Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Что такое процесс выработки




 

«Подкрепить поведение, которое уже имеется, чтобы оно воз­никало чаще, — это понятно, но как обучающим заставить сво­их подопечных делать то, что случайно может никогда и не воз­никнуть? Как заставить собаку сделать сальто назад или дель­фина прыгнуть через обруч?

Когда дело касается собак, делающих сальто, дельфинов, прыгающих через обруч, или людей, бросающих баскетболь­ный мяч в кольцо, то эти действия уже совершаются в процес­се выработки. Выработка же состоит в том, чтобы использовать малейшую тенденцию изменений поведения в нужном направ­лении и шаг за шагом сдвигать ее к поставленной цели. На ла­бораторном жаргоне это называется последовательное прибли­жение. Процесс выработки возможен потому, что поведение живых существ вариабельно. Что бы живое существо ни дела­ло, в одних случаях оно выполняет это более энергично, чем обычно, а в других случаях — наоборот. Неважно, сколь слож­но и трудно то окончательное поведение, которое вы хотите выработать, вы всегда можете установить ряд последователь­ных целей, найти какое-либо поведение, которое осуществля­ется уже сейчас, и использовать его как первый шаг. Мы все хорошо знакомы с выработкой поведения, являясь участника­ми или объектами этого процесса. Попросту говоря, большая часть воспитания ребенка — процесс выработки поведения. Обу­чение различным физическим навыкам — от тенниса до печа­танья на машинке представляет из себя в основном выработку поведения. Мы находимся в процессе выработки или, по крайней мере, стараемся, что-либо выработать всякий раз, когда упраж­няемся в чем-либо, начиная от публичного выступления, кон­чая игрой на фортепьяно. Мы находимся в процессе выработ­ки и тогда, когда пытаемся изменить свое поведение — бро­сить курить, быть менее застенчивым, лучше распоряжаться деньгами. Достигли или не достигли мы успеха в формирова­нии какого-либо поведения у себя или кого-то другого, в ко­нечном счета зависит не от нашего искусства, а от настойчи­вости. Музыкальный критик газеты «Нью-Йорк Тайме» писал об одном европейском дирижере, который, не будучи великим музыкантом, добивался необыкновенной музыки, заставляя свой оркестр репетировать каждый концерт в течение целого года. Большинство из нас может достичь определенного совершен­ства почти в любой деятельности, если потратить на это до­статочно времени. Но это скучно. Разве мы не хотим всегда обучиться новому — катанию на лыжах, игре на пианино, как и любой другой деятельности — как можно быстрее? Конечно, хотим, и вот тут все дело в правильной выработке навыка. Да­лее, разве мы не предпочитаем избежать вообще или сократить до минимума повторения? Опять-таки, конечно же, но неко­торые физические навыки требуют повторения, потому что мускулы «учатся» медленно, и требуется многократное повто­рение движений, прежде чем они станут совершаться с легко­стью. Но даже в этом случае хорошо спланированная програм­ма выработки может свести до минимума необходимую тре­нировку и сделать значимым каждый момент практических занятий, тем самым чрезвычайно ускоряя совершенствование. И, наконец, в спорте, музыке и других творческих устремлени­ях вы можете захотеть развить не только стабильное выполне­ние навыка, но и выполнение на том наивысшем уровне, кото­рый доступен вам или тому, кого вы обучаете. В этом случае правильное использование законов направленной выработки может быть решающим.

 

Десять правил выработки

 

С моей точки зрения, существуют десять правил, управля­ющих процессом выработки. Некоторые — по крайней мере, четыре первых — берут начало из психологических лаборато­рий и установлены экспериментально. Другие, насколько мне известно, даже не являлись предметом специального изуче­ния, но рассматриваются всеми, кто имел дело с выработкой поведения, как неотъемлемая особенность: вы всегда знаете (обычно слишком поздно), когда вы нарушили одно из них. Я перечислю эти правила.

