Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Репродуктивные органы 7 глава




Тошнота. Мы страдаем от тошноты, когда что-то из окружающей действительности, принятое внутрь, вы­зывает желание немедленно выбросить это «что-то». Другими словами, мы имеем дело с реальностью, ко­торая приносит расстройство, печаль и боль, и мы не хотим больше видеть ее возле себя. Такое может случаться, если мы совершили что-то, чего сами не хотели, и появилось желание «отменить» то, что про­изошло. Во время беременности тошнота отражает приятие и согласие иметь ребенка, а также связан­ные с этим многообразные эмоции и конфликты. См. также «Нарушение пищеварения» и «Желудок».

Тромбоз. См. «Повышенная свертываемость крови».

Угревая сыпь. Лицом мы обращены к миру; его видят первым и по нему нас принимают или отвергают. Если мы находимся в эмоциональном или ментальном противоречии с тем, кто мы есть, с выражением сво­ей внутренней природы, с самопознанием, то такое противоречие может прорваться наружу. Угри — это выражение раздражения, обиды и страха, которые связаны с поиском и отождествлением себя в этом мире, а также с потребностью в любви, уважении своей личности. К сожалению, угри часто еще больше затрудняют процесс самопознания, так как вызывают подавленность и стыдливость. Известно, что угри могут вызываться недоброкачественными продуктами: они нарушают функцию печени, которая служит хранили­щем раздражения (см. раздел «Печень» и с. 115). Кроме того, угревая сыпь может препятствовать контактам с другими людьми, что происходит, когда мы стремимся к близости и в то же время боимся ее. Угри также свидетельствуют о том, что мы позволили попасть под кожу чему-то, что нам докучает, и выражаем отрица­ние этого. См. также раздел «Лицо» и с. 76.

Утомляемость. Она говорит об «изношенности», внут­ренней усталости от проблем, необходимости кому-то помогать; это проявление депрессии и ощущения безвыходности. Утомляемость свидетельствует об утрате цели и направления, о потребности восстановить силы с помощью радости и любви к жизни. См. также«Синдром хронической усталости».

Уши. Они предназначены для того, чтобы слушать, поэтому проблемы в этой области имеют непосред­ственное отношение к данной функции. Глухота мо­жет развиться тогда, когда мы не принимаем услы­шанную информацию или не справляемся с ней, по­тому лишаем себя притока энергии. Инфекционные заболевания уха могут развиться, когда то, что мы слышим, вызывает раздражение, эмоциональную боль, противоречие, дисгармонию, то есть, буквально, «за­ражает» наш слух. У ребенка это может быть связа­но с конфликтами в семье или проблемами в школе. Косвенно уши также связаны с сохранением баланса между разумом и телом. Этот баланс обеспечивает наше вертикальное положение, собранность, ощуще­ние центра и направления. Когда мы теряем свой центр, мы теряем и равновесие. Это может случиться и тогда, когда мы не согласны с тем, что мы слышим! См. также «Глухота» и с. 80.



Ушибы. Они возникают, когда мы на что-то наталки­ваемся. Это «что-то», как правило, статично, поэтому оно символизирует не то, что идет к нам, а то, куда идем мы. Если мы идем вперед и обо что-нибудь спотыкаемся, то, очевидно, мы идем в неверном на­правлении, не смотрим, куда идем, и может быть должны изменить маршрут. Ушиб — это ментальная боль или страдание, это выражение «черных» эмо­ций, которые мы не облекаем в слова, или же пря­мое предупреждение о том, что мы не уделяем до­статочно внимания себе. Постоянная склонность к ушибам означает полное отсутствие жизненной устойчивости, то есть, свидетельствует о такой пози­ции, когда мы считаем себя жертвами, непременно страдающими от всего, что встречается на пути. В этом случае очень важно взять контроль в свои руки, управлять собой и самому принимать решения. См. также разделы, характеризующие пораженную об­ласть и сторону тела.

Фиброзы. Фиброз представляет собой плотное бо­лезненное образование в глубине мышечной ткани. Он развивается в результате растяжения мышц (сильное ментальное натяжение) или напряжения, стягивающе­го мышцы узлом (стянутое узлом ментальное напря­жение). Такое состояние свидетельствует о том, что наши мысли и позиции стали жесткими и причиняют страдания, что из-за внутреннего конфликта прекратился свободный поток энергии через конечности. Может быть, это ментальное напряжение связано с тем, что мы делаем или как выражаем себя в мире? Или оно зависит от взятого нами направления и от почвы, по которой мы ходим? См. также разделы, характеризу­ющие пораженную сторону и часть тела, и «Боль».

