Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Для прослушивания на Ларри




 

ДЖОЭН: Возьми, Роб! Покури!

 

РОБЕРТ: Нет, спасибо.

 

ЛАРРИ: Джоэн, милая, хватит. Он не хочет.

 

РОБЕРТ: Кури ты. А я посмотрю.

 

ДЖОЭН: Посмотришь! Ты себя вообще слышишь? А? Малыш, ты слышишь, что сейчас сказал? Я предлагаю тебе шанс попробовать что-то…

 

РОБЕРТ (перебивая ее): Я не хочу.

 

ДЖОЭН (злится, бросает пачку на стол): Это потому что ты слабак. Как же я ненавижу слабаков! (поджигает свою сигарету и затягивается) Блаженство. Лучше любых антидепрессантов. Курение, возможно, единственное, что отличает нас от низших форм жизни.

 

ЛАРРИ: Может, мне покурить?

 

ДЖОЭН: Может, тебе помолчать?

 

ЛАРРИ (Роберту): Видишь, каждый день Джоэн испытывает меня, не отступлюсь ли я. Дважды в год моя жена пакует чемоданы, чтобы уйти, и каждый раз я прошу ее остаться. Моя мать была сложной женщиной… Так что мой старик в итоге ушел от нее. И жалел об этом до самой своей смерти. Что ж, теперь взгляни на меня, я женился на дико самодовольной штучке с полным отсутствием какой-либо любви к себе. Я женат на женщине, которая до сих пор не может поверить, что встретила мужчину, который готов восхищаться ей каждый день. И, в отличии от своего отца, я невероятно счастливый человек. На самом деле, она не ведет себя вот так, когда -тебя нет рядом. Я надеюсь, что иногда ты пересекаешься с настоящей Джоэн. Она восхитительная женщина. Так что, если надумаешь жениться, то это должен быть кто-то вроде Джоэн.

 

ДЖОЭН: Никогда не женись, Робби. Никогда. Зачем тебе это?

 

РОБЕРТ: Ну, для компании. Не знаю. Так делают все вокруг.

 

ДЖОЭН: Какие еще все?

 

РОБЕРТ: Все, кто влюбляются и женятся.

 

ДЖОЭН: Знаю лично все эти две пары, обе развелись. Ох, Ларри, ты же перебил меня до этого. Видишь, что случается, когда ты начинаешь суетиться. Я хотела поднять тост за моего второго мужа!

 

ЛАРРИ (вставая): Уже поздно. Я собираюсь сходить в уборную, а потом мы поедем. Выходные заканчиваются. Хорошо? (уходит)

 

Для прослушивания на ПИТЕРА

 

Балкон в квартире Питера и Сьюзан. Роберт стоит один.

ПИТЕР (голос из-за сцены): Боб? Боб! Куда ты, черт возьми, делся?

 

РОБЕРТ: Я здесь.

 

ПИТЕР (входит вместе со Сьюзан): Господи Боже, ты зачем сюда выбрался?

 

РОБЕРТ: Мне кажется, восхитительно, когда у тебя есть балкон. Тем более в этом городе. Вау.

 

СЬЮЗАН: Правда? Мы просто храним здесь старые санки и прочий хлам.

 

ПИТЕР (указывая): Взгляни, в Нью-Йорке сотни тысяч балконов. И я никогда на них никого не видел.

СЬЮЗАН: Тем более, все время приходится волноваться о том, что дети могут влезть в грязь или вообще вывалиться отсюда.

 

ПИТЕР: И все вокруг слышат каждое твое слово. (Повысив голос, кому-то внизу) Эй ты! Все расслышал? (Снова Роберту и Сьюзан) Я уже не говорю про птичий помет повсюду.

 

СЬЮЗАН: И здесь так шумно! Невозможно расслышать даже собственные мысли. А вид? Все что можно увидеть – это здание напротив.

 

ПИТЕР (наклоняясь вперед): Ну, если немного высунуться и посмотреть вон туда, то можно увидеть Ист Ривер.

 

СЬЮЗАН (заставляя его перестать высовываться с балкона): Вот только мы уже выяснили, что нельзя. Питер однажды чуть не отдал Богу душу, пытаясь разглядеть этот чертов пролив. Так и было.

 

РОБЕРТ: Ты спасла его?

 

СЬЮЗАН: Я? Нет. Ну, если только, в каком-то смысле.

 

ПИТЕР: Она упала в обморок, так что мне пришлось перестать.

 

СЬЮЗАН: Питер будто вообще ничего не боится. К сожалению, я его полная противоположность.

Он однажды свалился со стремянки, когда собирал мой антикварный шкаф, и раскроил себе голову. Так, что я упала в обморок. А когда пришла осмотреть его рану, то увидев, лишилась чувств снова.

 

ПИТЕР: В тот день она четырежды падала в обморок.

 

РОБЕРТ (посмеиваясь): Что ж, теперь понятно. Я думаю, что это невероятно мило. Вы двое – сказал он, давясь завистью – просто чудесны вместе. Вы прекрасная пара. Питер, если вы когда-нибудь решите расстаться, я хочу быть первым, кто узнает.

 

СЬЮЗАН (улыбаясь Питеру): Ну…

 

ПИТЕР: Что ж, вот ты и первый, кто знает.

 

СЬЮЗАН (радостно): Мы разводимся.

 

ПИТЕР: Мы пока никому не говорили.

 

РОБЕРТ: Оу. Я… Вы застали меня врасплох.

Сьюзан и Питер мило улыбаются и смотрят на него.

 

Для прослушивания на ПОЛА

ПОЛ: Эми, нам надо уже выходить.

 

ЭМИ: Я не могу этого сделать.

 

ПОЛ: Эми, если кто-то и заслуживает счастливого брака, то это именно ты. Роберт, скажи ей.

 

ЭМИ: Роберт скажи мне? А кто скажет ему самому?

 

Пауза.

РОБЕРТ: Пол, я не думаю, что имею право говорить кому-то подобное. Все просто будет так, как должно.

 

ПОЛ: Я тебя понял.

 

РОБЕРТ: Слушай, я лучше пойду и… позвоню. Позвоню сказать всем, что мы задерживаемся. Немного задерживаемся. Люди ведь уже наверное собрались, как думаете? (уходит)

 

ПОЛ: Эми, за что ты так с собой? Знаешь, если бы один человек причинил другому

столько боли, сколько ты причиняешь себе, это считалось бы преступлением. Пойдем.

 

Гремит гром.

 

ЭМИ: Пол, ты слышал? Ох, Пол… Там начинается дождь.

 

Возвращается Роберт.

 

РОБЕРТ: Там начался дождь. А телефон занят. Кстати, вы не поверите, с кем я сегодня столкнулся! Хелен Кинкейд. Помните Хелен? Я приходил с ней как-то раз. Так вот, она теперь замужем. Господи, я едва узнал ее! Она так потолстела, выглядит растрепанной и… (осознает, какой эффект производит своими словами и замолкает)

ПОЛ: Эми, пойдем. Нам давно пора.

 

ЭМИ: Я не смогу сделать это. Я даже не могу понять, как позволила всему этому зайти так далеко.

 

Звуки грозы.

ЭМИ: Ты только посмотри на это, там льет как из ведра. Взгляни… Это как потоп, как знак. Спасибо, Господи! Теперь объясни ему!

 

ПОЛ: Эми, пойдем! Все наши друзья уже ждут.

 

ЭМИ: Это неважно. Я просто не могу. Я слишком напугана.

 

ПОЛ: Почему?

 

ЭМИ: Я не знаю. Не знаю. Может, дело в том, что ты просто не для меня, Пол. Возможно, все это вообще не для меня. Я ни разу не видела счастливого брака. Ни одного. За всю свою жизнь.

 

ПОЛ: Ты просто видишь, то, что хочешь увидеть. Я видел много счастливых пар. Послушай, Эми… Так же как музыканты не являются своей музыкой, так женатые люди не являются самой идей брака. То, что кто-то обжегся на этих вещах, вовсе не значит… Это прекрасная, правильная вещь.

 

ЭМИ: Отличная фраза для гравировки, Пол. (смотрит Полу в глаза) Прошу тебя. Я не говорю это на эмоциях, я абсолютно осознаю, что делаю. Пол? Прости меня. Я не достаточно тебя люблю для этого.

 

Длинная пауза.

ПОЛ: Роберт… Не мог бы ты… Позвонить… Объяснить всем… Я… Ам, я…

 

Уходит.

 

ОТРЫВКИ ДЛЯ ЖЕНСКИХ РОЛЕЙ

 

Для прослушивания на ЭМИ

ПОЛ: Эми?

 

ЭМИ: Прекрати так на меня смотреть.

 

Отворачивается от него. Пол пытается что-то сказать, Эми перебивает его.

ЭМИ: Ничего не говори, пожалуйста. Почему бы вам не присесть и не пообщаться лучше друг с другом. Я не могу сосредоточиться, когда вы двое все время ходите за мной. Куда бы я ни пошла: в спальню, туалет, кухню… Ощущение, будто возглавляю какой-то парад! Пол, прекрати смотреть! Я прямо ощущаю, будто моя спина под прицелом. Нет, Пол, я серьезно! У меня до такой степени съехала крыша, что прошлым вечером я оставила холодильник открытым. Так что апельсиновый сок нагрелся (протягивает парням по стакану). Вот. И если сейчас хоть один из вас скажет «спасибо», то я тот час же отправлюсь скитаться в бедные районы Белвью, видимо только там, я снищу понимая. Будьте добры, закройте рот! (замирает, резкая смена тона) Ох, Пол, прости меня. Ты можешь говорить, когда тебе захочется и все, что тебе захочется. Кто я такая, чтобы указывать тебе. Ох, Пол.

 

Пауза.

ПОЛ: Апельсиновый сок теплый, но спасибо.

 

ЭМИ: Господи, Пол! За теплый сок не благодарят, за него дают по лицу!

 

Дым из тостера. Эми вынимает два сгоревших тоста и кладет на тарелки.

ЭМИ: Вот, теперь я испортила и тосты.

 

ПОЛ: Все в порядке.

 

ЭМИ: Это невыносимо! НИЧЕГО НЕ В ПОРЯДКЕ, ПОЛ. ЭТО ДАЖЕ ОТДАЛЕННО НИ КАПЕЛЬКИ НЕ НАПОМИНАЕТ В ПОРЯДКЕ. ЭТО АБСОЛЮТНОЕ И ТОТАЛЬНОЕ НЕ В ПОРЯДКЕ. Ох, Роберт, полюбуйся настоящей мной. Психическая.

РОБЕРТ: Я как раз думал, что это самый занятный завтрак перед свадьбой, на котором я присутствовал. А с вами ваш шафер, который готов улыбаться, даже глядя в лицо своей смерти от огненно горячего апельсинового сока.

 

ЭМИ: Я бы посмеялась с тобой, Роберт, если все это не было до такой степени грустно. Ну, как я выгляжу? Странно?

 

ПОЛ: Это такое платье.

 

ЭМИ: Чертов парикмахер накрутил мне волосы так, будто был с похмелья. Пол, чему ты все время так радуешься?

 

ПОЛ: Тебе.

 

ЭМИ: Это так нездорово… безумно… Полное сумасшествие, после всех тех лет, что мы прожили вместе, устраивать грандиозную свадьбу! Это просто стыд какой-то, Пол. Люди подумают, что я беременна.

Для прослушивания на САРУ

САРА: Роберт, не хочешь все-таки брауни?

 

РОБЕРТ: Боже, нет. Я тогда лопну.

 

САРА: Лопнешь? Ты – лопнешь! Ты такой худой. Только взгляни на себя. Кости. Кожа да кости. Готова поклясться, что когда ты становишься на весы, стрелка отклоняется в обратную сторону, в минус.

 

РОБЕРТ: Что ж, благодарю, Сара. Тронут и польщен. Хотя уверен, что ты меня только что оскорбила.

 

САРА (тыкая Роберту тарелкой с брауни в лицо) : Господи, Роберт, умоляю, ну съешь один, чтобы я могла хоть посмотреть.

 

РОБЕРТ: Cара, может ли быть, что ты стала фуд-фетишисткой?

 

САРА: Мексиканская кухня. По чему я реально тоскую – так это мексиканская кухня. И по всему соусу табаско в мире.

 

ГАРРИ: Не ешь этот брауни.

 

САРА: И не собиралась. Я просто вдыхаю его запах. Роберт, ну съешь один!

 

РОБЕРТ: Не с бурбоном.

 

САРА: А шоколад. Я могла бы убить за шоколад. Или печеный картофель… В сметанном соусе и с луком. Разве это не заставляет все прямо таки дрожать? Или горячий домашний хлеб, весь с маслом…

 

ГАРРИ: Чили.

 

САРА: О, чили, о боже, да, чили…

 

ГАРРИ: Маникотти.

 

САРА: Маникотти. Хоть бы чайную ложечку маникотти.

 

ГАРРИ: Тортик от Сара Ли.

 

САРА: Сара ли – величайшая женщина со времен Элеоноры Рузвельт!

 

ГАРРИ: Что насчет кисло-сладких креветок?

 

САРА: Что насчет кисло-сладкого чего угодно?

 

Сара быстро съедает брауни, отвернувшись, думая, что остальные не заметили. Одновременно с этим Гарри выпивает немного бурбона.

РОБЕРТ (серьезным тоном): Знаете, я впечатлен, тем как вы следуете своим диетам.

 

ГАРРИ: У меня не диета. Это все к Саре.

 

САРА: Взгляни на эти штаны. В них можно еще руку засунуть (демонстрирует). Сразу видно, насколько я похудела.

 

ГАРРИ: Она все время это делает. (засовывает кулак в свои брюки) Смотри, я тоже в свои могу засунуть руку. Она считает, что я купил их такими.

 

САРА: Дорогой, я сбросила уже восемь фунтов.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.