Главная | Обратная связь
МегаЛекции

по изданию De Goeje (Liter Expugnationis Regionumauctore imamo Ahmed ibn Jahja ibn Djabir al-Beladsori, Lugd. Batavorum, 1866).





АХМАД АЛ-БАЛАЗУРИ

КНИГА ЗАВОЕВАНИЯ СТРАН

КИТАБ ФУТУХ АЛ-БУЛДАН

Предисловие

Предлагаемые ниже в русском переводе две главы: 1) «Завоевание Армении» и 2) «Завоевание Азербайджана» взяты из известного сочинения Ахмеда Баладзори «Книга завоевания стран», изданной в 1866 г., в Лейдене, известным арабистом M. J. de Goeje (де Гуэ), под названием: Liber expugnationis regionum.

Полное имя автора: Абул-Аббас Ахмед ибн-Яхья ибн-Джабир ал-Баладзори. Биографические сведения о Баладзори крайне скудны; известно только, что он родился в Египте, что предки его были персидского происхождения, что он жил и действовал при ниже упомянутых халифах и был воспитателем наследного принца Абдуллаха, сына халифа ал-Му’тазза (866-869), для которого он, вероятно, и написал свой главный труд, придав ему характер как бы сжатого учебника. Кроме вышеназванного сочинения, Баладзори принадлежит другой не менее ценный труд: *** (над изданием которого уже давно работает известный ориенталист C. H. Becker. Умер Баладзори в 279 (892) г.

Названное сочинение Баладзори представляет собою краткий обзор арабских завоеваний, начиная с Мухаммеда и кончая современными автору халифами - Мутаваккилем (847-861), Муста’ином (862-866) и Му’тамидом (870-894). Значение вышеназванного сочинения определяется тем, что: 1) автор пользовался такими источниками, которые большей частью до нас не дошли; 2) лично объехал большинство завоёванных областей и собирал нужные ему сведения непосредственно на местах у представителей исторической науки (*** араб.) и власти, у потомков завоевателей, оставшихся там; 3) собранные таким образом сведения он сличал между собой, сравнивал с имевшимися в его распоряжении письменными сообщениями своих предшественников и, подвергнув их известной критике, принимал лишь те версии, которые казались ему наиболее вероятными (стр. 2, 193 и другие - арабский текст). Ознакомив своих читателей с ходом развития мусульманских завоеваний, Баладзори счёл нужным познакомить нас с некоторыми экономическими и культурными явлениями, возникшими за это время и представляющими для нас громадный интерес. Таковы, помещённые [4] в конце книги, главы о поземельном налоге, об учрежденном халифом Омаром пенсионном Диване (канцелярии), о печати пророка, о введении арабско-мусульманской монетной системы, не говоря о случайных более мелких сведениях того же характера, разбросанных по всей книге Баладзори. Все это обеспечивает за сочинением Баладзори одно из первых мест среди других исторических трудов мусульманского мира, многие из которых в той или иной степени зависели от него и в той, или иной форме черпали данные из него. Это последнее обстоятельство и побудило нас начать серию переводов восточных писателей, говорящих об Азербайджане, с вышеназванного труда Баладзори.



Ввиду отсутствия в типографии соответствующих знаков, пришлось отказаться от точной транскрипции арабских имён и названий, но этот пробел вполне покрывается благодаря печатанию, параллельно с переводом, и арабского текста. В переводе удержаны пояснительные толкования де Гуэ, поставленные в скобки и выраженные латинским шрифтом; русские же слова в скобках принадлежат переводчику.

П. Жузе [5]

Завоевание Армении

(Стр. ***)

Рассказали мне: Мухаммед ибн-Исма’ил, из жителей Берда’ы, и некоторые другие, со слов Абу-Бара’ы Анбасы ибн-Бахра армянского, а также Мухаммед ибн-Бишр ал-Кали, со слов своих шейхов, и Бермек ибн-Абдуллах дебильский, и Мухаммед ибн-Мухаййис хилатский, и другие лица, со слов людей, хорошо знакомых с делами Армении, - слова которых я привожу, сличив их между собой, - следующее: Шимшат, Каликала, Хилат, Арджиш и Баджунайс назывались (раньше) четвёртой Арменией; область Босфорраджан, Дебиль, Сирадж-Тайр и Баграванд - третьей Арменией; Джурзан же - второй, а Сисаджан (Сисаган) и Арран - первой. Другие говорят, что четвёртая Армения состояла из одной лишь (области) Шимшата; Каликала же, Хилат, Арджиш и Баджунайс назывались третьей Арменией; Сирадж-Тайр, Баграванд, Дебиль и Босфорраджан (Босфураган) - второй, а Сисаджан, Арран и Тифлис - первой.

