Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Трансфер символических пробных действий




 

Создавая метод КПО, мы опирались на глубинно-психологическую теории сновидений, согласно которой необходимо прежде всего содействовать расскрытию бессознательного символического материала. Самому пациенту не так легко понять значение своих образных представлений, которые избегают резкого раскрытия конфликтов. В результате они стремяться активизировать механизмы защиты, например, такие, как интеллектуализация. Как известно, это в целом соответствует преимуществам проективных методов. Кроме того, образно символические структуры еще имеют преимущество в том, что они охватывают широкий диапазон множества значений, в том числе подчиняясь принципу сгущения и амбивалентности, а также компромиссного образования между защитой и импульсом (между инстинктивным побуждением и необходимостью его сдерживать). Отсюда становится понятной высокая степень эмоциональной обязательности символики КПО, т. е. ее зависимости от закономерностей внутренних эмоциональных переживаний.

Трансфер (перенос) символических пробных действий на реальное поведение пациента основывается на накопленном за несколько десятилетий опыте использования КПО, а также на более новых теориях, описывающих техники использования имагинаций, о которых речь еще впереди. Для такого трансфера необязательно нужны дальнейшие психотерапевтические шаги путем вмешательств (интервенций) или техник, которые активно воздействуют на повседневное поведение пациента. При правильном использовании КПО трансфер происходит, скорее всего, отчасти спонтанно. Здесь совершенно явно представлено бессознательное самодостижение способного к обучению Я. В связи с этой проблемой мне уже много лет постоянно задают вопросы мои коллеги-психотерапевты: “Каким образом мы переносим переживания в КПО на изменение невротического поведения?”

Ответ дают теоретические результаты исследования имагинаций [27], согласно которым, психика принимает воображаемый мир почти точно таким же образом, как и реальный мир. Прежде всего это касается поведения при научении.

Практическое использование этого известно на протяжении ряда лет на примере “ментального научения” в спорте и на примере “замаскированной поведенческой терапии”. В КПО к этому добавляется и то, что пациент находится в измененном состоянии сознания. Образные представления и решения проблем в имагинациях оказывают, в соответствии с этим, обратное суггестивное влияние на Я.

Приведу наглядный пример трансфера символического пробного поведения из нашей повседневной жизни. Читателя не должно удивлять необычно короткая длительность психотерапии в данном случае. Здесь речь идет об одном из тех редких случаев подострой кризисной ситуации, когда симптомы можно компенсировать при помощи КПО настолько быстро и скоро, что на это потребовалось всегов 4 сеанса.

 

Пример (18)

17-летний гимназист, родившийся и выросший в ГДР, после переселения, вместе со своей семьей, в ФРГ заболевает на фоне аутистического пубертатного кризиса. Врачи подозревают у него начинающуюся гебефренную шизофрению, что нельзя полностью исключать. Неразговорчивый, замкнутый и с застывшим лицом он рассказывает, запинаясь, историю своей жизни. Он жалуется на резкие головные боли, органическую причину которых установить не удается. Будучи до переселения довольно хорошим учеником, в новой школе он оказывается полностью несостоятельным. Симтомы появились 4 месяца назад, сразу же после переселения.

В Кататимном переживании образов спонтанно появилась пещера у подножия горы. Я попросил пациента понаблюдать за входом в пещеру на расстоянии (как мы обыкновенно делаем, работая с мотивом опушки леса). Спустя некоторое время оттуда вышел великан со свирепым лицом, похожий на духа Исполиновых гор Рюбецаля. Однако он в нерешительности останавливается у входа в пещеру и, в конце концов, подает пациенту знак подойти к нему. Я побуждаю его последовать за великаном. Тот ведет его в пещеру и показывает ему там свой собственный мир: ландшафт с рекой, с виноградниками, кладовыми и хлевом полным коров - почти что маленький, роскошный рай. Я советую пациенту спросить великана о причинах его ухода от мира. Великан отвечает, что бежал сюда, потому что его сторонились и потешались над ним.