Фибромы. Эти доброкачественные опухоли обычно обнаруживаются в матке. Фибромы, хотя и не опасны для жизни, препятствуют развитию беременности. Любая опухоль мягких тканей свидетельствует о на­коплении ментальных стереотипов и установок, кото­рые подавлялись так долго, что приобрели твердость. Опухоль матки, как правило, связана с ощущением собственной женственности, сексуальности и особен­но материнства. Это может быть невыраженное чув­ство вины, стыда, растерянности, обиды. См. также «Кисты и опухоли».

Флебит. Это воспалительное заболевание вен, кото­рое обычно вызывается инфекцией или травмой. При флебите возникают нарушения в системе крови, в результате чего образуются тромбы. Кровь соответ­ствует нашей эмоциональной энергии, энергии любви, и вены служат магистралями, по которым эта энергия совершает круговорот внутри нас. Воспаление вен означает, что наша эмоциональная энергия разгоря­чилась, «распалилась», стала гневной и раздраженной, при этом нас что-то инфицировало извне, принесло ущерб средствам самовыражения. Такая инфекция или такое раздражение вызывают глубокую эмоцио­нальную боль. См. разделы, характеризующие пора­женную сторону и часть тела.

Фригидность. Неспособность получать сексуальное удовольствие свидетельствует о глубокой внутренней травме или конфликте, о боязни что-то потерять, в то время как на самом деле страх мы носим глубоко в себе. Это может быть проявление стойкой убежден­ности в том, что мы недостойны любви или уродливы, или же стыда и раскаяния. Фригидность может быть результатом сексуального насилия в детстве, роди­тельских поучений, сводящихся к тому, что «секс — это плохо», или же убежденности в том, что любовь и секс несовместимы. Пережитое оскорбление мо­жет быть так глубоко «захоронено» в бессознатель­ном, что мы просто боимся близости, отвергаем секс вообще. Глубокая любовь и доверительные отношения могут помочь в избавлении от любых страхов.

Фурункулы. Их появление сообщает о прорыве та­ких эмоций, как злость, ярость, раздражение и раз­очарование. См. также разделы «Абсцессы» и«Угри».

Холестерин. Небольшое количество холестерина не­обходимо для нормальной функции нервной системы, однако, совершенно необязательно, чтобы он посту­пал непосредственно из содержащей холестерин пищи, поскольку печень может его синтезировать. Высокий уровень холестерина в крови приводит к образова­нию жировых депозитов, которые способствуют су­жению артерий, развитию инфаркта миокарда и так далее. Холестерин поступает в организм главным образом с жирными и белковыми продуктами, осо­бенно мясными и молочными. Они символизируют снисхождение к собственным слабостям, благополу­чие и утешение. Потворствуя своим слабостям, мы обманываем себя, поскольку то, что мы себе в этом случае даем, таит потенциальную опасность и не мо­жет быть истинным даром. Потворствуя своим слабо­стям, мы создаем иллюзию, будто любим себя. Но если бы мы действительно любили себя, то не под­вергали бы риску! Прием большого количества холе­стерина (что часто означает переедание) на самом деле способ самоуничтожения. Это соответствует установке «жить сейчас, а расплачиваться потом». См. также «Артериосклероз».

Холодные конечности. См. «Кровообращение».

Цистит (инфекция мочевых путей). Воспаление мочевого пузыря или мочевыводящих путей приводит к появлению учащенного болезненного мочеиспуска­ния, даже при небольшом выделении мочи. Через мочевыводящие пути мы избавляемся от негативных эмоций, поддерживая внутреннее равновесие. Воспа­ление означает накопление злости, возмущения, раз­дражения или других «горячих» эмоций. Это свиде­тельствует о том, что в нас присутствует такой избы­ток отрицательных эмоций, что мочевыделительная система не в состоянии справиться с ними нормаль­ным образом. Поэтому при появлении позыва на мо­чеиспускание количество выделяемой мочи оказыва­ется небольшим. Органы мочевыделения расположе­ны в тазу, то есть в той области, где открываются новые возможности, а также реализуются наши взаи­моотношения с людьми. Поэтому мы можем обнару­жить, что развившееся воспаление обусловлено либо недостаточным выражением негативных эмоций, свя­занных с взаимоотношениями (доказано, что 80% слу­чаев цистита возникает во время разрыва отноше­ний), либо страхами и конфликтами, связанными с собственным движением вперед, рождением себя са­мого. См. также раздел «Мочевой пузырь» и с. 118.