Джурзан и Арран находились в руках хазар, а остальная Армения - в руках румов (византийцев), под управлением правителя (фемы) Армениякоса. Хазары (часто) выступали (из своей страны) и нападали (на соседние области), доходя иной раз до Дайнавера. (Это побудило) Кобада, сына царя Фируза, отправить (против них) одного из своих великих полководцев с двенадцатью тысяч (воинов); он вступил в область Арран и занял область между рекой ар-Рассом (Араксом) и Ширваном. Вслед за ним (полководцем) выступил (царь) Кобад, который построил в Арране город Байлакан и горд Берда’у - (главный) город всей страны, и город Кабалу, что есть Хазар. Затем он построил преграду из нежженной глины (кирпича) между областью Ширваном и воротами Аллан, а вдоль глиняной стены он построил триста шестьдесят городов, пришедших в разрушение после постройки ал-Баб-у-ал-абуаба. Когда, после Кобада, на престол сел его сын, Кесра Ануширван, сын Кобада, он построил город Шабиран и город Маскат, а потом город ал-Баб-у-ал-абуаб, который был назван Абуаб (воротами) потому, что он был построен вдоль дороги, на горе 1. В построенные им места (Ануширван) поселил народ, прозванный им сиясиджин (Sisag?), и построил в земле Арране ворота Шаккан 2, Камибаран и ворота дуданитов [6] (Dzotiens) - народа, о котором думают, что он происходит от потомков Дудана, сына Асада, сына Хузаймы. Он (Ануширван) построил также ворота Дурдзукия (Dourdsouk), которые состоят из двенадцати ворот, из коих каждые - каменный замок. И построил он в области Джурзан город по имени Сугдебиль, в который он поселил согдийцев и персов, обратив его в сторожевой пост. И построил в области Джурзана, на той стороне, которая граничит с румами (византийцами), замок, названный воротами Фирузикобада, и замок, носящий название «ворота Лазики», и другой, под названием «ворота Барика» 3, что на берегу моря Трабезунда. И построил он ворота Аллан и ворота Самсахи (Samtzakhi), а также крепость Джардаман и крепость Самшульдай (Samschwilde). И отвоевал Ануширван все области Армении, находившиеся в руках румов, и восстановил город Дебиль и укрепил его; и построил также город Нашаву, (главный) город в области Босфорраджан, и построил замок Вайс (Vaiotsdsor) и крепости в земле Сисаджан 4 (Сисаган), в том числе Киляб (Собачью) и Сахюнис (Сион), и поселил в эти замки и крепости сильные вспомогательные отряды из сиясиджитов.

После этого Ануширван отправил царю турок письмо, в котором предлагал ему дружбу, заключение мира и установление взаимного согласия. Чтобы расположить его к себе, он просил себе в жены его дочь и выказал желание быть его зятем (или породниться с ним), и послал ему одну из своих рабынь, которую одна из его жен удочерила, выдав ее при этом за свою собственную дочь. И подарил турок Ануширвану свою дочь, а затем сам прибыл к нему. И встретились они в Баршалии 5, где пировали несколько дней, подружились между собой и оказывали друг другу внимание. И приказал Ануширван некоторым из близких ему лиц, пользующихся его доверием, чтобы они провели ночь близко от турецкого лагеря и подожгли его, что они и сделали. На следующий день утром (турецкий царь) пожаловался на это Ануширвану, но тот заявил, что это не исходило от него, и что он не думает, чтобы кто-либо из его людей сделал это. Спустя несколько ночей (Ануширван) приказал тем же людям повторить то, что было раньше, и они повторили. Это очень сильно взволновало турка, но Ануширван выразил ему свое сочувствие и извинился перед ним, и тот успокоился. Спустя немного времени Ануширван приказал поджечь (ночью) часть своего лагеря, где были одни лишь лачужки, сделанные из травы и прутьев. На следующий день утром Ануширван стал жаловаться турку на то, что его [7] люди чуть не уничтожили весь его лагерь, и что он, турок, отвечает ему взаимным подозрением, но турок поклялся, что он не знает причины того, что случилось. Тогда Ануширван сказал: «Брат мой, наши войска не взлюбили (заключенного между нами) мира, так как (благодаря ему) они лишились доходов от постоянных набегов и войн, которые происходили раньше между нами, и я боюсь, как бы они не наделали чего-нибудь такого, что могло бы расстроить наши сердца и вызвать между нами вражду, после того, как уже мы искренно помирились, прониклись взаимным доверием друг к другу и породнились между собой. (Было бы хорошо), я думаю, если бы ты разрешил мне построить стену между тобой и мной и устроить в ней ворота, дабы никто не мог переходить от нас к тебе и от тебя к нам, кроме того, кого я и ты пожелаем впустить». (Турок) охотно согласился на это, а затем вернулся в свою страну: Ануширван же остался, чтобы построить стену. И построил ее, причем та часть ее, которая примыкала к морю, была сделана из скалы и свинца; шириной (sic) она была триста локтей, и она была проведена до вершин гор. И приказал он возить на кораблях камни и бросать их в море, а когда они оказались над водой, он построил на них стену, продолжив ее в море на три мили. Окончив постройку стены, Ануширван повесил у входа ее железные ворота, поручив охрану их ста всадникам, тогда как раньше для охраны этого места требовалось пятьдесят тысяч солдат. На этой стене Ануширван устроил подвижную башню 6. После этого хакану сказали: «Тебя Ануширван обманул, выдав за тебя замуж не свою дочь и укрепившись против тебя», но хакан ничего не мог придумать против этого.

