Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Права распоряжения в новом обществе




В новом обществе не должно быть самого понятия собственности. Не должно быть государственной «собственности». Это слово и это понятие должны остаться в религии денег. Следует говорить просто о правах распоряжения общими или личными средствами.

 

Что такое настоящая общественная, а не государственная собственность? Так же как и частная собственность, это не материальный предмет, и не записанный на бумаге закон. Это отношения между людьми, это ощущения людей. Это когда каждый заботится об общем как о своём, и каждый имеет возможность влиять на распоряжение общим. Это не собственность, это механизм общественного права распоряжения.

 

Существует сильное противоречие в концентрации власти. С одной стороны, абсолютная жёсткая концентрация часто необходима и является условием выживания общества – во время войны, природных бедствий, гонки вооружений, при развитии фундаментальных отраслей промышленности и науки и так далее. С другой стороны, в обычное время, когда нет опасности и нет необходимости в крупных проектах, концентрация власти вредна и быстро превращается в злоупотребление властью.

 

При этом неважно, какой тип власти используется – армия, традиционная религия или власть экономики и денег – любой из них приводит к злоупотреблению.

 

* * *

С одной стороны, это противоречие можно разрешить в структуре производства.

 

Особенность управления любым предприятием в том, что для его эффективной работы нужна сильная концентрация власти в руках одного человека или нескольких людей. Происходит ли эта концентрация в виде прав владения или в виде прав распоряжения, не имеет значения. Никаким предприятием невозможно управлять, постоянно созывая общие собрания всех его рабочих. На общем собрании невозможно принимать оперативные и грамотные решения. На большом собрании можно только воздействовать на мнения его участников; соответственно, как и на выборах в парламент, в итоге выиграет не лучший специалист, но лучший актёр.

 

Чем крупнее завод или фабрика, тем объективно больше власти сконцентрировано у его руководителя. Чем выше концентрация власти, тем больше возможностей для злоупотребления ей, вплоть до полной узурпации, как это произошло во время перестройки.

 

Хороший способ борьбы с этим – создавать как можно меньше самой власти везде, где это возможно. Чем меньше будет крупной промышленности, тем свободнее будет общество.

 

Конечно, крупную промышленность нельзя просто так ликвидировать, а кое-где её вообще нельзя ликвидировать. Но везде, где возможно, надо постепенно, пошагово заменять крупные предприятия сетями, состоящими из небольших производств. Да, на крупных предприятиях можно многое произвести быстрее и с меньшими затратами времени. Но эта дешевизна, во-первых, очень дорого стоит в смысле условий жизни человека, а во-вторых, оборачивается монополизацией, которая сводит на нет всю экономию.

 

Нужны проекты типовых местных производственных комплексов-мастерских, которые бы максимально обеспечивали необходимым жителей населённого пункта или группы населённых пунктов, например, численностью до 100 тысяч жителей.

 

Конечно, нужда в крупной промышленности сохранится на уровне государства, особенно для целей обороны, транспорта и так далее.

 

* * *

С другой стороны, противоречие между концентрацией власти и злоупотреблением можно разрешить во времени.

 

Надо сделать механизм концентрации – деконцентрации власти гибким во времени и в структуре. Степень делегирования полномочий центральным органам должна меняться в зависимости от обстоятельств.

 

Структура распоряжения должна включать всех тех, кто так или иначе связан с деятельностью данного хозяйства. Например, 25 процентов прав распоряжения – коллектив, 25 процентов – местные жители, 25 процентов – смежники, 25 процентов – центральная власть. На время войны или ЧП доля центральной власти может возрастать до 100.

 

Можно варьировать соотношения в зависимости от значения предприятия (городского подчинения, республиканского и так далее). Смежников обязательно следует включать в состав распорядителей, в зависимости от степени их влияния на производство.

 

Внутри трудового коллектива можно варьировать голоса в зависимости от выслуги лет на предприятии. Например, новичок – 1 голос, 10 лет работы – 10 голосов (но без влияния голосов на размер зарплаты). Главное – чтобы люди чувствовали предприятие своим.

 

* * *

Можно ввести дифференциацию и на всеобщих выборах, которая бы дала большую устойчивость власти. Например, на выборах центрального правительства возраст 20 лет = 1 голос, возраст 30 лет = 2 голоса, 40 лет = 3 голоса, 50 лет и старше = 4 голоса.

 

Можно ввести ценз семьи, который бы давал право голоса только создавшим семью, а также дополнительный голос родителям за каждого ребёнка. В перспективе следует рассматривать семью как единого избирателя.

 

На выборах в местные органы власти можно ввести ценз осёдлости. Например, 1 год проживания в местности = 1 голос, 50 лет проживания = 25 голосов.

