Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Перемена лиц в обязательствах




В обязательственное правоотношение вступают конкретные лица - кредитор и должник. В ходе исполнения обязательства иногда возникает потребность в замене обеих или одной из сторон при сохранении самого обязательства. Завершение исполнения обязательства производится при участии новых сторон, которые заменили собой прежние. В зависимости от того, происходит ли замена кредитора или должника, различают уступку требования и перевод долга.

1. Уступка требования. Уступка требования (цессия) имеет место в случае, когда прежний кредитор (цедент) посредством соглашения (договора) уступает обращенное к должнику право требовать исполнения обязательства новому кредитору (цессионарию).

Как и всякий договор, цессия подчиняется общим правилам, определяющим действительность договоров, порядок их заключения и т.п. В то же время имеются и специальные положения, относящиеся к порядку совершения уступки требования. Так, требования, связанные с личностью кредитора, не могут выступать предметом цессии. Не допускается, в частности, уступка требований, вытекающих из алиментных обязательств, обязательств из причинения вреда здоровью и др. (ст. 383 ГК РФ).

Положения ГК РСФСР 1964 г. об уступке требования исходили из презумпции того, что личность кредитора, которому надлежит предоставить исполнение, для должника безразлична. Поэтому от цедентов не требовалось испрашивать согласия должника на передачу права требования цессионарию, исключая случаи, когда необходимость такого согласия предусмотрена договором между первоначальными сторонами или не вытекает из закона. В ГК РФ закреплена аналогичная норма (п. 2 ст. 382 ГК РФ). В то же время усилен акцент на недопустимость совершения цессии без согласия должника в тех случаях, когда личность кредитора имеет существенное значение для должника (п. 2 ст. 388 ГК РФ).

Оценка значения личности кредитора для должника должна производиться с учетом назначения и природы обязательства, его условий.

Для исключения сомнений в вопросе о том, кому надлежит предоставлять исполнение после совершения цессии, предусмотрено уведомление должника о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу (цедировании). Отсутствие такого уведомления позволяет должнику предоставлять исполнение первоначальному кредитору.

Уступка требования не служит основанием для изменения содержания обязательства, его обновления, она выступает лишь средством замены кредитора. Другими словами, цессия не прекращает и не видоизменяет обязательства.

Из этого обстоятельства вытекает ряд важных следствий:

o должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против цедента к моменту получения уведомления об уступке (ст. 386 ГК РФ);

o первоначальный кредитор отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником (исключая случай поручительства прежнего кредитора за должника - ст. 390 ГК РФ), риск неисполнения обязательства переходит к новому кредитору вместе с правом требования;

o новый кредитор получает право требования к должнику в том объеме, который имелся у прежнего кредитора к моменту совершения уступки (ст. 384 ГК РФ);

o должник вправе воздерживаться от исполнения обязательства новому кредитору до представления ему доказательств состоявшегося перехода требования к последнему (п. 1 ст. 385 ГК РФ);

o первоначальный кредитор обязан передать новому доказательства цессии и предоставить ему сведения, необходимые для осуществления переданного требования (п. 2 ст. 385 ГК РФ);

o к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, равно как и иные, связанные с требованием права, включая право на взыскание неуплаченных процентов (ст. 384 ГК РФ).

Для уступки требования, как и для всякого договора, могут иметь значение формальные реквизиты. Закон предписывает для нее ту же форму совершения, в которую была облечена сделка, породившая передаваемое требование (пп. 1, 2 ст. 389 ГК РФ). Для ордерных ценных бумаг формой совершения уступки требования выступает специальная передаточная надпись (индоссамент), совершаемая на бумаге ее первоначальным обладателем (п. З ст. 389 ГК РФ).

2. Перевод долга Переводом долга, или делегацией, называют замену должника новым исполнителем обязательства (ст. 391 ГК РФ).

Фигура такого исполнителя не безразлична для кредитора - новый должник может оказаться менее надежным, искусным, платежеспособным и т.п., чем прежний. Поэтому обязательным условием перевода долга выступает согласие на это кредитора.

Принципиальное отличие цессии от делегации проявляется в двух факторах:

o при делегации переводится долг, а при цессии - требование;

o делегация, в отличие от цессии, прекращает старое обязательство и заменяет его новым.

Эти факторы производят важное последствие: залог и поручительство, обеспечивающие исполнение переводимого долга, прекращаются при отсутствии согласия залогодателя и поручителя отвечать за нового должника (ст. 356, п. 2 ст. 367 ГК РФ).После того как надлежащим образом состоялся перевод долга, к новому должнику переходит право на противопоставление кредитору тех же возражений, которые вправе был выдвинуть против него прежний должник (ст. 392 ГК РФ).

Форма соглашения о переводе долга между кредитором, старым и новым должником определяется по правилам, установленным для формы цессии (п. 2 ст. 391 ГК РФ).

Общие положения о договоре

Понятие договора

Практике известны различные обозначения юридических связей, складывающихся в результате соглашений, заключаемых между участниками гражданского оборота, - контракт, договор, протокол, соглашение. Правовые последствия порождаются такими связями лишь в том случае, когда они нацелены на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. В Гражданском кодексе применяется лишь один общий термин для обозначения подобных связей - "договор".

Понятие, стоящее за этим термином, раскрывается в самом кодексе: соглашение двух или более лиц, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, признается договором (п. 1 ст. 420 ГК РФ).

Для уяснения понятия договора необходимо иметь в виду, что не всякое соглашение само по себе составляет договор, - таковым признается лишь соглашение, вытекающее из намерения участников породить те или иные гражданско-правовые последствия. Другими словами, всякий договор может быть признан соглашением, но не всякое соглашение может быть признано договором.

Договор выступает разновидностью юридических сделок постольку, поскольку сделки также нацелены на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений, однако не любых, а только двусторонних или многосторонних (ст.ст. 153, 154 ГК РФ).

Гражданские права и обязанности, порождаемые, изменяемые или прекращаемые договором, составляют содержание обязательственного отношения, возникающего из договора. Содержание договора проявляют те положения кодекса, которые указывают на круг действий, которые обязанное лицо должно совершить в пользу управомоченного лица. Согласно этим положениям, содержание договора заключается в том, что одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенные действия (по передаче имущества, выполнению работы, уплате денег и др.) либо воздержаться от определенного действия, а кредитор вправе требовать от должника исполнения лежащей на нем обязанности (п. 1 ст. 307 ГК РФ). Таким образом, договорные отношения регламентируются положениями кодекса, которые служат для регулирования обязательственных отношений вообще, если иное не предусматривается специальными положениями кодекса о договорах.

Предмет договора составляет то, на что направлены действия его сторон, т.е. вещи, имущественные права и иные объекты гражданских прав.

 

Свобода договора

Свобода договора стала краеугольным камнем нового здания российского гражданского права, заложенного Гражданским кодексом 1994 г. В качестве общего принципа она закреплена ст. 1 ГК РФ, а в качестве специального положения - ст. 421 ГК РФ.

Проявление свободы договора в конкретной договорной практике имеет для сферы гражданского оборота ряд весьма важных аспектов.

1. Участники гражданских правоотношений свободны в заключении договора. Они не могут быть принуждены к заключению договора, исключая случаи, когда обязанность такого заключения предусмотрена Гражданским кодексом, законом или добровольно принятым обязательством (п.1 ст.421 ГК РФ).

2. Участники гражданских правоотношений могут заключать не только договоры, предусмотренные законами или иными нормативными актами, но и иные договоры, не противоречащие им.

3. Стороны договора могут конструировать свои взаимоотношения из элементов нескольких различных договоров, создавая так называемый смешанный договор. В таких случаях к их отношениям будут применяться в соответствующих частях правила о тех договорах, элементы которых использованы сторонами, если иное не вытекает из существа смешанного договора или соглашения сторон о том, какие нормы подлежат применению к их договору (п. 3 ст. 421 ГК РФ).

4. Стороны договора свободны в выборе своего контрагента.

5. Стороны договора свободны в определении условий его содержания, исключая случаи, когда те или иные условия договора прямо предписываются законом или иным правовым актом.

6. Стороны договора свободны установить для регулирования своих взаимоотношений правила, отличающиеся от тех, которые предусмотрены диспозитивными нормами права (п. 4 ст. 421 ГК РФ).

Таким образом, идея автономии воли, присущая принципу свободы договора, воплощена в кодексе с необходимой последовательностью: решение вопроса о том, вступать в договор или воздержаться от его заключения, равно как и вопроса о выборе своего контрагента, зависит, главным образом, от самого субъекта права.

В то же время принцип свободы договора не трактуется в Гражданском кодексе с абсолютных позиций, в отрыве от реальных условий гражданского оборота и задач законодательного регулирования договорных отношений. Реализуя этот принцип, стороны подвергаются действию ряда правовых предписаний, несоблюдение которых может повлечь те или иные неблагоприятные последствия для отступившей от них стороны договора . В число таких предписаний входят прежде всего те, что содержатся в императивных нормах закона (п. 1 ст. 422 ГК РФ). Такие предписания касаются чаще всего условий, включаемых в содержание заключаемых договоров, правда, лишь постольку, поскольку их включение диктуется необходимостью защиты публичных интересов либо прав одной из сторон договора (например потребителей).

 

Договор присоединения

Принцип свободы договора исходит из того, что создающее договор соглашение есть продукт равных в правах сторон, свободно обсудивших все пункты своего соглашения.

Однако среди встречающихся на практике в современных условиях развитого гражданского оборота способов заключения договора обращают на себя внимание такие, при которых содержание соглашения, достигаемого сторонами договора, формируется волей лишь одной из них. Такие договоры принято называть договорами присоединения, имея в виду, что сторона, не участвовавшая в выработке условий заключаемого ею договора, считается выразившей свою волю на их принятие тем, что подписывает их так, как если бы они были выработаны при ее участии.

Именно такую разновидность договоров предусматривает ст. 428 ГК РФ, закрепляя для них следующее определение: "Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом".

Назначение договоров присоединения следует искать в объективной потребности достижения унификации договорных условий, диктуемой массовым предоставлением товаров, работ или услуг. Массовость одинаковых по содержанию и порядку (способам) заключения договоров сама по себе требует унификации их содержания. Такая унификация обеспечивается стороной, специализирующейся в виде промысла на предоставлении соответствующих товаров, работ или услуг, - ею вырабатывается стандартная форма договора, содержание которого одинаково для всех, кто пожелает получить такие товары, работы или услуги на условиях, указанных в договоре, предлагаемом для одобрения, а не для обсуждения.

Поскольку присоединяющейся, т.е. не участвующей в обсуждении условий договора стороной, выступает здесь потребитель. Если сторона экономически более слабая, чем ее контрагент, то закон предусмотрел для нее некоторые дополнительные возможности для защиты своих прав. Так, если договор присоединения лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых договорами присоединения данного вида, либо исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств, либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора, то присоединившаяся сторона вправе потребовать расторжения или изменения заключенного договора, хотя бы он и не противоречил закону или иным правовым актам (п. 2 ст. 428 ГК РФ).

В то же время возможность расторжения или изменения по требованию потребителя заключенного договора присоединения ограничена определенными пределами. Эти пределы зависят от того, знала ли (должна ли была знать) присоединившаяся сторона, на каких условиях она заключает договор. Если обременительные или иные невыгодные для нее условия были ей известны или должны были быть известны до заключения договора, то заявленное ею требование о расторжении или прекращении договора подлежит оставлению без удовлетворения (п. 3 ст. 428 ГК РФ).

 

Публичный договор

В деятельности унитарных государственных или коммерческих предприятий, хозяйственных обществ или товариществ, производственных кооперативов, связанной с продажей товаров, выполнением работ или оказанием услуг нередко возникают вопросы, которые представляются известным ограничением автономии воли названных коммерческих организаций с позиций принципа свободы договора.

Действительно, может ли, например, транспортная организация выбирать по своему усмотрению пассажиров при заключении договора пассажирской перевозки, оказывать предпочтение отдельным из них при назначении цены и т.п.? Вопрос можно поставить и иным образом: существует ли в сфере деятельности коммерческих организаций предоставление таких товаров, работ или услуг, которое, будучи предметом соответствующих договоров с потребителями, ограничивает для них известным образом свободу договора?

Очевидно, что первый из приведенных выше вопросов требует отрицательного, а второй - положительного ответа. В обоих случаях, однако, ответы базируются на одном и том же постулате: если предоставление товаров, работ или услуг обращено к публике, т.е. к неопределенному кругу лиц, то порядок их предоставления не может основываться на индивидуальных предпочтениях, а должен подчиняться неким единым, заранее предустановленным правилам. Договоры, опосредующие такое предоставление, принято именовать публичными.

Определению таких договоров в кодексе посвящена специальная статья, согласно которой "публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, электроснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.)" (п. 1 ст. 426 ГК РФ).

Природа публичного договора предполагает наложение на участвующую в нем коммерческую организацию трех запретов:

o запрещается установление неодинаковой для всех потребителей цены товаров (работ, услуг), исключая льготы, предусмотренные законом и иными правовыми актами для отдельных категорий потребителей (п. 2 ст. 426 ГК РФ);

o запрещается необоснованный отказ от заключения договора, т.е. отказ, совершенный при наличии у организации возможности предоставить товары (работы, услуги) (п. 3 ст. 426 ГК РФ);

o запрещается оказывание предпочтений одному лицу из числа потребителей товаров, работ или услуг перед другим, кроме специально предусмотренных законом или иным правовым актом случаев (п. 1 ст. 426 ГК РФ).

Условия публичного договора, нарушающие названные запреты, считаются ничтожными (п. 5 ст. 426 ГК РФ). Уклонение коммерческой организации от заключения публичного договора может иметь своим последствием понуждение ее к заключению договора в судебном порядке либо возмещению убытков, вызванных таким уклонением (п. 4 ст. 445 ГК РФ).

Правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров, могут содержаться в типовых договорах, положениях и иных документах, издаваемых Правительством РФ в случаях, предусмотренных законом (п. 4 ст. 426 ГК РФ). Такого рода типовые договоры обладают существенным отличием от договоров присоединения. Оно состоит в том, что договоры присоединения отстраняют от выработки условий договора лишь одну сторону, в то время как типовые договоры в данном случае формируют содержание договорных прав и обязанностей помимо воли обеих сторон.

 

Предварительный договор

После принятия Основ гражданского законодательства в 1991 г. достаточно распространенными стали случаи, когда стороны сами обязывались одна перед другой вступить в дальнейшем в договор. Действительность закрепленного соглашением обещания вступить в будущем в договорные отношения получила закрепление в конструкции предварительного договора. В кодексе она получила более подробную разработку.

Согласно п. 1 ст. 429 ГК РФ, предварительным считается договор, по которому стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.

Форма предварительного договора должна быть такой же, что и у основного договора, а если для последнего она не предусмотрена, то предварительный договор подлежит облечению в письменную форму (п. 2 ст. 429 ГК РФ).

Содержание предварительного договора должно включать в себя:

o существенные условия основного договора (п. 3 ст. 429 ГК РФ);

o срок, в пределах которого должен быть заключен основной договор. При отсутствии указания о таком сроке он предполагается равным одному году с момента заключения предварительного договора (п. 4 ст. 429 ГК РФ).

Заключение предварительного договора не связано с ограничениями договорной свободы ни для одной из сторон, в этом и состоит отличие такого договора от договора присоединения или публичного договора. От договорной свободы как принципа организации гражданского оборота следует отличать ограничение свободы собственного усмотрения в распоряжении собственным имуществом, которое может вытекать из предварительного договора. Такое ограничение не выходит из пределов общей природы договорного обязательства, выражается в принятии на себя обязанности воздерживаться от совершения определенных действий и влечет соответствующие последствия при нарушении принятой на себя обязанности.

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.