Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Финноугорские народы России




Финноугорские народы нашей страны (мордва, удмурты, мари, коми, ханты, манси, саамы, карелы), проживающие в северной, центральной и южной частях Урала, в Карелии и на севере Коль­ского полуострова, ведут свое происхождение от ананьинской ар­хеологической культуры (VII —III вв. до н.э.), когда начали фор­мироваться пермские и волжские финны — предки представителей этой этнической общности. Все эти народы, а также финнов, каре­лов и венгров объединяют общее происхождение, сходный язык, некоторые идентичные элементы в культуре и своеобразные нацио­нально-психологические особенности. К последним можно отнести:

· трудолюбие, дисциплинированность, исполнительность и аккуратность во всех видах деятельности;

· неприхотливость в повседневной жизни и в быту;

· твердость, рассудительность, неторопливость и последова­тельность в действиях и поступках;

· обостренное чутье в выборе средств и способов достижения в любом деле продуктивных положительных результатов;

· стремление к эмоциональной и интеллектуальной близости с другими людьми, пониманию их образа жизни и мышления, уважению их мнений, традиций, обычаев и привычек;

· высокая чувствительность в межличностных отношениях, готовность понять и простить заблуждения и ошибки представи­телей иных этнических общностей.

Представители мордовской национальностипросты и доб­родушны в общении с пред­ставителями других этносов, обладают живостью ума, хорошей памятью, постоянством и ста­бильностью поведения, честолюбием. У мордвин высоко развито чувство национальной гордости, но они предпочитают, чтобы прежде всего отмечали их индивидуальные заслуги и личное достоинство.

 

Сильного человека и гора боится.

Мордовская пословица

 

Удмурты— достаточно многочисленный народ России, пред­ставители которого, в отличие от других финноугорских народов, довольно монолитны и расселены сравнительно компактно на вос­токе Восточно-Европейской равнины, в междуречье Камы и Вятки. Современные психологи и этнографы выделяют в националь­ном характере удмуртов такие качества, как природная сообрази­тельность, доброжелательность, терпимость, скромность, внут­ренняя культура, тактичность, музыкальность, поэтичность. Осо­бо бросается в глаза их деликатность, которую иногда принимают за пассивность, мнительность, излишнюю стеснительность, зам­кнутость, некоммуникабельность, хотя часто это не соответству­ет действительности.

В системе социальных ценностей удмурты всегда отводили важное место оптимальным отношениям со своими близкими и дальними родственниками, соседями, вообще с добрыми людь­ми. В семейном быту они необыкновенно уживчивы и ради семей­ного благополучия приносят в жертву свои личные интересы, терпят известное подчинение, лишают себя в некотором роде самостоятельности. Именно от этого, считают они, во мно­гом зависят общая атмосфера жизни, успех в хозяйственной и прочей совместной деятель­ности. И по этой причине у них никогда не было в чести ни­щенство и попрошайничество.



 

Видимо, у нас, финно-угорских наро­дов, есть какая-то общая генетическая программа. Поражает эта удивительно уязвимая хрупкость души. Мы всегда ориентируемся на похвалу.

В этом смысле мы художники. С.Л.Рубинштейн говорил: "Художнику нужна похвала, похвала и еще раз по­хвала". В этом смысле мы действитель­но очень талантливые художники.

Когда нас хвалят, мы становимся лучше. Если нас критикуют, мы стано­вимся хуже. В душе происходит надлом, от которого очень больно. Китайцы го­ворят: критика подобна голубю, она возвращается обратно. Нас не надо кри­тиковать — мы не "китайцы". Нас, вооб­ще-то как и других, лучше не надо кри­тиковать, лучше хвалить. И мы обяза­тельно станем лучше. Кто-то с критикой может как-то сосуществовать, кто-то может уживаться, удмурт — нет.

М. Г. Иванова [92]

 

Удмурты чрезвычайно до­рожат своей репутацией среди родственников, односельчан, соплеменников. Очень многое, по их мнению, зависит от того, «что говорят другие», «что ска­зали», «что подумают». Удмур­ты легко сходятся с людьми и очень трудно расстаются с ними. У них высокая культура межличностных отношений. Издревле самым тяжким преступле­нием считалось у них инициирование вражды и ссор. Вместе с тем по этой причине часто складывается впечатление, что удмурты из­лишне застенчивы, нерешительны, мнительны, безынициативны.

Марийцы– представители своеобразного народа, проживаю­щего в Волжске-Ветлужско-Вятском междуречье, Прикамье и Приуралье и по своей национальной психологии и культуре похожего на чувашей. Они тру­долюбивы, гостеприимны, скромны, стремятся к знани­ям, терпеливы, расчетливы и экономны. В многонациональном коллективе своим поведением они почти ничем не отличаются от чувашей и русских, разве что чуть более сдержанны. Старательно и очень внимательно относятся к выполнению своих профессио­нальных и общественных обязанностей, дисциплинированны, исполнительны, самолюбивы.

Сеет, жнет, молотит — а все языком.

Марийская пословица

 

Представители карельской национальности, коренное население Карелии, как показывают социально-психологические исследо­вания, трудолюбивы, несколько медлительны в мышлении и поведении, малоразговорчивы, но, как правило, тверды в решени­ях и поступках, рассудительны и последовательны в своих дей­ствиях, опрятны и скромны в быту.

Коми и коми-пермяки— родственные удмуртам народы, прожи­вающие на севере Архангельской, Мурманской, Омской, Тюмен­ской и Пермской областей. Они сходны с удмуртами по своим национально-психологическим особенностям, отличаясь при этом лишь несколько большей эмоциональностью и чувствительностью, боль­шей способностью адаптироваться к жизни в сложных, экстремаль­ных условиях. Коми-пермяки более замкнуты и недоверчивы.

Ханты и манси– родственные, смешавшиеся друг с другом народы, населяющие районы Западной Сибири по Оби и ее при­токам. Отличаются практическим складом ума, большой сообра­зительностью, трудолюбием, выдержкой и выносливостью, худо­жественными способностями [105; 156; 161; 168].

Буряты и калмыки

Буряты и калмыки — представители группы монгольских на­родов, проживающих на территории нашей страны. Они ведут свое происхождение от потомков сформировавшегося в XII —XIV вв. монгольского суперэтноса, консолидировавшихся в составе Рос­сийского государства.

Бурятыпроживают в Иркутской и Читинской областях в до­статочно сложных условиях. Развитие и жизнь бурят с давних пор характеризовались низким уровнем экономических отношений, длительное время определялись патриархально-родовым строем, тесными и устойчивыми связями только внутри узкого круга близ­ких и родственников. Как правило, буряты вели кочевой образ жизни, были изолированы от внешнего мира, что сформировало их серьезную зависимость от природных сил, способствовало по­явлению множества традиций и обрядов, связанных со взаимоот­ношениями с природой. Каждое племя, каждый род могли наде­яться только на собственные возможности, им неоткуда было ждать помощи.

Суровые условия Забайкалья и Прибайкалья не терпели по­спешных решений, туманных размышлений и многословья. Под­растающее поколение воспитывалось через непосредственное вклю­чение в систему традиционного для бурят миросозерцания, опре­деляемого условиями жизни в степи, лесостепи, тайге. Основной упор делался на наглядно-действенное видение мира, на форми­рование особой сенсорной чувствительности и конкретно-образ­ного мышления. Для выживания существенное значение имело высокое развитие пространственной ориентации, физической выносливости, наблюдательности, глазомера, внимательности и собранности, т.е. весьма своеобразного комплекса черт, занима­ющих особое место в национальном характере бурят.

 

1. Превыше всего — согласие.

2. На море — пловец.

3. На войне — богатырь.

4. В учении — глубина мысли.

5. Во власти — отсутствие лукавства.

6. В речах — мудрость.

7. На чужбине — непоколебимость.

8. В работе — мастерство.

9. В стрельбе — меткость.

Девять доблестей бурятского мужчины

 

Вот почему в национальной психологии бурят, с одной стороны, утвердились такие качества, как выдержанность, рассудительность, немного­словность, слабое выражение эмоций и чувств, внутренняя уравновешенность, а с дру­гой — активно функциониро­вали коллективизм, взаимопо­мощь, взаимовыручка, испол­нительность, устойчивость родственных связей, уважительное отношение к старшим, стремле­ние обойти острые углы, конформность, терпеливость во взаимоот­ношениях [75; 247].

Сегодня буряты — это люди со своеобразной психикой, особен­ности которой нужно принимать во внимание в межнациональных отношениях.

Калмыки— народ, проживающий в степном пространстве юго-востока европейской части России и ведущий свое происхожде­ние от племени ойратов, пришедшего к нам из Монголии.

Исторические хроники свидетельствуют, что с древних вре­мен ойраты по своему национальному характеру были по срав­нению с монголами более независимыми, сплоченными, самостоятельными, настойчивыми и старательными. Впоследствии, мигрировав в Южную Россию, калмыки освоили огромное степ­ное пространство, крайне редко заселенное. Сухая и безводная степь стала местом выпаса рогатого скота, овец, лошадей и мно­гочисленного поголовья верблюдов. В их хозяйстве были новые для России породы сельскохозяйственных животных, наиболее приспособленных к нелегким условиям Нижнего Поволжья и предгорий Кавказа.

Калмыки разработали свою оригинальную систему использо­вания обширных степных пастбищ. Академик И. И. Лепехин в конце XIX в. писал о калмыках: «От них польза есть. Они занимают пус­тые степи, ни к какому обитанию не пригодные. В них мы должны видеть не только представителей военной службы, защищающих наши пределы от набегов киргиз-кайсаков и кубанцев, но хоро­ших и многочисленных обитателей, получающих от скотоводства наилучший убойный и рабочий скот» [цит. по: 20. — С. 46].

Многие исследователи считают, что такие национально-пси­хологические особенности калмыков, как выносливость, непри­хотливость, настойчивость, старательность, умение довольство­ваться малым, обеспечили успешность их жизни в достаточно труд­ных природно-климатических условиях.

Во главе калмыцкой семьи стоял отец, и все остальные члены семьи должны были беспрекословно подчиняться ему и выпол­нять все его распоряжения. Домашним же хозяйством руководила мать. Несмотря на то что калмычка находилась в полном подчине­нии мужчины, она пользовалась свободой и самостоятельностью в ведении хозяйства и в быту.

Исследователь обычаев и традиций этого народа П.Неболь­син писал: «Калмыки тем разнятся от племен, исповедующих ис­лам, что у них женщины имеют человеческое, а не рабское значе­ние. У многих мусульман они исключены из общения с мужским полом не только в забавах, но и даже и в молениях. У калмыков права женщины уравновеше­ны и в том и в другом случае с правами мужчины. Мужчи­на, хотя бы это был сам вла­делец (улуса или аила), заме­тив, что встретившаяся ему женщина хочет сойти с лоша­ди, должен сам спешиться и помочь ей сойти с седла. Жен­щина, жена или дочь, сама угощает гостей» [цит. по: 20. -С. 64].

 

Калмыки в домашней жизни, ровные в отношениях к жене, далеко не деспо­тичны и в дела жен не любят вмешивать­ся. Калмыки всячески избегают ссор с женами и заводить их считают ниже сво­его достоинства.

К тому же мужчины (не говорю уже о женщинах) совершенно чужды сквернос­ловия, всякую ругань считают «кислым словом» и презирают любителей «слове­сной кислятины». Женщина в калмыцком обществе, в семье — это советчица и по­мощница мужа.

Я. И. Дуброва [81]

 

В результате в психологии калмыков в целом сформировались такие черты, как ровное и равное отношение практически ко всем другим людям независимо от их пола и социального по­ложения, стремление мирно решать спорные проблемы в обще­нии и взаимодействии с партнерами и даже оппонентами, ориен­тация на бесконфликтное поведение, достижение согласия нена­сильственными средствами.

Кроме того, оказывал серьезное влияние на все стороны жиз­ни и деятельности калмыков буддизм, воспринятый ими по на­следству от монголов, что не могло не найти отражения в их пси­хологии. По этой причине в ней закреплялись такие социальные ценности, как довольство тем, что есть в жизни в настоящее вре­мя, самоограничение в желаниях и мечтах, стремление не заду­мываться о трудностях жизни, умение легко и быстро их преодо­левать, безразличие к чужим страданиям. У калмыков формирова­лись и такие качества, как трезвость мысли и рационализм, стой­кость к страданиям, неприхотливость, непритязательность, на­стойчивость при достижении реально существующих целей [20].

Калмыки — достаточно своеобразный народ, знание психоло­гии которого позволяет строить с его представителями устойчи­вые взаимовыгодные и равноправные отношения.





©2015- 2017 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов.