Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Овладение вторым языком как психолингвистическая




Проблема

Чаще всего при изучении второго языка отсутствует мотивация к речевой деятельности на новом языке. Если появляется цель, то многое зависит от метода обучения, от интенсивности занятий, от лингвистических способностей обучаемого, от его возраста. Второй язык должен быть изучен как динамическая система, функционирующая в речи, как деятельность. В отличие от других предметных знаний (история, география) речевая деятельность является комплексом умений и навыков – говорения, чтения, письма.

В аппарате мозга, его вербальной памяти могут автономно сосуществовать разноязычные системы, которые не интерферируют, не мешают одна другой. Некоторые ученые полагают, что надо строить методику преподавания так, чтобы с самого начала обучения и до конца второй язык как можно меньше “соприкасался” с системой родного языка в психике обучаемого. Этот метод получил название прямого метода. Суть его заключается в том, что родной язык не должен быть посредником, а весь процесс обучения должен приблизиться к способу естественного овладения родным языком. Многие современные методы (аудио-визуальные, коммуникативные) характеризуются одноязычным способом построения занятий. Родной язык здесь “изгоняется”. Обучение имеет дело не с изолированными словами, а с целостными высказываниями, которые могут быть применены в собственной речи.

Согласно другой точке зрения, овладение вторым языком должно осуществляться с опорой на уже существующую в сознании индивида языковую картину мира на родном языке.

“Однократное выучивание” второго языка обречено на провал. Нужна постоянная практика для поддержания умений и навыков.

 

Конспектирование /К разделам 31-40/:

Лингвистический энциклопедический словарь /Гл. ред. В.Н.Ярцева. М., 1990. Статьи:

психолингвистика, внутренняя речь, язык и мышление, афазия, Сепира-Уорфа гипотеза

41.Гипотезы о происхождения языка (глоттогенез, филогенез)

Глоттогенез связан с филогенезом, антропогенезом. Филогенез – биологическое, историческое развитие организмов, различных типов, отрядов, классов, семейств, родов, видов (Онтогенез – индивидуальное развитие растения или животного).

Как появился человеческий язык, как люди научились говорить - однозначного ответа на этот вопрос наука в настоящее время не дает, несмотря на то, что многие науки ищут ответ на него - философы, биологи, этнографы, археологи, историки, антропологи и др. Проблема происхождения языка - это пока переплетение возможных заблуждений с возможно верными идеями.

Изучение истоков языка осуществляется гипотетически. Существует много гипотез глоттогенеза: божественная, звукоподражательная, междометная, трудовых выкриков, имитационная, теория детского лепета, инстинкта и др.

В настоящее время можно говорить о двух основных подходах к решению вопроса глоттогенеза - креативном и эволюционном.

Согласно креативной гипотезе, человека и его язык сотворил Бог. По Библии, Богу с самого начала была присуща способность говорить. Видимо, она является одним из его качеств, предполагаемых его всемогуществом. Мир был создан за шесть дней, и каждый этап миросозидания начинается так:» И сказал Бог:»Да будет свет». И стал свет….Кроме созидающей способности, Бог обладал способностью установителя имен. Эту способность он передал своему образу и подобию - Адаму. В первые дни творения Бог сам давал наименования крупным объектам. Когда Бог перешел к сотворению растений, животных и т.п., он поручил Адаму установление имен. И Адам « нарек имена всем скотам и всем птицам небесным и всем зверям земным». Библейская легенда не говорит, на каком языке заговорил Бог и Адам, давая названия животным.

Геродот (1У в.до н.э.) в своей «Истории» описал «эксперимент», проведенный египетским царем Псамметихом с целью установления того, какой язык является самым древним. Царь повелел поселить двух младенцев в хижине пастуха и запретил произносить при них какие-либо слова. В два года дети, якобы, произнесли первое слово бекос, что по-фригийски означало «хлеб».

Такие «царские эксперименты» повторялись в истории не однажды. Так хан Акбар заключил в замок 12 грудных детей и отдал их на воспитание 12 немым кормилицам. В двенадцатилетнем возрасте, когда дети предстали перед Ханом, они не говорили ни на каком языке. Они научились от своих кормилиц обходиться без всякого языка, общались только жестами.