И выбрал Ануширван царей и назначил их, предоставив каждому из них шахство над отдельной областью. Из них были: хакан Горы т. е. владетель Сарира 7 (трона), с титулом Вахрарзаншах (***), и царь Филана. он же Филан-шах, и Табарсараншах, и царь ал-Лакзов, с титулом Джурджаншах, и царь Маската, царство которого теперь не существует, и царь Лирана, с титулом Лираншах, и царь Ширвана, именующийся Ширваншахом. И утвердил он властителя Бухха над Буххом и властителя Зирикирана над Зирикираном; и утвердил он царей горы Кабак в их владениях и заключил с ними мир, обязав платить ему подати.

Армения оставалась в руках персов до появления ислама. (Перед тем) многие сиясиджиты покинули свои замки и города, и они превратились в развалины, а хазары и византийцы захватили то, что было раньше в их руках. [8]

Передают, что дела византийцев иногда расстраивались, и у них появлялись свои удельные цари. Так (однажды), правителем сделался один из них, некий Армениякос, а после его смерти власть унаследовала его жена, по имени Кали, которая построила город Каликалу, назвав его Каликалах, что значит «благодеяние Кали».

Передают, что эта правительница была изображена на одних из ворот города. Арабы же изменили Каликалах в Каликалу. Рассказывают, что Осман ибн-Аффан, сделавшись халифом, послал Мо’авии, своему наместнику в Сирии, в Джазире 8 и на их оборонительной линии, приказ - снарядить Хабиба ибн Масламу фихрита в Армению, ибо Хабиб был хорошо известен и ’Омару и ’Осману - да будет бог ими доволен - и их преемникам своими выдающимися подвигами при завоевании Сирии и вторжении в Рум. Другие передают, и это вернее, что ’Осман сам написал Хабибу приказ о вторжении в Армению, и тот поспешил туда с шестью тысячами, а по другой версии - с восемью тысячами сирийцев и жителей Джазиры. И прибыл он к Каликале и осадил её; и выступили жители против него, и он сражался с ними и заставил возвратиться в город; тогда они попросили пощады и согласились покинуть страну и платить подушную подать. И он выселил многих из них, и они ушли в византийские области. И провёл Хабиб со своими в Каликале несколько месяцев, но, узнав потом, что батрик (вемы) Армениякоса собирает против мусульман большие войска и что к нему присоединились вспомогательные отряды жителей Аллана, Афхаза и Самандара, из хазар, он обратился к ’Осману с просьбой о помощи и тот написал Мо’авии, чтобы он направил к нему (Хабибу) тех из сирийцев и жителей Джазиры, которые пожелают участвовать в священной войне и добыче. И отправил Мо’авия Хабибу две тысячи человек, которых (Хабиб) поместил в Каликале и наделил землёй, устроив из них там гарнизон (пограничный пост).

Получив донесение Хабиба, ’Осман послал Са’иду ибн-ал-’Асы ибн-Са’иду ибн-ал-’Асы ибн-’Умайе, своему наместнику в Куфе, приказ выслать Хабибу подкрепление под командой Сальмана б. Раби’и бахилита, известного под прозвищем Сальман аль-Хайль. Это был щедрый, уважаемый и воинственный человек. Сальман аль-Хайль отправился к Хабибу во главе шести тысяч куфинцев. Тем временем успели появиться византийцы со своими (союзниками) и расположиться на Евфрате до прибытия подкрепления к Хабибу. Тем не менее мусульмане напали на них ночью, разгромили их и убили их предводителя. [9]

(Передают, что) накануне жена Хабиба, мать ’Абдуллаха и дочь Язида, кельбитка, спросила мужа: «Где мы встретимся?» - «В палатках тирана 9 или в раю», ответил Хабиб. Дойдя до этих палаток, он действительно нашёл её там. Передают, что Сальман прибыл после того, как мусульмане успели покончить со своими врагами; однако куфинцы потребовали, чтобы и им уделили часть добычи, но им в этом отказали. Между Хабибом и Сальманом произошел из-за этого крупный спор, и некоторые мусульмане пригрозили убить Сальмана, о чем поэт говорит: «Если вы убьете Сальмана, то мы убьем Хабиба, а если вы отправитесь к сыну Аффана (т. е. ’Осману), то и мы отправимся». О происшедшем донесли ’Осману, и он написал, чтобы добычу разделили исключительно между сирийцами, а Сальману написал, чтобы он совершил поход в Арран.