1. Повышайте критерий небольшими градациями, чтобы у субъекта всегда была реальная возможность выполнить тре­буемое и получить подкрепление. Практически это означа­ет, что когда вы увеличиваете требования или повышаете критерий подкрепления, вы должны это делать в пределах, доступных в данный момент субъекту. Однажды мне при­шлось встретиться с одним отцом, допустившим в этом се­рьезную ошибку. Так как сын-подросток очень плохо учился, он отобрал у него обожаемый всеми подростками мотоцикл до улучшения отметок. Мальчик стал заниматься лучше, его оценки улучшились, с F и D до D и С. Однако вместо того, чтобы поощрить этот прогресс, отец сказал, что оценки еще недостаточно хорошие, и продолжал придерживаться сво­его запрета. Эта эскалация критерия была слишком резкой, мальчик совсем перестал заниматься. Более того, он стал очень недоверчивым.

2. В конкретный промежуток времени отрабатывайте что-ни­будь одно, не пытайтесь формировать поведение по двум критериям одновременно. Под этим я не подразумеваю, что вы не можете работать над многими различными типами поведения в один и тот же период времени. Безусловно, вы можете это. Во время любого занятия мы можем сначала немного поработать над качеством, затем над скоростью — в теннисе над ударом слева, затем над ударом справа, затем над работой ног и т. д. Это избавляет от монотонности. Хо­рошие преподаватели все время меняют работу, оставляя данную задачу, как только в ней достигнут успех, и перехо­дят к другой. Однако когда вы работаете над данным типом поведения, вы должны пользоваться в каждый данный от­резок времени одним и только одним неизменным критери­ем. Часто нам не удается добиться прогресса в каком-либо навыке, хотя мы много упражняемся, потому что мы пыта­емся сразу улучшить две или более стороны деятельности.

Нужно подумать: одно ли свойство характеризует данное поведение? Нельзя ли его расчленить и работать отдельно над различными критериями? Когда вы займетесь этими вопроса­ми, большинство проблем решаться сами собой.

3. Прежде чем увеличивать или повышать критерий, пользуй­тесь вариативной шкалой подкреплений имеющегося в дан­ный момент уровня ответа.

Вы помните о вариативной шкале подкреплений? Как толь­ко поведение усвоено, вы должны начать подкреплять его не каждый раз, чтобы поддерживать его на данном уровне. Это правило составляет суть процесса выработки. Иногда смена стабильных и вариативных шкал происходит очень быстро, со­ставляя два-три подкрепления на каждом уровне. Вероятность этого особенно велика, если у субъекта внезапно наступает «оза­рение» — он начинает понимать конечную цель, и улучшение поведения становится спонтанным. В этом случае введение ва­риативной шкалы столь значимо для обучения, что это необ­ходимо постоянно помнить и все время контролировать, не за­буксовала ли, не перестала ли приносить успех ваша програм­ма выработки.

4. Вводя новый критерий, временно ослабьте старые.

Допустим, вы учитесь играть в сквош (что-то вроде тенни­са) и успешно работаете над одной целью — послать мяч туда, куда вы хотите. Теперь вы хотите поработать над скоростью, но когда вы усиливаете удар, мяч летит куда попало. Забудьте на некоторое время о точности и просто ударяйте по мячу. Ко­гда вы научитесь управлять скоростью мяча, точность скоро восстановится.

То, что раз выучено, не забывается, но под подавляющим воздействием нового критерия старое, хорошо выученное по­ведение иногда временно уходит в сторону. Однажды я виде­ла дирижера, который пришел в состояние крайнего раздраже­ния во время генеральной репетиции оперы, потому что пев­цы хора делали одну ошибку за другой, они как будто забыли всю свою твердо выученную вокальную партию. Причиной было то, что они в первый раз надели тяжелые костюмы, их поста­вили на подмостки и заставили двигаться во время пения: при­выкание к новым условиям временно перекрыло выученное ранее поведение. К концу репетиции их музыкальное мастер­ство восстановилось без дополнительных репетиций.