Цистит. Воспаление мочевого пузыря. См. «Мочевой пузырь», «Инфекции мочевых путей», а также с. 118.

Шея. Это мост между разумом и телом, то связую­щее звено, которое позволяет осуществиться движе­нию и жизни. Она соответствует зачатию, вступлению в жизнь и обретению формы; она соответствует так­же щитовидной железе и ритму дыхания. Через шею проходит все то, что мы принимаем в себя из жизни: воздух, вода и пища. Именно на этом уровне мы можем «отсечь» себя либо от головы, либо от тела, становясь в результате либо бездуховными материали­стами, либо абстрактными идеалистами. Через шею проходит и наше самовыражение из сердца, наш го­лос и наша любовь. Тугоподвижность шеи свидетель­ствует о неспособности смотреть по сторонам, тогда мы уподобляемся лошади с шорами на глазах, которая может видеть только то, что расположено прямо пе­ред ней. Это означает упрямство и узость кругозора. То же самое состояние может быть и реакций на стресс, когда возникает желание укрыться и оградить себя. См. также с. 84.

Экзема. Кожа — это обращенная наружу часть на­шего существа, которая первой встречается с вне­шним миром. Экзема — это сбрасывание кожи, как у змеи; это освобождение от слоя мысленных стерео­типов (мягкие ткани) и установок, рождение нового существа. Экзема часто встречается у детей, возможно, что они принесли с собой в жизнь негативный опыт предшествующих поколений, и от него нужно изба­виться. Экзема также дает основание предположить наличие определенных затруднений и страданий при движении вперед, когда прошлое остается позади, ведь кожа не всегда шелушится безболезненно. Такое состояние может влиять и на поведение, мы становимся раздражительными или подавленными. Экзема может свидетельствовать о том, что нам что-то препятству­ет, мешает понять себя и свои потребности. Это также аллергия на внешний мир, способ «оставаться чистым»; а может быть, реальность принуждает нас уходить от нее, даже если мы на самом деле этого не хотим. Экзема — это признак огромной неудовлетво­ренности собой и своим внешним видом, это и жела­ние спрятаться.См. также разделы, характеризующие пораженную сторону и часть тела, и «Кожа».

Энтерит. Это проявление воспаления тонкого ки­шечника, в котором происходит всасывание питатель­ных веществ и информации из всего того, что мы принимаем внутрь себя. Энтерит развивается тогда, когда то, что мы получили в форме эмоций, мыслей или чувств, вызывает сильное раздражение и причи­няет страдания, не столько питает нас, сколько отравляет, но мы удерживаем это все в себе. То, что мы получили, обратилось против нас и вызвало эмо­циональное «воспаление». См. также «Толстый кишечник», «Тонкий кишечник» и с. 113.

Энурез. Это неконтролируемое бессознательное из­бавление от негативных эмоций. Часто это средство привлечения внимания и заботы о себе, так как в основе заболевания могут лежать чувства отвержен­ности, неуверенности в себе или страха. Моча — это те негативные эмоции, от которых мы обычно освобождаемся. Их бесконтрольный выброс происхо­дит ночью, когда мы этого не осознаем, что указыва­ет на конфликт на бессознательном уровне. Обвине­ния ребенка (или взрослого) в том, что он или она делают это специально, только усиливают конфликт и внутреннюю боль. Гораздо полезнее проявить любовь и безусловное приятие, что позволит больному изба­виться от внутренних страхов и неуверенности. См. также раздел «Мочевой пузырь».

Эпидермофития стопы. Зуд, боль и шелушение кожи на пальцах стопы свидетельствуют о ментальном раздражении, о том, что что-то попало под кожу и вызывает стресс и боль. Это область движения впе­ред, поскольку пальцы первыми вовлекаются в него. Скорее всего, раздражение связано с направлением и движением, с перспективой жизни. Пальцы ног так­же соответствуют областям головы, поэтому менталь­ное раздражение здесь ощущается в связи с абстракт­ной или понятийной энергией.

