Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Вторая книга серии о Вайпере





ПУТЬ РЕЙЗЕРА

Книга: Путь Рейзера

Автор:Джейми Бигли

Жанр: Современный любовный роман

Рейтинг: 18+

Серия: Последние Всадники #1 (про разных героев)

Номер в серии: 1

Главы: 23 главы

Переводчик: Валерия К.

Редакторы: Дарья Х. и Алена Ф.

Вычитка и оформление: Натали И.

Обложка: Таня П.

ВНИМАНИЕ! Копирование без разрешения, а также указания группы и переводчиков запрещено!

Специально для группы: K.N ★ Переводы книг

(https://vk.com/kn_books)

 

Аннотация

Бет Корнетт хорошая девочка, поэтому вполне очевидно, что она избегает опасных членов байкерского клуба. К несчастью, на нее обращает внимание Рейзер, который задается целью соблазнить и понравиться ей, несмотря на все ее опасения. Когда самые ужасные страхи оправдываются и она остается с разбитым сердцем, Бет принимает решение забыть, как она пустилась во все тяжкие.

Рейзер не намерен меняться ради женщин, даже ради Бет. Стиль их жизни слишком разный, поэтому после его предательства Бет сбегает. Слишком поздно он осознает свою ошибку, которую Бет не намерена прощать или забывать. Только когда Бет становится целью киллера, она обращается к нему и «Последним Всадникам» за защитой. Рейзер, может, и получил хороший урок, но на этот раз, пока она находится в клубе, Бет должна подчиняться их правилам.

Этот роман предназначен исключительно для взрослой аудитории. Всем героям, ведущим половую жизнь, уже исполнилось восемнадцать или они старше. Просьба не покупать/читать данный роман, если откровенные сексуальные сцены, сцены с присутствием более двух партнеров, умеренная жестокость и нецензурная лексика оскорбляют ваши тонкие чувства.

ВНИМАНИЕ!

Копирование и размещение перевода без разрешения администрации группы, ссылки на группу и переводчиков запрещено!

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.


Глава 1

 

Бет припарковала свой маленький автомобиль на свободное парковочное место напротив дешевого продовольственного магазина. Захватив список покупок и огромную сумку, она взглянула на часы, прикинув, что у нее есть час, чтобы сделать покупки для миссис Лангли. Слабая пожилая женщина наняла Бет для выполнения поручений, которые уже не в силах сделать сама. Она была одной из многих клиентов, которых Бет обслуживала за последние пять лет. Ей даже пришлось нанять студента колледжа на полставки для выполнения подсобной работы, которую она сама физически не могла сделать. Чистку гаражей, перенос тяжестей и стрижку газона заказывали часто, и однажды ей пришлось бы от этого отказаться. С тех пор, как она смогла нанять Блейка, эту часть работы выполнял он, а она могла получать небольшую прибыль для себя.



У Бет не заняло много времени, чтобы купить все по списку. Бросив хмурый взгляд на скудный список продуктов, она забеспокоилась о снижении аппетита миссис Лангли. Она знала, что не финансы являются причиной короткого списка. Получив диплом по бухгалтерскому учету, Бет сама управляла большей частью своих финансов, и дополнительное задание в виде ведения счетов по чековой книжке миссис Лангли не отнимало много времени. На самом деле, от использования заброшенных навыков, ради которых она упорно трудилась и о которых ей ежемесячно напоминал платеж по студенческому кредиту, она чувствовала себя лучше. После окончания учебы она буквально наткнулась на свой бизнес, когда ее соседка заболела. Бет добровольно вызвалась выполнять ее поручения, пока та не поправится. С тех пор ей помогало «сарафанное радио», пока она не набрала клиентуру, которая обеспечивала ее постоянным доходом, но при этом оставляла мало свободного времени. Ее клиенты начали звонить и просить выполнить всякие мелкие поручения, с которыми они сами вполне способны были справиться. Под такими просьбами зачастую скрывалось их желание скрасить свое одиночество. Бет думала, как это грустно, что они звали ее вместо своих детей, живущих рядом, но отказывающихся оставить свои дела, чтобы увидеть своих родителей, вырастивших и воспитавших их. Когда она выставляла им счет, они отправляли ей чек, тем самым успокаивая свою совесть.

Бет складывала покупки в багажник машины, когда рокот двигателей наполнил вечерний воздух. Напрягшись, она оглянулась через плечо и увидела большую группу байкеров, въезжающих на парковку. Захлопнув крышку багажника, Бет быстро открыла дверь своей машины и залезла внутрь, закрывая и блокируя ее. Вставив ключи в замок зажигания, она увидела, что байкеры припарковались вместе, близко друг к другу. В крошечном городе Трипоинт был мотоклуб, захвативший мирный город три года назад.

