Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Экономическая ситуация в Японии на рубеже XX-XXI вв. и кризис японской модели экономики и управления




 

В настоящее время Япония испытывает серьезные экономические трудности. Страна начиная с 1990-х гг. превратилась для многих в Страну заходящего солн­ца, а самые пессимистично настроенные аналитики считают, что «Япония напо­ловину мертва». Факты наглядно подтверждают такой пессимизм.

• Темпы экономического роста Японии в 1990-е гг. оказались самыми низки­ми среди стран Большой семерки. В 1992-1999 гг. они составили в среднем 0,5% в год (впрочем, в 2004 г. положение несколько улучшилось: рост ВВП составил 2,9%).

• После некоторого укрепления курса йены до уровня, близкого к 80 йенам за доллар весной 1995 г., к концу последнего десятилетия XX в. национальная валюта Японии упала до уровня 120 йен за доллар (в начале февраля 2006 г. доллар стоил 118 йен).

• Если дефицит государственного бюджета страны в 1993 г. составлял 2,8% ВВП, то к 2001 г. он уже достиг 11,4% и являлся самым крупным среди стран Большой семерки.

• Еще в 1991 г. государственный долг страны составлял 51% ВВП, но к 2000 г. он уже превзошел 150%, достигнув в 2004 г. 161%. В настоящее время госу­дарственный долг Японии является самым большим в мире и ожидается его дальнейшая эскалация. Обслуживание такого огромного долга потребует использования до 70% всех налоговых поступлений правительства.

• На внутреннем рынке ощущается перепроизводство товаров и соответствен­но падение потребительского спроса. Так, в пик экономического спада про­дажи автомобилей за период с февраля 1997 г. по февраль 1998 г. снизились на 22% (при этом показатели экономического роста Японии в 1998 г. были отрицательными и составили -2,5%). Кроме того, в первой в мире по объе­мам производства автомобилей стране, каковой является Япония, за послед­нее десятилетие выпуск автомобилей уменьшился на четверть, в то время как в основных странах-конкурентах он возрос: в Германии — на 14%, в США — на 35%.

• Примерно на 3% снизились прибыли компаний, а 60% японских компаний в 2000 г. вообще не платили налоги на прибыль из-за своих убытков, а также пользовались различными механизмами сокрытия полученных доходов от налогообложения.

• Уровень процентной ставки в Японии практически равен нулю (0,1% в нача­ле 2006 г.), что не дает возможность стимулировать экономический рост тра­диционным способом удешевления кредитных ресурсов за счет снижения процентной ставки.

• Начался рост безработицы, ранее для Японии не характерный. С традицион­но низкого уровня в 2,5-3% безработица в 1998 г. доросла до 4,5%, а в 2003 г. она уже составила 5,3%.

• Вследствие валютно-фннансового кризиса в Юго-Восточной Азии (1997-1998 гг.) спрос на данном региональном рынке в конце 1990-х гг. существен­

но снизился, что нанесло удар по японской экономике (порядка 40% япон­ского экспорта связано именно с этим регионом). В январе 1998 г. падение японского экспорта на данном рынке составило 11,5%.

• Японию к концу 1990-х гг. захватила настоящая волна банкротств. Самыми громкими из них стало фиаско одной из крупнейших финансовых компаний «Ямаити-секьюритис» и банка «Хоккайдо Такушоку». Летом 2000 г. обанк­ротилась компания розничной торговли «Сого», чьи долги составили почти 2 трлн. йен ($18 млрд.).

• Япония — стремительно стареющая нация. В 2004 г. 19% населения страны составляли люди старше 65 лет, а к 2015 г. их будет уже 25%.

Негативную роль в экономическом развитии Японии во второй половине 1990-х гг. сыграли и совершенно непредсказуемые события, от которых страна пострадала дважды: землетрясение на Кобе в 1995 г., за которым последовали по­трясения на финансовых рынках и драматическое падение индекса Nikkei, а так­же валютно-финансовый кризис в азиатском регионе в 1997 г., который нанес зна­чительный ущерб экспортному сектору экономики Японии.

