Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Целостность перцептивного образа




Уже в рамках описания свойства предметности по существу был затронут ряд феноменов, непосред­ственно примыкающих к феноменологическому выражению свойства целостности перцептивного об­раза. И такое взаимопроникновение не случайно, поскольку предметность и целостность органически взаимосвязаны. По­этому воплощающие их эмпирические факты получены в контексте исследований одного и того же экспериментально-психологического направления – гештальт-психологии. Если пред­метность характеризует различие в типе связи между элементами перцепта внутри образа отдельного предмета, с одной стороны, и связями этих внутрипредметных элементов с внешнефоновыми – с дру­гой, то целостность выражает общую специфику соотношения между любыми элементами перцепта и его интегральной структурой.

Целостность относится, таким образом, не к различиям во взаимосвязях разных частей друг с дру­гом, а именно к отношениям этих разных частей к целому. Гештальтпсихологией эмпирически выяв­лены два основных естественно вычленяющихся здесь аспекта – влияние целого на восприятие частей и факторы объеди­нения частей в целое. Главное эмпирическое существо открытого гештальтизмом фе­номена целостности перцептивного образа относится к первому аспекту и за­ключается в доминирова­нии целостной структуры перцепта над восприятием его отдельных элементов. Экспериментальный ма­териал свидетельствует о наличии нескольких различных проявлений такого доминирования. Первая из форм доминирования целостной структуры над ее элементами выражается в том, что один и тот же элемент, будучи включенным в разные целостные структуры, воспринимается по-разному. Это отчет­ливо демонстрируется характером восприятия двойст­венных изображений.

Так, один и тот же элемент, никак не меняя собственных пространственных характеристик, воспри­нимается в структуре лица молодой женщины как очертание нижней части щеки, а в структуре лица старой женщины – как крыло носа. Другой элемент, воспринимаемый как часть лица молодой жен­щины, видится как ухо, а в качестве части лица старой женщины – как глаз. В этих феноменах измене­ния характера восприятия отдельных элементов определяющее влияние той структуры, в состав кото­рой данный элемент входит, столь отчетливо представлено, что не нуждается ни в каком дополнитель­ном описании и пояснении.

В указанном случае доминирует пространственная характеристика целостной структуры, в частно­сти форма объекта, что выражается в изменении восприятия пространственной же характеристики эле­мента.

Однако такого рода детерминирующее влияние целого проявляет себя в области модальных харак­теристик перцепта. Так, по данным Фукса, один и тот же средний желто-зеленый кружок видится как зеленый, если он воспринимается в окружении сине-зеленых кружков, и как желтый, если он воспри­нимается в струк­туре из желтых кружков.

Вторая форма доминирования целостной структуры перцепта над его отдельными элементами вы­ражается в том, что если заменить отдельные элементы, но со­хранить соотношения между ними, то об­щая структура образа остается неизменной. Так, еще Х. Эренфельс подчеркнул, что при проигрывании одной и той же мелодии на разных инструментах или в разных регистрах она воспринимается как та же самая. Между тем, в каждом из таких вариантов проигрывания все звуки изменяются по характеристи­кам высоты и тембра. Эта независимость восприятия всей структуры от изменения характеристик ее от­дельных элементов и выражает вторую форму примата целого над частями. В области зрительной пер­цепции эта форма доминирования отчетливо демонстрируется таким, например, фактом, как сохранение общей структуры восприятия изображения при замене пространственных характеристик его отдельных элементов, которые могут быть представлены точками, черточками, кружками, крестиками и т.д.

Автономность целостного гештальта здесь проявляется столь же отчетливо, как и в первой форме его доминирования. Наконец, третья форма преобладания це­лого над частями получает свое выражение в хорошо известных фактах сохранения интегральной структуры при выпадении ее частей. Так, в штри­ховых изображе­ниях воспроизведения нескольких точек контура человеческого лица все же достаточно для его целостного восприятия.

Известны также факты помехоустойчивости восприятия строки печатного текста при наложении помех на 85% ее площади. Общий смысл эмпирических фак­тов, воплощающих в себе все перечислен­ные формы доминирования, заключается в том, что конкретные характеристики отдельного элемента перцепта ограничены в собственных степенях свободы и детерминируются и даже предопределяются тем местом, которое этот элемент занимает в общей структуре гештальта. Поэтому одни и те же эле­менты ряда элементов его контура в разных гештальтах воспринимаются поразному, а различие элемен­тов в одном и том же гештальте не меняет восприятия общей структуры.

В обоих случаях эффект определяется не самими по себе характеристиками данного элемента, а именно его местом в общей структуре, что и выражает эмпири­ческое существо первого из аспектов со­отношения целого и частей. Хотя гештальт-психология в своих теоретических позициях исходила из изначальности и пер­вичности целого по отношению к элементам, в ее экспериментальном материале – в полном соответствии с несомненным общенаучным положением о том, что целое состоит из элементов и поэтому в каких-то своих характеристиках неизбежно от них зависит – содержатся факты, вопло­щающие второй аспект этого соотно­шения – зависимость способов группировки элементов в целое от характеристик самих элементов. Эксперименты выявляют несколько факторов или эмпирических зако­нов такой группировки элементов в целостную структуру. Факторы эти следующие:

1. Фактор близости. При прочих равных условиях в целостную структуру объединяются элементы по признаку наименьшего расстояния между ними.

2. Фактор замкнутости. В единую перцептивную структуру объединяются элементы, в совокупно­сти составляющие замкнутый контур или замкнутую трех­мерную поверхность.

3. Фактор хорошей формы. Объединению подвергаются элементы, образующие в целом особый предпочтительный класс так называемых хороших форм, таких, например, как круг или прямая линия, т.е. тел или фигур, обладающих свойством симметричности, периодичности, ритма и т.д.

4. Фактор коллективного движения. К объединению в группу тяготеют элементы, совершающие совместное перемещение (стая птиц, эскадрилья самолетов и т.д.).

5. Фактор однородности, заключающийся в том, что детерминантой объединения элементов оказы­ваются их общие пространственные или модальные ха­рактеристики; в единую группировку входят компоненты одной формы, одного цвета и т.д.

Эти факторы представлены в экспериментальной психологии и приведены в настоящем перечне лишь в виде простого феноменологического описания, но уже самое предварительное и поверхностное эмпирическое обобщение сразу же позволяет выделить общие черты, в рамках которых проявляется специфика каждого из них. По сути дела все они воплощают в себе модификации фактора однородно­сти или общности элементов по различным признакам.

Так, фактор близости представляет общность элементов по положению в одной и той же "окрестно­сти" пространства.

Фактор замкнутости очевидным образом выражает общую принадлежность элементов к одной и той же предметно обособленной, вещной структуре.

Фактор хорошей формы, наиболее неопределенный в отношении критериев объединения (что зна­чит "хорошая" форма?), по существу заключает в себе прояв­ление геометрической однородности или общности. Окружность есть линия, все точки которой обладают общим свойством одной и той же уда­ленности от центра. Прямая есть совокупность отрезков с одинаковой (нулевой) кривизной. Ритмич­ность, периодичность, симметричность также заключают в себе проявление таких признаков общности по определенным пространственным или временным признакам. Таким образом, принадлежность к классу "хороших" форм действительно, как это явствует из самого эмпирического материала, определя­ется однородностью элементов данной формы по какому-либо из их геометрических признаков.

Фактор коллективного движения представляет проявление однородности по кинематическим при­знакам – общей величине и направлению вектора скорости.

Наконец, фактор, который фигурирует в экспериментальной психологии под именем однородности, выражает действительно однородность или общность, но по наиболее зримым и очевидным простран­ственным или модальным характеристикам объединяемых элементов (форма, цвет).

Таким образом, все выделенные факторы, на основе которых элементы связываются в целостную структуру, суть не что иное, как разные частные формы об­щего объединяющего их начала – однородно­сти по какому-либо из пространственно-временных или модальных признаков. Но однородность есть выражение огра­ниченности разнообразия. Связывание элементов в группы по их однородным призна­кам реализует, тем самым, тенденцию ограничения разнообразия формирую­щихся структур или тен­денцию уменьшения числа степеней свободы отдельных элементов. Организация группировок частей в целое осуществляется в таком на­правлении, чтобы количество степеней свободы частей оказалось ми­нимизированным.