Человек родового общества верил, что слово, имя, - это неотъемлемая часть предмета, личности. Название считалось душой названного. Поэтому человек рождается уже говорящим, язык присущ ему по его естеству. Люди с мифологическим сознанием не могли ставить вопрос о происхождении языка.

Впервые вопрос о происхождении языка был поставлен древнегреческими философами. В античном мире вопрос о происхождении языка сводился в основном к вопросу о природном ( «по природе»- physei) или условном («по установлению» - thesei) создании имен.

Демокрит заявил, что имена, слова, не имеют ничего общего с сущностью вещей. Представление о языке как о чем-то отделенном от физиологии и внешнего мира постепенно утверждается в духовной культуре.

Царство слов и интонаций становится объектом пристального внимания софистов - учителей, за плату обучавших риторике и искусству спора. Софист Продик обратил внимание на слова с одинаковым значением - на синонимы. Наличие синонимов опровергало идею о природной связи вещей и слов. Если есть синонимы, то у предмета от природы оказывается несколько имен. Но это невозможно, потому что должно существовать лишь одно «настоящее» имя. Тогда остальные имена придуманы, установлены людьми. Значит, установление, как минимум, такой же равноправный источник появления слов, как и природа.

Согласно Платону, язык создан оматотетами - богами или мудрейшими из людей. Ономатотеты проникали в сущность вещей и давали им имена в соответствии с их природой. Но язык меняется, меняются имена вещей. Это происходит потому, что языком пользуются люди не столь мудрые, как созидатели слов. Анализируя слова, мы должны постигнуть в них замысел творцов. Это даст нам познание истинной природы того, что обозначено словами. У производных слов есть первые слова, из которых они произошли, нужно найти эти первые слова. Таким образом, Платон теоретически обосновал процедуру поиска этимологий - «истинных слов». То, что называется «этимологизированием», возникло раньше появления термина «этимология». Этимологизирование, основанное на мифологических представлениях, в древнем мире было распространено очень широко. Им занимались шумерцы, древние греки, древние евреи и др. К происхождению языка этимологии имеют самое прямое отношение, поскольку они основываются на убеждении, что слова возникли не случайно. Вскрывая способ образования слов, можно прийти к его началу.

С античности и практически до середины 18 века господствовала теория божественного происхождения языка.

В средние века проблема возникновения языка не очень волновала ученых. В соответствии с теорией, согласно которой Бог вдохнул в человека способность к созданию языка, предполагалось существование «универсальной грамматики», не зависимой от конкретного языка. Поиски универсальной грамматики считались единственно достойным занятием.

Философ Лейбниц пришел к выводу, что современные ему языки не совершенны, тогда как язык первого человека должен божественно соответствовать своему назначению. Признак совершенства языка для Лейбница - степень сохранности в нем корневых слов того языка, который был смешан во время вавилонского столпотворения.

В 18 веке появились новые идеи о происхождении языка. Так, Джамбатиста Вико говорил о трех эпохах в катящемся колесе истории - богов, героев, людей. В соответствии с этим он намечает и контуры истории языка. В первую эпоху язык состоял из немых жестов, обращенных к богам. В эпоху героев складывается язык гербов - это жесты, символы, слова. И наконец, в эпоху людей появляется разговорный язык, возникающий из «духа свободного соглашения».

В 19 веке формируется трудовая теория происхождения языка. Она формировалась в рамках философии и филологии. Эту теорию иногда называют теорией «Нуаре -Энгельса». В отечественной лингвистике она известна как трудовая теория Энгельса. Она изложена в работе Ф.Энгельса «Диалектика природы» в разделе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека».

Изучив следы трудовой деятельности - каменные орудия, остатки жилищ, охотничьих стоянок и пр., ученые судят об уровне развития сознания первобытных людей, о развитии их коммуникативных способностей.

