Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Эволюция и пол: делать то, что естественно




«Как по-вашему, какова главная причина того, что мужчины и женщины столь отличаются друг от друга, в частности по своим интересам и способностям? — такой вопрос был включен в анкету Организации Гэллапа в 1990 году. — Где искать корни подобных различий: в воспитании или физиологии?» Ответы распределились примерно поровну.

Разумеется, есть явные биологические половые различия. У мужчин — пенисы, а у женщин — влагалища. Мужчины вырабатывают сперму, женщины — яйцеклетки. У мужчин крепкие мускулы для того, чтобы играть в охотничьи игры, зато женщины могут кормить грудью. Ограничиваются ли различия между мужчинами и женщинами только этими столь очевидными в репродуктивной области и физиологии? Или мужские и женские гены, гормоны и клетки головного мозга по-разному влияют на поведение? В настоящее время социологи все больше внимания уделяют биологически обусловленным различиям в социальном поведении. Попытаемся и мы взглянуть на проблему межполовых различий с так называемых биосоциальных позиций.

 

Пол и выбор партнера

Со времен Дарвина большинство биологов убеждено в том, что живые организмы вот уже миллионы лет конкурируют в борьбе за выживание и сохранение потомства. Гены, увеличивающие шансы сохранить потомство, становятся преобладающими. Так, в заснеженной Арктике в генетическом соревновании выигрывают гены белых медведей, определяющие наличие густого меха маскировочного белого цвета.

Дарвин в свое время пришел к заключению, что организмы развиваются путем адаптации, иначе они просто не дожили бы до наших дней. С большей вероятностью передадут свои гены потомкам организмы, успешно приспосабливающиеся к окружающей обстановке. Эволюционная психология задается вопросом: а не развиваются ли точно так же и характерные психологические особенности и социальное поведение (Buss, 1991)?

Теория эволюции предлагает готовое объяснение, почему мужчины чаще проявляют инициативу в сексуальных отношениях. В среднем в течение своей жизни мужчина вырабатывает несколько триллионов сперматозоидов; выработка спермы обходится куда дешевле, чем выработка яйцеклеток. Более того, пока одна женщина вынашивает ребенка и выкармливает его, мужчина способен оплодотворить еще множество женщин. Поэтому женщина, прежде чем воспользоваться своими репродуктивными способностями, внимательно приглядывается к мужчине, оценивая его здоровье и прочие ресурсы. Мужчины же соревнуются друг с другом в шансах победить в генетическом тотализаторе, отправляя свои гены в будущее. Как говорят эволюционисты, для мужчин важно количество, для женщин — качество.

Кроме того, эволюционисты полагают: так как для физически более сильных мужчин женщины оказываются доступнее, это и есть причина того, что из поколения в поколение мужчины становятся все более агрессивными и подавляющими. А если женщины извлекают выгоду из своей способности распознавать эмоции окружающих, то, возможно, естественный отбор благоприятствует росту в женщинах именно этой способности. В основе всех подобных предположений лежит мнение, что природа отбирает те характерные черты, которые помогают людям сохранить гены для будущего.

Как вы понимаете, это делается бессознательно. Никто специально не ставит перед собой задачу: «Как бы мне передать потомству максимум своих генов?». Скорее, как полагают психологи-эволюционисты, главную роль здесь играют наши естественные устремления. И именно это может объяснить не только мужскую агрессию, но и другие межполовые различия в установках и поведении.

Эволюционная психология предполагает, что мужчины всегда будут стремиться предложить женщинам то, что теми особенно ценится, — средства к существованию и физическую защиту; а женщины, в свою очередь, будут стараться выглядеть молодыми и здоровыми (способными к деторождению), привлекательными для мужчин. Как замечают Басе и Алан Фейнголд (Buss and Alan Feingold, 1992), мужские и женские предпочтения при выборе партнера со всей очевидностью подтверждают эти предположения.

Исследования, проведенные в 37 самых разных странах, от Австралии до Японии, подтвердили, что всюду мужчин привлекают женщины, чей внешний вид — юное лицо и фигура — подразумевает способность к деторождению. Женщин же повсеместно привлекают мужчины, чье благосостояние, силы и амбиции обещают защиту и опеку потомства.

Оставляя в стороне обсуждение естественного отбора физических качеств и типов поведения, повышающих вероятность сохранения генов, критики усматривают два серьезных недостатка в этих эволюционистских объяснениях.

Прежде всего, эти объяснения всегда начинаются с обсуждения следствия (к примеру, межполовых различий в проявлении инициативы в сексуальных отношениях) и затем идут в обратном направлении, выстраивая обоснование предъявленного следствия. Такой подход — наследие функционализма, теории, доминировавшей в психологии в 20-х годах: почему наблюдается именно такое поведение? Потому, что оно выполняет такую-то и такую-то функцию. Теоретик вряд ли проиграет в этой игре.

Чтобы избежать соблазна судить обо всем задним числом, нужно попытаться представить не только одну версию, но и ей противоположную. Давайте попробуем. Если бы мужчины никогда не имели внебрачных связей, можно ли в такой верности усмотреть эволюционную мудрость? В конце концов, воспитать ребенка намного сложнее, чем просто пристроить свою сперму. Мужчины, преданные своим подругам и потомству, имеют больше оснований надеяться, что их наследники выживут и сохранят их гены (с точки зрения эволюции это хорошо объясняет, почему люди и некоторые виды животных, чье потомство требует неустанной родительской заботы, имеют тенденцию придерживаться моногамии).