Эпилепсия. Эпилепсия развивается в результате нару­шения связей между клетками головного мозга, из-за чего один поток импульсов становится настолько силь­ным, что подавляет активность остальных. Эпилептиче­ский припадок характеризуется полной потерей созна­ния, иногда в течение нескольких минут, и сопровож­дается насильственными судорогами. В 2/3 случаев физическое состояние больного эпилепсией в целом не играет существенной роли, тогда как в остальных случаях выявляется причинная связь заболевания с травмой головного мозга, ранением головы или ин­фекцией мозговой ткани.

Эпилепсия свидетельствует о перегрузке нервных связей: то, с чем нам приходится иметь дело в жиз­ни, оказывается настолько тяжелым, что возникает желание «отключиться». Такое ощущение перегружен­ности может и в самом деле быть следствием чрезвы­чайных событий в нашем разуме. Эта чрезвычайность делает нас высокомерными, считающими себя лучше всех остальных — разве кто-нибудь еще может по­нять, что значит иметь припадки? Эпилепсия — это также крик о помощи, внимании и любви, возможно, следствие пережитого оскорбления или неприятия. Это состояние определяет особое положение эпилеп­тика, делает его не таким, как другие, оправдывает его претензии на повышенное внимание к себе и укрепляет чувство превосходства. Нарушение мозго­вых связей означает недостаток коммуникаций, а в данном случае мы имеем недостаток сообщений меж­ду нами и внутренней сущностью, то есть той нашей частью, которая надежна и любима, но с которой мы не можем соприкоснуться. Эпилепсия — это пораже­ние головы, которое указывает на преобладание аб­страктного, на чрезмерную вовлеченность в психи­ческие сферы и, соответственно, на стремление из­бежать контакта с реальностью; это отказ от осозна­ния почвы под ногами, от окружающего мира, такого безопасного и любящего.

Ягодицы. В части тела, на которой мы сидим, мы прячем все то, что не предназначено для посторон­них взглядов, удерживаем напряжение и тревогу. Сжимая ягодичные мышцы, мы можем изображать на лице улыбку, притворяясь, что у нас все в порядке. Это также наша опора, которая в положительном смысле означает определение своего места в мире. Здесь может проявляться и наше недовольство этим местом. См. также с. 101.

Язвы. Открытые язвы могут появляться либо на коже, либо на слизистых оболочках, как, например, пепти­ческие язвы. Это поражение энергии как мягких тканей (ментальной), так и жидкостей (эмоциональ­ной), оно свидетельствует о нарастающем ухудшении ситуации. Что-то нас «гложет», «пожирает», делает злыми, грубыми и раздраженными. Это может быть наша реакция на стресс или на событие, которое само по себе не является ни хорошим, ни плохим, но нас расстраивает и угнетает. См. разделы, характе­ризующие пораженную сторону и часть тела, а так­же раздел «Пептическая язва».

Яички. Мужские половые железы представляют со­бой естественный объект всех страхов, колебаний и сомнений по поводу своей мужской сущности; по поводу своей полноценности либо импотенции. В на­пряженной ситуации мы иногда чувствуем себя так, как будто нас кто-то держит «за яйца», особенно если это властная женщина. Может быть, нас «разжа­ловали» и мы стали бессильными? Или мы утратили свою мужественность? Проблемы в этой области означают, что нужно заглянуть в себя и освободиться от комплекса неполноценности.

Яичники. Это непосредственный и прямой символ женственности, способности быть женщиной и реа­лизовывать себя в этом качестве. Проблемы с яични­ками, как правило, свидетельствуют о глубоком конф­ликте, связанном с выражением женственности, со способностью стать или не стать матерью, или даже с существованием женщины вообще. Хотим ли мы иметь детей? Обижаемся ли мы на тех детей, которые у нас уже есть? Согласны ли мы быть женщиной вооб­ще? Может быть, мы предпочли бы быть мужчиной? Может быть, наша женственная природа была подав­лена или оскорблена? Может быть, нас отверг муж или любовник? Способны ли мы возродиться в себе? Идем ли мы в том направлении, в котором хотим? Яичники — это зарождение и созидание жизни. Они расположены в области таза, то есть там, где рожда­ется личность, где мы возрождаемся. Поэтому здесь отражается наш собственный жизненный путь.