Согласно Ф.Энгельсу, « сначала труд, а затем и вместе с ним членораздельная речь явились двумя самыми главными стимулами, под влиянием которых мозг обезьяны постепенно превратился в человеческий мозг». Язык возник в процессе совместной трудовой деятельности людей с применением орудий труда. Человек рассматривается как плод естественного развития на Земле, очередной шаг в развитии природы.

Ч.Дарвину принадлежит учение о том, что человек - закономерный продукт биологической эволюции. Человек и его разум включены в общий процесс развития жизни на Земле.

В чем же состоял тот шаг, который привел к появлению человека? Что позволило человеку навсегда уйти из животного мира? Согласно современной биологической теории, антропогенез происходил следующим образом.

Парапитеки – человекообразные обезьяны, жили около 30 млн. лет назад.

Дриопитеки (древесные обезьяны)

Австралопитеки - жили около 5 млн. лет назад в Африке. (По другим данным –3-2 млн л.н.)

Древнейшие люди:

Питекантропы (обезьяночеловек) – жили примерно 1 млн. лет назад, были прямоходящими, пользовались огнем, изготавливали примитивные оудия труда. Лобные и височные доли мозга развиты лучше, что может быть свидетельством зарождения речи.

Синантроп (китайский человек). Останки найдены недалеко от Пекина.

Гейдельбергский человек найден близ Гейдельберга (ФРГ).

Древние люди:

Неандертальцы (долина реки Неандер, ФРГ, найдены также в Крыму, Узбекистане). Жили примерно 150-200 тыс. лет назад в пещерах, пользовались огнем, изготавливали каменные и костяные орудия труда, охотились коллективно. У них имелись начальные формы разделения труда и общественной организации. У неандертальцев наблюдаются признаки асимметрии левого и правого полушария. Предполагается, что у неандертальцев был язык.

Первые современные люди:

Кроманьонцы(найдены в местечке Кроманьон на юге Франции). Жили 30-40 тыс. лет назад. По предположению ученых, они обладали членораздельной речью.

Становление звукового языка завершается в эпоху позднего (верхнего) палеолита (около 40 тыс. лет назад). Первый человек современного типа – неоантроп. Язык у него выступает как полноправное средство общения, средство закрепления формирующихся понятий. Появилась функция обобщения.

Основная функция первобытного языка – быть средством регулирования совместной трудовой деятельности в человеческом коллективе. Значение слов первобытного языка было диффузным. Они обозначали призыв к действию и указывали на орудие и продукт труда. В качестве основного свойства в предметах выделялась способность их удовлетворять те или иные потребности людей. Речевой аппарат имел несколько иное строение, поэтому количество звуков было меньше. Не была развита способность переходить от одной артикуляции к другой.

Знаковая система первобытного человека состояла из двух субстанций: звуковой и физической, звука и физического движения (см. Якушин 1985). Первоначально доминировали жест, поза, телодвижение в танце. Пантомима – первое подлинно человеческое средство передачи информации. Драматическое действие – первая форма знакового поведения людей. Это имитация действий, совершаемых в реальной жизни, в трудовой деятельности. Это было не только средство самовыражения, но и передача информации, обучение. Пантомимы сопровождались эмоциональными выкриками, которые не были простыми сигналами эмоций, а являлись их обозначениями, так как человек не испытывал в данный момент соответствующее эмоциональное переживание. Звук приобрел знаковую функцию. Затем у звука появилась и смыслоразличительная функция. Он стал средством разграничения смыслов физических действий в случае их многозначности. Постепенно звук отделился от физического действа и стал самостоятельным знаком. Так возникла собственно человеческая коммуникативная система, которая существенно отличается от системы коммуникации животных (Якушин 1985).

Итак, в распоряжении науки нет фактического материала для изучения происхождения языка. Начало человечества уходит корнями в глубокую древность – 3-2 миллиона лет назад, когда появились австралопитеки (человек умелый - Homo habilis).

Становление современного человека относят к 40-30 тысяч лет назад. К этому времени человеческий язык уже сформировался. Язык зародился в эпоху неандертальцев. На этапе кроманьонца сообщество людей превращается в первобытно-общинный строй.

