Главная | Обратная связь
МегаЛекции

ПРИВНЕСЕНИЕ НЕКОТОРЫХ МУСКУЛЬНЫХ УСИЛИЙ 5 глава




Другая общая ошибка в том, привлекательности, сделана Джилл. Хотя она учитывает, подходит ли Сэм под ее представления о красоте, или нет, ее влечение к нему первоначально основывается на ее относительно смутных оценках возможном с ним будущем. То есть, она воображает, что выходит за него замуж, дом, который у них появится, детей, и так далее. (Нам известна женщина, которая пытается НА ПЕРВОМ СВИДАНИИ представить, является ли ее ухажер тем человеком, который будет платить алименты на детей!)

Определение в течение первых двадцати минут встречи того, станет ли он хорошим мужем и отцом, или станет ли она хорошей женой и матерью, является несоответственным. Такие оценки будущего унижают и принижают тех, кого оценивают, и обманывают тех, кто оценивает, и превращают поиски отношений в базарную площадь.

Будучи влекомой к Сэму, Джилл не столько реагирует на то, кем ЯВЛЯЕТСЯ Сэм, она думает, каков он МОГ БЫ быть и БУДЕТ. и как они могли бы быть или будут вместе. Воображаемое будущее Джилл с Сэмом может, конечно, иметь мало общего с тем, что реально возможно. Это закладывает фундамент для разочарования. Более того, Сэм заслуживает, чтобы на него обращать внимание, а равно, и, чтобы быть любимым или отвергнутым из-за того, кем он ЯВЛЯЕТСЯ.

Если ваше влечение к другому человеку основано на оценках будущего, где отсутствует адекватные настоящие и текущие ощущения, то вы не можете реагировать на этого человека, каков он есть, а, скорее, на того, каким этот человек мог бы быть. Это может показаться для них комплиментом, и, зачастую, так и бывает ("Но ведь он/она имеют потенциал быть такими хорошими, такими остроумными, такими плодотворными, такими хорошо выглядящими" и так далее). Однако, независимо от степени благонамеренности, ясная и фатальная идея такова, что человек не хорош, плодотворен и остроумен сейчас. Иными словами, на данный момент они не достаточно хороши. Таким образом, все сюда относящееся является обманом возможности ощущать любовь к тому, что есть сейчас.

Первым, что привлекло внимание Френсис к Иэну, -- это как он пожал ей руку, когда их знакомили; непохоже на других мужчин, которые просто кивали и глядели слегка с вожделением. Ей нравилось, что с нею обращались скорее, как с личностью, чем как с предметом -- даже если это и предмет восхищения. Позже вечером, когда она обдумывала перемену темы разговора, ей вспомнилось это рукопожатие, и она отправилась на поиски Иэна. Пока они болтали, Френсис нашла, что Иэн был в хорошем настроении и, казалось, искренне интересовался ею и ее работой. Он был скромен по отношению к себе, и ей пришлось забросать его добродушными угрозами, чтобы заставить его говорить о себе. Время, которое она с удовольствием провела с ним, начало, между тем, менять своё качество, становясь чем-то более драгоценным, более побуждающим к любви, когда она стала замечать, что Иэн обращается с другими людьми с тем же уважением, веселостью и искренним интересом, какие он оказывал ей.

В отличии от Сэма, Френсис выбирает того, с кем она хочет быть, основываясь, скорее, на качествах личности, нежели на физических характеристиках. Если то, что вы хотите делать, это не только глядеть на партнера, качество отношений становится определяющим качеством взаимодействий, которые возникают между теми, кем вы и ваш партнер являетесь как личности. Вдобавок, в отличие от Джилл, Френсис не только оценивает возможное будущее с Иэном, но и каково ей с ним СЕЙЧАС. Эта оценка настоящего важна для получения будущих возможностей. Если человек проявил личные черты в настоящем, которые в конфликте с вашими собственными, нет смысла ожидать, что ваши будущие ощущения с ним будут хорошими.