Кис­та яичника — это наполненный жидкостью мешок, который образуется в яичниках или возле них. Это заболевание не представляет серьезной опасности, но может быть признаком накопления эмоциональной энергии или же признаком противоречивых чувств, связанных с энергией яичников.

Глава 7
ЦЕЛИТЕЛЬНЫЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ

Избавление от наших страданий — это самая тяже­лая работа из всех, что мы когда-либо делали. Но она и самая плодотворная. Исцелить — значит встретить­ся с собой по-новому, в новизне каждого момента, где все возможно, и нет прежних ограничений.
Стивен Левин
(«Исцеление в жизни и смерти»)

По мере изучения языка разума тела все лучше понимаем и структуры нашего тела, и то, что они стараются нам сказать, и то, как проявляются в нашей жизни. Постепенно становится очевидным, что когда постоянно повторяются травмы, болезни или несчастные случаи, происходит что-то очень серьез­ное. Зная язык тела и все используемые им символы, распознать происходящее не так уж и трудно. Одна­ко такого распознавания не всегда хватает, чтобы изменить стереотипы поведения, поскольку они слиш­ком глубоко запрятаны в бессознательном. Чтобы мы могли осуществиться действительные перемены, должно произойти самовосстановление (самоинтеграция).

Такая интеграция может происходить по-разному: посредством медитации, визуализации, молитвы, бесе­ды, работы с телом или через переживание тяжелой болезни. Понимание языка разума тела открывает нам дверь для работы на глубинном уровне, возмож­ность принимать и любить себя такими, как есть, со всем тем, что мы можем обнаружить внутри себя, только тогда мы можем начать исцеление. Оно про­исходит по мере того, как мы осознаем свою роль в достижении собственного благополучия, понимаем, что нужно освободиться от ограничений, а это происхо­дит только в том случае, если мы привносим осозна­ние и любовь во все аспекты своего бытия.

Все это не отрицает огромного значения медици­ны; скорее, мы ищем возможность работать в союзе с любыми медицинскими и даже вспомогательными средствами, чтобы исцеление осуществилось как можно быстрее и полнее. Существует множество ситуаций; когда лекарства или операции необходимы, чтобы спасти нам жизнь и избавить от страданий. Освобо­дившись от них, мы получаем энергию, позволяющую работать над собой. Исчезновение симптомов вовсе не равнозначно излечению. Исцелиться — значит, стать цельным, объединить то, что было разделено, достичь цельности тела, разума, эмоций и духа; в то же время вылечиться — значит, устранить проблему в пораженной части тела, не обращая внимания на целое. Если мы обратимся только к симптомам, не изменяя ничего внутри, то будем испытывать эти симптомы или что-то похожее на них снова и снова. Возможно, мы окажемся неспособными устранить все симптомы, что бывает в случаях неизлечимых заболе­ваний, но при этом нельзя отказываться от попытки самоисцеления.

Слова «исцеление» и «целостность» происходят из одного корня: исцелиться — значит стать цельным. Осознание того, что было упущено, а также дости­жение равновесия позволяют проявиться новой сво­боде — независимому движению к новому качеству жизни. Это не всегда зависит от физического излече­ния, но предполагает, что мы стали цельными внутри. Один из недостатков медицинского вмешательства в деятельность нашего организма заключается в со­здаваемой им зависимости, мы перестаем верить в то, что можем исцелить себя сами, начинаем беспо­коиться о том, что нам не хватит лекарства, или считаем, что будем чувствовать себя хорошо только до тех пор, пока будем выполнять предписание вра­ча. Однако многие специалисты допускают, что не они сами и даже не их назначения целительны. Все, что они могут сделать, — это обеспечить условия, в которых может произойти излечение. В конце кон­цов, внутри каждого из нас есть воля к тому, чтобы поправиться, исцелиться. Мы должны захотеть попра­виться, подготовиться к работе с собой, к изменению жестких поведенческих стереотипов. Тогда мы мо­жем работать рука об руку с любыми формами меди­цинской или альтернативной терапии, которая, как мы чувствуем, нам необходима.