На следующих трех сеансах переживания образов, длительностью по 50, минут я побуждаю пациента вывести великана из пещеры обратно в мир людей. Сначала великан встречает крестьян на поле. Преодолев скованность (сопротивление), он был готов помогать в работе. Входя в близлежащую деревню, он сначала в нерешительности остановился. Я прошу описать мне детали и побуждаю великана войти. Потом он совершает более продолжительные прогулки по деревням и городам. Всякий раз, когда появляются скованность, страх или боязнь, я прошу описать эти состояния и даю подбадривающие указания. В ходе этих экскурсий образ великана раз от разу уменьшается. Один раз, сжавшись до размеров ребенка, он улегся в детскую кроватку пациента в его прежней квартире. Я даю ему отдохнуть. С еще большей энергией и силой он вскоре вновь появляется среди работающих крестьян.

На третьем сеансе пациент сообщает о примечательном синхронном преобразовании. В то время как прежде река была тесно зажата двумя скальными мысами, теперь они расступились. Вдоль ничем не стесненной реки протянулась широкая дорога, а рядом появилась гостиница. В плане нарушений общения и трудовой деятельности пациента мне теперь кажется важным распространить этот процесс также и на более оптимальное поведение общения. Великану, который тем временем сжался до размеров нормального человека, я советую в КПО наняться коридорным в гостинице. Там ему встречается много людей, которые приходят и уходят, а он им помогает. В этих ситуациях, которые воспринимаются пациентом на полном серьезе, великан завоевывает доверие. Живущий прежде в уединении и никем не признанный великан становится человеком, который принимает на себя хотя и скромную, но все же уважаемую и социально нужную роль.

После четвертого сеанса пациент сообщает, что головные боли почти совсем исчезли. Психически он теперь не только производит впечатление более открытого, более разговорчивого и эмоционально более раскованного человека, но и впервые установил более близкие отношения со сверстниками в своем новом классе. Вскоре после этого он даже участвовал в федеральных спортивных соревнованиях и опять начал приносить домой хорошие оценки.

В этой экстремально короткой психотерапии прежде всего ясно отразились аутистичная замкнутость и далекие от жизни ожидания пациента, связанные с желаниями всесилия и всемогущества (великан), а также с отказом от столкновения с конкурентами. Несмотря на это, все же удивительно, что за синхронным преобразованием в КПО (река) вскоре следует непосредственное изменение реального поведения. Клиническая картина при первом обследовании была довольно примечательной, тем более примечательно было изменение поведения благодаря психотерапии. Знакомый с психоанализом человек видит, что здесь затрагивается только совершенно определенная часть незрелого Я проходящего пубертатное становление пациента. При этом, однако, явной коррекции одновременно подвергаются его объектные отношения.

Возникшая ситуативно в результате смены социальной среды (переселения) реакция оставалась после проведенной психотерапии компенсированной в течение года. Потом молодой человек обратился вновь в связи с предстоящими ему экзаменами на аттестат зрелости, а именно - с легким психогенным параличем руки. Глубоколежащие части конфликтной проблематики пациента, конечно же, не могли быть проработаны за 4 сеанса. Но, к сожалению, он не был мотивирован продолжить психотерапию по методу КПО.

Для полноты следует отметить, что продемонстрированный в данном примере трансфер изменения поведения на уровень реальной жизни ни в коей мере не происходит всегда и столь непосредственно. Чаще внешняя адаптация отстает, или же шаг за шагом можно видеть только небольшие частичные результаты, которые в течение длительного времени могут вообще не наступать.

Подобные клинические примеры непосредственной реакции на символдраму имеют высокую степень очевидности. Но этим, однако, еще ничего не сказано о психодинамических процессах и о том значении, какое они имеют для желаемого клинического процесса исцеления.

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.