Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Генезис категории ответственности





В своем развитии, формировании и становлении категория ответственности прошла длительный отрезок исторического времени[1], начало которого можно условно датировать судом над Сократом в Афинах в 399 г. до н.э., а его завершение - на исходе средних веков.

Платоновско-стоическая философия и процесс над Сократом сыграли огромную роль в зарождении и развитии концепции ответственности. В центре философии Сократа—Платона, древнегреческих и древнеримских стоиков - поведение, поступки человека, отношение к ним общества и государства. Уже в вопросе Сократа о том, насколько общество и государство должны реагировать на каждое человеческое деяние, в особенности на социально-вредное, содержится постановка вопроса об основании ответственности. Аристотель, решая вопрос о свободе воли человека, учил, что у законопослушного гражданина должны быть две способности: способность различать хорошее от плохого и способность выбирать между ними, т.е. выбирать правильный вариант поведения в соответствии с объективными морально-правовыми категориями,

Проблема морально-правовых критериев или проблема оценки поведения людей занимает важное место в учении древнегреческих философов об ответственности. Формула "поведение человека - и дурное прежде всего - должно подлежать оценке" была лейтмотивом платоновско-стоической философии. Эта оценка должна была осуществляться на основе законов государства и на основе высшего Разума и Логоса. Для Платона Логос - это Бог, и его "око" видит все и каждому человеческому поступку дает моральную оценку. Логос оценивал, обвинял, выносил приговор, причем виновное лицо обязано было принимать оценку Логоса без каких-либо оправданий и объяснений. Древнегреческое учение о Логосе отражало в известной мере действительную картину в мире древнегреческой юрисдикции, где процессуальные права обвиняемого были ничтожными и царило "бесконтрольное обвинение"[2]. Процесс над Сократом произвел огромное впечатление на мыслящий античный мир. Было видно, что афинский суд приговорил Сократа к смертной казни не столько за его "преступления", сколько за то, что в ходе процесса он пытался объяснить свое поведение и доказать беспочвенность обвинений.



Философы и юристы-стоики времен Римской Империи (Сенека, Эпиктет, Павел, Ульпиан) приняли меры, чтобы устранить этот процессуальный дефект, подавлявший прирожденное право человека на самозащиту и оправдание. Постепенно в древнеримской юрисдикции был сформирован принцип выслушивания обвиняемой стороны: "nemо inauditus damnari potest" (никто не может быть осужден, не будучи выслушан).

Таким образом, к "строительным блокам", составившим первоначальную конструкцию ответственности (оценка деяния плюс награда либо наказание), стоики добавили новый "блок", которым явилось понятие отчета о содеянном или объяснения поведения перед Логосом.

Основные положения древнегреческих и древнеримских философов об ответственности подверглись тщательной обработке у авторов Нового Завета и в сочинениях отцов христианской церкви. Отлично понимая практическую ценность и мощное морально-психологическое значение механизма оценивающего воздействия с последующими санкциями и наградами, они мастерски соединили элементы этого механизма с догматами о едином Боге и будущем суде. Евангельский Логос становится частью реальной жизни христиан, предметом веры народных масс, который обязывал каждого христианина постоянно отчитываться о своих поступках, оценивал и определял его поведение[3].

Христианская доктрина, в которой концепция ответственности заняла центральное место, предусмотрела более демократический статус человеческой личности. Заботясь о правах виновного (грешного) человека, она обратила особое внимание на такой элемент, как "отчет - ответ - объяснение", который в христианской концепции ответственности логически занял первое место, придав ей процессуальную стройность и завершенность.

Интересно, что данный элемент со временем дал название институту ответственности. Дело в том, что эволюция наименования совершалась в данном случае гораздо позднее и медленнее, чем эволюция самого понятия. При этом нужно иметь в виду следующее: когда для вновь образуемого понятия (явления) ставится вопрос о том, какое наименование для него ввести, т.е. когда создается семантическое его обозначение, то, как правило, в наименовании отражается какой-то один комплекс признаков или даже один существенный признак, который и дает начало эволюции наименования[4].

При формировании такого понятия, как ответственность, выбор пал по инициативе христианских теологов на его первый элемент, характеризующий рассматриваемое понятие не только как наказательное, но и личностное, связанное с виновным персонажем, имеющим право на оправдание-отчет. Эволюция самого наименования прошла долгий, почти полуторатысячелетний путь от существительного responsum (отчет, оправдание - лат.) к прилагательному responsable (ответственный – фр.), а затем к институциональному существительному responsabilite (ответственность – фр.), которое появилось на исходе средних веков. В эпоху Возрождения начался медленный процесс обмирщения понятия ответственности и вхождения его в отрасли права.

Интересен вопрос, почему рассматриваемое понятие, сформировавшееся в целом как морально-религиозное по содержанию, оказалось привлекательным для юриспруденции, в частности для той ее части, которая была связана с областью юрисдикции?

Представляется, что институт ответственности изначально имел своим назначением обеспечение справедливого применения наказания к виновному лицу и располагал для этого хорошими процессуальными данными. Как писал еще Гоббс, "существенной особенностью наказания является то, что оно есть зло, причиняемое государственной властью"[5]. Но так как эта власть склонна к произволу и, следовательно, к увеличению "зла", то применение наказания должно быть поставлено в соответствующие процессуальные рамки и самому его применению должны предшествовать процессуальные действия по выслушиванию обвиняемого и по оценке совершенного деяния. Ответственность карает, но и ставит процессуальные пределы этой каре.

Другое достоинство института ответственности - это возможность обеспечивать определенные права обвиняемого. Если в период "до ответственности" смысл наказания в основном исчерпывался механическим воздаянием за правонарушение и на виновное лицо возлагалось исключительно бремя обязанностей, то категория ответственности изменяла его правовое положение в области юрисдикции: виновный имел право быть выслушанным, доказывать свою невиновность, заявлять ходатайства, т.е. получал некоторые гарантии против необоснованного карательного воздействия.

Первой отраслью права, воспринявшей понятие ответственности, было государственное право. Так, в отечественном законодательстве оно впервые встречается в Указе Петра I "О власти и ответственности Сената" от 2 марта 1711 г.[6] Позже в XIX в. понятие ответственности усваивается другими профилирующими отраслями права - уголовным и гражданским правом. Что касается административного права, то данное понятие входит в науку и законодательство в XX в. В отечественном административном законодательстве понятие административной ответственности становится ходовым только с середины 60-х годов.

В настоящее время в науке административного права и в практической административной (полицейской) деятельности понятие административной ответственности употребляется как общеизвестное и понятное, под которым разумеется что-то определенное, а между тем, если попытаться разложить его на составные части и дать ему научное определение, пригодное для КоАП, оно оказывается недостаточно ясным и сбивчивым. По Канту, подобное понятие находится на такой стадии познания, когда в науке оно уже дано, однако в неясном или еще недостаточно определенном виде[7].

Попытаемся еще раз с учетом изложенной ретроспективы в области развития понятия ответственности сказать об основных признаках административной ответственности и о ее структуре.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.