Попытаемся обозначить основные современные проблемы Японии. Их можно разделить на шесть групп.

1) Сложная финансовая ситуация. Произошло настоящее банкротство финан­совой системы Японии. Оно выражается в:

- дефиците государственного бюджета из-за недопустимо высоких прави­тельственных расходов: только инвестиции в транспортную и ирригацион­ную систему страны в разгар экономического кризиса (вторая половина 1990-х гг.) должны были составить $531 млрд. Государство попыталось от­реагировать на сокращение спроса в частном секторе за счет роста государ­ственных расходов, необеспеченных притоком налоговых поступлений. В результате для накачки в экономику необходимой денежной массы при­шлось активно использовать механизм государственного долга. Причем Банк Японии ужесточал кредитно-денежную политику, снижая процент­ную ставку медленнее, чем падали цены на внутреннем рынке;

- банковском кризисе: на японских банках повисло бремя безнадежных дол­гов на сумму почти в $200 млрд.;

- снижении рейтинга платежеспособности страны: ведущие мировые ин­вестиционные агентства, например, Moodis снизили кредит доверия Япо­нии;

- обвале цен на финансовые активы (снижение курса акций и облигаций японских компаний), падении цен на недвижимость вследствие переоцен­ки, перегрева рынков. Искусственно вздутые курсы ценных бумаг не от­ражали реальные доходы компаний, Которые снижались из-за сокраще­ния внутреннего спроса.

Японский банковский кризис явился отражением периода финансовых спе­куляций в экономике. В период экономического бума банки выдавали не­обеспеченные должным покрытием кредиты (под залог ценных бумаг, зем­ли, недвижимости, которые росли в цене вплоть до начала 1990-х гг.). Система взаимных участий компаний в активах и бизнесе друг друга (система кейретсу) также не ставила под сомнение платежеспособность клиентов финансовых учреждений. Поэтому солидные банки зачастую кредитовали со­мнительные спекулятивные операции, а в итоге начавшейся стагнации эконо­мики промышленные, торговые, строительные и финансовые компании ока­зались не в состоянии погасить свою кредиторскую задолженность. Падение цен на недвижимость, снижение курсов ценных бумаг обесценили залоги, и в итоге сумма безнадежных долгов в банковской системе Японии составила 50 трлн. йен (около S200 млрд.), что соответствует почти 15% ВВП страны. Государство, еще с послевоенных времен взявшее банки под свое покрови­тельство, на первых порах стало оказывать попавшим в затруднительное по­ложение банкам поддержку, выдавая кредиты для погашения безнадежных долгов. Затем политика государства переменилась, и только 20 крупных бан­ков остались под контролем правительства, а к 2001 г. было решено полно­стью отказаться от государственной поддержки банков. После введения про­цедуры банкротства банков с 1995 г. в банковской системе Японии началась настоящая волна банкротств. Однако банковский кризис привел и к оздо­ровлению финансовой системы. В результате серии банкротств, слияний и поглощений возникли новые мощные банки, такие как, например, Bank of Tokyo-Mitsubishi, явившийся прототипом нового сильного японского финан­сового учреждения.

Можно ожидать, что в ближайшие несколько лет банки Японии будут оп­равляться от последствий кризиса, продолжится их реорганизация и струк­турная перестройка активов и пассивов. Ввиду переживаемых трудностей японские банки потеряли первые места в мировом рейтинге банков (еще не­давно вплоть до 9 японских банков входило в первую мировую десятку по величине активов, ныне их позиции куда скромнее). Тем не менее, учитывая то, что японцам всегда удавалось с честью выходить из сложных ситуаций, кредитоспособность банковской системы Японии уже к концу первого деся­тилетия XXI в. может быть восстановлена. 2) Сложности в сфере экспорта. На рубеже XX-XXI вв. значительно снизил­ся объем японского экспорта в страны Юго-Восточной Азии, продолжаются «торговые войны» Японии с Соединенными Штатами и странами, входящи­ми в Европейский союз. Опасные последствия, связанные с уменьшением экспорта Японии, объясняются тем, что в японской модели экономического роста экспорт является одним из моторов развития. Во-первых, серьезный удар по экспорту нанесло укрепление йены по отношению к доллару в 1992 и 1995 гг. Для улучшения экономической ситуации национальную валюту пришлось девальвировать, скупая американские доллары и накапливая огромные валютные резервы (к концу 2004 г. резервы Японии превысили $800 млрд., став самыми большими в мире). Однако общее повышение курса йены привело к росту импорта из стран Юго-Восточной Азии, что вместе со стагнацией спроса на внутреннем рынке привело к снижению цен и отрица­тельному влиянию на экономическую конъюнктуру. Во-вторых, снижение японского экспорта было обусловлено процессом интернационализации производства японских компаний, которые переводили свою произвол­ственную базу в страны и регионы сбыта товаров (США, Европу) либо в страны Юго-Восточной Азии с более низкими издержками по оплате труда.

3) Сокращение внутреннего спроса. На внутреннем рынке произошло пере­производство товаров, явившееся следствием ошибочных расчетов на ста­бильно высокие темпы экономического роста и рост доходов населения. Де­шевый и качественный импорт из других стран региона привел к снижению цен. В ожидании дальнейшего снижения цен потребители откладывали свои покупки, еще более сокращая спрос. В качестве ответной реакции произво­дителям приходилось идти на новое снижение цен, давая потребителям на­дежду на дальнейшую понижательную тенденцию в ценообразовании. Со­кращение спроса привело к современной стагнации японского производства. Сокращению внутреннего спроса способствует и такая причина, как старе­ние населения.

4) Старение населения. Данная проблема является едва ли не самой серьезной для Японии. Япония имеет самую высокую продолжительность жизни в мире (средний уровень близок к 80 годам). Последствия старения населения неоднозначны. Во-первых, уменьшается численность молодежи. Японские компании уже сейчас ощущают нехватку молодой мобильной рабочей силы с нетрадиционным мышлением. Средний же возраст высшего управленческо­го персонала крупных компаний в Японии составляет 60 лет. Учитывая кон­серватизм пожилых людей, можно только предполагать, в какую сторону за­ведут такие директора современные предприятия в эпоху быстрых перемен. Во-вторых, рост доли пожилого населения означает увеличение расходов на пенсионное обеспечение и здравоохранение, что заводит в тупик государ­ственные финансы. Уже сейчас высказываются пожелания об увеличении пенсионного возраста с 60 до 65 лет для компенсации нагрузки на соци­альную систему. Однако при нарастании бюджетного дефицита из-за роста социальных расходов, связанных со старением населения страны, Японии придется активно пользоваться заимствованием на мировых финансовых рынках, что может внести еще большую сумятицу в глобальную финансовую систему.

5) Кризис японской системы управления. Японская система менеджмента имеет очень сильную черту в виде отличного администрирования. Являясь замечательными исполнителями, обладая отличными навыками работы в команде, японцы в меньшей степени, чем европейцы или американцы, обла­дают духом лидерства и нестандартным мышлением. Японский хорошо отла­женный механизм управления продуктивно работает только в том случае, если ему задан алгоритм, правильное направление развития. Прекрасные последователи, японцы никудышные архитекторы системы (вспомним, что в 1940-е гг. эту систему строили в Японии американцы, реформировавшие пос­левоенную экономику страны). Парадокс заключается в том, что в настоящее время ресурсы этой системы практически исчерпаны. Нестабильность гло­бальной экономической и финансовой системы, трудности в национальном хозяйстве, нехватка идей и людей, генерирующих идеи, поставили под во­прос правильность японского пути развития. Система взаимосвязей в сфере бизнеса кейретсу, приведшая ко всеобщему кумовству, вытеснившему ры­ночные принципы хозяйствования, некогда «мудрое» правительство, погряз­шее в коррупции, на сегодняшний день уже являются препятствиями на пути давно назревших перемен. По мнению многих экономистов, Япония испыты­вает системный застой и ностальгию по авторитарным временам периода ре­волюции Мэйдзи и послевоенных реформ. Токио буксует, так как старая про­грамма, внесенная в японскую экономическую машину, уже не действует, а новая пока не внесена. Комизм ситуации заключается в том, что японцы оказались хорошими менеджерами безнадежно устаревшей системы. 6) Слабость развития современных информационных технологий. Япония, которая совсем недавно задавала тон в информационных технологиях, с раз­витием глобальных информационных систем и Интернета рискует оказать­ся едва ли не в хвосте мирового прогресса в данной области. Объяснение этому найти не сложно — все дело в том, что информация, передаваемая че­рез Интернет, в большинстве своем использует в качестве языка-носителя английский, а в Японии далеко не все квалифицированные специалисты им владеют. Возникают сложности и с использованием технологий Интернета в финансовой сфере, в торговле. Кроме того, Японию подвела стратегия раз­вития отраслей high tech. Если США вовремя прекратили специализировать­ся на изготовлении материальной составляющей компьютеров и информа­ционных систем (hardware) и сделали курс на производство и экспорт программного обеспечения — мозга современной информационной системы (software), то Япония продолжала производить микропроцессоры и компь­ютеры, которые без умной начинки не более чем «железо». Кроме того, если в США к началу 2000 г. свыше 40% инвестиций в экономику были связаны с внедрением информационных технологий, то в Японии соответствующий показатель едва превысил 25%, а ведь современные технологии движет soft­ware, а не hardware.

Известный американский исследователь международных конкурентных преиму­ществ стран Майкл Портер в статье «Демоны-близнецы Японии», опубликованной в газете «Financial Times* 5 июля 2000 г., выделил две причины «экономической болезни» Японии: система менеджмента и ннтервенционализм правительства. Ин­тересно, что эти же два фактора долгое время рассматривались в качестве основных причин успеха послевоенного развития страны. Однако, по мнению Портера, тради­ционное объяснение высокой конкурентоспособности Японии в 1960-1980-х гг. не является верным.

Исследование целого спектра отраслей промышленности, проведенное группой Портера, показало, что наиболее конкурентоспособные отрасли японской эконо­мики, такие как автомобилестроение, производство роботов и видеотехники, в наименьшей степени регулировались государством, в то время как неконкурен­тоспособные отрасли, включающие химическую промышленность, самолетостро­ение, финансовые услуги и производство программного обеспечения, пользова­лись всемерной протекцией правительства. Интервенционализм и протекционизм правительства привели к высочайшим издержкам, которые были вынуждены оп­лачивать японские потребители (стоимость жизни в Японии является одной из самых высоких в мире из-за высокого уровня цен), а также стали бременем для всех компаний, вынужденных не следовать за отраслевым лидером, а равняться на быстроту перемен самой худшей компании отрасли. Следовательно, Япония не являлась уникальным примером успеха этатистской модели развития, напротив, международные успехи страны связаны исключительно с теми отраслями эконо­мики, в которых внутренняя конкуренция велась более интенсивно, а вмешатель­ство государства было минимальным.

Так же спорно и утверждение о превосходстве японской модели менеджмента. Реально японским стилем конкуренции можно считать акцент в производстве на высокое качество и постоянное совершенствование продукта. Лозунг «Делай то же самое, что и конкуренты, только лучше их» дал определенные успехи в 1970-е гг. и в начале 1980-х гг. Однако в современной глобальной экономике лучший опыт распространяется мгновенно, и уже к концу 1980-х гг. западные компании начали активно сокращать разрыв в производительности труда и качестве продукции, адаптируя японскую практику. Так, если японская фирма. Toyota была триумфа­тором 1970-х гг. благодаря своей системе качества и системе отлаженных поставок (just-in-time), то в настоящее время все ведущие мировые автомобильные компа­нии работают по тем же самым стандартам. Многие западные производители при этом еще и ушли далеко вперед от некогда лидировавшей в гражданских техно­логиях и продуктах Японии, используя более совершенные информационные и управленческие технологии.

Основной бедой японского менеджмента стала его стратегическая составляю­щая, которая, как оказалось, у многих компаний просто отсутствовала. Акцент на имитацию, а не на создание устойчивых конкурентных позиций па основе диффе­ренциации и уникальности изделий привел многие японские фирмы к серьезным проблемам — их нишевыс сегменты на мировых рынках достаточно быстро за­полнились аналогичной, но более дешевой продукцией других стран Юго-Вос­точной Азии, которые в своей модели развития ориентировались на Японию. И, напротив, те из японских компаний, которые не занимались имитацией, а выс­траивали свою собственную систему устойчивых конкурентных преимуществ, смогли стать мировыми лидерами, хотя это являлось скорее исключением из об­щего хода дел в сфере японского менеджмента. Примерами таких компаний-оди­ночек являются фирмы Nidec (микромоторы-драйверы для компакт-дисков), Shimano (производительзапчастей к велосипедам), Honda (производящая не про­сто автомобили, а автомобили с новаторской концепцией двигателя на основе своей собственной философии развития автомобилестроения и стиля вождения).

В свое время Япония смогла сделать необходимые изменения в послевоенной макроэкономической стратегии, отказавшись от уже освоенного производства дешевых имитаций западных товаров, основанного на низких ценах и низкой за­работной плате. Однако теперь в конкуренции, базирующейся лишь на качестве продукции, Япония уже не в состоянии превосходить своих соперников. Для японских менеджеров наступает новое время перемен, связанное с внедрением модели, основанной на инновациях и стратегии.

Фактически кризис в экономике — это заслуженное наказание Японии за не­желание менять свою модель развития, которая была эффективна до середины 1980-х гг., но теперь дает заметные сбои. Япония попыталась выйти из кризиса 1990-х гг. по-старому: стараясь оживить хозяйственную конъюнктуру за счет уве­личения правительственных расходов на поддержание экономики, наращивая экспорт (девальвируя иену) и уменьшая импорт (препятствуя проникновению иностранных товаров и капиталов на внутренний рынок). Однако методы ожив­ления экономики, традиционные для кейнсианской модели развития, уже не дей­ствуют в глобальной системе мирохозяйственных связей, в основе которой лежит неоконсервативная экономическая идеология.

Не удалось стабилизировать экономическую ситуацию в Японии и путем экс­портной экспансии. Напротив, США и страны Западной Европы еще в начале 1980-х гг. сделали все возможное, чтобы ограничить доступ японских товаров на свой рынок, что способствовало ухудшению платежного баланса страны, традици­онно специализирующейся на экспорте промышленных товаров и вынужденной теперь экспортировать капиталы. В 1990-е гг. США и ЕС также не дали Японии возможность выйти из рецессии через экспортную экспансию. Укрепление курса йены в 1990-1995 гг. резко контрастировало с экономической стагнацией. Хотя девальвация йены в 1995-1998 гг. и способствовала оживлению экономической конъюнктуры Японии, а бурный рост новых индустриальных стран региона по­зволил форсировать экспорт японских товаров и капиталов в Юго-Восточную Азию, но региональный финансовый кризис 1997-1998 гг. нанес по японской эко­номике новый удар.

Рецептами выхода японской экономики из кризиса могли бы стать:

• наведение порядка в банковской сфере (предотвращение кредитной экспан­сии, выдача кредитов на рыночной основе);

• ослабление государственного регулирования экономики (снижение нало­гов, стимулирование предпринимательской деятельности, прекращение ИИ-тервенционализма и сокращение роли государства как активного хозяйству­ющего субъекта);

• оживление спроса на потребительском рынке (путем снижения налогов);

• открытие внутреннего рынка для иностранных инвесторов (оживление кон­куренции и приток зарубежных капиталов, технологий и управленческого опыта).

Иначе говоря, Япония нуждается точно в таких же реформах, которые были про­ведены в США и Великобритании в 1980-х гг. Современные экономические про­блемы Японии связаны не столько с самой страной, обладающей очень мощным инвестиционным и интеллектуальным потенциалом, сколько с неверными метода­ми управления. Из-за специфики японского менеджмента, из-за недопонимания давно назревших структурных перемен Япония в разгар азиатского валютно-фи-нансового кризиса превратилась едва ли не в самое уязвимое звено мировой систе­мы. Япония не смогла стать локомотивом, выводящим Азиатско-Тихоокеанский регион из кризиса, а даже, наоборот, в немалой степени усугубила ситуацию в регио­не. Многие экономисты уже с сомнениями смотрят на перспективы страны в XXI в. Тем не менее поиск путей выхода из кризиса постоянно продолжается.

Новые надежды и шансы на решение всех давно обозначенных проблем вначале связывалось с избранием в конце апреля 2001 г. на пост премьер-министра Японии Дзюнитиро Коидзуми, создавшего себе имидж реформатора и вольнодумца, стре­мящегося сломить традиционный японский консерватизм. Ожидалось, что Коидзуми удастся сменить прежний курс движения японской экономики в никуда, ко­торому следовали его предшественники Р. Хасимото, К. Обути и И. Мори. Предше­ствующие премьер-министры Японии не обладали политической волей к переме­нам. Они лишь законсервировали устаревший механизм управления экономикой, продолжая стимулировать хозяйственную конъюнктуру высоким уровнем го­сударственных расходов, наращивая бюджетный дефицит и государственный долг. Бюрократия, коррупция и некомпетентность высших менеджеров страны (И. Мори — «блошиные мозги в теле слона», по едкому мнению европейской печати — и вовсе стал премьер-министром благодаря случайному стечению обсто­ятельств, поднявшись на вершину иерархической лестницы с мировоззрением ря­дового партийного секретаря) уже изрядно надоели японцам, которые теперь ждут необходимых перемен от курса Коидзуми. Перед новым премьер-министром стра­ны стоят непростые задачи: в самое ближайшее время ему предстоит решить судь­бу государственных финансов, обремененных непосильным бременем долга, сокра­тить непомерно раздутые штаты чиновников, провести необходимые изменения в пенсионной сфере, стимулировать развитие информационных технологий. Эти программы были начаты еще при И. Мори, но так и остались незавершенными. Сам Коидзуми после вступления в должность сразу же обозначил основные направле­ния своего курса. В первую очередь предстояло решить проблему безнадежных долгов частного сектора, начать приватизацию почтовой службы и открыть доступ на ключевые посты в руководстве страной молодежи и женщинам. О решительно­сти начальных действий Коидзуми позволяли судить первые перестановки в каби­нете министров, в особенности неожиданное для многих японских политиков назначение главой Министерства иностранных дел женщины. К сожалению, ожи­дания радикальных перемен пока не оправдались: «бунтарь» Коидзуми на деле ока­зался ненамного лучше своих предшественников, что по-прежнему ставит дальней­шую судьбу японской экономики в XXI в. под большой вопрос.

 

Контрольные вопросы

1. В чем заключается уникальность японской экономики и деловой культуры Японии? Какова национальная специфика развития Японии и японского предпринимательства?

2. С чем связан высокий уровень инновационности современного японского общества?

3. Какие основные экономические реформы были проведены в Японии в пос­левоенный период? В чем заключалась их специфика?

4. Какова была роль американской оккупационной армии в период проведе­ния послевоенных реформ в японской экономике? Какую роль сыграли аме­риканцы в становлении и развитии японской модели менеджмента?

5. Почему японские реформы второй половины 1940-х гг. считаются одними из самых успешных в мировой практике рыночных преобразований?

6. Какие основные черты отличали экстенсивную модель роста японской эко­номики (1950-1960-е гг.)? Что нового было характерно для интенсивной модели развития (1970-1980-е гг.)? Как развивалась японская экономика на рубеже XX и XXI вв.?

7. Какова роль государства в экономике Японии? Как выстраивается взаимо­действие бизнеса и государства на рубеже XX и XXI вв.?

8. Каковы характерные черты японской модели менеджмента?

9. С чем связаны современные экономические трудности, которые переживает Япония? Почему японская модель управления в начале XXI в. претерпевает кризис?

10. Чем примечателен японский рынок труда? Какие трудности он испытывает в настоящее время?

11. Каковы перспективы развития экономики Японии и японского менеджмен­та в XXI в.?

12. Что представляет собой культурный и технологический детерминизм в объяснении японской системы управления?

13. Объясните три «священные» черты японской системы управления.

14. Дайте характеристику других черт японской системы управления.

15. Охарактеризуйте роль менеджеров в японской системе управления.

16. Каковы новые тенденции в эволюции японского менеджмента?

17. Оцените возможности использования японской модели менеджмента в дру­гих странах.

18. Что из японского опыта управления вы считаете разумным использовать в деятельности российских компаний? Какие элементы японского менедж­мента неприемлемы в российских условиях?

Литература

1. Godkin L., Endoh М. An analysis of Japan-focused cross-cultural management //Jour­nal of Education for Business, November/December 1995, Vol. 71 Issue 2. — P. 87-91.

2. Hayashi M. A Historical Review of Japanese Management Theories: The Search for a General Theory of Japanese Management // Asian Business & Management, 2002,Vol.1.-P. 1-19.

3. Kono Т., Clegg S. Trends in Japanese Management: Continuing Strengths, Current Problems and Changing Priorities. — Palgrave Macmillan, 2001.

4. Аоки M. Фирма в японской экономике: Информация, стимулирование и зак­лючение сделок в японской экономике. — СПб.: Лениздат, 1995.

5. Имаи М. Кайдзен: ключ к успеху японских компаний. — М.: Алышна Бизнес Букс, 2004.

6. Куликов Г. В. Японский менеджмент и теория международной конкуренто­способности. — М.: Экономика, 2000.

7. Леонтьева Е. Япония: преодоление кризиса // МЭиМО, 2000. № 8.

8. Матрусова Т. Н. Япония: материальное стимулирование в фирмах. — М.: Наука, 1992.

9. Морита А. Сделано в Японии: История фирмы Сони / При участии Э. М. Рей-нголда, М. Симомуры. — М.: Прогресс-Универс, 1993.

10. Оучи У. Методы организации производства (японский и американский под­ходы). - М.: Экономика, 1984.

11. Портер М., Такеути X., Сакакибара М. Японская экономическая модель: Может ли Япония конкурировать? — М: Альпина Бизнес Букс, 2005.

12. Симховии В. Истоки современной японской системы управления // Пробле­мы теории и практики управления, 2002, № 6. — С. 114-120.

13. Спицына К. А. Главные руководители японских компаний: практика рабо­ты. — М.: Финансы и статистика, 1999.

14. Уроки организации бизнеса: На примере США и Японии / Под общ. ред. А. А. Демина, В. С. Катькало. — СПб.: Лениздат, 1994.

15. Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию. — М.: ООО «Издательство "АСТ"»: ЗАО «НПП "Ермак"», 2004.

16. Юрков С. Японская экономика 90-х: уроки антикризисных мер // МЭиМО. 2000. № 4.

17. Япония 2002-2003: Ежегодник. - М., 2003. Примечания

1 Классическим примеров молниеносной реакции японской фирмы на изменение вку­сов потребителей может служить выход компании Honda на американский рынок мотоциклов. Первоначально Honda собиралась продавать в США тяжелые мотоцик­лы и готовилась к презентации своих новых моделей. Внезапно менеджеры компа­нии заметили, что потребителей вовсе не интересуют японские тяжелые мотоциклы, но они с восхищением посматривают на небольшие мотороллеры, на которых езди­ли менеджеры, Honda изменила свою стратегию проникновения на рынок мотоцик­лов США всего за одну ночь.

Другим примером может служить компания Sony, шеф которой Акито Морита заметил, что молодежь любит слушать музыку когда угодно и где угодно. Морита предложил идею знаменитого плейера «Walkman*, впервые появившегося в 1980 г. «Нам не нужны были никакие рыночные исследования. Люди даже не представляли, что такое возможно. Мы просто сделали это», — впоследствии поделился своими мыслями Морита.

2 Здесь можно отметить успехи, достигнутые страной в борьбе с раком желудка. Соот­ветствующая государственная программа создала благоприятные условия для япон­ских производителей соответствующего диагностического оборудования — гастро­скопов и эндоскопов, сделав ряд из них, в частности компанию Olympus, мировыми лидерами в данной области. Благодаря государственной поддержке развитию инно­вационных технологий в гастроэндоскопии, а также обмену Информацией с ведущи­ми мировыми онкологическими центрами количество смертных случаев от рака же­лудка в Японии удалось снизить с 65,9% в начале 1950-х гг., когда появилась первая диагностическая гастрокамера, до 24,2% в 2001 г., когда на вооружение врачей по­ступили видеоэндоскопы с высокой разрешающей способностью изображения (см.: Fortune, 2004. No 6. P.S4).

3 Так, в 2001 г. в Японии расходы на фундаментальную науку составляли 12,6% всех НИОКР, в то время как в США они соответствовали 20,9% НИОКР. Если на фунда­ментальную науку в США тратилось около 0,6% ВВП, то в Японии - 0,37% (см.: Towards a European Research Area Science, Technology and Innovation. Kev Figures 2003-2004. Luxembourg, 2003. P. 25).

4 О содержании данных программ, предполагающих развитие отрасли телекоммуника­ций, стимулирование электронной коммерции, а также поддержку инвестиций в сфе­ру информационно-коммуникационных технологий, см на сайте японского Бюро по научной и технологической политике: hrtp://wuTt>.mextgo.jp/english/kagaku/index.htm

5 Успехи проявились уже в 2002 г., когда Япония впервые в современной истории полу­чила положительное сальдо баланса расчетов по лицензионным платежам (см.: Research. Technology. Management, 2003. November- December. P. 4).

6 Наиболее известной работой этого периода является: Abegglen J. С. The Japanese Factory: Aspects of Its Social Organization. — New York: Free Press, 1958.

Дж. Аббсглсн свыше 30 лет работал в Японии в качестве управленческого консультан­та и исследователя, в настоящее время является японским гражданином. В 2006 г. из­дательством Palgrave планируется издание его новой книги, посвященной японско­му менеджменту: 21st Century Japanese Management: New Systems, Lasting Values.

7 Лебедева И. О некоторых особенностях японской системы управления // Материалы Международной конференции «Японский феномен: взгляд из Европы», Москва, 28-29 сентября 2001 г. — http://www.japan-assoc.ru/publics/confercnccs/tcxts/tl3/ index.html.

8 Там же.

9 Lincoln J. R., Kerbo H. R., Wittenhagen E. Japanese companies in Germany: A case study in cross-cultural management //Industrial Relations.July 1995, Vol.34 Issue 3. — P. 417-440.

 

 

Глава 13 Менеджмент Кореи





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.