 

Имея компьютерные технологии, можно устраивать выборы и чаще одного раза в 4 года. Наиболее важные местные вопросы можно выносить на голосования раз в несколько месяцев.

 

* * *

В идее частной собственности в первую очередь привлекает право распоряжения своим собственным трудом и результатами своего труда.

 

Иногда частная собственность действительно даёт такую возможность. Но это происходит довольно редко. Это право распоряжения самим собой и надо сохранить, а возможность насилия над другими – убрать.

 

V.

Проблема денег

С частной собственностью неразрывно связаны деньги – числовое выражение этой собственности.

 

Понятию «денег» тоже следует остаться в учебниках истории. Не должно быть всемогущего анонимного идола, завладев которым, словно волшебной палочкой, один человек получает абсолютную власть над другими.

 

Деньги – это не основа мироздания и не кровь экономики. Это не мерило успеха и не механизм поощрения. Это просто учётные единицы обмена.

 

Да, нужен учёт (1) вклада каждого в общий труд и (2) учёт отношений обмена. Учёт должен быть личным, не обязательно сводиться к общему знаменателю и иметь полную историю. Этот учёт – что-то вроде компьютерной базы данных, в которую заносится информация о работе каждого.

 

Я сделал что-то для другого, другой сделал для меня. Через единицы обмена мы можем меняться, находясь далеко друг от друга. Компьютерная и распределительная система – это что-то вроде всеобщего бартера, только быстрого, эффективного и универсального.

 

Хочу – меняюсь, не хочу – не меняюсь. Моя жизнь не измеряется тем, сколько я произвёл на обмен. Меня могут попросить поработать на обмен побольше, потому что где-то кому-то нужно то, что я сделаю. Иногда могут и приказать – если это надо для общего дела.

 

* * *

Следует стремиться к тому, чтобы за каждым актом обмена были не цифры и бумажки, а конкретные люди и конкретные продукты и вещи.

 

Человек должен видеть, куда именно идёт обобществлённая часть его труда. Не 20 процентов твоей зарплаты пошло в налоги, которые неизвестно на что потратились. А 200 килограмм зерна из того урожая, что ты вырастил, пошли рабочим оборонного завода, которые сделали вот этот танк, который защищает твою семью и всех остальных от кровожадных корпораций. Человек должен иметь возможность пощупать свой танк, пройтись по палубе своего авианосца, посмотреть на запуск своего спутника.

 

Прямая связь и конкретность труда будут и предметом гордости, и стимулом к качеству, и мерой ответственности. Это уже применялось в СССР, но личное терялось на очень больших пространствах. Сделанное на общее благо не должно утекать в невидимые «закрома Родины», а всё время напоминать о себе.

 

Надо стараться максимально локализовать и замкнуть те связи, которые возможно. Завод – подшефное село, это уже хорошая связка, но всё-таки люди жили порознь и мало общались друг с другом. Надо, чтобы они были в постоянном контакте, а по возможности и менялись рабочими местами.

 

* * *

Следует вводить постепенный пошаговый контроль частной собственности и денег.

 

От нынешней ситуации –

один бизнесмен,

много фирм,

много банков,

много счетов,

много валют,

много операций и

никакой ответственности –

 

надо перейти к системе:

§ Один банк.

§ Один человек – один счёт.

§ Один человек – одно предприятие, на котором он работает.

§ Только безналичные расчёты (не будет самой возможности ограбить и обмануть).

§ Полная история.

 

 

Далее пошагово провести следующие изменения:

1) Отмена ограниченной ответственности. Полная ответственность предприятия и его владельца и/или распорядителя.

2) Совмещение банковского счёта и регистра иной собственности (акций, автомобиля, земельного участка, квартиры и так далее).

3) Публичная открытость счетов и сведений об имуществе (свыше определённой суммы).

4) Постепенная полная отмена коммерческой тайны.

 

* * *

На первом этапе перехода, для защиты уровня минимального потребления, возможно введение именных спецсчетов для минимальных потребностей, подобных продовольственным талонам или фуд стампс (food stamps) в США, на которые можно купить только определённые виды товаров, и которые нельзя изъять финансовыми махинациями у человека.

 

Впоследствии на счету могут быть не единые деньги, но целевые учётные единицы, например, отдельно на товары первой необходимости, на развлечения, удовольствия, на поездки за границу и так далее.

 

* * *

Следующая революция – не надо войны, стрельбы и насилия. Достаточно будет перезагрузить, обнулить или просто выключить пару центральных компьютеров с банковской и акционерной информацией.

 

После этого надо будет собрать всё золото и отправить его вместе с оставшимися погаными на необитаемый остров. Пусть они живут на своём острове и дерутся за это золото. Можно даже кормить их до самой смерти.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.