Человеческий язык зародился много тысяч лет тому назад. Проникнуть в глубину веков, тем более восстановить звучащую речь первых людей нереально. А все языки, существующие сегодня на земле, в том числе и языки примитивных по культуре народов, находятся уже на достаточно высоком уровне развития. Поэтому они не могут быть показателями начальных стадий человеческого языка. Все это приводит к тому, что лингвисты иногда высказывают мнение о тщетности установить истину. Французский лингвист Ж. Вандриес называет эту проблему химерой. Французское лингвистическое общество в 18 в. даже ввело запрет на научное обсуждение этих вопросов.

Вопрос о происхождении языка занимал многих выдающихся мыслителей, но ставился и решался весьма различно. Известны следующие теории:

звукоподражания (стоики, Г. Лейбниц);

- эмоциональных выкриков-междометий (Ж.Ж.Руссо);

- общественного договора (А.Смит)

- трудовых ритмических выкриков (Л.Нуаре);

- «семиотического скачка» (внезапного означивания) (К.Леви-Стросс) и др.

Приведенные выше теории являются скорее гипотезами о происхождении языка. Они произведены чисто умозрительно от общих философских воззрений того или иного автора.

Кроме названных выше гипотез можно еще назвать такие: мутационная (язык - результат случайного биологического события); жестов; космическая (человек был обучен языку инопланетянами).

В гипотезах можно выделить два подхода к решению проблемы:

язык появился естественным путем (эволюционная гипотеза);

язык был создан искусственно некоей активной созидающей силой (креативная гипотеза).

Вторая точка зрения долгое время была преобладающей. В последнее время она вновь стала активно обсуждаться. Вопрос в том, кто создал язык, какова природа тех сил, которые вызвали к жизни язык?

В античности существовала логисическая теория. Логисическая теория – это теория о творящей функции божественного слова – логоса. В соответствии с этой теорией в основе зарождения мира (человека и языка в том числе) лежало духовное начало Бог (Дух, Логос, Слово). Дух, воздействуя на материю, находящуюся в хаотическом состоянии, творил мир. Конечным актом этого творения явился человек. Духовное начало (Логос) существо до человека, управляло инертной материей.

В соответствии со второй гипотезой, человек как существо разумное сам творил и преобразовывал мир. Язык рассматривался как продукт деятельности человека. Была выдвинута доктрина общественного договора. Она провозглашала материальный, человеческий источник происхождения языка. Это доктрина исходила из представлений о единстве человеческой психики, разума.

В рамках гипотезы общественного договора можно объединить такие идеи о происхождении языка:

звукоподражательную (Демокрит, Г.Лейбниц, У.Уитни);

междометную (Я.Гримм, Г.Штейнталь, Ж.Ж.Руссо);

трудовых выкриков (Л.Нуаре., К.Бюхер).

В соответствии со звукоподражательной теорией первые слова языка были подражанием звукам природы и крикам животных. Междометная теория объясняла появление первых слов из непроизвольных выкриков (междометий), вызванных чувственным восприятием мира. Согласно теории трудовых выкриков, выкрик стимулировался не чувствами, а мускульными усилиями человека и совместной трудовой деятельностью.

Гипотеза общественного договора не объясняла происхождения языка, так как чтобы договориться, надо уже иметь средство для этого и обладать разумом. Чтобы подражать звукам природы, надо иметь совершенный речевой аппарат. Эта теория не могла ответить на вопрос, как появлялись все другие слова, не соответствующие звукам природы или вызываемым чувствам, такие, как слово, человек, земля и под.

Вместо гипотезы общественного договора была выдвинута эволюционная гипотеза происхождения языка (эволюционная теория). Представители этой теории В.Гумбольдт, А.Шлейхер, В.Вундт связывали зарождение языка с развитием мышления первобытного человека, с потребностью конкретизации выражения его мысли. Наиболее яркое выражение эта точка зрения нашла в трудах В. Гумбольдта. Согласно его теории, появление языка было обусловлено внутренней потребностью человечества. Народ создает свой язык, по Гумбольдту, как орудие человеческой деятельности. Язык – это беспрерывная деятельность духа (индивидуального, национального, человеческого). Эта деятельность управляется абсолютным духом. Язык – это дар человечеству. Он соответствует внутренней природе человека.