Другие передают, что Сальман ибн-Раби’а вступил в Армению в халифатство ’Османа и там захватил пленных и добычу, после чего он отправился в 25 г. к Валиду ибн-’Укбе, находившемуся в мосульском Хадисе. Здесь он получил грамоту ’Османа, в которой сообщалось, что от Мо’авии получено письмо, в котором он просит подкрепления, так как византийцы собираются против мусульман с большими силами. ’Осман приказал ему (Валиду) выслать тому (Мо’авии) восемь тысяч человек, что он и исполнил, поставив во главе их Сальмана ибн-Раби’ю бахилита. (Со своей стороны) Мо’авия послал Хабиба ибн-Масламу фихрита с таким же подкреплением. Им удалось завоевать много замков и захватить пленных, но между ними возникли споры из-за власти, и сирийцы вознамерились убить Сальмана, о чём поэт говорит в (вышеупомянутом) стихе. Первая версия вернее; ее мне передали многие старики из жителей Каликалы и о ней писал мне Аттаф ибн-Суфьян абу-л-Асбаг, судья (названного) города.

Мухаммед ибн-Са’д сообщил мне со слов Вакиди, со слов ’Абдулхамида ибн-Джафара, со слов его отца, что Хабиб ибн-Маслама осадил жителей Дебиля и расположился вокруг города. (Здесь) он встретился с Маврияном византийцем, напал на него ночью, убил его и захватил, что было в его лагере; только после этого прибыл к нему Сальман, хотя по наиболее достоверным известиям они (Сальман и Хабиб) встретились у Каликалы. Мухаммед ибн-Бишр и ибн-Варз, из Каликалы, сообщили мне со слов стариков города Каликалы, что этот город со времени его завоевания и до выступления царя неверующих в 133 г. считался недоступным благодаря (храбрости) его жителей (мусульман). Царь неверующих осадил жителей города Малатии, разрушил его стены и переселил живших в нём мусульман в [10] Джазиру. После этого он остановился в Мардж-ал-Хиса (Голышевом лугу), (откуда) он отправил Кусана - армянина против Каликалы, которую тот и осадил. В городе было тогда мало жителей, а правителем его был абу-Карима. Два брата армянина, из жителей Каликалы, открыли брешь в стене, вышли из города и впустили туда Кусана, который захватил город, убил и взял в плен (многих жителей), разрушил его стену и увез захваченное к царю неверующих, а пленных распределил между своими людьми.

Вакиди передаёт, что в 139 году (756/7) Мансур (халиф) выкупил из плена тех из жителей Каликалы, которые были живы, реставрировал и укрепил город и вернул туда войска из жителей Джазиры и других областей. Царь неверующих выступил против Каликалы при Му’тасим-билляхе (833-842) и метал в его стену снаряды, так что они чуть не упали. Му’тасим (снова) укрепил ее, израсходовав на это пятьсот тысяч дирхемов.

Передают, что Хабиб, покорив город Каликалу, двинулся дальше и дошёл до города Мирбалы (?), где явился к нему батрик Хилата с охранной грамотой от ’Ыяда ибн-Ганма, в которой тот гарантировал ему его личность, имущество и область, оставив его здесь правителем с условием, чтобы он платил дань. Хабиб направил его (батрика) к нему (’Ыяду), а сам (отправился дальше) и остановился между Хараком и пустыней ал-Варк. Здесь явился к нему батрик Хилата с причитающейся с него данью и преподнёс ему подарок, который тот не принял от него. Затем, отдохнув в Хилате, он двинулся ***, где его встретил правитель Мокса, одной из областей Босфорраджана, и он утвердил его в должности, отправил с ним человека и написал ему грамоту о мире и безопасности. После этого послал (Хабиб) против областей Арджиша и Баджунайса войска, которые покорили их и собрали поголовную подать с жителей. К нему явились представители (названных) областей, и он утвердил за ними их владения с условием, чтобы они платили харадж (поземельный налог). Что касается озера Тирриха, то он его не тронул, и оно оставалось свободным до тех пор, пока правителем Джазиры и Армении не был назначен Мухаммед ибн-Мерван ибн-ал-Хакам, который наложил руку на весь улов и продавал его, извлекая из этого большую для себя прибыль. После него озеро перешло к Мервану ибн-Мухаммеду, у которого было потом отнято.