Сильные стороны подхода Френсис двояки. Во-первых, она уделяет внимание и оценивает те качества, от которых крайне зависит успех отношений -- соответствие ЛИЧНОСТЕЙ. Во-вторых, она ищет таких людей, которые уже обладают теми качествами, которыми она восхищается, так как именно с этими людьми наиболее вероятно благополучное будущее (в смысле отношений).

ОЦЕНКА

Вскоре Джилл и Сэм превратились в магнит друг для друга. Они едва могли дождаться вечера, когда они вновь быть вместе. Дома они утешали друг друга за прошлые лишения, и наслаждались припоминанием прошлых дурачеств. Сэм иногда чувствовал, что Джилл часто бывала чересчур критичной к тому, что он делал и как одевался, но урезонивал себя, что, возможно, он мог бы применить некоторую личную переоценку. И, кроме того, он думал, что Джилл всегда выглядела так пламенно и мило, когда она начала его перевоспитывать. Джилл не слишком занимал обширный список случайных любовниц, которых, похоже, имел Сэм, это было в прошлом, Она любила его, он ее, и с нынешнего времени он был ее, а она его. Конечно, Сэм постоянно опаздывает, явно требователен и немного скрытен, но Джилл смотрела в будущее и знала, что все изменится, раз они устраивали друг друга.

Поскольку достигнуто взаимное влечение (то есть, удовлетворение критериям, делающим кого-либо привлекательным), начинается прелестная, излюбленная и волшебная ступень оценки. В течение этого времени, каждый маленький поступок воспринимается лишь как еще один пример очарования вашего любимого человека, остроумия, смышлености, благоразумия и так далее. Розовые очки прочно сидят на своем месте, ваш текущий опыт становится чем-то особенным и лелеямым. Это похоже на то, как если бы вы только что вернулись из недельного похода, прыгнули под теплый душ, а затем на хрустящие, чистые простыни в свою собственную постель. Вероятно, вы оцените этот душ и эту постель так, как не делали этого до похода.

На ранних стадиях отношений мало что принимается, как само собой разумеющееся. Поскольку ни в чем нельзя быть уверенным, люди склоняются оставаться большею частью в НАСТОЯЩЕМ, обращая внимание на хорошее. Того факта, что присутствует взаимное влечение, часто хватает, чтобы убедить человека, что отношение стоит продолжения. В продолжении отношений они будут постоянно искать примеры того, как их критерии удовлетворяются другим, и как они удовлетворяют потребности и желания другого человека. Как с Сэмом, и Джилл в упомянутом выше примере, несходство между критериями и эквивалентом критериев имеет тенденцию быть либо рассматриваемым поверхностно, либо как-то оправдываться. Поэтому, критиканство становится находчивым и полезным, а ухарство, медлительность и скрытность принадлежат прошлому. Особое значение придается установке, что другой человек замечательный.

Стадия оценки является также временем, когда вы делаете наилучшее, отдаете наилучшее и являетесь наилучшим. Ощущение себя ценным и ценимым, благородным, разумным и уважаемым приходит, кажется, легко и естественно.

Ошибкой Джилл является такой же способ оценки Сэма, из-за которого его первоначально влекло к ней: сквозь дымку оценок скорее будущего, чем настоящего. Что оценивает Джилл в Сэме, это не то, кто он и что он сейчас, но то, что она думает, какими он и они вместе будут спустя некоторое время в будущем. Она реагирует на Сэма скорее по отношению к будущему, которое она ВООБРАЗИЛА, чем по отношению к текущему его восприятию.

Хотя Сэм и трансформирует тревожащие способы поведения Джилл в примеры лишь того, как она драгоценна для него, он действует скорее по отношению к своему НАСТОЯЩЕМУ опыту, чем к будущим соображениям. Важность разницы между этими двумя путями мышления заключается в вероятности, что Джилл будет игнорировать текущие проблемы и различия в их отношениях на значительно длительное время. Хотя оба они искажают свои ощущения, Сэм, по крайней мере, делает это в настоящем, обеспечивая себя большими возможностями для обратной связи по отношению к тому, что происходит.

Качество оценки от-момента-к-моменту может длиться час, неделю, несколько лет, и даже всю жизнь. И, возможно, это будет длиться всю жизнь, обеспеченное тем, что в оценке вашего партнера вы уделяете внимание настоящему; и у вас есть ясный знак того, чем вы дорожите и чего хотите для себя, так что вы сможете прикинуть, является ли приемлемым то, что вы цените, для перехода к следующим стадиям отношений, или нет.

БЕЗОПАСНОСТЬ

Для Джилл было не трудно решить, что она хочет выйти замуж за Сэма. Они любили друг друга, любили быть вместе, и ей хотелось всегда иметь то, что они имели вместе в течение последних нескольких месяцев. Проход Сэма между стульями не дался также легко. Сэм впервые по настоящему встревожился по поводу своих отношений с Джилл, когда она заговорила о возможности брака. Он был счастлив тем, что было, но после разговора с Джилл для него начало проясняться, что если он не даст ей обязательство, он ее потеряет. Потерять такую прекрасную женщину? Быть снова одному? Сэм решил, что он не вынесет ни того, ни другого, так что он купил кольцо и задал тот самый особый вопрос. Ответ Джилл был: да.

Когда настоящее становится достаточно хорошим, люди начинают продвигаться в будущее, задаваясь вопросом, что могло бы там быть и хотят того, что воображают. Это совсем не обязательно обдуманный, сознательный процесс принятия решения. Напротив, это просто может начаться от сознания, что вы будете вместе в субботу вечером, хотя вы даже пока не знаете, что будете вместе делать. Ощущение связанности друг С другом пустило корни и начало расти. Вскоре вы обнаружите себя проецирующимся в будущее и предугадывающим, какой будет совместная жизнь. Обычно именно в этой точке люди берут на себя явные или тайные обязательства, отделяют или как-то определяют пределы и границы их отношений. То есть, они решают, на каком основании их отношения собираются развиваться во времени.

Именно в этой точке отношений взаимодействуют краткосрочные и долгосрочные соображения. В смысле отношений настало время приложить ваши долгосрочные критерии (чем вы хотите быть там, в будущем), и ваши краткосрочные критерии (что было для вас здесь, в ваших нынешних взаимодействиях). Также настало время учесть, чего здесь НЕТ, и чего там, ВЕРОЯТНО, НЕ будет. В нашем вышеупомянутом примере, ошибка Джилл состоит в прыжке в обязывающие отношения без уделения внимания как тому, что было, так и тому, что есть сейчас в их отношениях. Хотя обязательство может, конечно, основываться на оценке будущего, для того, чтобы стать полновесной оценкой, она должна быть сделана с учетом и в свете отношений причины-следствия между настоящим и будущим. Основным вопросом является: "Откуда я сейчас знаю о себе и этом человеке, могу я предсказать...?" Джилл не очень внимательно следит за тем, что ЕСТЬ, и, значит, не имеет основу, на которой делается суждение от настоящего-к-будущему причине-следствию, если она вообще задумывается об этом.

Сэм делает ту же ошибку, с той разницей, что при принятии решения вместо игнорирования краткосрочных критериев, он игнорирует долгосрочные критерии. Она продолжает быть для него привлекательной, и он не хочет ощущать ее потерю. Чего он, однако, не учитывает, -- это, будет ли она продолжать оставаться человеком, с которым он хочет быть, спустя десять, двадцать, сорок лет, или нет.

И вновь, настало время, в течение которого мы ищем безопасность через исполнение ожиданий. Это делает важным то, чтобы эти ожидания были приемлемо получены (через учет прошлого, настоящего и будущего), в порядке предотвращения разочарования.

