Главная | Обратная связь
МегаЛекции

ТЕХНОЛОГИЯ СОЗДАНИЯ И АДАПТАЦИИ МЕТОДИК




Рассматривая в предыдущем разделе вопрос о порядке проверки валидности, мы вплотную подошли к вопросу о целостной стратегии создания, эмпирической апробации и внедрения методики в практику.

Создание оригинальной методики или адаптация зарубежной ме­тодики не могут сводиться только к проверке (или перепроверке) от­дельных психометрических свойств - репрезентативности, надежно­сти, валидности, достоверности - в произвольной последовательнос­ти. В одних случаях целесообразно начинать с одного этапа работы, в других - с другого.

В действительности любая реальная ситуация использования те­ста не является ситуацией только «конструирования» или только «применения». Можно без преувеличения сказать, что существует конти­нуум между крайними полюсами:

 

«конструирование» __________________ «применение»

 

и каждая ситуация до определенной ступени удалена от обоих полю­сов. Трудно назвать такой случай, когда бы конструирование совер­шенно нового теста начиналось с нуля, «на пустом месте». Также труд­но найти и такие случаи, когда все аспекты тестирования были бы полностью неизменными и воспроизводили бы уже совершенно ис­следованную нормативную ситуацию применения готового теста.

Но все это многообразие ситуаций, всю комбинаторику независи­мых параметров психологи-практики, как правило, пытаются свести к двум-трем типовым ситуациям.

1. Ситуация применения. Тест кем-то разработан (возможно, В: других социокультурных условиях), известны тестовые нормы, полу­ченные на представителях данной языковой культуры (несоответствие выборки стандартизации и выборки применения по половозрастной структуре и профессионально-культурным признакам признается не­существенным).

2. Ситуация адаптации. Тест кем-то разработан – проверены на­дежность и валидность, но отсутствуют тестовые нормы (как правило, отсутствуют вообще для любых представителей данной языковой культуры). Задача адаптации сводится, таким образом, к построению тестовых норм.

3. Ситуация конструирования. Есть концепция психического свой­ства, но нет процедуры его измерения, удовлетворяющей требованиям места, времени, возможностям количественного анализа и ограничениям прочих ресурсов. Надо придумать измерительную процедуру, проверить ее надежности валидность, построить тестовые нормы.

Остановимся прежде всего на вопросах адаптации так называе­мых переводных тестов. Путь быстрого пополнения репертуара ме­тодик за счет множества готовых зарубежных методик кажется мно­гим психологам наиболее экономичным, кратчайшим путем к надеж­ной и валидной психодиагностике. Но ведь если при этом адаптация сводится только к построению нормативного распределения тесто­вых баллов, то это означает, что валидность и надежность адаптированной методики в новых условиях принимаются на веру, а теорети­ческая концепция автора теста и содержание использованных им критериев валидности просто переносятся в наши условия без измене­ний (ведь для любой, в том числе и для невалидной и ненадежной методики, можно получить распределение).

Подобный перенос дает пренебрежимые погрешности только для тестирования относительно элементарных психических свойств (та­ких, как свойства нервной системы, функциональные состояния, сенсомоторные параметры, элементарные когнитивные функции, при­чем с использованием объективных процедур (психофизиологичес­кая регистрация, тесты с «физическими» критериями успеха и т. п.). При тестировании интегральных психических свойств личности и индивидуального сознания (черты, мотивы, установки, самооценка, общие способности, стиль общения, ценностные ориентации, инте­ресы и т. п.), а также при употреблении любых лингвистических средств в самой процедуре тестирования (включая не только форму­лировки задач, вопросов; но и исходную формулировку инструкции к тесту) и использовании культурно-специфических критериев оценки правильности .результата (определения шкального ключа) ограничи­ваться только сбором тестовых норм при адаптации - недопустимо!

Требуется серьезная эмпирическая работа по проверке надежно­сти и валидности в новых социокультурных условиях, работа, факти­чески соответствующая по своему объему созданию оригинальной методики. С этой точки зрения, заимствование зарубежных общедиаг­ностических тестов способностей, черт характера, интересов и т. п. вовсе не оказывается кратчайшим путем к психодиагностике. Этот путь кажется короче только тем, кто сознательно или по неведению пренебрегает принципами психометрики.

Перечислим необходимые этапы эмпирико-статиетической рабо­ты при адаптации многомерного переводного тест-опросника.

1. Анализ внутренней валидности, внутренней согласованности пунктов, из которых состоит тест-опросник. Этот анализ совершенно необходим, если в зарубежной методике он применялся в качестве средства самого конструирования методики. Этот-анализ призван по­казать, что существует некое (еще неясно, какое именно) общее диаг­ностическое свойство, лежащее на пересечении всех эмпирических индикаторов (в центре «пучка» скоррелированных пунктов-векторов). Такой анализ обязателен по отношению ко всем тестовым шкалам, полученным с помощью факторного анализа, например к тест-опросникам EPI Айзенка и 16PF Кеттелла. А вот к опроснику «локус конт­роля» или ко многим основным клиническим шкалам MMPI требова­ние внутренней согласованности применять не обязательно, так как пункты в эти шкалы подбирались по внешнему критерию и не связа­ны в один «пучок». Анализ внутренней согласованности может быть применен и к одномерным, и к многомерным тестам. В первом слу­чае достаточно иметь настольный калькулятор. Для многомерных те­стов необходимо использование специальной компьютерной програм­мы «Анализ пунктов».

По отношению к негомогенным шкалам анализ внутренней со­гласованности позволяет осуществить в снятом виде необходимую проверку информативности пунктов (процент правильных или под­тверждающих ответов должен соответствовать оригинальной автор­ской версии).

2. Проверка устойчивости к перетестированию. Эта проверка со­вершенно необходима при диагностике свойств, по отношению к ко­торым теоретически ожидается инвариантность во времени. Анализ ретестовой надежности может быть (так же как анализ надежности -согласованности) совмещен с исследованием информативности от­дельных пунктов теста, а также, возможно, и устойчивости отдель­ных пунктов. Без сведений о ретестовой надежности психолог не имеет права использовать тест для построения любого элементарного ста­тического экстраполирующего прогноза (см. раздел 3.5).

3. Анализ корреляций с релевантным внешним критерием. Этот этап адаптации совершенно необходим, если тест разрабатывался из­начально как критериально-ориентированный, т. е. отбор пунктов производился на основании их корреляций с каким-то критерием валидности. Например, подобная работа проделана коллективом Ф. Б. Березина для сокращенной модифицированной версии MMPI (Березин Ф. Б. и др., 1976).

4. Проверка или ре стандартизация тестовых норм. Об этом этапе уже говорилось выше. К сожалению, только этот этап работы по адап­тации тестов до недавнего ывремени признавался всеми психолога­ми как необходимый. Но и в этом случае далеко не всегда воспроиз­водилась необходимая статистическая работа по проверке устойчи­вости полученного распределения тестовых баллов к расщеплению выборки (см. раздел 3.1).

5. Специфичный этап для многомерных тестов - проверка вос­производимости структуры отношений между шкалами. Например, для теста Айзенка принципиальна ортогональность, статистическая независимость факторов «экстраверсия - интроверсия» и «нейротизм - стабильность». На воспроизводимости структуры связей шкал между факторами 16PF основывается корректность подсчета вторич­ных факторов (Ямпольский Л. Г., 1981; Мельников В. М., Ямпольский Л. Г., 1985).

Даже беглый взгляд на пять перечисленных этапов позволяет убе­диться в том, что адаптация зарубежных тестов мало чем уступает по объему эмпирико-статистической работы созданию оригинальных ме­тодик. Здесь было бы даже более адекватным использование не тер­мина «адаптация», а выражения «исследование зарубежной методики на отечественной выборке».

Тем не менее не следует понимать сказанное как призыв к пол­ному отказу от работы с зарубежными методиками. Нет, конечно же, такая работа должна проводится интенсивно и планомерно. Особен­но по отношению к тем методикам, которые уже получили между­народное распространение, доказали свою кросскультурную универ­сальность, адаптированы и успешно применяются во многих стра­нах. Создание отечественных эквивалентов международных тестов позволяет использовать международный опыт валидизации, теоре­тического осмысления и практического использования этих тестов. Сравнение результатов, структурно-функциональных характеристик адаптированных зарубежных и отечественных тестов позволит рос­сийским психологам глубже понять, установить на конкретно-эмпи­рическом уровне специфику влияния образа жизни на психологи­ческий склад личности россиян, раскрыть разнообразие историчес­ких и актуальных детерминант, обусловливающих социально полез­ные и социально вредные тенденции в психологической диф­ференциации индивидов в современных условиях, что совершенно необходимо для научного управления процессами воспитания и фор­мирования человека.

Особые задачи ставит перед психологом ситуация «внутрикуль-турного переноса» теста на новую популяцию, отличающуюся от вы­борки стандартизации половозрастными или профессионально-куль­турными особенностями. В этом случае необходимо:

1. Проверить валидность методики в тмо случае, если методи­ка чувствительна по своему содержанию к профессиональной или региональной специфике (могут ли отвечать пенсионеры, или школьники, или жители отдаленных регионов на вопросы, подра­зумевающие типичные ситуации из жизни студента, обучающего­ся в крупном городе европейской части России?). Для этого надо выбрать по возможности максимально экономичную процедуру проверки валидности. Размеры выборки в эксперименте по про­верке валидности должны быть такими, чтобы можно было наде­яться на получение статистических значимых связей между тестовым показателем и критерием валидности (это, как правило, не менее 30 испытуемых).

Если результаты проверки валидности оказываются неудовлетво­рительными (коэффициент корреляции явно ниже 0,5, и дальнейшее наращивание выборки все равно не оправдает применение .теста со столь низким показателем валидности), то по собранным результатам следует произвести простейший анализ пунктов: посмотреть, не ока­зались ли некоторые пункты явно неинформативными (все испытуе­мые отвечают одинаково), не оказались ли некоторые вопросы явно бессмысленными или слишком «прямыми», социально значимыми в данной ситуации. Не исключено, что при исключении неудачных пун­ктов из подсчета тестового балла (после приравнивания С=0).,искомая валидность будет обнаружена.

В отсутствие доступного внешнего критерия необходимо прибегнуть к проверке внутренней валидности, консистентности методики.

2. Проверить соответствия тестовых норм. Только после получения позитивного результата при проверке валидности целесооб­разно расширять выборку и реконструировать эмпирическое распределение тестовых баллов (см. раздел 3.1). Квантили этого распреде­ления необходимо сравнить с квантилями нормативного распреде­ления; если расхождения оказываются пренебрежимыми (не превышают ошибку измерения), то, можно принять вывод о приложимости к данной популяции универсальных тестовых норм. Но на к практике чаще возникают значимые отличия (оценка близости двух распределений производится по формуле (3.1.15) на с. 9.6). В этом случае психолог должен построить так называемые частные тесто­вые нормы, причем не только для использования в собственной диагностической практике, но и для пополнения информационно-ме­тодического банка данных отечественной психодиагностики (копию таблицы распределения тестовых баллов психолог должен послать в тот диагностический методический центр, с которым он поддер­живает методические связи - получает методические материалы, проходит переподготовку и т. п.).

Подчеркнем, что абсолютное большинство ситуаций, которые обычно расцениваются как ситуации «применения», на самом деле являются ситуациями более или менее серьезного «внутрикультурного переноса». Именно эти обстоятельства предопределяют высокий уровень требований к психометрической подготовке психологов-психодиагностов (см. раздел 3.6).

При создании методики, как это уже было сказано в предыдущем разделе, решающее значение имеют методологическая ориентация и статус психолога.

Под статусом в данном случае понимаются существенные раз­личия в нормативных (закрепленных в должностных инструкциях) требованиях к продукту деятельности психолога, работающего в ис­следовательском учреждении, и психолога, работающего в практи­ческом учреждении. Если в первом случае психолог имеет право считать своим «конечным продуктом» внутрипсихологическую валидизацию сконструированной методики, то во втором случае он, как правило, обязан обеспечить практическую эффективность сво­ей психодиагностической программы - указать на статистически значимую связь результатов диагностики с величиной какого-то со­циально ценного показателя - критерия, а затем построить на осно­ве этой связи психологическую концепцию «вмешательства» (адми­нистративного или психологического воздействия на ситуацию с целью ее изменения в желаемом направлении – в сторону максими­зации данного показателя).

Указанные изначальные различия в статусах психолога-иссле­дователя и психолога-практика предопределяют оправданные раз­личия в стратегии конструирования тестов и тестовых батарей. Для психолога-исследователя главная ценность - это теоретическая обо­снованность и эмпирическая однозначность диагностического кон­структа, которой он достигает с помощью оправданной ориентации на конструктную валидизацию. У исследователя хватает ресурсов для того, чтобы обеспечить множественность разнообразных по сво­ему статусу критериев валидности - от субъективных оценок валидности включенных наблюдателей (L-данные по Кеттеллу) до экспе­риментального моделирования реальных ситуаций проявления из­меряемого свойства (Г-данные по Кеттеллу, см. также: Мельников В. М., Ямпольский Л. Г., 1985). Для психолога-практика главная ценность - это эффективность, пусть даже она будет достигнута с помощью теоретически эклектичного инструмента - эмпирическо­го средства, не имеющего соответствующего научно строгого кон­структа.

Появление и размножение прагматических тестов, очевидно, обус­ловлено действием объективного социально-исторического механиз­ма, который можно было бы кратко назвать «опережающим запросом практики». Этого феномена не было бы, если бы все запросы практи­ки можно было заранее предвидеть и рационально спланировать, под­готавливая релевантные научно обоснованные диагностические про­цедуры. Но такое предвидение всегда удается осуществить лишь в определенной мере - реальная практика тем и отличается от дедук­тивного движения в плоскости абстракций, что всегда приводит к стол­кновению с новыми и неожиданными явлениями, что обусловливает и появление неожиданных запросов.

Большинство ценных прагматических тестов с исторической не­избежностью становятся предметом для изучения со стороны психо­логов-исследователей, апостериорно реконструирующих научную концепцию валидности этих тестов, что значительно улучшает их ха­рактеристики и адекватизирует сферу применения.

Психодиагностика как специфический институт, реализованный в форме управляющего кольца «наука - практика - наука - практи­ка...», достигнет оптимальных режимов в своем функционировании, если любые попытки конструирования и применения любых тестов будут тщательно документироваться, будут доступны для повторения в любом звене (исследовательском или практическом) психологичес­кой службы. При обеспечении эффективной информационной базы, оперативных форм информационной связи между звеньями этой сис­темы (как методологическими, так и практическими) всякое практи­ческое применение тестов станет одновременно и работой по созда­нию новых методик.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.