«Последние Всадники» — байкерский клуб, чье настоящее местонахождение было неизвестно большинству горожан. Многие считали, что он расположен в горах на границе между Кентукки и Вирджинией. Когда они попадали в неприятности, а случалось это довольно часто, два граничащих отделения полиции перекидывали эти преступления другим участкам. Поэтому, ни за одно из преступлений, которые, как считалось, они совершили, клуб никогда не нес уголовной ответственности. Они росли и становились сильнее, ближайшие населенные пункты были запуганы устрашающими незнакомцами, которые жили и играли жестко. К счастью, они жили сами по себе и все неприятности, в которые они попадали, оставались в рамках их закрытой группы и в стенах невезучего бара, который они выбирали на ночь. Последствия таких ночей приводили к закрытию бара на ремонт на несколько дней. Как правило, один из членов клуба приходил на следующий день с пачкой денег для владельца бара вместе с дополнительной суммой за молчание. Это стало регулярным источником дохода для владельцев мелкого бизнеса.

Бет наблюдала из машины, как большая группа направилась в магазин. Мужчины были одеты в джинсы и кожаные куртки с эмблемой клуба на спине. Все в маленьком пространстве обходили их стороной, не желая нажить себе неприятностей. Несколько женщин разбавляли эту группу мужчин. Одна из девушек рассмеялась, чем привлекла внимание Бет. Внучка миссис Лангли — Саманта, шла, обняв за пояс одного из крупных мужчин. Его рука была небрежно закинута на плечи Саманты, так как он шел рядом с ней и разговаривал с одним из байкеров, полностью игнорируя разбегающихся клиентов. Видя панику остальных, Бет почувствовала себя виноватой, хотя поведение байкеров ничем не отличалось от обычного покупателя, идущего за покупками в маленький магазин. Cэм была одета так, как Бет никогда раньше не видела. Она создала себе репутацию еще до того, как байкеры заявили о своем присутствии в городе. На ней были узкие джинсы, обтягивающие бедра, а сверкающий пирсинг в пупке привлекал внимание к ее плоскому животу. Узкий топ выставлял обнаженными вершины ее грудей. Завершали образ байкерской крошки мотоциклетные ботинки. Бет была уверена, что от такой картины у бабушки Сэм случился бы сердечный приступ.

Сэм была на несколько лет моложе Бет, и в свои девятнадцать ее тело было стройным и гибким, в отличие от низкого и коренастого телосложения Бет. Бет не была толстой, но из-за роста метр пятьдесят, казалось, что вес увеличивался от любой еды. К счастью, работа и тренировки сохраняли ее форму от превращения в пухленькое безобразие. Когда байкеры зашли в магазин, Бет осторожно выехала. Она беспокоилась за молодую девушку, но будучи знакомой с характером Сэм, была уверена, что та не оценит ее заботу. Бет знала, что миссис Лангли сильно бы волновалась, если бы знала, с кем общается ее внучка, а отец Сэм был бы в ярости. Винсент Бедфорд был президентом местного банка. Он был надменным и высокомерным человеком, сохраняя свои очаровательные манеры только для высшего общества Трипоинт. Бет разговаривала с ним только тогда, когда его теща нанимала ее. Удивительно, но миссис Лангли попросила Бет, чтобы та занималась ее финансами, и ее зять не возражал. Вскоре она поняла причину, когда разобралась в счетах. Винсент Бедфорд не был заинтересован в том малом, что было у его тещи, вместо этого он был занят тем, что целовал задницу каждой богатой и овдовевшей женщины в Трипоинт. Бет свернула на небольшую дорожку, что вела к дому миссис Лангли, чтобы оставить продукты, которые та просила. Бет уже наперед планировала следующее задание, которое ожидало ее внимания. Она надеялась закончить со всем и вернуться домой до темноты.

 

***

 

— Ты это видела? — спросил Рейзер девушку, которая крепко держалась за него.

— Как я могла такое пропустить? Она фактически запрыгнула в свою машину от страха. Я уверена, что она обмочилась.

Рейзер рассмеялся, и все остальные, которые тоже видели бег соблазнительной маленькой блондинки к ее машине, присоединились к нему.

В магазине они разделились, чтобы набрать продуктов на следующую неделю. Огромное количество мяса, чипсов и пива полностью наполнило три тележки.

— Как мы собираемся отвезти все это домой? — Сэм спросила Рейзера, когда он вытащил крупные купюры, чтобы заплатить на кассе.

— Возможно, мы должны нанять напуганного маленького мышонка твоей бабули, чтобы отвезти все это, — пошутил он.

— Не шути так. Я уверена, что она побежала прямиком к моей бабушке, чтобы настучать на меня. Пронырливая стерва.

