Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Перспективы партнерства России и исламского мира.





Определяющей чертой современных глобальных международных отношений является формирующаяся система однополярного мира, ведущая к глобальному системному кризису.

Этот кризис связан, в первую очередь, с тем, что эра дешевых невозобновляемых природных ресурсов, прежде всего энергоресурсов, на нашей планете завершилась. Именно на основе дешевой нефти развивалась нынешняя глобальная система хозяйствования. Многие специалисты говорят о наступающем "периоде дорогой и сверхдорогой нефти", цена на которую в условиях грядущего глобального системного кризиса будет все больше и больше определяться не только экономическими, но и политическими и геополитическими факторами. Поэтому новый раунд борьбы за контроль над мировыми энергоресурсами уже начался, и эта ожесточенная борьба будет только обостряться, в том числе и с использованием силовых компонентов.

Согласно данным Американского геологоразведочного агентства, запасы нефти в мире достигают приблизительно 3 триллионов баррелей. При этом были учтены все теоретически возможные ресурсы, включая неразведанные запасы.

По оценке корпорации "Бритиш петролеум", разведанные запасы нефти в мире составляют около 1,15 трлн. баррелей. Кроме того, глобальные запасы природного газа составляют 176 трлн. кубометров. С учетом роста потребления энергии во всем мире доказанных залежей нефти хватит примерно на тридцать лет, а газа — на сорок.

Региональное распределение подтвержденных запасов нефти следующее: Ближний Восток — около 60 процентов, СНГ — около 15 процентов, Северная Америка (без учета запасов тяжелой нефти в битуминозных песчаниках и сланцах в Канаде) — 8 процентов, Латинская Америка — 6 процентов, Африка — 5 процентов, Азия — 4,5 процента, Европа (без СНГ) — 1,5 процента.

Нефть по-прежнему остается незаменимой основой современной экономики. Даже новые открытия углеводородных ресурсов в настоящее время не компенсируют растущие глобальные потребности. По оценкам экспертов, ежегодный рост потребления нефти в мире до 2050 года будет составлять 2-2,5 процента. В то же время ежегодный рост производства нефти по оптимистическим прогнозам составит 1-1,5 процента. Кроме того, существует мнение о "пике производства нефти", который, по разным оценкам, может быть достигнут уже в ближайшие десять-пятнадцать лет. Естественно, что глобальная конкуренция за доступ к невозобновляемым полезным ископаемым, прежде всего углеводородным, будет неизбежно возрастать. В том числе будет повышаться значение силового компонента такой конкуренции. Более того, этот процесс де-факто уже начался. Мусульманские страны и Россия совместно оказались в центре стратегических устремлений ведущих глобальных игроков именно потому, что началась эра сверхдорогих энергоресурсов. На Россию и Исламский мир приходится свыше двух третей всех разведанных и доказанных нефтегазовых запасов мира.



В краткосрочной и даже среднесрочной перспективе у Российской Федерации на мировой арене всегда будут партнеры (одновременно и конкуренты), декларирующие свою заинтересованность в развитии отношений с нашей страной. В прагматическом плане это определяется четырьмя основными факторами: наличием российского ядерного потенциала, нефтегазовым экспортным ресурсом, особым российским геополитическим и геоэкономическим положением, степенью готовности России следовать правилам "однополярного мира".

У Российской Федерации, как суверенного государства, всегда были и будут вполне определенные геополитические интересы, отстаивать которые обязательный императив для любого российского руководства. В этом контексте Ближний и Средний Восток, арабский мир, Турция, Иран, Афганистан, мусульманские республики СНГ останутся зонами российских жизненно важных интересов.

Налаживая на практике стратегический диалог с исламским миром, Россия получает реальные политические и экономические возможности для взаимодействия с другими глобальными игроками и осуществления собственных стратегических задач.

По мнению многих экспертов, Исламский мир объективно является той глобальной силой, которая заинтересована в мощной и динамичной России со статусом великой державы. Такая позиция зиждется не только на прагматическом подходе к нынешнему раскладу сил на мировой арене, и не только на совместном историческом опыте. Речь идет прежде всего о совпадении или близости геополитических, экономических и иных интересов. Исламский мир может стать для России естественным партнером во многих принципиальных для нее вопросах, без решения которых нашей стране невозможно занять свое достойное место в многополярном мире. С учетом своего нынешнего стратегического веса и внутреннего экономического потенциала реализация собственных внешнеполитических интересов для России заключается в выстраивании разветвленных и многоаспектных отношений с разными странами. При этом необходимо стремиться к тому, чтобы эти отношения в действительности, а не только на словах, приобретали характер стратегических. На практике налаживая стратегический диалог с Исламским миром, Россия получает реальные политические и экономические возможности для взаимодействия с другими глобальными игроками и осуществления собственных стратегических задач. Исламский фактор играет огромную роль в обеспечении долгосрочной стабильности российского общества. Россия — многоконфессиональная страна. Сообщество российских мусульман — это вторая по численности конфессиональная группа в стране. И взаимоотношения России с Исламским миром непосредственно и опосредованно влияют на внутриполитическую стабильность в стране. Российский военно-промышленный комплекс — важный сегмент экономики нашей страны, ключевой компонент системы национальной безопасности. Российский ВПК по-прежнему представляет собой наиболее высокотехнологический сектор экономики, который заинтересован в крупных и долгосрочных инвестициях. Мусульманские страны являются в настоящее время крупнейшим импортером вооружений в мире. Торговля оружием связана с долгосрочной политикой соответствующих государств, поэтому устойчивое сотрудничество в этой сфере возможно только в рамках стратегического партнерства. Исламский мир потенциально может стать наиболее крупным потребителем продукции российского ВПК.

Понятия "террор" и "терроризм" известны с древности. Исторически сам феномен "терроризм" достаточно амбивалентен по отношению к политической динамике.

После Второй мировой войны методы террора были задействованы при создании государства Израиль. Один из американских экспертов Адам Парфрей прямо указывает на тот факт, что "сионизм использовал террор для прокладывания себе дороги в жизнь…Менахем Бегин и Ицхак Шамир, будущие премьер-министры Израиля, сделали себе имена на том, что не считали применение террора против Британии (взрывы в отелях, убийства англичан) — символа западной цивилизации и парламентского права — чем-то зазорным. Сдавшись под давлением террористов, британцы решили, что лучше будет предложить ООН позволить сионистам создать свое собственное государство. 29 ноября 1947 года это предложение привело к разделу Палестины на два государства — еврейское и палестинское. Таковой раздел был осуществлен в пользу сионистского образования: притом, что они составляли в то время треть населения Палестины, им было выделено 56 процентов ее территории. План раздела поставил перед сионистами вопрос: "что делать со всеми арабами, проживающими на земле, которую они считают своей?" Ответом на этот вопрос стал террор".

Вооруженная группировка "Иргун", руководимая Бегином, 9 апреля 1948 года устроила массовую резню мирных жителей в палестинской деревне Деир Ясин, уничтожив, в том числе, сотни детей, женщин, стариков. В 1982 году в лагерях беженцев в Сабре и Шатиле боевики Ариэля Шарона (тогда министра обороны Израиля) устроили резню наподобие беслановской: сотни погибших детей и женщин — мирных беженцев от израильского геноцида. Потом сионистская пропаганда попыталась свалить вину на христиан.

Без долгосрочной и разветвленной помощи американского разведывательного сообщества "Аль-Каида" никогда не смогла бы создать свою международную сеть. Более того, некоторые известные специалисты в мире считают, что использование терроризма "втемную" постепенно становится важным направлением в деятельности многих спецслужб, занимающихся разработкой и внедрением новых видов организационного оружия.

Специалисты отмечают, что уровень террористической активности во всем мире значительно вырос после начала проведения "антитеррористической операции", которую ведут Соединенные Штаты.

Террористы — это преступники, очень часто с явными патологическими отклонениями, попирающие и юридические нормы, и принципы человеческой нравственности. Но при этом нельзя ассоциировать террор в любой форме с какой-либо религией, как и нацией. Терроризм, как определенная политическая и социально-психологическая патология, питается не религиозными ценностями и идеями, а конкретными установками для решения политических задач.

За террористическую деятельность должны нести ответственность конкретные люди, группы, объединения, которые могут прикрываться религиозными, национальными или иными мотивами для достижения своих целей, а также те силы, которые стоят за террористами.

По мере постепенного усиления "однополярной системы" понятие "международный терроризм" стало целенаправленно приравниваться к "исламскому терроризму". Как считают авторитетные эксперты, одна из ключевых задач этой кампании — столкнуть между собой Россию и Исламский мир.

Однако терроризм, как справедливо указывали многие, не имеет религии. Именно поэтому использование в СМИ словосочетания "исламский терроризм" следует рассматривать как форму разжигания межрелигиозной розни, недопустимую ни в одном многонациональном и многоконфессиональном обществе.

 

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.