(Вакиди) говорит, что Хабиб двинулся дальше и прибыл в Аздисат (Aschdischad) или, что тоже самое, городок Кырмыз. Затем он переправился через реку Курдов и расположился лагерем на лугу Дебиля, откуда отправил против города конницу, а потом и сам двинулся дальше и остановился у его [11] ворот. Жители города укрепились и начали метать в его (Хабиба) армию стрелы. Тогда он приставил к стенам (города) баллисту (метательную машину) и начал метать в его жителей камни до тех пор, пока они не попросили у него пощады и мира, которые он и даровал им. Вслед за тем, его конница углубилась в страну и остановилась у Джурни, дошла до Ашоша и Зат-ул-Луджум, до горы и долины Ахрара, и заняла все селения Дебиля. И послал (Хабиб) (отряд) в Сирадж-Тайр и Баграванд, батрик которого явился к нему и, от имени города, заключил с ним мирный договор, по которому обязался платить подати, относиться дружески к мусульманам, кормить их и помогать им против врагов. Вот текст мирного договора с Дебилем:

«Во имя бога милостивого и милосердного. Дана сия грамота Хабибом ибн-Масламой христианам города Дебиля, его магам и иудеям, как присутствующим, так и отсутствующим, в том, что я гарантирую вам ваши личности и имущество, ваши церкви, и храмы, и стену вашего города. Вы находитесь в безопасности, и мы обязуемся выполнять договор с вами до тех пор, пока и вы сами выполняете его и висите джизьят и харадж (подушный и поземельный налог), в чём порукой бог, наинадёжнейший поручитель. Грамота скреплена печатью Хабиба ибн-Масламы».

Затем Хабиб явился перед г. Нашавой, который и завоевал, (заключив с его жителями) такой же договор, как и с жителями Дебиля.

Сюда явился к Хабибу батрик Босфорраджана, который заключил с Хабибом договор от имени всей своей страны и областей. По этому договору батрик обязался вносить ежегодно определённую подать. Далее, Хабиб двинулся к Сисаджану, сразился с его жителями и обратил их в бегство, а затем покорил Вайс и заключил с занимавшими в Сисаджане крепости договор, по которому они обязались платить ему дань. После этого он отправился в Джурзан.

Старейшины города Дебиля, в том числе Бармак ибн-’Абдуллах, рассказали мне, что Хабиб ибн-Маслама двинулся со своими по направлению к Джурзану. Дойдя до Зат-ул-Луджума, они сняли со своих лошадей узды и отпустили их пастись. Но как раз в это время на них напали крестьяне, которые, не дав им времени взнуздать (лошадей), вступили с ними в бой, разбили их и отобрали у них узды и сколько могли лошадей. Однако, спустя немного времени, мусульмане набросились на них, перебили их и отобрали у них всё, что было ими взято раньше; от этого и местность стала называться «Зат-ул-Луджум» 10. После этого, говорят, пришёл к Хабибу посланец от батрика Джурзана, куда Хабиб направлялся, и его жителей, [12] передал ему их послание и просил выдать им (мирную) охранную грамоту, что он и сделал, написав им:

«Ко мне и к верующим, находящимся при мне, явился ваш посланец Николай (?), который передал мне от вашего имени, что вы на нас смотрите, как на такой народ, которому бог оказал благоволение и предпочтение, что на самом деле так и есть - великая хвала богу и благоволение, и мир над Мухаммедом, его пророком и лучшим из его творений! Вы упоминаете также, что вы желаете быть в мире с нами. Я оценил ваш подарок и стоимость его зачел в (причитающуюся с вас) поголовную подать; я написал вам охранную грамоту, в которую я включил одно условие, которое, если вы примите и точно исполните, (будет вам хорошо,) в противном случае - вам будет объявлена война от имени бога и его пророка. Мир тем, кто идёт по правильному пути».

Затем он (Хабиб) прибыл в Тифлис и написал его жителям (следующую) мирную грамоту: «Во имя бога милостивого и милосердного. Дана сия грамота Хабибом, сыном Масламы, жителям Тифлиса, (и собравшимся) из Манджалиса (Манглиса), из Красного Джурзана 11 в том, что им гарантируется личная безопасность и (безопасность) их церквей и келий, (свобода) молитв и религии с обязательством признать свою униженность (покорность) и платить поголовную подать по динару с каждой семьи. С целью уменьшить размер подушной подати, вы не будете объединять в одну семью несколько семейств, как и мы не будем, с целью увеличить её, разъединять их. Вы обязаны по мере сил помогать нам советом и делом против врагов бога и его пророка, а также ютить в течение одной ночи и нуждающегося мусульманина и кормить его дозволенной пищей «людей писания». В случае, если кто-либо из мусульман будет отрезан от своих в вашей стране, вы обязаны доставить его в ближайший к вам мусульманский отряд, если только этот последний не будет отрезан от вас. Если же вы примите ислам и будете совершать (установленную) молитву, то вы наши братья по религии; если же нет, вы обязаны платить подушную подать. В случае, если ваш враг, воспользовавшись тем, что мы будем заняты и не сможем вовремя оказать вам помощь, снова подчинит вас себе, за это вы не несёте никакой ответственности (перед нами) и этим не нарушаете заключённый с нами договор. Таковы ваши права и обязанности, о чём свидетельствует бог и его ангелы, а бог самый неподкупный свидетель».