Трейн подошел к ней сзади, притянул ближе и, проведя рукой по заднице, прижал к своей выпирающей промежности, не обращая внимания на глазеющих покупателей и продавца, не привыкших к демонстрации явного сексуального поведения в общественных местах.

— Что она скажет, Сэм? Что ты трахаешься с одним из нас? О чем волноваться, это не правда, — он усмехнулся, притягивая ее еще ближе.

— Не переживай, Сэм, старухе даже в голову не придет, что ты трахаешь их всех, — ехидно прошептала Эви, оттолкнув ее к одной из перегруженных тележек, и направилась в сторону раздвижных дверей. — Загружайте все продукты в мою машину, — направила она байкеров, игнорируя сердитый взгляд Саманты.

Сэм стала ярко-красной от неуважительного к ней отношения популярной Эви. Почувствовав на себе пристальный взгляд кассирши, она огрызнулась:

— Чего уставилась, стерва?

— Все так, Сэм, — Трейн ослабил хватку, перед тем как чмокнуть ее в губы, представляя шоу для ошарашенных людей на кассе. Со злостью, Сэм оттолкнулась и ушла от образовавшейся толпы в магазине.

 

***

 

Бет вошла в дом миссис Лангли, с осторожностью неся продукты. Она тихо разложила продукты, перед тем как пойти искать пожилую женщину. Она нашла ее лежащей на диване, где та прилегла вздремнуть.

— Миссис Лангли?

Бет уже хотела уйти и оставить ее отдыхать, когда услышала ее уставший голос:

— Бет?

— Да, это я.

Бет прошла в комнату, чтобы женщина могла ее увидеть, не поднимаясь.

— Я подумала, может быть, это Саманта. Она собиралась зайти в гости на этой неделе, — грусть светилась в ее бледно-голубых глазах.

Бет почувствовала комок в горле. Многие ее клиенты страдали от одиночества, поэтому, чувствуя необходимость посидеть несколько минут, Бет слушала воспоминания о детстве Саманты. Она знала, что бесполезно злиться на то, что было ей не подвластно, но она хотела бы встряхнуть девчонку за то, что та игнорировала свою бабушку. Она просто следовала примеру отца; мама Сэм, дочь миссис Лангли, погибла в автокатастрофе, когда Сэм было четырнадцать. Ожидая, когда женщина закончит свой рассказ, Бет прервала ее между историями.

— Мне жаль, я не хотела вас потревожить. Я просто хотела вам сказать, что привезла продукты и разложила их. Блейк придет в выходные, чтобы почистить водосток и убрать вещи, которые вам больше не нужны.

— Спасибо. Не знаю, что бы я делала без твоей помощи.

— Я уверена, что ваша семья была бы больше чем рада вам помочь.

— Ты так думаешь?

— Я знаю. Сейчас не спите долго, а то не сможете уснуть ночью. Увидимся в субботу. Я запру дверь, когда буду уходить.

Бет оставила ее уже задремавшей, и, когда закрывала тяжелую дверь, низкий рокот двигателей мотоциклов вновь привлек ее внимание. Они ехали медленно, ниже уровня допустимой скорости, проезжая прямо перед домом, из которого вышла Бет. Саманта сидела на заднем сидении большого черного байка, крепко прижавшись к другому байкеру, не к тому, с которым она зашла в магазин. Бет почувствовала на себе ее взгляд, когда та проезжала мимо, и махнула рукой в знак приветствия. Саманта повернула голову в другую сторону, нагло игнорируя обычное приветствие.

Бет одернула себя, чтобы перестать расстраиваться из-за пренебрежения. Саманта никогда не была дружелюбной, когда их пути пересекались, чаще она была откровенно недружелюбной. Бет старалась не позволять этому ее беспокоить, но она не понимала, почему девушка так сильно не любила ее.

Путь к автомобилю, казалось, был длиной в несколько километров, вместо нескольких метров. Пока шла к машине, она покосилась в сторону проезжающих байкеров. Если бы это не было так заметно, Бет вернулась бы в дом, пока те не проехали. Но она не хотела выставлять себя дурочкой дважды за один день. Она облегченно выдохнула, как только проехал последний. Это был тот байкер, который обнимал Саманту за плечи в магазине.

Он смотрел в ее сторону, пока она шла к машине. У нее перехватило дыхание от его суровой красоты. Его темно-каштановые волосы достигали воротника кожаной куртки и были спрятаны под спортивной шапкой. Солнцезащитные очки скрывали цвет его глаз, но это не уменьшало силу его взгляда. Его взгляд опалил ее, когда их глаза встретились. Бет увидела, как его губы искривились в порочной ухмылке, как если бы он знал, какие чувства бушуют в ней. Бет поспешила к своей машине, отрывая взгляд от проезжающего байкера. Она не обернулась, когда услышала рев мотора, как будто он смеялся над ней.

У Бет дрожали пальцы, когда она пыталась вставить ключи в замок зажигания. Она не знала, почему при виде байкеров чувствовала себя некомфортно. Она пришла к единственному выводу, что они объединяли в себе все пороки, о которых предупреждал ее отец. Родители Бет родились и выросли в Трипоинте. Ее отец был местным баптистским пастором, а мама была предана его работе. Они многого ожидали от нее. И община внимательно следила за ней, рассказывая ее отцу о каждом нарушении, которое было против их учения в рамках праведной жизни. В наказание отец часами читал ей лекции и несколько дней бросал в ее сторону укоризненные взгляды, заставляя Бет чувствовать себя неправильной и плохой. Впечатления, которыми обычно наслаждаются молодые девушки, такие как танцы и парни, ассоциировались с чувствами, которые разочаровывали ее отца. У Бет было два варианта: или восстать, или подчиниться требованиям отца и общины. Бет не была борцом, она уступила требованиям родителей из-за сестры. Чтобы показать пример благотворительности, ее родители удочерили маленькую девочку, Лили. Она была полной противоположностью Бет: высокая, стройная и ослепительно красивая, как снаружи, так и внутри. Когда вы на нее смотрите, то не можете оторвать от нее глаз, как будто пропустите что-то очень важное. Глядя на эту девятнадцатилетнюю красотку, вы никогда бы не подумали, из какого ада родители Бет вытащили ее.

Лили была очень маленькой для своих лет и ее биологическая мать нарушила закон, не отдав ее в школу. После того как ее удочерили, чтобы она не отставала от своей возрастной группы, родители Бет сказали всем, что, на самом деле, она на два года младше. Бет любила свою сестру, и когда ее родители были убиты во время благотворительной миссии, то переехала домой, чтобы заботиться о ней, пока та не закончит школу. Сейчас Лили была в выпускном классе и должна окончить школу через несколько месяцев. Она более чем догнала в развитии и умственно и физически, но они решили держать ее возраст в тайне. Это было решение их родителей, но в школе знали ее настоящий возраст. Это было, в большей степени, сделано для общины, от которых держали все в секрете, чтобы они верили, что ей семнадцать.

Заботиться о Лили было не сложно, в то время как Бет задыхалась от родительских запретов, Лили была принята ими. Правила обеспечивали безопасность и опору травмированной девушке. Разум Бет уклонился от воспоминаний о первой встрече с маленькой девочкой, и она действительно была благодарна родителям за то, что они спасли ее сестру по сердцу, хоть и не по крови.

Бет въехала на подъездную дорожку к дому и увидела свет на крыльце. Лили ждала ее с работы. Она почувствовала запах еды, когда вошла в уютный дом.

— Привет, сестренка. Ты поздно, — Лили поприветствовала и в то же время обвинила ее.

— Знаю. Я бы позвонила, но знаю, как ты относишься к тому, что я говорю по телефону за рулем, — Бет сняла обувь и ободок, который держал ее волосы, чтобы те не лезли в глаза. Бет облегчила опасения сестры, зная, как та была травмирована неожиданной смертью родителей.

— Все в порядке, — Лили тут же простила сестру. — Давай поедим, а то я умираю с голода.

Бет рассмеялась над стройной фигурой сестры.

— Ты всегда голодная. Не понимаю, как ты не можешь набрать вес, хотя постоянно ешь. Должно быть, это хорошие гены, — Бет тут же пожалела о своих словах, увидев боль в глазах сестры.

Быстро взяв ее за руку и потянув Лили на кухню, она сменила тему:

— Что на ужин?

Смеясь, Лили ответила на ее вопрос:

— Твои любимые спагетти.

Девушки накрыли стол и через несколько минут сидели и наслаждались ужином, который приготовила Лили.

— Итак, какие у тебя планы на эти выходные?

— Ничего особенного, — отмахнулась Лили, отрезая кусочек чесночного хлеба. — Учеба.

Бет хмуро посмотрела на нее из-за ее короткого ответа.

— Разве выпускной не через несколько недель?

— Да, но я не пойду.

— Почему? Чарльз не хочет идти?

Бет постаралась не морщиться, когда произносила его имя. Он был хорошим парнем, но в нем проявлялись такие же черты характера, что были у их отца. Его уверенность в своей правоте часто действовала Бет на нервы.

— Нет, и я тоже не хочу, — Лили подняла руку, когда Бет попыталась протестовать. — Ты не пошла на свой выпускной, потому что папа не разрешил, и я не могу пойти, зная, что он не хотел бы этого, и Чарльз согласен.

Бет подобрала слова с осторожностью:

— Лили, времена изменились. Сейчас церковь гораздо более снисходительна, чем когда отец был пастором. Я не говорю, чтобы ты шла и зажигала, просто сходи и проведи хорошо время. Всегда есть золотая середина.

Лили только покачала головой.

— Нет, Бет, пожалуйста, я не хочу идти.

Бет начала спорить с сестрой: был ли это выпускной, на который она не хотела идти, или же вечеринка после него, которая могла стать дикой. Телефон прервал ее мелодией «Into the fire». Лили укоризненно посмотрела на Бет за выбор мелодии, но та проигнорировала это. Она любила музыку и наслаждалась ею, вопреки наставлениям своего отца, что та ведет к греху и к искушению. Бет не могла позволить Лили заставить ее поменять рингтон на более скучный.

— Алло?

— Бет. Это Локер Джеймс. Прости, что беспокою тебя вечером, но у меня проблема, и я надеюсь, ты сможешь помочь.

— Нет проблем, мистер Джеймс, чем могу вам помочь?

Лили скорчила рожицу, пока накладывала себе еще порцию спагетти.

— Я только что получил звонок от Мика из бара, что отец пьяный там и пытается завязать драку с другими посетителями. Я надеялся, что ты сможешь отправить туда Блейка, чтобы он забрал его и привез ко мне домой. Я бы сделал это сам, но я на встрече в Вашингтоне.

— Я не могу отправить Блейка, но позабочусь об этом для вас.

Отец мистера Джеймса, Тон, был маленьким мужчиной с большим именем под стать. Он был милым человеком, когда был трезвым, но когда напивался, ему удавалось убедить себя, что он задира. Это часто приводило к дракам, в которых он проигрывал, и иногда это заканчивалось в пункте медицинской помощи, где его зашивали под яростные упреки сына.

Локер Джеймс нанял Бет, потому что часто уезжал из города по работе и хотел, чтобы кто-то приглядывал за его отцом.

— Я не уверен, что это лучший вариант. С отцом трудно справиться, когда он пьян.

Грусть в его голосе была четко слышна через телефон. Бет усмехнулась, она хорошо знала, каким капризным был Тон. С тех пор, как она была нанята, ей уже приходилось укладывать его в постель несколько раз за последние месяцы. Но это первый раз, когда ей придется пойти в бар «У Рози», чтобы вытащить его с пирушки.

— Я справлюсь с Тоном. Не переживайте. Мик поможет мне усадить его в машину.

Она хорошо была знакома с Миком, владельцем бара, который приходил в церковь отца и продолжил ее посещать, когда вступил новый пастор. Ее отец часто спрашивал у матери, приходил ли он, чтобы покаяться за грехи, которым он позволял свершаться в его заведении или за те, что совершил сам. Когда этот вопрос доходил до Мика, он просто менял тему проповеди отца, перенаправляя восторженного пастора от его решимости спасти одного из самых больших грешников в пастве. Его огромные пожертвования вскоре прекратили дальнейшие попытки спасти его душу.

— Ты уверена? — сомнение было слышно в голосе мистера Джеймса, а затем Бет услышала его вздох. — Позвони мне, когда привезешь его домой. Если будут какие-то проблемы, сразу же дай мне знать.


Глава 2

 

Бет быстро добралась до бара на окраине города, оставив Лили мыть посуду, совершенно не чувствуя вины за это. Проведя все детство за уборкой посуды после всех обедов, которые ее родители устраивали для членов их общины, это была единственная работа по дому, которую Бет презирала.

Бет с трудом сглотнула, когда остановилась и увидела забитую стоянку перед баром «У Рози». Вечер пятницы был насыщенным для бара, большинство мест было занято мотоциклами. Нехорошее предчувствие ударило ее в живот. Прежде чем она смогла передумать и позвонить Локеру Джеймсу, сказав ему, что не может спасти его отца, Бет быстро пошла ко входу. Когда она приблизилась к двери, движение сбоку от заведения привлекло ее внимание.

Мужчина стоял, прислонившись спиной к стене здания, в то время как женщина в черной юбке с оборками стояла на коленях перед ним. Его член был погружен в ее рот. Покачивание ее головы в точности демонстрировало, какой половой акт она исполняла. Когда Бет смогла поднять свой шокированный взгляд от толкающихся бедер и погружающегося большого члена в жаждущий рот женщины, она узнала мужчину, который видел ее бегущей к своей машине. Пока Бет останавливала себя от того, чтобы побежать обратно в безопасность ожидающей ее машины, он поднял свой взгляд и увидел, что Бет уставилась на них в немом удивлении.

Он не замедлился, наоборот, рукой сжал волосы женщины и притянул ее ближе. Он на мгновение оборвал зрительный контакт с Бет, чтобы посмотреть, как его член исчезает в явно опытном рту стоящей на коленях женщины. Ее черный топик был спущен вниз и болтался вокруг талии, когда байкер протянул руку и обхватил ладонью грудь. Бет увидела, как он начал крутить ее сосок и женщина начала извиваться. Ее голова покачивалась быстрее, пока Бет не поняла по его страстному стону и по тяжелым вздохам женщины, что он кончил ей в рот.

Хлопанье дверью вернуло ее к реальности, и она рванулась вперед, практически забегая в бар. Бет презирала себя за то, что наблюдала за парой, за то, что застыла, неспособная двигаться под его пригвоздившим ее к месту взглядом.

Ей понадобилось несколько секунд, чтобы глаза привыкли к полутьме помещения. Посмотрев вокруг, она увидела Тона, сидевшего возле барной стойки и, похоже, она пришла как раз вовремя. Другой байкер, которого она ранее видела сегодня рядом с Самантой, удерживал его за горло. Бет заметила, что теперь Сэм сидела на коленях у сильно татуированного байкера.

Предполагая, что верность — несуществующее понятие в этой группе, Бет кивнула Мику, который не отводил от нее взгляда с тех пор, как она вошла. Осторожно подходя позади Тона, который не мог видеть ее приближение, так как теперь байкер держал его болтавшимся в воздухе, решив придушить ее клиента, Бет протянула руку и дернула его.

— Извините меня, не могли бы вы отпустить его?

Мужчина повернул голову в ее сторону, и с дрожащих губ Бет сорвался писк, когда она увидела его невероятно пугающее лицо. Бет считала себя признанной трусихой и, по-умному, никогда бы за миллион лет не пыталась противостоять огромному человеку напротив нее, если бы не была вынуждена сделать это для клиента и, конечно же, ради огромной суммы, которую она собиралась выставить Локеру Джеймсу. Проглотив огромный ком страха, застрявший в горле, Бет протянула руку и оторвала байкера от уже фиолетового Тона.

Освободившись, Тон вцепился в стойку бара, повиснув на ней, втягивая воздух в лишенные кислорода легкие. Он с трудом дышал, привлекая всеобщее внимание, так как они ждали, чтобы увидеть, будет ли у старика инфаркт или он восстановится.

— Какого черта?

Огромный байкер двинулся вперед, чтобы снова схватить Тона, когда Бет встала перед ним, блокируя ему доступ.

— Я прошу прощения за все, что он сделал. Я здесь, чтобы забрать его. Если вы дадите мне минуту, я заберу его, и он не будет больше никому докучать, — с опозданием, Бет заметила, что у страшного байкера не было волос. — Я имела в виду, — поспешно Бет заговорила снова, — я знаю, что он может немного раздражать, когда выпивший, но не позволю ему больше беспокоить вас. (Примеч. Игра слов: out of your hair — выражение: оставить в покое, не докучать; в то же время отдельно hair переводится, как волосы).

Тишина в баре позволила Бет услышать ее грохочущее сердцебиение.

— Он назвал меня трусом. Я собираюсь выбить из него все дерьмо, и тогда ты сможешь забрать его куда хочешь, черт побери, — байкер снова протянул руку, чтобы схватить Тона, отталкивая девушку со своего пути. Бет схватилась за барный стул, чтобы восстановить равновесие, когда услышала суровый голос, который приказал этому остолопу:

— Отвали, Нокс, отпусти его. Ты сможешь свести счеты потом.

Бет повернулась, чтобы увидеть, как тот мужчина с улицы отталкивает огромную мужскую спину. Женщина, которая делала ему минет, робко следовала за ним. Она подмигнула Бет, перед тем как зашла за барную стойку и начала наполнять бокалы пивом с пеной.

Бет почувствовала, как начала краснеть, неспособная посмотреть ему в глаза. До сих пор злясь за то, что выставила себя дурой именно перед этим конкретным байкером.

Мужчина по имени Нокс выглядел так, будто собирался спорить, но усмехнулся ей и повысил голос, чтобы Тон мог услышать его:

— Считай, тебе повезло, старик, что сегодня пришла эта сладкая сучка. Но я разберусь с тобой позже. Я устал от того, что твой рот выдает много того, для чего ты уже слишком стар.

Тон с восстановившимся дыханием, но не рассудком, неблагоразумно ответил:

— Видишь, Бет, что я имел в виду, он — трус.