Так, результат уже самого предварительного эмпирического обобщения приводит к заключению, что в обоих аспектах феномена целостности – доминировании целостной структуры перцепта над ее от­дельными элементами и факторах объединения элементов в целое – в разных модификациях проявляет себя одна и та же общая тенденция, состоящая в минимизации количества степеней свободы отдельных элементов. Но это и есть по самому своему существу выражение природы целостности. Всякая форма целостности какой-либо структуры – физического тела как совокупности молекул, организма как сово­купности клеток тканей и органов или сигнала как совокупности элементарных состояний своего носи­теля – есть не что иное, как связанность компонентов этой структуры, физически выражающаяся в ог­раничении взаимной независимости компонентов или в уменьшении количества их степеней свободы. За разнообразием фактического материала, представляю­щего оба аспекта организации перцептивного гештальта, стоит, таким образом, единая феноменологическая закономерность, легко обнаруживаемая уже в контексте эмпирического описания, как бы непосредственно под самой его поверхностью.

Последний момент, который целесообразно в этом описании подчеркнуть, заключается в том, что в обоих рассмотренных аспектах феномена целостности реа­лизующая ее тенденция минимизации коли­чества степеней свободы элементов проявляется и в пространственно-временных, и в модально-интен­сивностных их характеристиках. Так, доминирование интегральной структуры перцепта выражается в изменении восприятия формы, цвета или светлоты отдельного компонента, а группировка элементов в целое совершается по признакам геометрической, кинематической или модально-интенсивностной од­нородности. В перечне факторов объединения элементов модальные и интенсивностные характери­стики представлены меньше по той простой причине, что в силу трехмерности пространства коли­чество конкретных признаков, в которых выражена однородность элементов, значительно больше, чем соот­ветствующее количество конкретных модальных и ин­тенсивностных характеристик. В итоге есть осно­вания заключить, что целостность, как и константность и предметность, является свойством "второго порядка", т. е. свойством основных первичных характеристик образа – пространственно-временных и модально-интенсивностных.

Вопрос 5.1

Особое значение слуха у человека связано с восприятием речи и музыки. Слуховые ощущения могут вызываться как периодическими колебательными процес­сами, так и непериодическими с нерегулярно изменяющейся неустойчивой частотой и амплитудой колебаний. Первые отражаются в музыкальных звуках, вторые - в шумах. Основными свойствами всякого звука являются:

1) его громкость

2) высота

3) тембр

При воздействии звука в слуховом аппарате происходят процессы адаптации, изменяющие его чувствительность. Однако в области слуховых ощущений адап­тация очень не велика и обнаруживает значительные индивидуальные отклонения. Особенно сильно сказывается действие адаптации при внезапном изменении силы звука.

Далеко не все звуки, в зависимости от высоты, воспринимаются нашим ухом (ультразв. и инфразв.). Существует два порога различения высоты:

1) порог простого различия

2) порог направления.

Способность определять направление, из которого исходит звук, обусловлена бинауральным характером нашего слуха, т.е. тем, что мы воспринимаем звук двумя ушами. Локализацию звука в пространстве обозначают, поэтому как бинауральный эффект. Люди, глухие на одно ухо, лишь с большим трудом определяют направление звука и вынуждены прибегать для этой цели к вращению головы и к различным косвенным показателям.

В естественных условиях пространственная локализация звука определяется не только бинауральным эффектом, а совокупностью данных, служащих для ори­ентировки в реальном пространстве. Существенную роль при этом играет взаимодействие слуховых данных со зрительными. Роль зрительных ощущений в позна­нии мира особенно велика. Зрение дает нам наиболее совершенное, подлинное восприятие предметов.

Зрение позволяет нам воспринимать нам цветовой тон, светлоту, насыщенность цветов, и т.д.

Из всех ощущений, пожалуй, ни не связаны так широко с эмоциональным чувственным тоном, как обонятельное ощущение обладает более или менее ярко вы­раженным характером приятного или неприятного; многие вызывают очень резкую положительную или отрицательную эмоциональную реакцию. Есть запахи не­стерпимые и другие – упоительные. Некоторые люди особенно чувствительны к их воздействию, и чувствительность многих в этом отношении так велика, что породила целую отрасль промышленности – парфюмерную.

Вопрос № 5.2





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.