5. Ведите ученика за собой.

Планируйте программу выработки так, что, если субъект совершит в обучении неожиданный скачок вперед, вы долж­ны знать, что подкреплять далее. Однажды я в течение двух дней обучала только что пойманного дельфина прыгать через препятствие, выступающее над водой на несколько дюймов. Когда поведение прочно установилось, я подняла барьер еще на несколько дюймов, животное тотчас же прыгнуло, и с такой легкостью, что я скоро снова подняла барьер уже на гораздо большую высоту; через пятнадцать минут этот новичок пры­гал на восемь футов. Такого рода «рывок» выработки может произойти в любой момент. Этот феномен наблюдается как у людей, так и у многих видов разумных животных. Я считаю, что тут дело в инсайте (внезапное озарение): субъект внезап­но осознает ваши цели, исходя из которых вы добиваетесь его действий (в данном случае — прыгнуть как можно выше), и делает это.

За очень редкими исключениями наша школьная система построена так, чтобы помешать детям обучаться в их собствен­ном темпе — наказываются не только медленные ученики, у которых не хватает времени на обучение, но и слишком быст­ро обучающиеся, которые не получают дополнительного под­крепления, когда быстрая сообразительность продвигает их впе­ред. Если ты мгновенно понял, о чем толкует учитель матема­тики, твоей наградой может стать мучение от скуки в течение часов или даже недель, пока все остальные мало-помалу по­стигнут это. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ули­ца более привлекательна как для наиболее быстрых, так и для медленных.

6. Не меняйте тренеров на полпути.

В процессе выработки какого-либо поведения вы рискуете значительным регрессом, если перепоручаете своего ученика другому преподавателю. Неважно, сколь скрупулезно обсуж­дены критерии перед передачей дела, поскольку и индивиду­альные установки, и время реакций, и прогноз успеха будут слегка отличаться, и в итоге субъект утрачивает подкрепления до тех пор, пока не привыкнет к этим отличиям.

Допустим, если у вас двое детей и одна собака, и оба хотят обучать собаку, то разрешите им это, но пусть каждый работает над различными, каждый над своими трюками, и тем избавьте бедную собаку от большой неразберихи. Те, кто хочет учить­ся, будут учиться при наихудших условиях. Единственный слу­чай, когда вам следует подумать о смене преподавателя посре­дине процесса выработки, это, конечно, когда обучение зашло в тупик. Если обучение идет плохо или совсем не идет, то вам нечего терять от перемены.

7. Если одна процедура выработки не приводит к успеху, по­пробуйте другую.

Поразительно, до чего люди бывают, привержены неэффек­тивной системе, будучи убежденными, что повторение одного и того же даст результаты. Для выработки любого поведения существует столько же способов, сколько инструкторов, спо­собных их придумать. Например, при обучении детей плаванию надо сделать так, чтоб они не боялись и чувствовали себя спо­койно под водой. В качестве первого шага формирования это­го навыка одни тренеры велят им выдувать в воду воздух, пус­кая пузыри, другие — быстро опускать в воду и поднимать об­ратно лицо, а третьи — прыгать в воде, пока они не отважатся просто присесть, чтобы вода закрыла их. Любой хороший тре­нер, видя, что ребенку скучно или его пугает этот метод, перей­дет на другой; одни и те же методы выработки не равноценны для разных индивидуумов. Однажды один телевизионный де­ятель, который ставил шоу в океанариуме «Жизнь моря», при­гласил меня посетить их ферму в Вирджинии и посмотреть, как тренируют лошадей. Эта знаменитость был превосходным наездником и тренером, и у него было несколько прекрасно обученных лошадей. Мы наблюдали, как учили лошадь кла­няться, или становиться на одно колено при помощи традици­онного метода, включавшего двух людей и множество веревок и кнутов; при помощи этого метода лошадь многократно зас­тавляли становиться на одно колено до тех пор, пока она не научилась опускаться на него сама.

