Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Психодинамика Взаимоотношений Врача и Больного




Лечение в отделениях интенсивной терапии- изолирует больного и в ряде случаев усиливает его страхи и депрессию, при которых необходима сильная поддержка врача. Даже в острой стадии инфаркта миокарда многие больные стараются скрыть возникающие у них страхи и депрессию. Соматические данные и связанные с ними жалобы и затруднения, а также то, насколько врачу удастся выявить эмоциональные реакции больного и установить с ним контакт, определяют в последующем соотношение между глубиной депрессии и степенью её отрицания. Первая фаза лечения в отделении интенсивной терапии обычно быстро приводит к облегчению состояния, больной на какое-то время становится мягче, так как происходит избавление от болей. Это позволяет уточнить диагностическую и лечебную программу и повысить активность медицинского персонала. Когда во второй фазе больного переводят для дальнейшего лечения в другое отделение, где врачи призывают его к спокойствию и выдержке и начинается следующий этап лечения, у больного возникают новые трудности. Больные двойственно переживают требование жёсткого постельного режима, так как это оживляет их страхи, вызывает регрессивные тенденции и приковывает внимание к симптомам болезни. Часть больных маскируют свои переживания экспансивным поведением, другие становятся излишне боязливыми, подавленными и ипохонд-Ричными. Врачебная тактика должна учитывать активность пациента и его желание что-либо делать для ускорения выздоровления, включая эти факторы в долгосрочную программу лечения и реабилитации. Врач должен путём разъяснения, объективной информации во время бесед использовать скрытые страхи и потребности больного в целях лечебной стратегии. Так же, как и у гипертоников, необходимо сдерживать попытки протеста и прерывания лечения. Исходя из личных проблем пациента и добиваясь взаимопонимания с ним, врач должен предупреждать проявления нетерпимости и переживание болезненности его состояния. Тогда третья фаза программы реабилитации будет проходить успешно, и больного постепенно подводят к осознанию возвращения к профессиональной деятельности. От эффективности и непрерывности отношений врача и больного зависит, будет ли больной в дальнейшем руководствоваться доводами разума или же он вопреки полученным знаниям и разъяснениям врача вернётся к своему прежнему одностороннему сверхактивному образу жизни. При наличии скрытой агрессивности и авторитарности больного инфарктом миокарда врач может добиться партнёрского сотрудничества с ним только в том случае, если поделится с пациентом знаниями, которыми обладает.

Постинфарктная стадия.В острой стадии инфаркта миокарда, которая характеризуется переживанием острого угрожающего жизни заболевания, у части больных в первые дни наблюдаются страх и тяжёлые депрессивные реакции. В это время нужно как можно раньше установить прочные и по возможности постоянные отношения между тяжелобольным и лечащим врачом и членами медицинской группы отделения интенсивной терапии. Но уже и в остром периоде некоторые больные неверно оценивают тяжесть своего состояния и значение необходимых при этом ограничений и проявляют тенденцию к отрицанию своей слабости, беспомощности и наличия кризиса самооценки. Получаемые разъяснения они воспринимают лишь частично. Клинические наблюдения показывают, что у большинства больных впоследствии раньше или позже вслед за фазой лабильности и острых проявлений восстанавливаются установки и формы поведения, присущие преморбидной личности. При описанных психодинамической констелляции и структуре личности следует ожидать, что связанная с инфарктом миокарда необходимость быть осторожным и лишь постепенно, медленно возобновлять нагрузки, переживается как тяжело переносимая пассивность. У экстравертирован-ных больных свойственная им установка на самоутверждение фактически несовместима с длительным постельным режимом. Они стремятся скорее вернуться к прежнему образу жизни, к работе, возобновить курение и прежний характер питания.

P. Hahn (1981/82) сообщил о 39-летнем гравировщике с ампутированной во время войны ногой, который на второй день после инфаркта миокарда подтягивался на руках на спинке кровати. Перепуганным врачам он объяснил, что должен быть снова «в форме».

При такой экстравертированности, не считающейся с реальностью и необходимостью сдерживать свою деятельность, интроспективное погружение в аналитический метод лечения невозможно.

Под нашим наблюдением находилась 44-летняя женщина-секретарь, к которой в острой фазе инфаркта миокарда ввиду её необычного поведения был вызван консультант из психосоматической службы. Хотя вначале у неё был хороший контакт с персоналом отделения, провести беседу с ней оказалось затруднительно. Каждую фразу она воспринимала как стремление «поработить» её. Предложение сесть в удобное кресло или расположиться на кушетке она поняла как предложение «растянуться прямо на полу». Она стала проявлять сочувствие к терапевту', считая, что он плохо выглядит и что он, должно быть, переутомляется. Все терапевты, по её мнению, «бедняжки», у них очень тяжёлая профессия. На первый сеанс она принесла врачу продукты в качестве подарка: «Мне ведь ничего не нужно». На третьем сеансе она призналась, что снова начала курить. После того как на четвёртом сеансе больше внимания было уделено её детству, на пятом сеансе она сказала, что уже написала статью в газету о своем родном городе и отослала её в редакцию. «Я чувствую себя хорошо только тогда, когда я чем-то занята». Было ясно, что она переживает лечение как борьбу, в которой выясняется, кто сильнее. Психически ока не была больна, но в связи с инфарктом миокарда утратила душевное равновесие. Возможно, она боялась показаться жалкой, беспомощной, слабой и больше хотела делать подарки, чем получать их.

В большинстве случаев психотерапевтическое влияние приходится ограничивать задачами обсуждения правильного образа жизни. Весь опыт свидетельствует о том, что больным легче прекратить курение, рационально использовать физические нагрузки, следить за массой своего тела, если эти темы обсуждаются и анализируются в лечебных группах. Но и эти групповые беседы не выходят за рамки обсуждения болезни. Несомненно, в этой связи полезно ограничивать по времени групповое лечение, заключающееся в кинезотерапии и занятиях спортом, одним сеансом в неделю; оно должно проводиться под руководством и наблюдением врача по лечебной физкультуре, который интересуется психосоматикой, что даёт эффект вторичной профилактики.

В целом можно сказать, что чёткая программа в рамках однородной группы больных по признакам их судьбы и кризиса самооценки, связанной с развитием инфаркта миокарда, способна не только преодолеть болезнь, но и создать новые жизненные установки.

Познавательная поведенческо-терапевтическая тренировочная программа направлена на то, чтобы после острой фазы инфаркта миокарда в рамках строго регламентированной лечебной группы оказать влияние на больных с поведением типа А путём советов, рекомендаций нового стиля жизни, изменения ориентиров в жизнедеятельности. Таким образом, стремление больных инфарктом миокарда к деятельности следует использовать для того, чтобы преодолеть их ложные установки.

Тренировочные программы, которые средствами познавательной по-веденческо-терапевтической методики изменяют установки и проводятся в группах, разработали R. Roseman (1982) и М. Friedman и соавт. (1984). Катамнестические наблюдения (592 больных) через 3 года показали однозначное снижение по сравнению со случайной подборкой контрольной группы количества повторных инфарктов миокарда, которых в Лечебной группе было на 50% меньше, чем в контрольной, – 7,2% против 3,2% [М. Friedman, 1983; см. рис. 7 и 8).

Кардиологическая терапия.Лечение ишемической болезни сердца состоит в первую очередь в исключении факторов риска и в медикаментозной терапии (нитраты, β-адреноблокаторы и антагонисты кальция), которые, однако, не могут обеспечить обратное развитие стеноза коронарных сосудов.

Всё больше внедряется опыт терапии путём механической реваскуляризации.

1. При чрескожной коронарной ангиопластике производится баллонная дилатация коронаростеноза у больных с симптоматической ишеми-ческой болезнью сердца и проксимальным коронаростенозом для подготовки к операции в рамках коронароангиографии.

2. Аортокоронарное шунтирование применяется при безуспешном медикаментозном лечении стенокардии, тяжёлом заболевании трёх сосудов и выраженном стенозе основного ствола. При этом отрезок большой полой вены используется для установления связи между аортой и коронарной артерией дистальнее симптоматически выраженного стеноза. Альтернативно используют также внутреннюю грудную артерию больного.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.