Дальнейшее развитие эти идеи получили в социальной теории происхождения языка (Ф.Энгельс «Диалектика природы», раздел «Роль труда в превращении обезьяны в человека»). Возникновение языка Энгельс связывал с возникновением общества. Язык входит в социальный опыт человечества. Он возникает и развивается только в человеческом обществе, и усваивается каждым отдельным человеком благодаря его общению с другими людьми. В этой теории подчеркивается неразрывная связь между трудовой деятельностью, сознанием и общением. На базе индивидуального мышления формируется общественное сознание. Формируется культура как отбор и передача из поколения в поколение важных для жизнедеятельности общества знаний, умений, навыков, материальных предметов. Язык, согласно Энгельсу, формируется из потребности, из настоятельной необходимости общения людей друг с другом, из потребности что-то сказать друг другу. Появлению языка предшествовал этап длительной эволюции, сначала биологической, а затем биологически-социальной. Основными биологическими предпосылками были следующие: освобождение передних конечностей для труда, выпрямление походки, появление первых звуковых сигналов. В процессе трудовой деятельности происходило дальнейшее развитие человеческого мозга. Непосредственный образ предмета замещался звуковым символом. Потребность в разумном общении вызвала появление языка.

Общение в первых человеческих обществах имело целью регулирование совместной трудовой деятельности. И лишь со временем формирование новых более сложных общественных отношений, появление сложных трудовых операций и т.д. способствовали становлению языка.

В своем развитии язык претерпел многочисленные перестройки:

человек усвоил линейный принцип речи:

речь стала членораздельной, стала «собираться» из частей;

расширился лексический запас;

возникли синтаксические конструкции.

Проблема происхождения языка не получила и в настоящее время окончательного решения. Эта проблема имеет несколько аспектов, которые предполагают ответы на вопросы (Николаева 1996):

когда, в какую эпоху и на какой стадии эволюции человека сформировалась языковая способность;

возникает ли язык в связи с необходимостью совершенствования способов коммуникации, или как средство мышления;

почему появление языка происходит после отделения гоминидной линии эволюции;

как и в какой форме возникли знаки;

как появился синтаксис.

Исследования приматологов свидетельствуют о том, что интеллектуальный потенциал шимпанзе и ряда других человекообразных обезьян вполне достаточен для осуществления ими довольно сложных форм знакового поведения (см. Вишняцкий 2002):

Экспериментально подтверждено высказанное в 18 в. Ламетри предположение о том, что обезьяну можно научить знакам, используемым глухонемыми.

Обезьяны способны общаться с помощью усвоенных в результате обучения символов. В экспериментах шимпанзе усваивали до 120-170 знаков;

Знаковым системам коммуникации обученных обезьян свойственны такие важные качества человеческого языка, как семантическая гибкость и продуктивность;

Обезьяны способны комбинировать знаки, соблюдая простейшие синтаксические требования.

Ученые приходят к выводу, что в области коммуникативного поведения между высшими приматами и человеком существует скорее преемственность, чем непроходимая пропасть. Исследователи считают, что лингвистические способности человекообразных обезьян соответствуют таковым двух-трехлетнего ребенка. Но лингвистические способности человекообразных обезьян проявляются только в условиях эксперимента. У обезьян не подвергшихся «аккультурации» человеком такой способности не обнаружено. Вокализации, например, шимпанзе не имеют знаковой природы. Некоторые ученые считают, что шимпанзе находятся «на грани создания языка», но они эту грань еще не перешли. Шимпанзе не нуждаются в системе коммуникации, подобной человеческому языку, потому что их социальная жизнь не требует ее, им нечего сказать друг другу.

Почему же у гоминид потребность в коммуникации достигла того уровня, что тех средств, которые достались им в наследство, оказалось недостаточно? Почему им пришлось развить свои интеллектуальные способности и языковой потенциал? Это можно объяснить усложнением среды обитания и поведения гоминид, которое началось в процессе первой «культурной революции» (Вишняцкий, Вопр. языкозн., 2002 № 2), Усложнение заключалось в расширении круга используемых ресурсов, вхождении в практику новых способов и средств жизнеобеспечения, появления новых аспектов во взаимоотношениях между особями и группами. Мир гоминид становился все разнообразней, чтобы жить в нем требовалось все больше сведений о все большем количестве вещей. При принятии решений все больше становился выбор возможных вариантов, нужно было учитывать все больше факторов. Все чаще возникали ситуации, когда врожденных сигналов оказывалось недостаточно для взаимопонимания, координации действий, сообщения жизненно важной информации. Приходилось дополнять эти сигналы новыми, имевшими уже знаковый характер.

Таким образом, возникновение и последующее развитие языка было следствием общего усложнения культуры и проистекающей из этого необходимости оперировать все большим количеством информации, а также приобретать, хранить и передавать информацию.

Главную роль в становлении языкового поведения играла, по-видимому, необходимость приспособления не столько к естественной, физической среде, сколько к среде социальной. Они должны были выстраивать и поддерживать отношения между особями внутри сообщества, вырабатывать «социальные стратегии». На эту причину когнитивной эволюции приматов, на необходимость приспособления к окружению из себе подобных, указывают многие исследователи. Ученые отмечают наличие корреляции между степенью энцефализации и степенью социальности. Высказывается мысль о том, что существует зависимость между размером коры головного мозга и численностью сообществ.

В исследовании эволюции мозга используются так называемые эндокранные отливы, т.е. муляжи мозговой полости. Они дают возможность судить не только об объеме мозга ископаемых форм, но и о некоторых важных особенностях его структуры, которые находят отражение в рельефе внутренней поверхности черепной коробки.

Объем мозговой полости австралопитеков (около 3 млн. лет назад) - 400-500 см3. Коэффициент церебрализации (т.е. соотношение размера тела и объема мозга) у них выше, чем у современных гоминоидов. На эндокранных отливах поздних австралопитеков намечаются выпуклости в некоторых из тех областей, где у людей находятся основные речевые зоны, поле Брока – в левой лобной доли и поле Вернике – в левом полушарии на границе теменной и височной областей.

Учеными отмечается, что с появлением Homo habilis (около 2,4 млн л.н.) в эволюции мозга был сделан гигантский шаг к новому уровню организации. Изменения заключались в увеличении абсолютного и относительного размера мозга, значительном расширении теменной области, формировании подобного человеческому узора борозд и появлении достаточно хорошо выраженных специфических выпуклостей в областях, где находятся поле Брока и поле Вернике.

У Homo errectus ( питекантроп) продолжается рост объема мозговой полости и доходит до 1000 см3. Ученые не имеют ответа на вопрос, был ли процесс энцефализации постоянным и непрерывным, или же он носил скачкообразный характер. У неандерталоидов объем мозга достигает 1400 см3, т.е. по размеру мозга они сравниваются с современными людьми.

Для изучения эволюции знакового поведения важно не только изучение эволюции мозга, но и изучение изменения строения дыхательных и голосовых органов гоминид. Проводятся исследования с целью реконструкции верхних дыхательных путей наших предков (в рамках направления, получившего название палеоларингологии). Реконструкции возможны благодаря тому, что анатомия основания черепа коррелирует с некоторыми особенностями мягких тканей верхних дыхательных путей. Установлено, что существует связь между степенью изогнутости основания черепа и положением гортани в горле: при слабоизогнутом основании гортань расположена высоко, при сильно изогнутом – значительно ниже. Последняя черта характерна лишь для людей, причем у детей до двух лет гортань расположена так же высоко, как у животных и лишь к 3-м годам она начинает опускаться. Это дает возможность детям лучше и разнообразнее артикулировать звуки.

Было обнаружено, что австралопитеки в этом отношении ближе к человекообразным обезьянам, чем к современным людям. Следовательно, их голосовой репертуар был ограниченным. Изменения в этом отношении начались у Homo errectus. У ранних неандерталоидов фиксируется уже полный изгиб, близкий к характерному для черепов современных людей. В то же время морфология основания черепа классических неандертальцев сильно отличается от таковой Homo sapiens.