Конечно, это также этап, на котором отношения часто разбиваются. Те индивиды, которые неизменно выбирают скорее расторжение отношений, чем принятие в этой точке на себя обязательства, часто так думают о своих ощущениях, что не включают возможность сопутствующих изменений. Общие истолкования, характеризующее подобные внутренние представления, могут превратить даже малое обязательство в вечное, оставляя их с чувством ошеломления и пойманности в капкан. Вдобавок, такие реакции могут быть основаны на эквивалентах критериев, которые связывают ОБЯЗАТЕЛЬСТВА с тюремным заключением, или с потерей себя или подчинением личных устремлений, считая, что ОТНОШЕНИЯ являются возможностями для причинения боли или разочарования. Вместо того, чтобы черпать из памяти те отношения, которые шли хорошо, а затем привнести их в будущее, эти индивиды предпочтут копаться в воспоминаниях о несчастливых отношений и вложат их в свои оценки будущего, а затем почувствуют себя понуждаемыми сбежать. Они скажут себе, "Я потерпел неудачу в отношениях раньше, значит, я снова потерплю неудачу.", "Я был брошен и обижен ранее, то же самое произойдет снова."

Прошло немного времени Френсис и Иэн стали часто видеться друг с другом. Они полюбили, знали это, и были этому рады. Казалось столь естественным, что телефонные звонки для назначения свиданий давали повод для негласного допущения, что они будут вместе, когда только смогут. Френсис начала подумывать о более длительном соглашении. Иэн был чудесен и как друг, и как любовник. А как насчет сожителя и мужа? В этой области она хотела бы такого, кто был бы стабилен, не зануда, надежен и ответственен. Ну, а Иэн для этого подходил. Также Френсис хотела детей, а Иэн, похоже, детей искренне любил. У Френсис уже было много примеров, как Иэн бросал дела, чтобы поиграть с детьми. Френсис была очень физически активна, и хотела оставаться такой. В этом, конечно, Иэн не соответствовал. Френсис не имела иллюзий на этот счет -- те немногие случаи, когда Иэн присоединялся к ней для занятий спортом, бывали только после недель выклянчиванья и нытья. В остальном, однако, Френсис решила, что она хочет быть с Иэном все время, создать дом и жить с ним. А как же спорт? Ну, быть может, она и смогла бы, наконец, исподволь внушить Иэну любовь к теннисным туфлям, но, удастся ей это, или нет, -- она уверена, что у нее есть друзья, с кем она могла бы заниматься спортом, когда хотела.

Удовлетворенная своими отношениями с Иэном, Френсис начинает учитывать долгосрочные возможности. Ее краткосрочные критерии были удовлетворены, но этого недостаточно для ее успокоенности, что долгосрочные (пожизненные) критерии отношений с Иэном будут удовлетворены. Соответственно, Френсис просеивает свои долгосрочные критерии, стараясь определить на основе своих чувств с Иэном (воспоминаний и нынешних ощущений), состоится ли их совместная жизнь. То есть, она делает оценки будущего, основанные на от-настоящего-к-будущему причине-следствию. Насколько Френсис может определить, она и Иэн совместимы за одним важным исключением: Она ценит физическую активность, а Иэн нет. Не имей Френсис возможности для выбора, это кричащее различие между ними легко могло бы привести к результату ее полного сожалений решения, что они несовместимы и должны будут идти каждый своим путем. Вместо этого, Френсис способна примириться с приемлемым путем удовлетворения своей потребности в физической активности (спорт с друзьями). Мы хотим заострить внимание, что она не вступает в эти долгосрочные отношения ИГНОРИРУЯ существенные различия между нею и Иэном (как сделали Сэм и Джилл). По оценке Френсис, скорее есть большая доля совпадения в том, что ценит она и Иэн, И у нее есть для себя способы удовлетворения тех критериев, которые, как она признает, НЕ разделяются ими обоими.

