Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Юридические ценности





Еще одним подвидом социальных ценно­стей гуманизма являются юридические ценности. Главные среди них – свобода как право, справедливость, законность (легитимность) и правопорядок, правовая защищенность, законопослушание и справедливый суд.

Перечисленные ценности можно разбить на три группы. Первые являются специфическими выражениями ценностей общего характера, например, свобода и справедливость, законопослушание. Свобода универсальна по спектру существования, а справедливость относится не только к юридическим отношениям, но и к моральным и даже экологическим. Законопослушание также может принимать и неюридические формы, скажем, соблюдение правил игры. В этом смысле законопослушание можно рассматривать как вид обязательности, порядочности и принципиальности. Законопослушный человек – это человек долга и чести.

Вторые связаны с сущностью и содержанием законов, нормирующих разные области отношений человека и общества. К этому роду ценностей можно отнести феномены законности, легитимности, кодифицированное в законах право, конституцию и весь свод законов государства.

Третьи олицетворяют институциализированные, т.е. существующие в виде социальных институтов, юридические ценности: суд, правоохранительные органы, пенитенциарные учреждения и т.д.

Впрочем, граница между всеми этими ценностями и группами ценностей условна, они в основном бытуют в интегративном, нераздельном виде.

Со стороны личности юридические ценности вырастают из таких ее нейтральных и позитивных свойств и достоинств, как свобода, ответственность, долг, обязательность, справедливость, терпимость и сотрудничество. Кроме того, юридические ценности строятся на базе человеческих потребностей – в безопас­ности, гарантированности и защите социальных и всех иных жизнепроявлений.

Общая особенность правовых ценностей состоит в том, что они конституируются в обществе на основе диалога, компромисса, согласия и (в идеале) кодифицируются решениями свободно избранных законодательных институтов: парламентов, федеральных собраний и т.д. Разумеется, правовые ценности в той или иной мере бывают представлены и в государствах, не имеющих подобных институтов (или создающих их в качестве декораций, на деле послушных проводников воли власти), но это лишь говорит о том, что с требованиями компромисса и естественного человеческого согласия вынуждена считаться, хоть в минимальной степени, даже тираническая власть. Правовые ценности предстают в качестве легитимных барьеров на пути антигуманных ка­честв и стремлений индивида, а также действий, угрожающих человеку со стороны государства или иных социальных структур.



Специфика юридических ценностей состоит в том, что они су­ществуют не в форме добровольно принимаемых человеком обязательств и норм поведения, а в форме закона, несоблюдение которого влечет за собой ограничение прав или свобод, либо наказание в форме возмещения ущерба, конфискации имущества и т.д. Иногда наказания могут быть условными, либо выражаться в форме об­щественного порицания.

Юридические ценности – несомненное благо, выражение (идущей от индивида и пере­даваемой социуму) гуманности и справедливости со стороны общества в отношении всех его граждан – как, скажем, в отношении потерпевшего от чьих-то преступных действий, так и в отношении преступника.

Это благо существует далеко не только в «благообразной» форме (вспомним тюрьмы, трудовые и исправительные лагеря и т.д.). И, тем не менее, юридические ценности вырастают из потребностей человека и общества ограничить (силой закона) зло и античеловечность человека, так же как и власть общества над личностью.

Свобода проявляется в праве как институциализация требований справедливости, моральной и мировоззренческой автономии личности. Она ущербна, если не существует сво­бодного волеизъявления людей через представительные законодатель­ные органы. Законодательство очерчивает границы сво­боды в социуме, создавая сферу, которая получает в нем статус права, защищен­ного законом. Тем самым определенный спектр свободы становится юридиче­ски (социально) гарантированным.

Ответственность как черта гуманной личности в праве объективируется, т.е. получает в нем социальную, внешнюю по отношению к человеку форму бытия, становится обязан­ностью не только индивида, но и общества следовать закону. Это важ­но подчеркнуть, поскольку приоритет, верховенство закона, ответст­венность перед ним позволяют персональной ответственности (индивида перед обществом в лице власти) трансформиро­ваться в социальную, в которой человек и общество признаются равноправными и равно ответственными сторонами.

Таким же обра­зом в праве в форме закона социализируются такие человеческие ка­чества и ценности, как долг, справедливость, терпимость и сотрудничество. Последние две необходимы для самого установления юриди­ческих ценностей, поскольку они составляют общие условия выработки закона, всегда являющегося особой формой общественного договора, результатом компромиссов, самоограничений, воли к согласию и т.д.

Центральной юридической ценностью является ценность права. Право предстает здесь как всеобщее право, вытекающее из всеобщего

духа законов. В числе прочего, это означает, что перед законом все равны и его действие, подобно закону природы, в принципе, распространяется на всех и каждого. В этом смысле право – это всеобщее благо.

Его требования и покровительство распространяются на всех людей, независимо от пола, возраста, партийной, этнической или религиозной принадлежности.

Юридические ценности требуют глубокого обдумывания, осмысления. Быть законопослушным значит быть социально доброде­тельным, хотя это далеко не исчерпывающая форма реализации добра. Ошибочно считать, что быть законопослушным легко, поскольку законодательная система четко определяет права и обязанности каждого, а всякий приличный человек и так понимает, что не должен притеснять ближнего, воровать, убивать и т.п. К сожалению, закон не может ограничиться лишь самоочевидными требованиями справедливости. Даже хорошее знание законов не гарантиру­ет легкости поведения и полной ориентированности человека в сфере его личных и общественных прав и обязанностей. Гуманистическое со­знание стремится сочетать знание гуманистических ценностей: законов, прав, обязанностей и т.д., – с выработкой правосознания, окрашенного человечностью, ее качествами и ценностями.

Формальность и абстрактность права, возможность разрыва между его духом и буквой, как и необходимость существования таких частных установлений, которые нелегко различимы простым нравственным чувством, легко могут вести как к злоупотреблению законом, так и к не­вольным, неосознанным правонарушениям. Когда мы говорим: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся», – то мы, в частности, имеем в виду, во-первых, нашу внутреннюю негарантированность от того, что никакое стечение внутренних состояний и внешних обстоятельств не может привести к тому, что мы переступим черту закона. Существует категория неумышленных и латентных право­нарушений.

Во-вторых, сама черта, отделяющая законность от право­нарушения, далеко не всегда и не каждому очевидна. В жизни на нее трудно указать пальцем, она не выражена физически, материально, как, ска­жем, разметка на автодороге, и потому ее так легко бывает пересечь.

Относительная автономность права по отношению к нравственности нередко порождает соблазн нарушить закон тогда, когда человек глу­боко уверен в своей правоте или оценивает свой проступок как незначительный, фактически не наносящий никому вреда. Так что законы могут сознательно нарушать не только, как мы говорим, закоренелые преступники, но и «нормальные» граждане.

Если наша со­весть всегда с нами и всегда готова дать нравственную оценку нашему поступку, то суды и правоохранительные органы не сопровождают нас 24 часа в сутки и, к счастью, не ведут за нами слежку. Однако это не значит, что допустимо нарушить закон, если да­же мы вполне уверены, что это правонарушение останется никем и никогда не обнаруженным. Совершая такое действие, мы сами нарушаем то, что Кант называл нашим «внутренним законо­дательством». Мы наносим ущерб себе уже потому, что нарушаем связь между правосознанием как человеческой ценностью и всей остальной областью нашей внутренней гуманности.

Нарушения в одной сфере ценностей отзываются во всех других и подрывают нашу гуманность как таковую. Кроме то­го, всякое нарушение закона ведет к размыванию и без того довольно неопределенного чувства границы между законным и незаконным, ле­гальным и преступным (разумеется, если речь не идет о базовых ценностях). Пренебрежение законом может возрастать вместе с ослаблением чувства ответственности и долга. В иных случаях закон может вызывать наш внутренний протест, оцениваться нами как несправед­ливый. Однако наше право оспаривать справедливость закона мы должны реализовывать законным образом.

Позиция гуманизма в отношении юридических реальностей до­статочно проста.

Гуманизм рассматривает свободно и демократически приня­тые законы как один из видов гуманистических ценностей, которым должно следовать и которые должны уважаться каждым членом общества, всеми его социальными институтами и обществом в целом.

Вместе с тем гуманизм предлагает конкретные программы совершенствования законов, системы правосудия и охраны обществен­ного правопорядка. В программу гуманизации правовых отношений входит оказание филантро­пической – нравственной, юридической, психологической и всякой иной гуманитарной – помощи находящимся под следствием или в трудовых колониях.

Гуманизм – важный компонент право­вого воспитания граждан, защиты их прав и свобод, особенно если они нарушаются государством, в том числе и органами правосудия и пра­вопорядка.

К области правовых ценностей относится деятельность правозащитных организаций, осуществляющих добровольный и бескорыстный общественный контроль за соблюдением государством законов, правомерности и справедливости их применения, особенно в части уважения и соблюдения государством прав и свобод гражданина и общества. Защита прав человека составляет лишь один из компонентов правовой защищенности как ценности. Но он придает правовой защищенности необходимую ей полноту. Правозащитная деятельность важна и потому, что как социальный процесс, в который вовлечены наиболее сознательные и активные граждане, она менее всего подвержена искажениям и извращениям. Ведь ее участниками и творцами являются рядовые члены гражданского общества, т.е. общества свободных, добропорядочных и честных людей.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.