Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Эпические поэмы «Махабхарата» и «Рамаяна»




Эти тексты отличаются по своей форме, структуре и семанти­ке от ведических и религиозно-философских. Эпос одновременно выполняет функцию популярного нарратива и сакрального кано­нического текста1. В нем можно выделить повествовательную часть,

1 В современной культурологии такое явление получило название «двойного кодирования». Этот термин был применен Ч.Дженксом в отношении постмодер­нистской архитектуры, но смысл его гораздо шире какого-либо течения в одном из направлений художественной культуры. Двойное кодирование подразумевает обращенность произведения к двум уровням: к специалистам и заинтересован­ному меньшинству, которое волнуют специфические значения, и к публике вообще или местным жителям, которых заботят другие вопросы, связанные с комфортом, традициями и образом жизни. Дженкс приводит в качестве примера двойного кодирования фасад классического греческого храма — Храма Артеми­ды в Коркире (VI век до н.э.). Типичный греческий фронтон показывает смеше­ние значений — популярных и элитарных, которые могут быть прочитаны раз­личными группами людей на разных уровнях. Здесь бегущая Горгона-Медуза с ее змеями, и неистовые пантеры-львы, и различные акты убийства представлены драматически и красочно. Это репрезентативное искусство буквально взламывает абстрактную геометрию верхней части фронтона, но всюду царит гармония и внутренняя метафора, Человечные пропорции, визуальная утонченность и чистая архитектура синтаксических элементов также играют свою роль. Два разных язы­ка, каждый со своей собственной целостностью и аудиторией. (См.: Дженкс Ч. Язык архитектуры. — М., 1985. — С. 10.) В этом смысле индийские эпические поэмы обнаруживают все признаки «сознательной дуалистичности».

и т д.). Расширение объема «Махабхараты» произошло путем ши­роко известного в древней Индии приема инкорпорации, причем инкорпорирование часто носило чисто механический характер. Это особенно ярко выражено при включении в поэму чисто «теорети­ческого» материала.

Структурно поэма, состоящая из более чем ста тысяч шлок, или двустиший, разделена на 18 книг, или парв. В книге I — «Ади» (Начало) — представлены герои эпоса, рассказано об их прои­схождении, раскрыты семейные связи главных героев, прослеже­на история соперничества пандавов и кауравов, также женитьбы пандавов на принцессе Драупади, ставшей в результате выигран­ного состязания их общей женой1. Во II книге — «Сабха» (Собра­ние) _ содержится драматический эпизод игры в кости, в ре­зультате которого проигравшие пандавы удаляются в изгнание в лес. Их жизнь в лесу становится темой IIIкниги — «Вана» (Лес). Она содержит наибольшее число вставных эпизодов, в частности известную легенду о Нале и Дамаянти, иллюстрирующих нравы древнеиндийского общества. После 12-летнего изгнания пандавы проводят год у царя Вираты, о чем рассказывает IV книга — «Ви­рата». Начиная с V книги — «Удйога» (Попытка) — речь в «Ма­хабхарате» идет о военных событиях, которые детально описыва­ются вплоть до победы пандавов, ухода их вместе с Драупади в горы и вознесения на небо, описанного в XVIII книге — «Сварга­рохана» (Вознесение на небо).

Бхагавад Гита

Часть VI книги «Махабхараты» «Бхишмапарва», — «Бхагавад Гита» — один из величайших текстов индийской культуры. Будучи включенной в контекст поэмы, «Гита» является в то же время самостоятельным религиозно-философским произведением, в котором разработано учение о карме2 и различных путях достиже­ния соединения с Божеством.

«Бхагавад Гита» — поистине уникальное явление в истории мировой культуры. Судьба ее оказалось необыкновенно счастли­вой, она привлекала и привлекает внимание мыслителей, уче-

1 В этой архаической черте — полиандрии — исследователи видят доказатель­ство древности происхождения «Махабхараты». Хотя в целом «Махабхарата» от­ражает черты сложного развитого общества, в некоторых ее частях содержится описание феноменов, не вписывающихся в эту социальную модель, в частности многомужество Драупади. Такие «диссонансы» объясняются «сочетанием архаи­ческих обычаев, присущих родовому обществу, с обычаями разделенного на варны патриархального общества, основу которого составляет уже государство». (Шар­ма Р.Ш. Древнеиндийское общество. — М., 1987. — С.174.)

2 Карма — в широком смысле — сумма совершенных живым существом поступков и их последствий, которые определяют характер его нового рожде­ния. В узком смысле — влияние совершенных действий на характер настоящего и последующего существования.

Социальная направленность «Бхагавад Гиты» выражена в том внимании, которое уделяется в ней этическим и моральным принципам управления государством и жизни вообще. Без это­го основания — дхармы1— «нет истинного счастья, и общество не может существовать. Целью является общественное благо не одной какой-либо группы, а всего мира в целом», — пишет

Дж.Неру.

Несмотря на меняющееся со сменой исторических эпох кон­кретное содержание дхармы, универсализм этого концепта как направляющего принципа человеческого существования, посту­лированный в «Бхагавад Гите», сохраняет свою силу при всех внешних обстоятельствах. Выполнение человеком обязательств, наложенных на него самой природой, помогает с достоинством выйти из всех бедствий и испытаний, выпадающих на его долю. Актуализация же дхармы связана с детерминизмом кастовой системы, налагающей определенные обязанности на членов той или иной касты. Так, кшатрий Арджуна должен быть воином и побеждать в бою. Осознание своего долга, как личностного, так и социального, побуждает его вернуться на поле сражения.

Рамаяна

По объему она гораздо меньше «Махабхараты». «Рамаяна» со­стоит из семи частей (kandas) общим объемом около 24 000 шлок. Ее авторство приписывается легендарному мудрецу Валь­мики, а время возникновения является предметом споров сре­ди исследователей. По преданию, ее возраст насчитывает около 5 тыс. лет. Ученые датируют создание этой поэмы в ее настоя­щей форме между 400 г. до н.э. и 200 г. н.э. Сказание о Раме входит в IIIкнигу «Махабхараты», хотя это и не означает, что хронологически оно предшествовало эпопее о великой войне потомков Бхараты. Как и многие другие вставные эпизоды, оно могло бы быть интерполировано при переписке.

Содержание «Рамаяны» более четко структурировано и цель­но, чем содержание «Махабхараты». Оно представляет собой рас­сказ о жизни царевича Рамы и его супруги прекрасной Ситы, о сражении Рамы с повелителем демонов Раваной и поражении последнего. "Рамаяна" была и остается в Индии любимым про­изведением. Кроме этического и религиозного значения, «Ра­маяна» имеет также высокую художественную ценность, ее на­зывают «Адипарва» — «первая поэма». Все это послужило

1 Дхарма — вечная истина, управляющая всем миром, священный закон. В го­сударственном управлении Дхарма считалась одной из четырех «конечностей» за­кона (три остальные — свидетельство, история и эдикты правителей). Соблюде­ние Дхармы было обязательным условием успешного управления государством и праведной жизни человека.

Литература буддийского Канона

Несмотря на то что буддизм много веков назад перестал быть в Индии живой религией, он в такой же мере является принадлеж­ностью и характеристикой индийской культуры, как и существу­ющие и практикующиеся до наших дней религии и культы. Мно­гие положения, содержащиеся в буддийских текстах, вошли в более поздние учения о человеке и смысле его существования, а также оказали значительное влияние на развитие литературного про­цесса в Индии.

Типитака

Типитака (от санскр. трипитака — «три корзины») — стерж­невой текст буддийского канона, состоящий из трех больших сводов («корзин»): «Винаяпитака» («Книга послушания») описы­вает обязанности буддийских монахов и организацию сангхи — буддийской общины; «Суттапитака» («Книга сутт») — собрание молитв и проповедей; «Абхидхармапитака» («Книга высшего за­кона») представляет собой толкование основных положений буд­дизма. Традиция определяет I в. н.э. временем письменной фик­сации этих текстов, хотя к этому сроку в канон вошли произведения, относящиеся к более ранней эпохе. Каноничес­кие тексты буддизма различаются по своей целевой установке. Те из них, которые предназначены исключительно для монашеской аудитории, разрабатывают глубинные проблемы буддийского учения, другие же, ориентированные на непосвященных, дают самые общие представления о буддийском идеале, вплетая в из­ложение фольклорные мотивы и используя нарративные при­емы.

Основным жанром «высокой» части канона являются сутты (от санскр. сутра — «нить»). Как и в Упанишадах, в суттах форма инкорпорирует их инструментальное значение как орудия настав­ления и обучения. Сутты оформлены как беседы, диалоги, кото­рые Будда ведет со своими учениками — монахами или жителями тех мест, в которых он останавливался во время своих скитаний. Проповеди заканчиваются обращением слушателей в буддизм. Ком­позиционное построение и стиль сутт отличаются единой струк­турой, включающей множество формул и повторов. Это связано как с практикой устной передачи и фиксации текстов, так и с ритуалом торжественной декламации сутт во время собраний буд­дийской общины.

Кроме метафизических и философских вопросов, в суттах раз­работаны концепции государственного устройства, идеал правед­ного монарха — «чакравартина» («того, кто вращает колесо все­ленской власти»). Эта концепция стала основой отношения буддизма к царской и государственной власти как в Индии, так и за ее пределами. Начало порчи идеального общества связывается не со злой волей индивида, а с «недостаточным знанием при наи­лучших намерениях», причем объективная причина этого упадка усматривается в имущественном неравенстве.

Обращаясь к рядовым людям, буддийские проповедники пользовались словами, понятиями и образами, знакомыми им с детства, т. е. оставались в рамках брахманической социокультур­ной модели. В этом контексте особое внимание уделялось этиче­ским вопросам, формулируемым и решаемым на основе повсе­дневного опыта.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.