно быть непреклонным, лишенным каких либо образов и сходным с готовностью умереть, полностью сдаться на волю Духа ради него самого. Не ради того, чтобы стать лучше, не ради того, чтобы стать сильнее, не ради того, чтобы стать счастливее, не ради чего иного кроме самого Духа, полного его осознания как себя и растворения в этом осознании отождествления с человеческой личностью. Сформировать правильное намерение с первого раза в начале практике очень трудно, почти невозможно. Например, человек принял как ему кажется решение достичь контакта с Духом, осознать его ради самого этого факта. Но реально, где-то подсознательно он ждёт удовольствия. Есть подсознательное убеждение, что Дух - источник только удовольствия. Да, сеть в этом и кайф, когда достигаются глубокие состояния, но не только. В итоге получается, что он стремится не столько к Духу не имеющему формы, сколько к удовольствию. В итоге это вносит искажения, и когда вместо удовольствия во время проработки блоков после периода кайфа человек получает напряжение и болезненные трансформации, его вера может пошатнуться. Но всегда в такие моменты есть выбор: принять, что Дух - не только удовольствие, а удовольствие и страдание - лишь преломления его присутствия через наш ум, либо продолжать стремиться только к удовольствию в понятном смысле. Если мотивация не меняется, то практика либо прекращается, либо человек может много лет топтаться на месте, так и не сделав следующий шаг, но пребывая в иллюзии, что он движется по Пути. Подменой истинного намерения может быть какая угодно идея, и эти идеи могут быть столь тонкими, что не сразу можно их соотнести даже с нашей жизнью. Намерение в данном случае - это постоянное преодоление иллюзий, способность пройти сквозь них повинуясь глубинному зову сродни инстинкту, готовность расстаться с самой главной: иллюзией своего отдельного я.

Итак, чтобы правильно войти в процесс медитации, необходима готовность достичь Духа ради него самого не смотря ни на что, расслабленность, позиция не вовлеченного наблюдателя по отношению ко всем процессам, которые можно ощутить, и осознанность.

Техника выполнения.

1) Садимся поудобнее, расслабляемся, чтобы тело чувствовало себя комфортно.

2) Позволяем себе ощутить настоящий момент, отпускаем все мысли, ожидания, желания, воспоминания. Просто находимся здесь и сейчас, но не напрягаясь, а расслабляясь. Постоянное моделирование будущего и анализ прошлого – это напряжение. Стоит нам расслабиться эмоционально и ментально чуть больше, и мы автоматически просто ощущаем настоящий момент, находимся, собираемся здесь и сейчас, начинаем глубже осознавать этот момент, в котором сосредоточены бесконечные возможности.

3) Осознаём здесь и сейчас, что вся практика есть путь к Духу, не имеющему формы, неописуемому, но присутствующему в нас и во всём мире. И наша медитация есть подношение ему, это способ осознанно предоставить себя в полное его распоряжение, слиться с ним воедино, повинуясь глубинному чувству направления, на благо всех существ. Это подобно возвращению домой.

4) Отпустив это, входим в состояние наблюдения за мыслями. Отстранённо созерцаем движение мыслей в уме как некое природное явление, не имеющее к нам прямого отношения. Не пытаемся их оценивать, вглядываться в детали, подавлять и так далее. Ничего с ними не делаем, но и не отождествляемся с ними, удерживая позицию не вовлечённого наблюдателя, позволяя мыслям и чувствам всё больше успокаиваться, сохраняя осознанность.

5) Когда достигается состояние остановки мысли, мы созерцаем пустоту, продолжая просто наблюдать и осознавать, позволяем себе ощутить в этой пустоте более тонкие движения, отличные от привычной нам мысли. Созерцаем это, но не создаём, не оцениваем, погружаясь во всё более полную и всеобъемлющую остановку ума без потери осознанности.

Очень важно понять, что мы не напрягаемся и не делаем что-либо, мы расслабляемся и наблюдаем. Это сложно для нашего ума, взращенного в мире действий и результатов. В нас очень глубоко сидит, что чтобы чего-то достичь, надо думать, желать, делать. Но в данном случае всё наоборот: чем меньше мы делаем и чем больше расслабляемся, тем эффективнее практика. Единственное делание – наблюдение и осознавание, отличное от думанья. Отсутствие действия, и всё же действие.

Этапы пути.

На пути к Духу можно условно выделить следующие основные этапы: уровень форм, уровень смыслов, уровень «я» и высшее я.