Я сказала, что необязательно делать это таким образом, и утверждала, что могу научить лошадь кланяться, даже не при­касаясь к животному (один из вариантов: нарисовать на стене красное пятно; использовать пищу в качестве условного под­крепления выработки у лошади касания коленом пятна, затем постепенно снижать пятно, приближая его к полу, чтобы ло­шади пришлось встать на колени, чтобы коснуться его и заработать подкрепление). Телевизионная звезда пришла в негодование от такого наглого заявления — что за мысль!

Если бы существовал другой способ научить лошадь кла­няться, он бы знал об этом — нам пришлось два или три раза обойти вокруг сарая, чтоб он немного поостыл.

8. Не кончайте урок без положительного подкрепления, это равносильно наказанию.

Это не относится к той несистематической (хотя очень зна­чимой и продуктивной) выработке, которая происходит в до­машних условиях, поощрение учения в школе, гостеприимство, подбадривание детей; здесь подкрепление происходит от слу­чая к случаю, без особых правил. Однако в более официальной ситуации — скажем, на уроке или при выработке поведения у какого-либо животного — преподаватель должен уделять свое внимание ученику или классу до конца урока. Это более чем просто хорошие манеры или хорошая самодисциплина; это — хорошее обучение. Когда субъект старается заработать подкреп­ление, он, так сказать, вступает в контакт с преподавателем. Если преподаватель начинает болтать с кем-либо из присут­ствующих, выходит, чтобы поговорить по телефону, иди про­сто мечтает, контакт нарушается.

9. Если выученное поведение ухудшается, пересмотрите про­цедуру выработки.

Иногда навык или поведение портятся, а иногда создается видимость их полной потери. Нам всем знакомо это чувство, когда пытаемся говорить на иностранном языке, вспомнить сти­хотворение или поехать на велосипеде после многолетнего пере­рыва; это очень выбивает из колеи. Иногда внешние обстоя­тельства временно полностью уничтожают хорошо выученное поведение — например, в состоянии испуга невозможно про­изнести заученную речь, неудачное падение резко нарушает ваши навыки скалолазания. Иногда на первоначальное обуче­ние накладывается и мешает ему последующее обучение, создавая путаницу — вы стараетесь найти испанское слово, а всплы­вает немецкое.

10. Прекращайте работу, оставляя за собой лидирующее поло­жение. Сколько должен продолжаться каждый сеанс выра­ботки?

Частично это зависит от промежутка времени, в течение ко­торого субъект сохраняет внимание. Кошки часто начинают проявлять беспокойство после примерно двенадцати подкреп­лений, поэтому пяти минут может быть достаточно. Собаки и лошади могут работать дольше. У людей продолжительность различных уроков традиционно равна часу, а занятия футбо­лом, научные семинары и разные другие мероприятия часто длятся целый день.

Последнее совершенное действие всегда закрепляется в созна­нии субъекта; вы должны быть уверены, что это хорошее, вознаг­раждаемое выполнение. Иногда вы не можете кончать каждый урок на высокой ноте. Возможно, что слушатели оплатили час занятий, и они хотят использовать весь этот час, хотя наилуч­шее время для окончания урока было достигнуто раньше. А мо­жет, урок идет не слишком хорошо, чтобы обеспечить наивыс­ший подъем, и вот-вот наступит усталость. В этом случае наи­более мудро окончить урок чем-нибудь легким, что гарантирует получение подкрепления, чтобы весь урок в целом запомнился как подкрепленный. Дрессировщики дельфинов часто оканчи­вают длительные, требующие напряжения занятия легкой иг­рой в мяч; обучающие верховой езде иногда используют разные игры, например салочки. Самым нецелесообразным приемом является введение новых задач или материала в конце занятий, вследствие чего оно заканчивается серией неадекватных и не­подкрепляемых ответов. Когда я была ребенком, мои уроки музыки всегда кончались таким способом; это очень обескура­живает, и я до сих пор не могу играть на пианино.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.