Когда мы заболеваем впервые, мы испытываем страх, отчаяние, потрясение, злость, возмущение и обиду — в зависимости от тяжести болезни. Наше тело слабо и чувствительно к недомоганию или боли, а смерть в определенный момент абсолютно гаранти­рована. Будучи неподготовленными к встрече с ними, мы оказываемся необученными обращению с возника­ющими эмоциями и чувствами. Большинство из нас живет в состоянии отрицания, возмущения и негодо­вания по поводу того, что болезнь, несчастный слу­чай или смерть поражают нас или наших любимых. Когда мы заболеваем и страдаем, осознаем свою смерт­ность, нам некуда девать чувства, мы не знаем спосо­ба, который помог бы справиться с ними. В этот момент очень важно найти кого-нибудь, с кем можно поговорить, будь то родственник, друг, священник, врач или консультант, важно, чтобы он понимал, что значит болеть а, возможно, и умереть.

Когда наше самостоятельное существование и, в частности, наше эгоцентристское существование ока­зывается под угрозой, мы страшимся своей недолго­вечности. Мы боимся будущего, потому что знаем, что там нас ожидают по-прежнему недомогание, боль и в определенный момент — смерть. Вместо того, чтобы достойно встретить и принять эту объектив­ную ситуацию, мы цепляемся за прошлое, ведь оно, не смотря на всю болезненность и травмы, уже прой­дено и без значительных потерь, а значит, оно было безопасным. Цепляясь за него и сохраняя его внутри себя, мы избегаем жизни в настоящем, ведь настоя­щее означает, что существует и будущее, а нам хоте­лось бы не думать о нем, потому что оно угрожает жизни. Таким образом, наше прошлое становится внутри нас мертвым и гнилым. Например, от чувства вины, приобретенного двадцать лет назад, следовало давным-давно избавиться, но если этого не произошло, это чувство, в конце концов, проявится на телесном уровне. Если мы теперь отпустим свою вину, с чем же мы останемся? Мы останемся с пустотой, с буду­щим, с неизвестностью. Сохранение вины придает смысл нашей жизни, дает основания быть нам жалки­ми или важными, какие мы есть. Без этого мы осо­знаем собственную пустоту. Мы должны пережить страх потери самого себя, чтобы не остаться без ничего, чтобы открыть себя заново и обрести свободу.

Любовь — это избавление от страха. Иными сло­вами, любовь и страх не могут существовать вместе. Там, где любовь расширяется и становится всеобъем­лющей, страх сжимается и исчезает. Невозможно бояться и любить одновременно. Поэтому, если мы переживаем страхи одиночества, утраты или пусто­ты, то единственный способ их преодоления — на­чать любить, в первую очередь, самих себя. Когда мы на самом деле любим себя, тогда мы можем свободно любить и других, а они — свободно любить нас, и мы не нуждаемся в недомоганиях или в чем-нибудь по­добном, чтобы получить эту любовь.

Несколько лет назад я летела на самолете из Филадельфии в Даллас. Была поздняя ночь, пассажи­ров было немного, и каждый разместился на несколь­ких сидениях, устроившись почитать или поспать. Когда мы подлетали к месту назначения, самолет неожидан­но попал в хвост урагана Торнадо. Самолет, как легкое перышко, стало кидать по небу и трясти, багаж в беспорядке рассыпался по салону. Мгновен­но очнувшись от сна, как будто бы на меня надели кислородную маску, я уверилась, что нам не выжить, и мысленно приготовилась умереть. Это ощущалось нормально — если мое время пришло, то я готова. Внезапно меня пронзила мысль, что если я умру, то я не смогу сказать людям, которых я люблю, что я любила их. Это был такой сокрушительный для меня момент, что он поверг меня в состояние шока. По­чти в это же самое время я поняла, что меня почти тошнит. В это время самолет сумел уйти от этих «американских горок» и пошел на посадку в аэро­порту где-то южнее Далласа.

