Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Энергетическая безопасность и единое энергетическое пространство




Основная трудность реализации совместной энергетической политики государств постсоветского пространства состоит в том, что богатейшие запасы энергоресурсов крайне неравномерно распределены между странами.

Такой большой разброс в уровнях обеспеченности ресурсами обусловил наличие серьезных различий в интересах сторон. Россия стремится получать максимально высокие прибыли от экспорта сырья и транспортировки по своей территории центрально-азиатских углеводородов. Беларусь, Украина, рассчитывают на стабильное обеспечение сырьем по ценам ниже мировых. Центрально-азиатские страны, обладающие огромными запасами углеводородов, экспортные коридоры которых замкнуты, в основном, на Россию, стремятся диверсифицировать пути транспортировки своего сырья на мировые рынки. Не урегулированы разногласия между странами Центрально-азиатского региона вокруг газовых и водных ресурсов. Обеспечение энергетической безопасности во многом зависит от степени удовлетворения интересов каждой страны.

Нефть и газ на сегодняшний день являются категориями безопасности. Стабильность поставок углеводородов – залог конкурентоспособности государств. Сегодня опровергается миф, согласно которому все страны мира делятся на индустриальные и постиндустриальные. Экономика любого государства, признанного мировым сообществом как передовая, зависит от углеводородного сырья.

Что же такое энергетическая безопасность? В широком смысле – это уровень защищенности государственных экономик от внешних угроз. Однако само понимание термина «энергетическая безопасность» разнится. Во многом это носит субъективный характер – каждое государство определяет данный термин в зависимости от того, как оно предпочитает обеспечивать эту самую энергобезопасность, и какой характер носит его экономика. Так, страны-импортеры предпочитают понимать под энергетической безопасностью надежность поставок углеводородов. Страны-экспортеры более озабочены стабильностью рынков сбыта своего сырья.

Таким образом, энергетическая безопасность – это взаимная зависимость импортирующих и экспортирующих стран, причем и те и другие заботятся, в первую очередь, о стабильности и эффективной работе экономических инструментов. Баланс интересов становится категорией, обеспечивающей стабильность и, соответственно, энергетическую безопасность. Это максимально упрощенная схема, и она работает до тех пор, пока в игру не вступают политические интересы. В этом случае стабильность и энергобезопасность сразу же ставятся под угрозу. Именно такую ситуацию мы наблюдаем в каспийском регионе.

Наибольшее значение для проблемы обеспечения энергоресурсами для всего постсоветского пространства имеет Каспийский регион. Каспийский узел – это не только проблема оценки запасов, добычи и транспортировки углеводородов. Это и вопрос определения политико-правового статуса Каспийского моря, проблема демилитаризации и военного развертывания в районе Каспия, обеспечение экологической безопасности. Большая часть из обозначенных проблем в принципе лежит в плоскости двусторонних отношений прикаспийских государств. Однако наличие огромных запасов стратегического сырья делает этот регион предметом пристального внимания третьих стран, преследующих здесь свои экономические, политические и геостратегические интересы, и ведет к интернационализации межгосударственных разногласий.

По прогнозам специалистов, мировое энергопотребление в ближайшие 15 лет может возрасти на 30%, а к 2025 году – на 45%. Значимость нефтяных провинций возрастает. Это относится и к каспийскому региону, хотя до сих пор оценки запасов недр Каспия значительно разнятся: разброс в оценке нефтяных запасов каспийской провинции лежит в диапазоне от 4 до 50 млрд. тонн. При этом доказанные извлекаемые запасы каспийской нефти составляют 5-10 млрд. тонн, газа – 5-10 трлн.куб.м. Однако ряд специалистов заявляют, что в каспийском регионе сосредоточено порядка 8% мировых запасов нефти. В этом случае, если заработают все магистральные трубопроводы, о которых сегодня может идти речь, страны Персидского Залива рискуют потерять более 10% своей прибыли.

Ни одно из государств, владеющих недрами на Каспии, за исключением России, пока не способно добывать и транспортировать нефть и газ в одиночку. Они вынуждены сотрудничать с третьими странами, реализующими здесь, кроме экономических, еще и политические цели. И сегодня все чаще интересы транснациональных корпораций сталкиваются с интересами прикаспийских государств. Экономическая политика прикаспийских государств сосредоточена на реализации национальных нефтяных проектов, которые дают возможность поднять экономику этих государств и одновременно обеспечить национальную и региональную безопасность. Потребности этих стран (прежде всего, Азербайджана, Казахстана и Туркмении) активно использовались для реализации сначала дипломатического, а затем экономического и политического вмешательства ведущих мировых держав. Речь идет о создании здесь соответствующих геополитических условий и такой системы экономических политических связей, в соответствии с которой крупные геополитические игроки ставят под свой контроль реальные и потенциальные сырьевые ресурсы и делают прикаспийские государства зависимыми. Кроме того, западные державы проводят последовательную политику, направленную на сокращение российского влияния на весь каспийский регион.

Гипотетически вариантов транспортировки каспийских углеводородов на мировые рынки достаточно, и при нынешних ценах на нефть и газ любой из них может окупиться при условии транспортировки больших объемов сырья. Однако добыча на сегодняшний день ограничена рядом факторов, прежде всего, недостаточной модернизированностью добывающих мощностей и сложными условиями разработки. Поэтому экономическая целесообразность прокладки маршрутов в случае транспортировки каспийских ресурсов имеет особое значение, но лишь до тех пор, пока не начинают работать факторы политические. Здесь экономическая целесообразность часто отходит на второй план. При этом страны, задействованные в процессе поставок как поставщики, транзитеры и потребители, с особым рвением относятся к процессу формирования маршрута, преследуя собственные экономические и политические цели.

Азербайджанскую нефть с экономической точки зрения выгоднее всего транспортировать по российскому маршруту (нефтепровод Баку-Грозный-Новороссийск и далее в Средиземное море) и иранскому (нефтепровод Баку-Тебриз-Тегеран-Абадан к Персидскому заливу). Маршруты через Турцию и Грузию менее выгодны. Однако именно турецкий маршрут, в противовес интересам России, начал лоббироваться Соединенными Штатами, в результате чего возник проект нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, изначально абсолютно нерентабельный, т.к. для того, чтобы проект окупался, необходимы объемы добычи, значительно превышающие те, которые могут дать азербайджанские месторождения. Однако, можно предположить, что с нынешними ценами на нефть затраты возвратятся куда быстрее, чем планировалось несколько лет назад. Рентабельность трубопровода может повыситься, если по этому маршруту, как и предполагалось изначально, будет прокачиваться нефть с другого берега Каспия, прежде всего, казахстанская.

В Стамбуле в 1999 г. президентами Азербайджана, Турции и Грузии при участии американской стороны был подписан пакет соглашений по трубопроводу Баку-Тбилиси Джейхан. Только с началом чеченской кампании, и соответственно, увеличением рисков транспортировки по российскому маршруту, и дестабилизации ситуации в Иране, турецкий маршрут мог оказаться достаточно выгодным.

Казахстанскую нефть проще всего транспортировать по двум маршрутам: транскаспийскому с подключением к системе Баку-Тбилиси-Джейхан и уже построенному КТК (Каспийский трубопроводный консорциум) по территории России до Новороссийска. Изначально выгоднее было транспортировать сырье по КТК, однако Турция ввела ограничения на проход танкеров через Босфор, тем самым, ограничив пропускную способность КТК и убедив в необходимости строительства транскаспийского маршрута по дну Каспия.

Однако у казахстанской нефти есть альтернативные пути:— китайский - в направлении на Западный Китай, и трансафганский — к Индийскому океану, в котором, в частности, заинтересован и Туркменистан. Однако Трансафганский проект был заморожен после американской операции в Афганистане. Зато был запущен проект Атасу-Алашанькоу, в котором наибольший интерес проявила китайская сторона. Продолжение этого проекта позволит соединить каспийское побережье Казахстана и Западный Китай.

Начало деятельности Каспийского трубопроводного консорциума – первого совместного российско-казахстанского проекта (единственная труба, не находящаяся на балансе российской «Транснефти», которой передано в доверительное управление 24% акций КТК) вызвало однозначную реакцию США. Вашингтон официально объявил, что поддерживает проект Баку-Тбилиси-Джейхан, еще раз подчеркнув политическую окраску проекта БТД.

Россия, со своей стороны, возлагает также большие надежды на строительство трансбалканского трубопровода Бургас-Александрополис. Этот проект рассматривался Россией как один из приоритетных еще накануне американской операции в Югославии наравне с проектом Белград-Бар (Дунай-Адриатика), но в 1999 году был заморожен. Однако уже в марте 2001 года начались трехсторонние переговоры (Россия - Болгария - Греция) по нефтяному проекту Новороссийск-Бургас-Александрополис. Главным преимуществом проекта стало то, что поставки сырья можно будет осуществлять через Болгарию и Грецию в обход проливов Босфор и Дарданеллы. Это позволит максимально сократить время прохода танкеров и вывести российскую нефть в акваторию Средиземного моря для погрузки на танкеры с большим дедвейтом и дальнейшей транспортировки на рынки Европы, США, стран Тихоокеанского региона. Проект стал российской альтернативой маршруту Баку-Тбилиси-Джейхан.

Стремление противопоставить американским устремлениям в этих стратегически важных регионах свое геополитическое видение привело Россию также к проекту прикаспийского трубопровода. Договоренность о его строительстве была достигнута между Россией, Казахстаном и Туркменистаном в мае 2007 г. Само соглашение было подписано в декабре 2007 г. Казахстан выдвинул в качестве принципиального условия своего «вхождения» в прикаспийский проект обязательное участие в проекте Бургас-Александрополис. Тогда же была достигнута договоренность о модернизации газопровода Средняя Азия-Центр с привлечением Узбекистана.

Вероятность возникновения кризисных ситуаций на Каспии оценивается специалистами как достаточно высокая. Практически все прикаспийские государства, особенно, страны Закавказья, стремятся к наращиванию своей военной мощи. Каспий только условно можно рассматривать как единый регион. Однозначного подхода к решению каспийского вопроса в мировом сообществе нет. Формирование единого энергетического пространства на постсоветском пространстве в настоящее время представляется нереальным. Слишком разнонаправлены интересы основных политических и экономических игроков в этой области. Однако такие инициативы, как формирование Энергетического клуба ШОС, безусловно, могут способствовать повышению стабильности в регионе, в целом, и энергетической безопасности, в частности.

Учитывая значимость обеспечения энергетической безопасности и на постсоветском пространстве, и в мире, большое внимание сегодня уделяется строительству газопровода «Южный поток». Этот российско-итальянский проект направлен на диверсификацию поставок российского природного газа в Европу и снижение зависимости поставщиков и покупателей от стран-транзитёров, в частности от Украины и Турции. «Южный поток» считается конкурентным проектом планируемого газопровода «Набукко».

Планируется, что морской участок газопровода пройдет по дну Черного моря от компрессорной станции «Береговая» на российском побережье до побережья Болгарии. Для наземного участка от Болгарии рассматриваются два возможных маршрута: один на северо-запад, другой на юго-запад.

Подводный отрезок газопровода будет иметь протяжённость 900 км и будет принадлежать «Газпрому» и итальянской компании «Eni» поровну. Пропускная способность нового газопровода изначально планировалась под 30 млрд м³ в год, однако в мае 2009 года обе стороны договорились о её расширении до 63 млрд м³.

Еще одним важным проектом в энергетической сфере на постсоветском пространстве является Прикаспийский газопровод, решение о строительстве которого было закреплено в совместной Декларации РФ, Казахстана и Туркменистана от 12 мая 2007 года.

Декабря 2007 года подписано трехстороннее межправительственное Соглашение о сотрудничестве в строительстве Прикаспийского газопровода. Соглашение предполагает создание дополнительных мощностей с целью транспортировки природного газа с месторождений Каспийского моря и других месторождений на территориях Туркменистана и Казахстана в Россию.

Предполагается, что протяженность Прикаспийского газопровода составит около 1700 км, из которых более 500 км придется на территорию Туркменистана, и около 1200 км – на Казахстан. Начало реализации проекта намечено на 2009 год.

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.