Джаррах ибн-Абдуллах ал-Хаками также написал жителям Тифлиса грамоту следующего содержания: «Дана сия грамота Джаррахом ибн-Абдуллахом жителям Тифлиса, (собравшемся) из окрестностей Манджалиса (Манглиса), из области Джурзана, в том, что они [13] (жители Тифлиса) явились ко мне с охранной грамотой, (выданной) им Хабибом ибн-Масламой, из которой (видно, что) они обязались покорно платить подушную подать и что он заключил с ними мир, по которому оставил за ними в округе Манджалиса их земли, виноградники и мельницы, называемые Увари и Сабина, и (право получать) пищу и (корм) из округа Коговита, Джурзанской области, но с тем, чтобы они за эти мельницы и виноградники вносили 100 дирхемов ежегодно сразу. Я утвердил их грамоту и мирный договор и приказал не возлагать на них лишних податей. Пусть те, кому будет прочтена моя грамота, не нарушают (заключенных с ними условий), в чём да поможет Бог».

Передают, что тот же Хабиб занял Хаварех (Джурах), Кисаль (?), Хунан, Самсахи, Джардаман, Кустасджи (Couschtasfi), Шавшет (Schauscheth) и Базалет (Bazaleth) по мирному договору, обязавшись не проливать крови их жителей и не трогать их молитвенных домов и стен, но с тем, чтобы они платили поземельную и подушную подати. Он же заключил мир с жителями Кларджета, Триалета, Хахетии (Кахетии), Хухетии (Кухетии), Артахаля (или Артахана) и Баб-ал-Лала (или Аллана), и заключил мир с санаритами и дуданитами с условием, чтобы они платили подати.

Далее передают, что Сальман ибн-Раби’а ал-Бахили двинулся, по приказанию (халифа) ’Османа, в Арран и занял Байлакан по мирному договору, по которому он гарантировал его жителям их жизнь, имущество и стены их города, обязав их вносить поземельную и подушную подати. Потом Сальман прибыл в Берда’у и расположился лагерем на (берегу) реки Туртура (Тертера), находящейся от города менее, чем на один фарсах 12. Жители города закрыли перед ним ворота и ему пришлось возиться с ними несколько дней. Он, тем временем, совершал набеги на (окружающие) его селения, в которых жатва уже была снята. Это (заставило) их заключить с ним такой же мир, какой и жители Байлакана. Они открыли ему городские ворота и он вступил в город, и провёл там (несколько времени). Отсюда он двинул свою конницу, и она заняла селения Шавшин, Месван, Уд, ***, Херхилян, Табар 13 и другие местности в Арране. Он предложил курдам Баласиджана принять ислам, но они ответили ему на это войной; однако он одержал над ними верх и часть их заставил вносить поголовную подать, а другая, незначительная, (приняла ислам) и вносила садакат (=закят).

Некоторые из жителей Берда’ы сообщили мне, что Сальман ибн-Раби’а ал-Бахили послал в город Шамкур, [14] считавшийся древним городом, армию, которая и заняла его. С тех пор (город) не переставал быть населенным и цветущим, пока его не разрушили савардиты (шавордиты). Это был народ, который стекался с разных сторон, усиливался и бесчинствовал после того, как Язид ибн-Усайд покинул Армению. Но в 240 (=854) году его восстановил Буга, клиент Му’тасим-билляха, да помилует его бог, будучи правителем Армении, Азербайджана и Шимшата, и поселил в него часть хазар, которые явились к нему с просьбой о протекции, так как они желали принять ислам. Туда же он перевёл купцов из Берда’ы и назвал город Мутаваккилией.

Далее передают, что Сальман отправился к месту слияния ар-Раса (Аракса) с Курром (Курой) за Бердиджом, переправился через Курр, занял Кабалу и заключил с владетелями Шаккана и Камибаранда мир, с условием платить подать. (Такой же мир) заключили с ним (Сальманом) и жители Хайзана и царь Ширвана, и остальные цари гор, и жители Маската и Шабирана и города Баба (Дербента). Но, (как только Сальман ’выступил за город), жители заперли его за ним, а (хазарский) хакан встретил его со своей конницей за рекой Баланджаром. Здесь был (Сальман) убит с четырьмя тысячами мусульман и здесь, на поле сражения (или «в ущелье»), их призыв к молитве (или военный клич) (еще) долго был слышен.

Сальман ибн-Раби’а был первым судьей (кадый) в Куфе, где он провел сорок дней без того, чтобы кто-либо явился к нему с жалобой; он же передавал хадисы от имени ’Омара ибн-ал-Хаттаба. Об (этом же) Сальмане и о Кутайбе ибн-Муслиме говорит (поэт) ибн-Джумана бахилит: «У нас две дорогих могилы: одна в Баланджаре, а другая в Синистане (Китае); та, которая в Китае, (принадлежит лицу,) известному своими обширными завоеваниями, а эта - лицу, известному своими необыкновенными щедротами».

Вместе с Сальманом был в Баланджаре Карза ибн-Ка’б ансарит, который доставил ’Осману печальную весть о его кончине.

