Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Чарлз Маккей, «Сверхпопулярные решения и сумасшествие толпы», 1841 год




Биржевой крах 1987 года известен как «черный понедельник», но я предпочитаю называть его «таин­ственным понедельником», поскольку, похоже, ни­кто не знает, что же в точности произошло. Ясно одно: обвал 1987 года был самым крупным в ис­тории. Самое распространенное объяснение этой катастрофы состоит в том, что торговля акциями осуществлялась через интернет. Другие утвержда­ют, что речь шла о коррекции курсов переоценен­ных акций, или ссылаются на нехватку ликвид­ности. Одно из самых лучших объяснений, которые мне довелось услышать, заключалось в том, что предшествовавший обвалу ажиотажный рост был поразительно похож на тот, за которым последовал биржевой крах 1929 года. Он был основан на распро­странявшихся слухах; здесь также сыграли свою роль массовая психология и инстинкты толпы.


92__________________ Члсть I. Вчера____________________

Истинная причина обвала зародилась, пожалуй, в конце 1970-х и начале 1980-х годов. Пол Волкер, в августе 1979 года занявший место председателя ФРС, сразу же поднял реальную процентную ставку (банковская учетная ставка минус уровень инфля­ции), чтобы сохранить под контролем и инфляцию, и цену золота.

Однако высокие ставки лишь усугубили и без того сильную рецессию, поэтому к тому времени, когда Рональд Рейган в 1981 году стал хозяином Белого дома, состояние экономики было весьма удру­чающим. В марте 1983 года Федеральный резерв начал накачку экономики платежными средствами, отменив резервную норму для срочных депозитов продолжительностью 30 и более месяцев, а в сентяб­ре сделав то же самое и в отношении депозитов про­должительностью 18 месяцев. За два года (с января 1983-го по январь 1985-го) объем массы платежных средств вырос на 21 процент! В довершение всего к концу 1986 года ФРС снизила процентную ставку, в конце 1984 года составлявшую 11 процентов, до 6,25 процента.

Все эти платежные средства, естественно, не ле­жали без дела. Показатели экономики круто взмы­ли вверх, а индекс S&P 500 вырос более чем в три раза — со 100 до 338 пунктов. За очень короткий период времени индекс перешел от недооцененного состояния к крайне переоцененному.

Основную массу инвесторов охватила эйфория, как это не раз демонстрировала история в периоды образования мыльных пузырей и последующих кра­хов. Она в очередной раз заставила людей поверить, что рынок постоянно будет находиться на подъеме. Однако из-за очень быстрого экономического роста


___________ Глава 6. Взлеты и падения___________ 93

все больше беспокойств начала доставлять инфля­ция. ФРС подняла ставки по краткосрочным вкла­дам, чтобы обуздать инфляцию, но это отрицательно сказалось на фондовых рынках.

В среду, 14 октября, на биржах начался сброс акций. К пятнице индекс «Dow Jones» упал более чем на 10 процентов. В понедельник, 19 октября 1987 года, большинство американских держателей акций решили вдруг одновременно избавиться от них. Биржа не в состоянии была выполнить такое количество заявок, и многие инвесторы так и не смогли продать свои акции ввиду отсутствия по­купателей. Индекс «Dow Jones» за день потерял 22,6 процента, а это означало, что вкладчики лиши­лись 500 миллиардов долларов. Кризис не ограни­чился только Соединенными Штатами. Фондовые рынки в Австралии, Канаде, Гонконге и Великобри­тании рухнули соответственно на 41,8; 22,5; 45,8 и 26,4 процента.

Опасаясь, что этот обвал может повлечь за собой всемирную экономическую депрессию, банковский кризис или то и другое вместе, ФРС провела усилен­ную денежную интервенцию, но она имела негатив­ный побочный эффект, вызвав в различных частях страны бум сделок с недвижимостью.

Недвижимость на «американских горках»

В то время резко возросла стоимость частных до­мов. У одной из моих близких знакомых был дом в Лос-Анджелесе, который она купила в 1970 году за 64 тысячи долларов. В январе 1986 года его оцени­вали уже в 425 тысяч. В 1988 году все новые пла­тежные средства, выпущенные на рынок после биржевого мыльного пузыря, который лопнул годом



Часть I. Вчера


Глава 6. Взлеты и падения



 


ранее, вызвали очередной невиданный подъем цен на недвижимость. К концу 1989 года была проведе­на еще одна оценка дома моей знакомой, и на этот раз ей назвали цену 1,3 миллиона. Рост на 200 про­центов всего за четыре года! Люди в том районе начали лихорадочно продавать дома. Таблички ♦Продается» стояли рядами вдоль всех кварталов. Казалось, все только и делают, что рассуждают о недвижимости или торгуют ею.

На протяжении всего 1988-го и первого кварта­ла 1989 года ФРС неоднократно поднимала учет­ные ставки с 6,5 до почти 10 процентов, пытаясь остановить спекулятивный ажиотаж. Своей цели она достигла. Бум недвижимости прошел, но на Восточном побережье началась рецессия, которая постепенно распространялась на запад. Второго ав­густа 1990 года иракские войска вторглись в Кувейт, а 17 января 1991 года США объявили о начале воен­ной операции «Буря в пустыне». Американцы снова оказались втянутыми в военные действия, которых не могли себе позволить. И вновь они финансирова­лись за счет увеличения бюджетного дефицита.

Цены на жилье продолжали падать, и страна погрузилась в рецессию. В качестве ответной меры ФРС снизила норму резервных активов для сроч­ных депозитов с 3 до 0 процентов, а в 1992 году — и для трансакционных депозитов с 12 до 10 процен­тов. Одновременно была понижена и банковская учетная ставка с 8 до 3 процентов. Но в данном слу­чае эти меры не возымели немедленного действия, и экономика продолжала опускаться на дно. По иронии судьбы, сейчас (почти двадцать лет спустя) президент США опять Буш (на этот раз сын), амери­канцы снова воюют на Ближнем Востоке, рушатся


цены на жилье и снова ведутся разговоры об уре­зании учетных ставок, а экономика тем временем катится вниз.

Вы помните мою знакомую, дом которой в 1989 го­ду оценили в 1,3 миллиона долларов? Цены на не­движимость в ее районе упали очень резко. Один из ее соседей построил четырнадцать домов. Когда спрос на жилье упал, а цены пошли вниз, он вы­нужден был объявить о своем банкротстве, а все четырнадцать домов проданы за долги. Банкам дома не нужны. Им нужны деньги. Поэтому его банк вы­ставил на продажу все дома одновременно, оценив их значительно ниже средней рыночной стоимости, чтобы побыстрее продать. И все-таки покупателей найти не удалось. В последующие несколько меся­цев еще два банка в той округе выставили на про­дажу очередную недвижимость. Поскольку ничего не продавалось, каждый стремился оценить их как можно дешевле.

В конце концов к осени 1992 года цены на жилье в том районе упали до немыслимых пределов. Сосед моей знакомой, живший прямо напротив, продал свой дом за 425 тысяч долларов. Участок у моей знакомой был больше, а вид из окна лучше, тем не менее за ее дом тоже никто не давал более полумил­лиона. С 1,3 миллиона цена опустилась менее чем до 500 тысяч всего за три года. Все дома по соседству тоже подешевели на 60 процентов.

Как раз на пике цен 1989 года один из домов в том квартале был продан за миллион долларов. Я видел это здание. Оно находилось в очень запу­щенном состоянии, краска облезла, газон засох. Очевидно, его не ремонтировали с начала 1950-х годов, когда оно было построено. Новый владелец


Часть I. Вчера


Глава 6. Взлеты и падения



 


внес предоплату в размере 20 процентов (200 тысяч долларов), а на остальные 800 тысяч получил рас­срочку. К несчастью для него, цены вскоре резко упали. Его дом оценивали теперь всего в 400 тысяч долларов.

Вдобавок ко всему ФРС снизила кредитную став­ку. Если в 1989 году, когда он покупал дом, она составляла 10 процентов, то к 1993 году упала до трех. В результате этому неудачнику, который уже внес 200 тысяч долларов, пришлось доплачивать 800 тысяч долларов за дом, который оценивался теперь всего в 400 тысяч, да к тому же еще из рас­чета 12 процентов годовых, хотя к тому времени кредитная ставка упала уже до 6 процентов или даже ниже. Бедняга мучился целых десять лет, пока его дом к 1999 году не восстановил первоначальную стоимость, по которой был куплен.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.