1) Уровень форм. Это тот план деятельности ума, который нам лучше всего известен и понятен, и которым мы пользуемся чаще всего. Здесь происходит постоянное движение различных форм: образов, звуков, слов. На первом этапе медитации мы входим в состояние наблюдения за ними. Этот шаг может сделать каждый. Так же этот уровень можно назвать уровнем бодрствования, так как когда мы не спим, он задействован в наибольшей степени. Бесконечно проигрываются прошлые и будущие ситуации, различные виды внутреннего диалога и совершенно несуразные мысли. Сам факт отстранённого наблюдения за ними уже может многое дать нам: мы лучше поймём по каким законам происходит это движение. Есть известная фраза «пришла в голову мысль». А откуда пришла? И куда потом ушла? Здесь мы учимся наблюдать процесс возникновения и исчезновения мыслей, не поглощаясь ими, но проходя сквозь этот слой, позволяя ему успокоиться. По мере того, как мы утверждаемся в позиции наблюдателя, этот мутный поток, лишившись батарейки нашего неосознанного отождествления, становится более спокойным и упорядоченным. Затем он и вовсе начинает таять, возникают промежутки пустоты, когда мыслей нет совсем. И потихоньку эти промежутки пустоты становятся всё более продолжительными, пока наконец поток форм не отключится совсем, и мы не погрузимся в полное внутреннее безмолвие. Этот момент можно назвать первой ступенью медитативного состояния: остановка внешних форм мысли. Тут есть опасность вместо того, чтобы перейти в медитативное состояние, заснуть. Поскольку движение образов и прочего выдаёт тонус нервной системе в том числе, необходимую стимуляцию, а когда поток прекращается, тело и ум может воспринять это как сигнал к засыпанию. Однако, если мы сохраним осознанность, вместо засыпания мы переходим в состояние повышенного осознания, на более тонкий уровень ума.

2) Уровень смыслов. Он открывается нам после того, как мы реально остановили поток форм. Смысл в данном случае – это некое наполнение, наделяющее форму качеством, но не являющееся этой формой. Например, есть понятие «дерево». Оно воплощено во всех деревьях, то есть любой образ дерева (тополя, ёлки, пальмы, какого угодно) будет содержать в себе этот смысл. Но сам смысл ни одним из этих образов не является. Более того, он может быть вложен даже во что-то совсем другое. Например, есть такая схема «дерево сефирот», как одно из символических изображений структуры мироздания. Но в этой схеме нет ни корней, ни листьев, однако смысл можно вложить в любую форму. Более того, смысл дерева не является даже словом «дерево», потому что можно выразить его на другом языке, например, английском (tree). Слово другое, но смысл тот же. Смысл – это не образ, не слово, это нечто бесформенное, наделяющее слово или форму смыслом. И смысл может быть как оформленным, так и не оформленным, не проявленным. Например, мы просто знаем смысл дерева, нам не обязательно думать всё время образы с ним связанные. Он в нас присутствует как некое зерно, способное мгновенно прорасти в бесконечное число образов различных деревьев и слов на разных языках, обозначающих дерево. А есть и более сложные смыслы. Например, красота. Есть красивые машины, красивые люди, пейзажи, у каждого народа или культуры свои критерии красоты, но смысл – един. Уровень смыслов таким образом – это план деятельности ума, где существуют вот такие не имеющие формы вещи. И там они тоже можно сказать находятся в неком движении, но это движение на порядок более тонкое, чем движение форм. Тут можно сравнить движение форм с перемещением костяшек на счётах, а движение смыслов с перемещением информации в компьютере. И то и другое – движение, но движение информации в компьютере, хоть и гораздо более быстрое, выглядит как покой. После остановки форм мы получаем возможность воспринимать напрямую смыслы, или получать своего рода прямое знание без посредничества различных носителей, замедляющих процесс. Это выглядит как кристальная ясность, покой и часто своеобразный кайф, ощущение уменьшения физического веса. Такова первая ступень медитативного состояния. Получается, что мы уже не думаем, но некий более тонкий процесс всё равно есть. На этом этапе могут возникать различные инсайты, как прямое проникновение в суть различных проблем, которые мы не могли решить, как внезапное понимание каких-либо мировых законов или смысла различных мистических систем. Или просто пребывание в состоянии необычайной ясности и осознавания множества тонких процессов здесь и сейчас, которые просто не замечались в более грубом состоянии. Есть так же вариант, что на этом шаге медитация может превратиться в своего рода осознанное сновидение, в котором мы можем увидеть необычайно яркие образы, отличающиеся от наших привычных мыслеформ. Либо воспринять более тонкий слой мира – энергетический. Далее у нас появляется выбор: остаться на этом уровне, отождествиться с ним, или шагнуть дальше. Если мы не вовлекаемся в игру волн осознания и кайфа, но наблюдаем это точно так же невовлеченно, как до этого наблюдали формы мысли, то появляется возможность следующего шага. Мы начинаем замечать, если утверждаемся в позиции наблюдателя, что эта ясность и осознанность – тоже движение мысли, и оно может быть остановлено. В большинстве случаев, когда говорят об остановке мысли или внутреннего диалога, речь в основном идёт об остановке внешних форм, и далее идёт отождествление с уровнем смыслов, на котором ведётся основная работа уже на его плоскости. Наша же задача пройти сквозь этот уровень без его отрицания и подавления, но и не отождествляясь с ним, достигнув его остановки. Механизм тот же: наблюдение без отождествления. И по мере этого наблюдения мы начинаем ощущать, что этот уровень тоже останавливается, и сквозь бреши в его движении начинает проступать еще более глубинная пустотность, в которой даже нет этой ясности, но есть нечто иное. Подобно тому, как сквозь атмосферу проглядывает открытый космос. Остановка смыслов на грани перехода на следующий уровень выглядит, соответственно, как бессмысленность. В том числе и бессмысленность практики. Но если мы реально не отождествляемся с остановкой смыслов, то мы проходим сквозь это, высвободив осознанность с этого уровня. Если же не удастся пройти, то мы либо заснём сном без сновидений на какое-то время, либо можем утратить интерес к практике надолго, ощутим бессмысленность всей этой работы, и это станет нашей мотивацией.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.