Передают, что Хабиб, после своих многочисленных завоеваний в Армении, послал об этом письменное донесение ’Осману ибн-Аффану, где (между прочим) сообщалось и о кончине Сальмана.

’Осман хотел было назначить его (Хабиба) правителем всей Армении, но приняв во внимание его распорядительность во всём, что ему поручалось, он его назначил начальником (экспедиционной) армии, (оперировавшей) на границах Сирии и Джазиры, а правителем Армении назначил Хузайфу ибн-Ямана ’абсита. [15]

Прибыв в Берда’у, (Хузайфа) послал чиновников в области, лежащие между этим городом и Каликалой, а также в Хайзан, но (вскоре) он получил от ’Османа приказ, в котором ему повелевалось вернуться (в Медину) и оставить вместо себя Сылу ибн-Зуфара ’абсита, который находился при нем, что он и сделал.

Что касается Хабиба, то он возвратился в Сирию, откуда он нередко вторгался в страну румов (Византию). Он было расположился в Химсе (Эмессе), но Мо’авия перевел его в Дамаск, где он и скончался в 42 году, имея от роду 35 лет. Когда ’Осман был осажден, Мо’авия послал ему на помощь Хабиба, но тот, дойдя до Вади-л-Кура и узнав об убийстве ’Османа, повернул обратно.

Передают, что правителем Азербайджана и Армении (после Хузайфы) ’Осман назначил Мугиру ибн-Шу’бу, но впоследствии отстранил его, а правителем Армении назначил Касима ибн-Раби’ю ибн-Умайю ибн-абу-Салта такафита, а по другим - ’Амира ибн-Мо’авию ибн-Мунтафика ал-’Укайли; другие говорят, что правителем Армении, после Мугиры, в течении пятнадцати лет, был один из племени бану-Киляб, а уже после него (’Амир) ал-’Укайли.

После этого, от имени (халифа) ’Алия, Арменией и Азербайджаном управлял ал-Аш’ас ибн-Кайс, а за ним, уже от имени Мо’авии, ’Абдуллах ибн-Хатим ибн-Но’ман ибн-’Амру бахилит, который и умер там. После него управлял (Арменией) его брат - ’Абдул’азиз ибн-Хатим ибн-Но’ман, который построил город Дебиль, укрепил и увеличил его мечеть; он же построил город Нашаву и реставрировал город Берда’у, а по другим - отстроил и обнес его хорошим рвом и возобновил постройку города Байлакана, ибо эти города были (до него) совершенно разрушены и в упадке. Некоторые полагают, что город Берда’у подновил Мухаммед ибн-Мерван в халифатство ’Абдулмалика ибн-Мервана. Вакиди сообщает, что ’Абдулмалик построил город Берда’у при помощи Хатима ибн-Но’мана бахилита или его сына. Правителем Армении при ’Абдулмалике был ’Осман ибн-Валид ибн-’Укба ибн-абу-Му’айт.

Передают, что во время междоусобной войны, при ибн-аз-Зубайде, Армения отложилась и ее свободные граждане (нахарары (?)) и их клиенты нарушили (заключенные с ними) договоры; поэтому, как только Мухаммед ибн-Мерван был назначен своим братом, ’Абдулмаликом, правителем Армении, он начал с ними войну, одолел их, убил и взял в плен многих и снова подчинил всю страну, а тем, кто остался в живых, он обещал увеличить льготы. С этой целью они собрались в церквах области Хилата, которые он запер, приставив к (дверям) особых людей, а затем поджег их 14. [16]

Во время этого похода была взята в плен жена Язида ибн-Усайда из Сисаджана, которая была дочерью батрика этой области.

Передают, что (халиф) Сулейман сын ’Абдулмалика, правителем Армении назначил ’Адия ибн-’Ади ибн-’Амиру кендийца, который был одним из тех, что покинули (халифа) ’Алия ибн-абу-Талиба и удалились в Ракку. ’Адий управлял Арменией и при ’Омаре ибн-’Абдул’азизе. Это тот самый ’Адий, по имени которого известна река в Байлакане. Другие же передают, что правителем (Армении) при ’Омаре (II) был Хатим ибн-Но’ман, но это не достоверно. После этого Язид ибн-’Абдулмалик назначил правителем Армении Ми’лака ибн-Саффара ал-Бахрани, но потом отстранил его и (на его место) назначил Хариса ибн-’Амру таийца, который совершил поход в страну Лакзов и занял окрестности Хасмадана 15. После него был назначен правителем Армении ал-Джаррах ибн-’Абдуллах ал-Хаками из (племени) Мазхидж. Когда он прибыл в Берда’у, ему донесли о злоупотреблениях в здешних мерах и весах, и он их устранил, введя новую точную меру, известную под названием джаррахитской, которая и до настоящего времени в ходу у жителей. Затем, он (ал-Джаррах) переправился через Курр и двинулся до реки Саммур, которую и перешел, и направился в сторону хазар, коих он перебил великое множество. Затем он сразился с жителями области Хамзина (Хамрина), но потом заключил с ними мир, обязав их переселиться в окрестности Хайзана, где он им отвел два селения. Затем он напал на жителей Гумика и взял многих из них в плен, после чего повернул назад, остановился в Шакке (Нухе), армия его провела зиму в Берда’е и Байлакане. Позднее, хазары возмутились и перешли ар-Рас; ал-Джарраху пришлось (с ними) сразиться в степи Варсана, и они отступили по направлению к Ардебилю. В четырех фарсахах от границы Армении ал-Джаррах настиг их и вступил с ними в бой, продолжавшийся три дня. В этом бою погиб сам ал-Джаррах и (все), кто был с ним, отчего, как эта река, так и один из построенных на ней мостов были названы его именем.

Позднее, правителем Армении Хишам ибн-’Абдулмалик назначил Масламу ибн-’Абдулмалика, а начальником над его авангардом - Са’ида ибн-’Амру ибн-Асвада ал-Джураши, с которым находились: Исхак ибн-Муслим ал-’Укайли и братья его, и Джа’вана ибн-Харис ибн-Халид - один из потомков Раби’и ибн-’Амира ибн-Са’са’аи, и Зуфафа (***) и Халид - сыновья ’Умайра ибн-ал-Хубаба сулямита, и Фурат ибн-Сальман бахилит, и Валид б. Ка’ка’а ’абсит, и напал Са’ид на хазар, осадивших Варсан, заставил их снять осаду и обратил в бегство. Хазары ушли в Маймад, что в Азербайджане. В то время, как [17] Са’ид готовился к войне с хазарами, он получил от Масламы письмо, в котором тот упрекнул его в том, что он вступил в бой с ними до его прибытия, и ставил его в известность, что он во главе его, Са’ида, армии поставил ’Абдулмалика ибн-Муслима ’укайлита. По передаче командования над армией, Са’ид был арестован посланцем Масламы, закован в цепи и отправлен в Берда’у, где он был заключен в темницу. Что касается хазар, то они, (сняв осаду), ушли, но Маслама погнался за ними, о чем он донес Хишаму. В ответ на его (донесение) Хишам написал ему (стих): «Ужели ты им (хазарам) позволил уйти из Маймада, где ты мог их видеть, чтобы их искать в недоступных местах (в конце земли)», и приказал выпустить из тюрьмы (Са’ида) джурашита.

Передают, что Маслама заключил с жителями Хайзана мир и приказал разрушить городскую крепость; он взял себе там поместье, известное и до сего дня под названием «Хауз-Хайзана». С ним (Масламой) поспешили заключить мир цари гор; так, к нему явились: Ширваншах, Лираншах, Табарсараншах, Филаншах и Джаршаншах, а также владетель Маската. После этого Маслама направился к городу Бабу и занял его. В крепости Баба было в это время тысяча хазарских семейств: он их осадил и начал метать в них камнями, а затем железом, которому он придал форму камня. Но это ему не помогло; тогда Маслама направился к источнику, из которого Ануширван провел воду в их колодец, заколол (много) коров и мелкого скота и бросил туда содержимое их кишок и навоз. Не прошло одной ночи, как вода в городе испортилась, стала вонять, и в ней появились черви. С наступлением ночи, они (жители), бросив крепость, убежали. После этого Маслама ибн-’Абдулмалик переселил в город ал-Баб-у-ал-абуаб (Дербент) двадцать четыре тысячи (солдат) из Сирии, обязавшись выдавать им усиленное жалование. Вот почему жители Баба и до сего дня не позволяют ни одному правителю входить в город, если с ним нет денег, которые бы он распределил между ними.

И построил (Маслама) (в городе) амбар для провизии, амбар для ячменя и склад для оружия; он приказал вычистить цистерну (городскую), исправил разрушенные места в городе и украсил его. Вместе с Масламой находился и Мерван ибн-Мухаммед, который доблестно сражался рядом с ним против хазар, производя (в их рядах) страшные опустошения. После Масламы, Хишам (724-743) назначил правителем (Армении) Са’ида джурашита, который провел в этой стране (всего) два года. После него был назначен Мерван ибн-Мухаммед, который расположился в (области) Кисале и построил в нем город, в сорока фарсахах от Берда’ы и двадцати от Тифлиса. Потом он вступил в землю хазар со стороны Алленских ворот, а [18] Асиду 16 ибн-Зафиру сулямиту и Абу-Язиду с бывшими с ним царями гор, он приказал вступить со стороны ал-Баб-у-ал-абуаба. Мерван набросился на находившихся (тогда) в земле хазар славян и взял в плен двадцать тысяч семейств, которые поселил в Хахите (***). Позднее (эти славяне), убив своего вождя, убежали, но (Мерван) настиг их и перебил.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.