Бет закричала, когда Нокс бросился на нераскаявшегося Тона, отталкивая ее в сторону, а байкеры кинулись, чтобы удержать Нокса. Бет почувствовала, как кто-то схватил ее и удерживал, пока она не обрела равновесие. Посмотрев вверх, она оттолкнулась от твердого тела, которое поддерживало ее. Его взгляд был направлен на нее, вызывая чувства, которые она подавляла в течение многих лет. Чувствуя себя не комфортно от воспоминаний о его недавнем половом акте с официанткой, покрасневшая Бет обернулась и увидела, что сильно татуированный байкер удерживает вырывающегося Тона, а четыре других сдерживают рассерженного Нокса.

— Это мой бар и меня не волнует, что здесь происходит до тех пор, пока ваши деньги зеленые, — прорычал Мик, привлекая всеобщее внимание. — Но я должен вас попросить оставить Тона в покое. Я дружу с Локером, и, поверьте мне, он загладит вину своего отца.

Бет была удивлена реакцией байкеров. Даже разгневанный Нокс задумался.

Воспользовавшись моментом, Бет подошла к Тону, чтобы взять его за руку и вывести из бара, пока Мик удерживал их внимание. Но Тон воспротивился.

Несносный мужчина дернулся от ее прикосновения.

— Я никуда не пойду, пока не получу еще один напиток.

— Пожалуйста, Тон, давай просто пойдем. Мистер Джеймс хочет, чтобы я отвезла вас домой, он ждет моего звонка.

— Тогда он может подождать еще десять минут, пока я получу свой напиток.

Агрессивный мужчина протопал к ближайшему пустому столику и прокричал Мику:

— Мне еще один виски.

Мик пристально посмотрел на него перед тем, как повернуться к женщине за стойкой:

— Дженна, дай ему виски.

Посмотрев на байкеров с предупреждением, он вернулся обратно в бар и начал подавать напитки.

— Всем пива за счет заведения, — Мик заставил байкеров двинуться в сторону бара.

Бет не пропустила угрожающего взгляда, которым Нокс наградил Тона перед тем, как взял свое пиво и прислонился к барной стойке.

Бет, не зная, что именно делать в этой нелепой ситуации, взяла стул и села рядом с Тоном. Когда официантка поставила виски напротив него, Бет не поднимала глаз. Она уже насмотрелась на эту женщину.

— Могу я принести что-нибудь для тебя?

— Нет, спасибо.

— Как хочешь, — Бет подняла глаза, чтобы увидеть веселье на лице Дженны. Бет поняла, что женщина знала, что та видела ее на улице, и ей было все равно. Бет смотрела, как она разносит напитки мужчинам в баре, флиртуя с некоторыми байкерами. Бет украдкой посмотрела на байкера, которому Дженна делала минет, и не заметила ни капли ревности. Вместо этого, он смотрел на нее. Ее лицо покраснело от смущения, когда он сел за маленький столик рядом с ней. Его бедро задело ее, перед тем как Бет поспешно подвинулась.

— Ты знаешь, ты поставил Локера в неудобное положение, Тон

— Это не первый раз и, наверняка, не последний, Рейзер, — равнодушно ответил Тон, поднимая свой стакан. — К тому же, Локер может позаботиться о себе сам.

Рейзер поднес свое пиво к губам. Бет не могла не заметить, как чувственно они смотрелись, когда он сделал глоток. Он был привлекательным мужчиной и, судя по его поведению, был прекрасно осведомлен, как это действует на противоположный пол. Он не удивился, когда заметил, что Бет уставилась на него.

— После того, как он выпьет свой напиток, ты должна забрать его отсюда. Если Тон снова будет огрызаться с Ноксом, никто не станет его останавливать, — он бросил предостерегающий взгляд на Тона, пока говорил с Бет.

— Я ухожу, — Тон, шатаясь, встал из-за стола. — Не потому, что боюсь.

— Тон, не надо, — начала умолять Бет.

Не останавливаясь, он продолжил:

— Но мне надо отвезти Бет домой. Ей не место в этой дыре.

Бет самой хотелось накричать на этого человека, который оскорблял дело Мика. Это он спас его мерзкую неблагодарную задницу. Увидев, что Мик напрягся за стойкой, Бет поняла, что Локер будет возмещать ущерб не только байкерам.

Бет встала из-за стола и начала идти, чтобы довести Тона до двери. Взяв ее за руку, Рейзер впервые заговорил с ней:

— Почему бы тебе не отвезти Тона и не вернуться обратно? Выпей со мной.

У Бет отвисла челюсть от его наглости. Он явно привык, что женщины всегда доступны для него.

— Я так не думаю. В любом случае, спасибо, — вежливая христианская девочка внутри нее отказала, в то время как дикая женщина, о которой она мечтала, умоляла об освобождении. Вырвав свою руку, она поспешно последовала за Тоном наружу, а Рейзер рассмеялся ей вслед. Он видел ее нерешительность.

— Это что, черт возьми, было? — спросила Саманта, подойдя к столу.

Рейзер знал, что она подслушивала.

— Это не твое дело, — он пристально посмотрел на нее, давая понять, что не будет терпеть подобного.

— Ну же, Рейзер. Я возбуждена, поехали домой.

— В чем дело? Шейд не в настроении?

— Ты же знаешь, я могу справиться с вами двумя, — прижавшись к его спине, она потерлась об нее грудью. Проведя рукой по груди Рейзера, Сэм накрыла ладонью его промежность и сжала член через ткань джинсов. От движения ее опытных пальцев член Рейзера затвердел.

Потянув девушку в сторону, он дернул ее вниз для грубого поцелуя.

— Найди Шейда, и ждите меня снаружи. Я оплачу счет и подойду к вам через минуту.

— Зачем платить Мику? Он сказал, что это за счет заведения. Если хочешь потратить наличку, отдай ее мне.

Рейзер холодно ответил.

— Мы всегда за себя платим. Мик не несет ответственности за Тона. Перестань быть жадной сукой, иди на улицу и жди меня там, или я спрошу Дженну, не хочет ли она повеселиться. Для меня нет разницы, — приказал он.

Сэм прикусила язык, чтобы не возразить ему, она знала, что это рассердит Рейзера, а она слишком сильно хотела его. Она увидела интерес в его глазах, когда он сел рядом со святошей — учительницей воскресной школы. Сэм знала, что у него не было никаких шансов залезть в ее трусики, но все же видела легкое колебание Бет, когда он позвал ее выпить с ним. Решив подарить ему ночь, которую Рейзер никогда не забудет, Саманта пошла искать Шейда и ждать снаружи.

 

***

 

— Вставай, соня.

Бет зарылась глубже в подушку от просьбы сестры.

— Уйди.

Она чувствовала себя так, как будто только что закрыла глаза. Ей потребовалось больше часа, чтобы позаботиться о Тоне, а потом она должна была позвонить и объяснить все Локеру Джеймсу, который был на удивление спокоен, когда Бет описывала ему все события. Он всегда был загадкой для нее. Он не был красавцем в свои почти сорок. В городе он был известен, как суровый и недружелюбный человек, но это не имело значения, так как он был известным бизнесменом, который превратил Трипоинт в свой дом после того, как его отец ушел из армии на пенсию. Он нанял Бет, когда его командировки стали длиться больше, чем несколько дней. Тон был известным смутьяном в городе, когда он был пьян, но у него также был ряд заболеваний, которые требовали тщательного наблюдения. Бет была удивлена, что он смог сделать карьеру в армии с его-то поведением.

Лили прыгала вверх-вниз на кровати и вырвала ее из мыслей.

— Пойдем купаться.

Обычно ее будни были загружены, но Бет оставляла выходные свободными, чтобы провести время с Лили. Ее отъезд в колледж через два месяца приближался, поэтому Бет хотела провести все время, которое сможет, с сестрой. Грусть сжимала ее грудь от мысли, что все скоро изменится. У них была очень тесная связь, и Бет не хотела, чтобы они отдалялись друг от друга.

— Хорошо.

Смеясь, они надели свои купальники и прикрыли их шортами и футболками. Бет наслаждалась своей непринужденной одеждой. Обычно она одевалась профессионально, когда имела дело со своими клиентами в городе.

После того как они быстро позавтракали и собрали легкий обед с собой, они сели в машину Бет и направились к небольшому озеру, расположенному в основании окружающих гор. Обычно в это время года там было немало людей, но Бет и Лили нашли укромный закуток с небольшим пляжем, на который никто никогда не заходил. Они резвились и играли больше часа, после чего вышли из воды и лениво съели свой обед.

— Готова вернуться обратно в воду? — спросила Лили.

— Тебе надо подождать минут двадцать, иначе у тебя начнутся судороги, — ответила Бет, потянувшись и расслабившись на мягком покрывале, которое они держали в машине для таких случаев. Обе сестры были заядлыми пловчихами, и холодная вода никогда их не останавливала.

— Это бабушкины сказки.

— Я так не думаю, это похоже на правду.

— Ленивая задница, ты просто не хочешь вставать.

— Я не семнадцатилетняя девушка с безграничной энергией. Я старая.

— Тебе двадцать четыре. Это не старая, к тому же мне девятнадцать, помнишь?

— Я чувствую себя старой, а ты ведешь себя как семнадцатилетняя.

— Ты устала, потому что вернулась вчера поздно ночью.

— Откуда ты знаешь, во сколько я вернулась? У тебя свет не горел, когда я приехала.

— Я не спала. Не могу спать, когда тебя нет дома, — призналась Лили.

— Это больше не повторится. Прости меня.

Лили п





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.