Прошли еще четыре дня, прежде чем я добралась домой и получила возможность переварить все, что произошло. Последующие несколько недель я не только писала и говорила любимым мною людям, что я люблю их, но я также поняла, что осознания моей любви к ним недостаточно, я должна была найти любовь к себе. Я получила глубочайший опыт: столкнувшись со смертью, я столкнулась с любовью. Этот опыт показал мне глубину и власть любви, которая оказалась на­столько сильной, что смогла вернуть меня обратно, когда я уже была готова к смерти. Но когда я инте­грировала в себя понимание того, что любовь — это все, это основополагающая энергия жизни, в этот момент я открыла, что глубоко внутри не верила в любовь. Прошлые переживания, детская боль и не­приятие — все это накопилось во мне, сформирова­ло глубокое недоверие к ней. Я, испытав красоту и подавляющую власть любви, не верила ей!

Я обнаружила, что для того, чтобы полюбить себя, я должна раскрыться, пройти достаточно болезнен­ный путь грустных воспоминаний и обид. Мне потре­бовалось некоторое время, чтобы залечить свои раны, разрешить недоверие, но мое представление о глуби­не и силе любви изменилось. Я помню, однажды, во время медитации я прожила жизнь с самого начала, со всеми ее трудностями, обидами и травмами. И я увидела, что любовь сопровождала меня всегда, под­держивала даже в самые сложные моменты. В конце концов, я поверила в нее.

Полюбить себя — значит, в первую очередь, себя простить. Обычно мы считаем, что должны прощать других, потому что это они обидели нас. Но на самом деле мы знаем: только мы отвечаем за все, что с нами происходит; и если посмотрим на себя при­стальнее, то увидим собственную вину или стыд. Ни­кто не может заставить нас злиться или обижаться: злость или обида — это наши собственные реакции, они находятся внутри нас. И тогда мы можем спро­сить себя, как часто наши болезни служат нам само­наказанием. Готовы ли мы избавиться от потребности в отмщении, чтобы вместе с ней могла уйти и бо­лезнь? Готовы ли мы простить себя глубоко и полно, так, чтобы суметь потом простить и других? Готовы ли мы любить себя такими, как мы есть, грешными и неправыми?

По мере развития способности познавать свои страхи, возмущение или подавленные эмоции, мы должны найти способ и вынести эти чувства на по­верхность, чтобы можно было с ними справиться. От осознания должно прийти избавление. Однако вовсе не обязательно высказывать человеку, на которого мы долгие годы были злы, что мы больше на него не злимся; мы вообще не нуждаемся в высвобождении злости. Мы можем по-настоящему разрешить ее внут­ри себя, трансформировать ее негативную энергию в позитивную. Злость — это просто энергия, и мы можем использовать ее таким способом, какой выбе­рем сами. Я наблюдала это у Джона, у которого из-за огорчения и возмущения, собственным отцом раз­вилась болезненность. Но его отец умер несколько лет назад, и поэтому у Джона не было возможности выказать ему свои чувства. Когда Джон осознавал свои чувства и понял их глубину и силу, он смог интегрировать эту энергию в себя и простить и себя, и отца. Из пассивной и подавленной личности, подчи­ненной авторитету отца, подверженной простудным заболеваниям, Джон смог стать сильным и энергич­ным человеком, он даже вырос физически.

Чтобы начать процесс исцеления, мы должны посмотреть, действительно ли мы хотим поправиться, а это не всегда простой вопрос. Многие из нас предпочитают принимать таблетки и не думать о сво­ей озлобленности, перенести хирургическую опера­цию, но ничего не менять в своей жизни. Обнару­жив, что у нас еще есть потенциал для выздоровле­ния, мы начинаем уклоняться от лечения, ведь оста­ваться в прежнем болезненном состоянии проще, чем что-то менять в себе. Ведь существуют и скрытые причины нашего недомогания — в действительности болезнь служит нам наградой, отдушиной, поскольку во время болезни к нам проявляют повышенное вни­мание и любовь; мы думаем, что именно болезнь нас делает теперь «настоящим» человеком. Возможно, также, что болезнь стала нашим постоянным спутни­ком, и при мысли о том, что мы останемся без нее, возникает ощущение пустоты. Возможно, наша бо­лезнь стала местом, где можно спрятать все наши страхи. Может это способ заставить кого-то раска­яться в причиненной нам обиде; в равной степени она может служить и способом воздержания от соб­ственного раскаяния. Но может быть, мы на самом деле хотим уйти из жизни? Сильная физическая боль может быть отражением огромной психической боли, бывает, что после блокирования физической боли лекарствами, возникает нервное расстройство или даже попытка самоубийства.





©2015- 2017 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов.