Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Установление ошибочной юридической деятельности




Проблема установления ОЮД имеет не только чисто научное, но и большое практическое значение, поскольку позволяет, во-первых, выяснить характер и особенности допускаемых в юридической практике погрешностей; во-вторых, установить причины-условия и другие детерминанты, способствующие появлению ОЮД; в-третьих, разработать и внедрить систему мер, направленных на их предупреждение; в-четвертых, устранить имеющиеся в юридической деятельности дефекты, недостатки и неточности, а также те неблагоприятные социальные и иные последствия, которые из них вытекают. Все это, безусловно, направлено на укрепление законности в той или иной юридической практике, минимизацию юридической антикультуры, повышение качества правовой культуры и эффективности правовой системы общества в целом. Роль этого этапа работы настолько значительна, что некоторые авторы (Н.Н. Вопленко, К.Р. Мурсалимов и др.) считают ЮО лишь такой результат властной деятельности специальных субъектов правоприменения, который квалифицируется в качестве ошибочного компетентным органом в особом акте [19. С. 126; 22. С. 19]. С этим трудно согласиться уже в силу того, что здесь явно смешивается момент возникновения ЮО с процессом ее обнаружения и фиксации. Кроме того, как же тогда быть с латентными ЮО – не относить их к погрешностям (дефектам, изъянам и т.п.) юридической деятельности?

В отечественной юридической литературе преступность (а иногда и вся масса правонарушений) характеризуется такими понятиями, как состояние, структура и динамика (см., например, [53. С. 22 – 28; 54. С. 151 – 162]). С известной долей условности эти показатели могут быть использованы при количественном и качественном исследовании ОЮД.

Состояние ОЮД – это ее количественная характеристика в абсолютных или относительных цифрах.

Структура ОЮД выражается в соотношении различных видов ЮО в общем их числе, взятом за соответствующий период времени на определенной территории применительно к конкретной юридической практике (ее субъектам и участникам). Структура ОЮД может выражаться в установлении соотношений между: а) существенными, менее существенными и малозначительными, устранимыми и неустранимыми ЮО, например, в деятельности следователя А. Кировского РОВД г. Ярославля; б) погрешностями в сборе и закреплении юридических доказательств; в) дефектами в юридической квалификации конкретных фактов; г) нарушениями в содержании решения и его оформлении; д) полными и частичными дефектами в конкретной разновидности юридической практики; и т.д.

Динамика ОЮД позволяет раскрыть движение, изменение (по годам, кварталам, месяцам и т.д.) состояния и структуры соответствующих ЮО в том или ином типе (виде, подвиде) юридической практики.

Конечно, о состоянии, структуре и динамике ОЮД можно говорить лишь довольно приблизительно. Причины здесь те же, что затрудняют количественный и качественный анализ всех правонарушений и социально-правовых отклонений: наличие значительной латентности, отсутствие общего сводного учета ОЮД по всем видам юридической практики в масштабе всего государства (субъекта федерации, района и т.п.), а также отсутствие достаточно полных публикаций по тем видам ЮО, которые официально учитываются и обнаруживаются (см., например, [53. С. 23]). Поэтому, чтобы судить объективно о качестве той или иной разновидности юридической практики, нужно более четко поставить работу по установлению соответствующих ЮО, их фиксации и опубликованию во всех доступных источниках.

Можно выделить несколько форм установления (обнаружения) ОЮД. К первой и самой, пожалуй, значительной, следует отнести ту систему государственного контроля (надзора), которая позволяет следить за качеством конкретной разновидности юридической практики. В рамках своих полномочий соответствующий контроль за качеством законодательной деятельности Государственной Думы РФ и издаваемыми ею законами осуществляет Совет Федерации и Президент РФ. При издании нормативных правовых актов федеральными органами исполнительной власти необходимые контрольные функции за результатами их правотворческой деятельности реализует Министерство юстиции РФ, Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ. При толковании Конституции РФ Конституционный Суд РФ обеспечивает контроль за ее соблюдением и обеспечением соответствия Конституции законов и иных нормативных правовых актов субъектов федерации.

Юридические ошибки в деятельности нижестоящих судов обнаруживают соответствующие кассационные и надзорные инстанции вплоть до Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ.

Широкими контрольно-надзорными полномочиями за деятельностью разнообразных должностных лиц, государственных и негосударственных организаций и объединений, в том числе органов дознания, следствия и т.д., располагает прокуратура. Налоговые ошибки призваны выявлять налоговая инспекция и полиция. В России существует масса иных органов, которые входят в систему государственного контроля и обязаны (управомочены) следить за качеством деятельности граждан, их коллективов и организаций, выявлять соответствующие ЮО (подробнее см., [62, 63]).

Одной из важных форм является существование системы специального общественного контроля за качеством юридической практики. Наиболее значительное место в этой системе отводится институту адвокатуры. Адвокаты осуществляют представительство в судах общей юрисдикции и арбитражных судах, в органах внутренних дел и иных правоохранительных органах, участвует в рассмотрении гражданских споров и в разрешении уголовных дел, в частности, в качестве защитников, представителей потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков и т.д. С участием адвокатов суды рассматривают подавляющее большинство дел. Причем примерно 90% судебных ошибок исправляется по их жалобам (см., например, [55. С. 8]).

Существенная форма установления ОЮД – реализация контрольных полномочий со стороны иных (неюридических) общественных организаций, формирований, отдельных граждан, их коллективов и групп. Особое внимание следует обратить на роль участников юридической практики в обнаружении ЮО. Правильным является замечание Т.Г. Морщаковой по поводу того, что в отечественной литературе контрольно-надзорные функции исследуются обычно применительно к отдельным организационно-правовым институтам, их осуществляющим, в частности, в связи с проблемами прокурорского надзора или деятельностью вышестоящих судов и других органов по проверке законности и обоснованности принятых правовых решений. Вместе с тем в любой юридической практике не только субъекты (например, судьи, прокуроры, следователи), но и практически все участники (подсудимые, свидетели, потерпевшие и т.п.) наблюдают за тем, что происходит в процессе конкретной юридической деятельности, выражают свое отношение к происходящему. Они оценивают правовые действия и операции, использование способов и средств, выносимые решения с точки зрения соответствия их законам, нормам нравственности, правам и интересам каждого из участников юридического процесса (см., например, [47. С. 17]). Это методологически исходное положение весьма важно иметь в виду при решении задач по повышению качества и эффективности любой юридической практики в правовой системе общества.

К общественным формам контроля за качеством юридической практики, видимо, нужно отнести и выявление ЮО учеными-правоведами. Не случайно же так неохотно допускают (а порой и не допускают) ученых к изучению конкретных юридических дел руководители и сотрудники конституционных и уставных судов, судов общей юрисдикции и арбитражных судов, органов прокуратуры и других правоохранительных органов.

Юридические документы, которые изучают «проверяющие» (ученые и т.д.), ценны в той мере, в какой они способствуют воссозданию социально-правовых ситуаций прошлого, юридических фактов и казусов. При анализе этих документов исследователь должен соблюдать ряд правил (о некоторых из них см., например, [56. С. 224 и след.]).

Во-первых, любой юридический документ не может воспри­ниматься как объективный эквивалент той реальности, которую он отражает. В этом плане требуется критически индивидуальный подход к изучению всей социально-правовой ситуации, породившей данный документ. Следует также иметь в виду, что документ отражает лишь «избранные части» юридической практики.

Во-вторых, объектом изучения должны быть и вопросы "факта", и вопросы "права". Необходимо определить, все ли юридически значимые обстоятельства установлены и доказаны, правильно ли выяснены пределы действия нормативно-правового предписания, его смысл и текстуальное выражение, точны ли правовая оценка (квалификация) деяния, содержание принятого решения, его оформление и т.д.

В-третьих, требуется объективно подходить как к достоинствам, так и к недостаткам юридической практики. Представляется, что во всех случаях обнаружения ЮО нужно сообщать об этом субъектам, рассматривающим указанное юридическое дело, либо иным компетентным органам. Делать, однако, это нужно весьма тактично.

В-четвертых, в некоторых случаях важен не только качественный анализ юридической практики, но и количественный подход, помогающий увидеть определенные тенденции, закономерности развития социально-правовых явлений и процессов. Именно квантификация, считает Ж. Карбонье, наилучшим образом обеспечивает принцип объективности, поскольку «у юристов в силу их профессии выработалась обратная тенденция – ограничивать исследования анализом отдельных случаев, психологических и патологических ситуаций» [56. С. 244].

В-пятых, анализ должен охватывать все элементы механизма детерминации ОЮД, а не только основные причины и условия, влияющие на появление ЮО. Кроме того, нужно обстоятельно изучать объективные и субъективные, внутренние и внешние, экономические и политические, социальные и духовные, организационные и иные обстоятельства, способствующие повышению качества юридической практики.

Основаниями, побуждающими осуществлять проверку качества юридической практики, могут быть следующие: личная инициатива субъекта, непосредственно рассматривающего юридическое дело (например, прокурора района), либо вышестоящего по отношению к нему субъекта (например, прокурора области)*; заявление (жалоба и т.д.) участника юридической практики; протест (представление, частное определение и т.п.) контрольно-надзор­ного органа ведомственного или межведомственного характера; обращение иных органов, специально не осуществляющих функцию контроля (например, главы администрации органа местного самоуправления), к соответствующим правоохранительным органам; плановое обобщение материалов юридической практики и другие обстоятельства.

В качестве средств, способов и методов установления ОЮД могут использоваться все правила и приемы, входящие в арсенал современной методологии юридической науки и практики. К ним следует отнести в первую очередь формально-логические средства: законы тождества, противоречия, исключения третьего, достаточного основания, а также аналитические и синтетические, сравнительные и аксиоматические, индуктивные и дедуктивные и иные методы логического познания.

Большая роль в обнаружении ОЮД в правовом пространстве антикультуры принадлежит философской методологии, а именно: законам (единства и борьбы противоположностей, перехода количественных изменений в качественные, отрицания отрицания), категориям (сущность и явление, содержание и форма, необходимое и случайное, причина и следствие, возможность и действительность и т.п.) и принципам (объективности, системности, единства теории и практики, преемственности, эволюционизма, междисциплинарности и т.п.).

Значительное место в установлении ОЮД отводится социологическим методам и средствам: исследованию документов и других письменных источников, наблюдению за ходом юридической практики, опросам, анкетированию, интервьюированию, тестированию, методу экспертных оценок и другим. Разновидностью конкретного социологического исследования можно считать обобщение материалов юридической практики (см., например, [57]).

При установлении ОЮД важен анализ (синтез) социально-психологического механизма правового поведения отдельных личностей, формальных и неформальных групп, руководителей конкретных органов и т.д. Все это требует использования соответствующих социально-психологических средств и способов познания, а именно: биографического, профессиографического, трудового и иных методов; самонаблюдений, самоотчетов, самооценок всех своих действий и решений, которые способствуют процессу познания и обнаружения ЮО в той или иной разновидности юридической практики.

Возможно использование и многих других средств и методов (лингвистических, исторических, экономических, политологических, математических, этических, специально-юридических и т.д.), с помощью которых устанавливаются ошибки в юридической практике, причины и условия их совершения.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.