По размерам и строению челюстей и ротовой полости и питекантропы и неандертальцы гораздо ближе к современным людям, чем к обезьянам.

Спорным в настоящее время является вопрос о том, в какой мере биологический фундамент влияет на то, как мы усваиваем язык. Существуют две противоположные точки зрения:

1.Согласно первой точке зрения, врожденной является лишь общая способность к научению языку, а какую форму он в результате примет, зависит исключительно от конкретных обстоятельств и среды, в которых эта способность реализуется. Становление языка рассматривается как постепенный эволюционный процесс.

2. Согласно альтернативной точке зрения, люди обладают неким врожденным аппаратом для освоения языка, который не просто обеспечивает возможность научения, но и прямо влияет на характер нашей речи, организуя ее в соответствии с генетически детерминированной системой правил. Эту независящую от научения систему правил Н.Хомский (основоположник второго подхода) рассматривал как некую общую для всего нашего биологического вида «универсальную грамматику», коренящуюся в нейронной структуре мозга («языковой орган») и обеспечивающую быстроту и легкость усвоения языка и пользования им. Согласно теории Хомского, должно было произойти внезапное качественное изменение лингвистических способностей приматов. Это произошло либо в результате божественного вмешательства, либо в результате мутаций. Этот вопрос нельзя пока считать решенным (см. Вишняцкий 2002).

В проблеме происхождения языка решается и вопрос о генезисе языковых знаков. Существует две точки зрения относительно происхождения языковых знаков.

1. Первая точка зрения заключается в том, что знаки изначально носили вербально-звуковой характер и выросли из разного рода естественных вокализаций наших отдаленных предков (В.В.Бунак)

2. Другая точка зрения предполагает, что звуковому языку предшествовал жестовый, который мог сформироваться на основе кинетических и мимических движений. Такой точки зрения придерживались Кондильяк, В.Вундт, Н.Я.Марр, Б.В.Якушин, О.А.Донских и др.

Внутри каждого из этих направлений сосуществуют множество конкурирующих гипотез, рассматривающих в качестве исходного материала для генезиса языковых знаков разные виды естественных звуков и движений и по-разному рисующих детали реконструируемых процессов.

Коммуникационная система наших отдаленных предков, будучи закрытой, т.е. состоящей из ограниченного числа сигналов, прикрепленных к ограниченному числу явлений, неизбежно должна была претерпеть радикальную трансформацию в случае появления необходимости обозначать все большее количество объектов. Ч.Хоккет отмечает, что наряду с увеличением фонетического разнообразия вокализаций имело место наделение значением не отдельных звуков, а различаемых сочетаний звуков.

Выдвигается гипотеза о том, что становление языка изначально носило полицентрический характер и совершалось независимо в нескольких географически изолированных популяциях гоминид. В этом случае процесс мог протекать в очень различающихся между собой формах. Реконструировать эти формы естественно нет никакой возможности.

Одной из главных особенностей нашего языка, отличающей его от коммуникативных систем обезьян, является наличие синтаксиса. Некоторые исследователи считают, что только с появлением синтаксиса можно говорить о языке в собственном смысле слова. Бессинтаксические коммуникативные системы – это протоязык.

Существует целый ряд гипотез относительно возникновения синтаксиса. Одни авторы полагают, что это событие было подобно взрыву, т.е. произошло быстро и резко, за счет некоей макромутации, вызвавшей соответствующую реорганизацию мозга. Другие ученые считают появление синтаксиса результатом постепенного эволюционного процесса.

Ни речь, ни жестовый язык в силу своей невещественной природы археологически неуловимы. Точно установить время их появления, продатировать основные стадии эволюции невозможно. Можно дать приблизительные оценки на основе косвенных данных. Большинство таких оценок основано на анализе антропологических материалов. Факт заметного увеличения мозга уже у Homo habilis истолковывается обычно как показатель возросшего интеллектуального и языкового потенциала этих гоминид. Наличие у Homo habilis образований, гомологичных нашим полям Брока и Вернике, также служат в качестве довода в пользу существования на этой стадии эволюции зачатков речи.

Ученые предполагают, что те гоминиды, у которых гортань уже была расположена достаточно низко, не просто имели возможность членораздельной речи, но и пользовались ею. Произошло это, как свидетельствуют результаты палеоларингальных исследований, уже у ранних неандерталоидов (300-400 тыс. л.н.), а возможно и раньше, у Homo errectus (1 млн- 500 тыс. л.н.).

Ф.Либерман и Э Крелин реконструировали по черепу из Ля Шапель-о-сен вокальный тракт его обладателя (неандертальца). Ученые попытались на основе восстановленного голосового аппарата определить, какие звуки этот аппарат способен произносить. Согласно выводам ученых, такой речевой аппарат не способен был произносить ряд гласных и согласных. Но это не свидетельство того, что у них не было речи.

Археологи по своим материалам пытаются судить о времени появления языка. По их свидетельствам, первые достоверные признаки существования языка появляются лишь в верхнем палеолите (т.е. не ранее 40 тыс. л.н.) вместе с искусством и другими новациями в культуре.

Строго говоря, только изобретение письма может служить прямым свидетельством наличия языка. Но никто не станет делать вывод, что люди бесписьменных эпох не имели языка.

Отрицать ценность археологических данных для определения времени появления языка не следует. Есть виды деятельности, которые невозможно или очень трудно осуществить без общения или предварительного обсуждения. Зафиксировав отражение таких действий в археологическом материале, можно с большой вероятностью предполагать наличие того или иного явления в соответствующий период эволюции языковой способности. По мнению некоторых ученых, древнейшим свидетельством языка и символизма в целом является использование огня (в нижнем палеолите).

Появление языка ученые рассматривают как следствие более интенсивного использования гоминидами тех способностей к знаковой коммуникации, которые имеются уже у человекообразных обезьян. Эта интенсификация была обусловлена:

неблагоприятными условиями среды;

ростом компенсирующей роли культурного (не детерминированного генетически) поведения;

резким увеличением объемов информации, циркулировавшей в сообществах наших предков и необходимой для успешной адаптации к новым условиям существования.

Речь, судя по антропологическим данным, зазвучала на Земле как минимум 300-400 тыс. лет назад, когда анатомические органы, участвующие в произнесении звуков, приобрели близкое к современному строение. Около 40 тыс. лет назад вместе с усложнением культуры, вероятно, произошло и некоторое усложнения языка. Но данных для суждения о том, насколько существенным оно было и в чем конкретно состояло, нет.

Происхождение языка как неотъемлемой принадлежности человека нельзя ни непосредственно наблюдать, ни воспроизвести в эксперименте. Возникновение языка скрывается в глубинах предыстории человечества.

Как отмечает Ю.С.Степанов, фундаментальным положением для вопроса о происхождении языка являются данные естественных наук о том, что человеческий организм не имеет какого-то «естественного органа речи», созданного самой природой для выполнения только этой функции. В системе органов речи каждая часть имеет основную, первичную физиологическую функцию. В связи с этим возникновение языка следует расматривать не как единовременное, скачкообразное, а как этап эволюции, сначала биологической, а затем биологически-социальной.

Теоретические положения заставляют датировать появление языка, а одновременно появление современного человека, homo sapiens, эпохой раннего, или нижнего, палеолита.

Косвенные лингвистические данные имеются только, начиная с эпохи родо-племенного строя.

 

Литература по теме «Происхождение языка»

 

Алексеев В.П. Становление человечества. М., 1984.

Вишняцкий Л.Б. Происхождение языка: современное состояние проблемы //Вопр. языкозн. 2002. № 2.

Донских О.А. К истокам языка. Новосибирск, 1988.

Николаева Т.М. Теории происхождения языка и его эволюции. Новое направление в современном языкознании // Вопр. языкозн. 1996. № 2.

Якушин Б.В. Гипотезы о происхождении языка. М., 1985.





Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.