НАГРОМОЖДЕНИЕ

Итак, вы взяли прямые или косвенные обязательства быть вместе. Как результат, вы, возможно, уже сейчас живете вместе, поженившись, планируя путешествие под парусом по Тихому океану, покупку дома, или (наибольшее из всего этого) рождение общего ребенка. Обязательство дано, вы вступаете в приятное и спокойное ощущение безопасности. Но безопасности от чего? Именно на этой стадии отношений генерируются ожидания будущего: что вы будете вместе спать эту ночь, завтрашнюю ночь, и каждую ночь в течение многих лет; что разногласия не будут концом отношений; что нельзя впадать в экстаз по поводу каждой секунды постоянного пребывания в хороших отношениях. За недели, месяцы и годы, которые отныне последуют, вы обращаете внимание на то, исполняются ли ваши ожидания, или нет. Пока исполняются, вы можете чувствовать себя как спокойно, так и безопасно. Но если нет...

Состоя теперь в браке, Сэм и Джилл комфортно и безопасно сознают, когда, где и что они будут делать по отношению друг к другу каждый день. Дневные звонки Сэма к Джилл, чтобы узнать, как у нее дела, более не радуют ее, но стали частью повседневности. А затем, похвалы, которые он когда-то ей расточал за ее отменную запеканку и ниспадающие рыжие волосы, исчезли. Он продолжал любить ее волосы и ее запеканку, и она продолжала любить его дневные звонки, но все это было, так сказать, по привычке, так что легко было забыть, как они были действительно хороши когда-то. Со временем, Сэм начал забывать звонить. Джилл же это заметила, и каждый раз, когда он забывал, ей становилось все тревожнее Приходили мысли, а не потерял ли он интерес к ней, и, возможно, заинтересовался кем-то другим. Сэм заметил, что Джилл не наряжается больше, как бывало когда-то, и что она не укладывает волосы так, как он любил. Сэм начал подумывать, не была ли ее нынешняя неопрятность преддверием будущего. Он женился на прекрасной женщине, и мысль о возвращении домой к неряшливой, стареющей домохозяйке в домашнем халате, наполняли его злостью и осторожностью. Было и нечто другое. Сэм находил, что показная страсть Джилл к будущему стала действовать ему на нервы. Он любил вспоминать, разглядывать со всех сторон старые времена. Но Джилл это ненавидела, и просто уходила из комнаты, когда он затевал с друзьями разговор о старых временах. Поделать он ничего не мог, а мог лишь отмечать (с обидой) факт, что она никогда не забывает возобновить подписку на свой ОМНИ, но неизменно пропускает подписку на его СМИТСОНИАН.

Одним из рисков фазы безопасности является привычка. Можно привыкнуть к какому-нибудь запаху (даже противному), точно также можно привыкнуть и к ощущениям, которые одновременно потрясали или радовали когда-то. Блюдо, приготовленное как вы любите, дневной звонок, чтобы узнать, как идут дела, нежная шутка, усилия, чтобы принарядиться -- короче, все то, что вы находили услаждающим и особенным на фазе оценки - может стать настолько привычными, что начинает приниматься, как само собой разумеющееся. А затем, хотя вы все еще замечаете, но реагируете обыденно или даже безразлично на особенные блюда, звонки, шутки, новые одеяния и т.п.

Так вышло и у с Сэма и Джилл. Привычное в их отношениях, чему когда-то они радовались и ценили друг у друга, стало приедаться, и вскоре приниматься, как должное. Не получая в ответ реакцию, которая была при ухаживании, легко понять, что Сэм станет забывать позвонить днем, а у Джилл пропадет стремление и мотивация сохранять привлекательность для Сэма. Через привычку телефонные звонки и косметика стали ОБЫЧНЫМИ, и Джилл и Сэм замечают их только когда этого НЕТ. Сэм и Джилл начинают задумываться, а то ли они ожидали, и это наводит их на размышления о возможности, что их "вторая половина" не то, что они ожидали. Соответственно, они начинают аккумулировать и НАГРОМОЖДАТЬ примеры разногласий, что приводит неожиданно (а, по большей части, и неосознанно), к новым взглядам о партнере.

Часто случается, когда в своих отношениях люди попадают в затишье ожиданий, иные критерии и важные моменты, которые ранее были отосланы в тень ярким светом оценки, теперь начинают выступать вперед. В вышеприведенном примере, раз Сэм более не в рабстве у красоты Джилл и в опьянении от новых отношений, он снова замечает удовольствие и важность, от прогулок по тропинкам памяти. К несчастью Сэма и Джилл, он только теперь обнаруживает, что удовольствие, которое он испытывает от своих блужданий по прошлому, не разделяется Джилл. В дополнение к своему страху и злости от явного снижения у Джилл интереса к своей внешности, Сэм должен теперь раскрыть глаза и увидеть, чего он хочет в отношениях, чего нет, никогда не было, и (насколько он может разглядеть), никогда не будет с Джилл.

Сэм и Джилл делают оценки прошлого, настоящего и будущего, основанные на ожиданиях, которые у них были, их собственных потребностей, их фантазий о том, куда это все приведет (а именно, будущих возможностей, которые расцениваются, как действительная информация). Вместе с тем, они начинают аккумулировать примеры разногласий между тем, чего они хотели и ожидали в отношениях, и тем, что они в действительности имели, имеют, и что ожидают иметь. Здесь также важно является то, что любые соображения как положительно повлиять на течение событий через их собственное поведение отсутствуют в их внутренних процессах. Результат таков, что разноречивые способы поведения не рассматриваются как продукт взаимодействия, но как проблема, которая целиком на совести партнера.

По мере того, как примеры нагромождаются, то же происходит и с изменением мнений по отношению к этим примерам.

ПОРОГ

Для Сэма и Джилл последовал период ссор по поводу его слабеющего интереса к ней (что он отрицал) и ее нежелание далее быть привлекательной для него (что она отрицала). После каждой ссоры они будут стараться ее уладить -- но никогда не забудут. Однажды вечером, Сэм и Джилл дошли о точки. Он поздно вернулся домой с работы с думая о двух проблемах. Одна -- утекло много воды с тех пор, как у них с Джилл был тот романтический вечер. Вторая -- он забыл позвонить ей, что будет поздно, так что придется как-то это объяснять. Придя домой, он нашел ее у телевизора, одетой в домашний халат, не накрашенной, с нечесанными волосами, без ужина на плите, и откровенно не обращающей на него внимания. Для Сэма это было последней точкой. Он взорвался и начал громко ругать ее за ее неряшливый вид и ее небрежность к себе и их браку. Теперь он смог увидеть ее душевную пустоту, какой она была в действительности, а косметической маской она пользовалась, лишь чтобы поймать его в свои сети. "Ты не та женщина, на которой я женился!" наконец понял он. Джилл была взбешена, но у нее не было больше слез -- она пролила их все раньше, когда поняла, что Сэм и не собирался сегодня позвонить. Сегодня был день ее рождения, а Сэм об этом забыл. Глубина его пренебрежения внезапно поразила ее и она поняла, что все, что она имела по отношению к нему, было хорошей, но краткой сказкой. Ей следовало догадаться еще тогда, уныло сказала она себе, когда она видела, как он обхаживал всех женщин на вечеринке, где они впервые встретились.

Зачастую, результатом нагромождения примеров промахов вашего супруга является превышения уровня терпения, и вы переходите через порог терпения. А за порогом придерживаться старых положительных мнений становится невозможно. Внезапно вы начинаете создавать новые, обычно уничижительные эквиваленты критериев (то есть, вкладывания в них новые значения) к способам поведения вашего любимого. То, что ранее воспринималось как самовыражение, видится теперь как ЭКСГИБИЦИОНИЗМ; его оценка женщин превращается в РАЗВРАТ или СЛАДОСТРАСТИЕ; ее тесный круг общения становится свидетельством ее НЕВЕРНОСТИ; его желание становится ТРЕБОВАТЕЛЬНОСТЬЮ; ее игривость превращается в БЕЗОТВЕТСТВЕННОСТЬ.