Психологи-эволюционисты на это отвечают, что оценка задним числом играет не меньшую роль и в так называемых культурологических объяснениях: почему мужчины и женщины так отличаются друг от друга? Потому, что культура социализирует их поведение! Как мы увидим позже, когда социальные роли варьируются в зависимости от времени и места, «культура» скорее не объясняет, а только описывает эти роли. «Наше поле деятельности,— продолжают психологи-эволюционисты,— очень далеко от высказываний гипотез задним числом. То, чем мы занимаемся, можно назвать эмпирической наукой, так как мы проверяем эволюционные предсказания, сопоставляя их с итогами наблюдений за поведением животных, людей различной культуры и с результатами гормональных и генетических исследований». Психологи-эволюционисты также напоминают нам, что мудрость эволюции — это мудрость прошлого. Она рассказывает нам, какое поведение сработало в прошлом. Являются ли такие тенденции до сих пор адаптивными — вопрос другой.

Критики эволюционизма признают, что эволюция помогает нам объяснить и наше сходство и наши различия (определенная сумма разновидностей способствует выживанию). Но вместе с тем они утверждают, что наше общее эволюционное наследие оказалось неспособным предсказать появление такого огромного числа различных вариантов «брачных схем» (от одного партнера до постоянно сменяющих друг друга партнеров, от многоженства до многомужества, а также обмена супругами). Не объясняет оно и тех поразительных изменений в схеме поведения людей различных культур, произошедших за последние десятилетия. Наиболее важное качество, которым наградила нас природа,— это наша способность адаптироваться: обучаться и изменяться. Думаю, все согласятся, что в этом и заключается созидающая сила культуры.

 

Пол и гормоны

Результаты архитектурных проектов видны в возводимых зданиях, результаты наших генетических проектов — в гормонах, которые отличают мужчин от женщин. Предопределяют ли гормональные различия появление межполовых психологических различий?

Гендерные различия в агрессивности можно объяснить воздействием тестостерона. У животных разных видов, которым вводился тестостерон, агрессивность возрастала. Так же и у людей: у мужчин, совершающих преступления с применением насилия, уровень тестостерона, как правило, превышает норму, впрочем, равно как и у игроков Национальной футбольной лиги (Dabbs & others, 1990, 1993). Кроме того, известно, что и у людей, и у обезьян гендерные различия в агрессивности проявляются в раннем возрасте (прежде чем сказывается влияние культуры) и убывают вместе с понижением уровня тестостерона в период взросления. Хотя ни одно из этих свидетельств не является решающим, в совокупности они убеждают большинство ученых в том, что половые гормоны имеют важное значение. Но, как мы увидим позже, вносит свой вклад и культура.

 

Культура и гендерные роли

Культура— это то, что усваивается большой группой людей, и то, что передается от поколения к поколению: идеи, установки, поведение и традиции. Мы можем видеть созидательную силу культуры в том, как ведут себя мужчины и женщины. Повсюду, во всех уголках мира, девочки помогают матери в работе по дому и заботятся о своих младших братьях и сестрах, мальчики же обычно где-то безнадзорно играют (Edwards, 1991). Даже в современных североамериканских семьях, где мужья и жены в равной степени стремятся к карьере, всеми ремонтными работами по дому занимается обычно муж, а жена заботится о детях (Biernat & Wortman, 1991). «Женщины повсеместно выполняют большую часть работы по дому,— говорится в сообщении ЮНЕСКО (1991). — И из обязанностей, разделяемых членами семьи, приготовление пищи и мытье посуды повсюду стоит на последнем месте». На основании ожиданий вполне определенного поведения мужчин и женщин и очерчиваются гендерные роли.

В эксперименте, участницами которого были студентки Принстонского университета, Марк Занна и Сьюзан Пак (Mark Zanna and Susan Pak, 1975) продемонстрировали взаимосвязь гендерных ролей и ожидания вполне определенного поведения. Студенток попросили заполнить анкеты, с которыми потом, как они предполагали, должен ознакомиться перед встречей с ними высокий, «солидный» неженатый мужчина. Те девушки, кому намекнули, что идеал этого мужчины — женщина, все помыслы которой устремлены на семью и заботу о муже, приписывали себе более традиционные женские качества по сравнению с теми, кто ожидал встретиться с мужчиной, предпочитающим целеустремленных самостоятельных женщин. Более того, студентки, которые ожидали встретить мужчину, ратующего за равные права мужчин и женщин, демонстрировали более высокие умственные способности. Когда был предложен тест на интеллект, они решили задач на 18 % больше, чем те, кто ожидал встречи с мужчиной, имеющим традиционные взгляды. Однако это желание подстроиться под идеал мужчины выражалось гораздо слабее, когда мужчина описывался менее привлекательным: сверстником, маленького роста и уже имеющим «подругу жизни». В аналогичном эксперименте Дина Морьера и Кары Серой (Dean Morier & Cara Seroy, 1994) мужчины подстраивали свой образ под ожидания женщины, с которой они хотели бы познакомиться.

И все же, культура ли формирует гендерные роли? А может быть, роли просто отражают поведение, на самом деле присущее мужчинам и женщинам? Многообразие гендерных ролей в различных культурах и в разные времена свидетельствует в пользу того, что именно культура формирует гендерные роли.

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.