Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Экспериментальные пути исследования личности.




Исследование нарушений личности не носит однозначного характера: оно может выражаться в анализе изменений строения мотивов, их иерархии, их смыслообразования, в нарушении самооценки и уровня притязаний, нарушении общения, самоконтроля и саморегуляции, в анализе формирования новых патологических мотивов и потребностей.

При патопсихологическом исследовании личности перед психологом стоит сложнейшая задача – в ней можно разобраться лишь давая ответ на определенный, заданный жизненной практикой вопрос.

Исследователь должен ясно себе представить, что следует исследовать в каждом конкретном случае. Надо найти возможность распутать этот сложнейший клубок диалектических противоречий – мотивов, установок, ценностей, конфликтов, который мы называем личностью.

Поэтому любая задача, относящаяся к проблеме личности, – будь то теоретическая или практическая – требует глубокого методологического подхода, который должен стоять за применяемыми методами.

При изучении изменений личности данные, полученные с помощью методик, следует анализировать в связи с исследованием жизни человека.

К исследованию личности применимы все принципы патопсихологического исследования.

Во-первых, психолог, работающий в клинике, в диспансере, имеет возможность ознакомиться с объективными данными жизненного пути человека до его заболевания, с его поведением в отделении, со способом его общения с другими больными, с персоналом, с поведением больного в трудовой ситуации, т.е. патопсихолог должен ознакомиться с этапами жизни больного объективным способом, а не с его слов.

Именно знание прошлого жизненного пути, прошлых забот и ценностей сидящего перед вами человека часто определяет выбор методических приемов для исследования его личностных особенностей.

Во-вторых, сам патопсихологический эксперимент, направленный на решение практических задач, является совместной работой, общением экспериментатора и испытуемого.

В этой ситуации экспериментатор сам решает задачу. Например, у больного при исследовании познавательной деятельности выявилась тенденция к использованию латентных признаков. А отношение к экспериментатору и эксперименту, способы общения были адекватными.

Тогда экспериментатор должен решить, чем вызваны несоответствия вышеописанных особенностей: нецеленаправленностью больного, наступившей психической истощаемостью или другим. И тогда следует решить, как строить эксперимент дальше, какие методики предъявлять.

Исследования частных вопросов нарушений личности как нарушения соотношения уровня притязаний и самооценки, соотношения смыслообразующих и действенных функций мотивов должны проводиться не путем срезового исследования, а в соотношении с реальной динамикой жизни данной личности, ибо личность есть всегда формирующаяся, развивающаяся система.

Патопсихологический эксперимент является особым видом деятельности, которая отражает реальные жизненные позиции больного.

Методологические основы патопсихологического эксперимента, направленного на исследование личности, заключаются в том, что эксперимент позволяет формировать особую форму деятельности, в которую включены ее главнейшие индикаторы: мотивированность действий, их целенаправленность, возможность контроля, регуляция, критичность.

Патопсихологический эксперимент направлен на анализ индивидуальной личности, а не на выделение отдельных черт. Например, Б.М.Теплов говорил о том, что свойства нервной системы делают некоторые формы поведения лишь более вероятными, при этом сложность факторов, опосредующих эту зависимость, настолько велика, что уверенное прогнозирование поведения по параметру типологии почти невозможно.

Одним из путей исследования патологии личности является наблюдение над общим поведением больного во время эксперимента.

Даже то, как больной «принимает» задание или инструкцию, может свидетельствовать об адекватности или неадекватности его личностных проявлений.

Любое экспериментально-психологическое задание может явиться индикатором эмоционально-волевых личностных особенностей. При любом исследовании должно быть учтено это отношение личности, совокупность ее мотивационных установок. В.Н. Мясищев указывал на существование двух планов отношений: отношения, созданного экспериментатором, и отношения, порождаемого самой задачей.

Отношение к ситуации эксперимента выступает в клинике нередко в особо обостренной форме. Многими больными ситуация эксперимента воспринимается как некое испытание их умственных способностей, иногда больные считают, что от результатов исследования зависит срок пребывания в больнице, назначение лечебных процедур или установление группы инвалидности. Поэтому сама ситуация эксперимента приводит у сохранных больных к актуализации известного отношения.

В других случаях актуализируется отношение, порождаемое самой задачей. Но и это порождаемое задачей отношение не является однослойным; иногда возникает “деловое” отношение к задаче, выполнение ее обусловливается познавательным мотивом; само задание может заинтересовать испытуемого своим содержанием, оно приобретает для него какой-то смысл.

Иногда же отношение, порождаемое заданием, носит иной характер: задание может приобрести мотив самопроверки, самоконтроля. В таких случаях задание актуализирует известный уровень притязаний личности и может явиться как бы объективированным для личности мотивом его решения.

Эта мотивированность нередко мобилизует сохранные ресурсы личности. Поэтому может оказаться, что у некоторых личностно сохранных, но астенизированных и истощаемых больных условия эксперимента стимулируют активность и способствуют частичному преодолению истощаемости.

В результате поведение таких больных в эксперименте может оказаться более сохранным, чем в обычной жизненной ситуации. Такие явления наблюдались у больных с сосудистыми заболеваниями головного мозга, которые в ситуации эксперимента могли выявить лучшую интеллектуальную продукцию, нежели в профессиональных условиях. Наблюдения за поведением испытуемого во время эксперимента также дают возможность судить о критичности больного, о степени его самоконтроля. Поведение и высказывания больного, его реакции на ситуацию эксперимента могут послужить материалом для анализа его личностных проявлений. В известном смысле любой экспериментальный прием содержит в себе характеристику «проективности».

Другой методический путь исследования изменений личности – это путь опосредованного выявления изменений личности с помощью эксперимента, направленного на исследование познавательных процессов.

Следует иметь в виду, что познавательные процессы не существуют оторвано от установок личности, ее потребностей, эмоций. Путь опосредованного изучения личности не ограничен. Принципиально любая экспериментальная методика может оказаться пригодной для этого, так как построение модели человеческой деятельности (а приемы экспериментально-психологического исследования являются таковыми) включает в себя и отношение человека.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.