Однако, это изменение перспективы не ограничивается настоящим, но также простирается и в ПРОШЛОЕ. Оглядываясь назад с нынешнего пункта наблюдения из-за порога, прошлое кажется иным. В ее мнении, муж, который увлекается женщинами, является развратником не только сейчас, но ВСЕГДА ИМ БЫЛ, и, внезапно, тут как тут все те примеры из личной жизни, которые поддерживают эту новую перспективу. Аналогично, жена, со своим узким кругом друзей, не сейчас неверна, но всегда была таковой, и вот они, все те примеры, которые поддерживают это понимание. Розовые очки сброшены теперь определенно и заменены линзами менее приятных оттенков.

За порогом кажется, что мало вероятности вернуться к прежнему положению вещей. Не только прошлое и настоящее поведение вашего возлюбленного теперь ТВЕРДО видятся, как неудовлетворительные, но и будущее воспринимается подобным же образом. Когда вы смотрите на прошлое и настоящее, которое недвусмысленно (во всяком случае, в вашем представлении) демонстрирует прирожденные недостатки вашего супруга, появляется неодолимое стремление допустить, что будущее не станет иным. Некоторые люди даже доходят до восприятия своих супругов как прирожденно плохих или порочных людей. В самом крайнем случае, без надежды на изменения, но с полным ожиданием еще больших аналогичных неудовлетворенностей, будущее становится мрачным. Некоторые примиряются с этой мрачностью, а некоторые расходятся и ищут кого-то другого, кто может удовлетворить их потребности.

Переход через порог может быть ускорен частотой или размерами примеров противоречащего поведения. В вышеприведенном примере, Сэм приходил домой и был неоднократно разочарован растрепанным видом Джилл. Наконец, некая ПОРОГОВАЯ ЧАСТОТА этих ощущений достигнута, -- и он перешел порог. Красота Джилл стала для него примером ее пустоты и уловкой, чтобы прельстить его. Что толкнуло через порог Джилл? -- не то, что Сэм не удосужился позвонить (так было не впервой), но вся глубина его безучастности, когда он забыл, про день ее рождения. Внезапно Джилл сознала, что все, чего хочет от нее Сэм -- или ВСЕГДА хотел -- это быть его сексуальным объектом. А все могло бы быть не так:

Френсис было тревожно в эти дни. Вот уже год, как она пытается заинтересовать Иэна завести семью, но каждый раз, как она поднимет этот вопрос, он находит предлог уйти от вопроса, отделаться от нее, или просто, почти грубо, сменить тему. Френсис продолжала осмысливать его реакции и пробовать новые подходы, но результат был всегда один и тот же. Наконец, Френсис начала беспокоиться, что, возможно, была неправа относительно любви Иэна к детям. Она боялась спросить напрямую, но поняла, что должна. Ответ оказался не тем, какого она ожидала. Иэн не хотел детей -- никогда. Он любил чужих детей, но мысль о своих собственных наполняла его страхом обязательств, так что он просто не готов был рискнуть. Френсис была разочарована, но она не собиралась бросать свое намерение иметь детей. В течение месяцев, которые последовали за этим, она пыталась изменить мнение Иэна о детях, зайдя однажды так далеко, что пригрозила иметь ребенка от другого. При этой угрозе Иэн ушел из дома и не возвращался всю ночь. Их любовные отношения стали менее приятными, они стали избегать серьезных разговоров, и часто беседы заканчивались отстаиванием чего-то тривиального. Однажды утром Френсис подумала про себя, "То ли это, чего мы должны ожидать до конца нашей совместной жизни?" И ответом для нее было: нет. Для Френсис иметь детей не было тем же, что и занятия спортом. Она не хотела отказываться иметь детей, и (для нее) не было иного способа получения этого ощущения, чем иметь собственного. Она поняла, что ее различия с Иэном были несовместимыми, и что им надо поискать других партнеров по браку. Ей не хотелось причинить Иэну боль -- она любила его -- но они должны будут расстаться. Позже, когда они разошлись, они остались друзьями. Френсис не хотелось отбросить все то, что было у них вместе, и она продолжала поддерживать связь с Иэном, этим чудесным человеком, которому не дано было захотеть детей.

Очевидно, что разница между жизнью Френсис и жизнью Сэма и Джилл заключается в том, что Френсис не переступила порог. Фактически, она даже не прошла через нагромождение. Ее обычная реакция на нерасположение или отказ Иэна говорить с нею о детях, было воспринято как ситуация с необходимостью перспективы и подхода, которого она пока не пробовала. То есть, ее внутренние процессы включали варьирование объемом и типом подробностей, которым она уделяла внимание, также, как и оценку прошлое-к-настоящему-к-будущему причинно-следствия. Это обеспечивало основу для генерирования новых способов реагирования. Таким образом, она была ориентирована на постижение того, как наиболее приемлемо подвести Иэна ко взгляду на обзаведение семьей. Однако, в конце концов, ее попытки были полностью расстроены, и она пришла к сбору дополнительной информации о Иэне. Она обнаружила, что недооценила ситуацию, и что они несовместимо противостояли в вопросе о детях. В конце концов они расстались из-за своих различий, но на совершенно иных понятиях, чем это сделали Сэм и Джилл. Френсис была опечалена и разочарована, но не ожесточена. И, поскольку она никогда не нагромождала свое ощущение до перехода через порог, она оставила Иэна с ее любимыми воспоминаниями и чувствами. И, полная надежд, она также ушла с выученным уроком важности выяснения со своим будущим потенциальным супругом явно и заблаговременно такого важного момента, как рождение детей. К счастью, есть и другая альтернатива перехода через порог, та, что вовлекает использование вашего чувственного опыта и гибкости поведения для уточнения ваших взаимодействий с супругом в соответствии с потребностями отношений. Самым существенным в любви и брачных отношениях является ПРИСПОСОБЛЯЕМОСТЬ. Конечно, как догадалась Френсис, вы можете иметь определенные потребности, запросы и ожидания, которые не могут быть приспособлены к тем, что есть у вашего супруга, или наоборот. Но факт, что подавляющее большинство различий, из-за которых пары делают друг друга несчастными, сражающимися и даже разведенными, НЕ являются несовместимыми. Более часто, скорее, чем редко, они основываются на неосведомленности и неправильных концепциях об их взаимных запросах и потребностях. Например:

Для Стива было важным искать что-то новое. Он ненавидел ходить в одни и те же старые рестораны, брать те же самые старые отпуска, заниматься любовью теми же самыми старыми способами. Его жена, Мишель, ценя традиции, искала старые уголки, каждый год одинаково украшала Рождественскую елку, и наслаждалась занятиями любовью так, как они всегда ею занимались. Когда Стив предлагал нечто новое, в Мишель нарастал страх потери чего-то в ее прошлом. А когда Мишель предлагала что-то традиционное, Стив чувствовал себя разочарованным и скучающим. Наконец, они достаточно наборолись с этими реакциями друг друга, чтобы понять, что происходит. Когда догадались, они достаточно позаботились друг о друге (и о своих отношениях), чтобы приспособиться к потребностям друг друга. Стив начал предлагать Мишель новые рестораны или места отдыха, как возможности начать некие НОВЫЕ традиции. Он также начал восхищаться ее способностью хранить традиции. Со своей стороны, Мишель начала охотно двигаться в направлении некоторых новых мыслей Стива, или, по крайней мере, признавала эти мысли хорошими, даже когда при этом чувствовали, что для нее важно следовать одной из ее традиций.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.