Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Отсекая Надежду И Страх





(Мачиг Ламбдрон)

 

Мачиг Ламбдрон

 

ОТСЕКАЯ НАДЕЖДУ И СТРАХ

[Устная линия передачи полного разъяснения священного учения Чод]

 

 

Сокровищница великой тайны всех Победоносных,

Несравненное и священное учение ЧОД,

Подобно солнцу, встающему на небесах,

Пусть распространится по всей земле!

 

 

Предисловие Намхая Норбу Ринпоче

 

В Тибете — Стране Снегов, Монголии, Непале, Бутане и во многих других странах широко распространена эта особая, священная Дхарма — учение личного опыта Мачиг Лабдон, глубокая Упадеша по преображению физического тела на пути к Пробуждению. Эти наставления по практике Чод отсекают корень цепляния за эго. Это полные и глубокие наставления, кроме того, это учение является особой Упадешей для освобождения в изначальной природе всех мыслей и активности клеш в потоке личностного осознания. Конечно же, эти учения не могли не войти во все четыре великие тибетские школы и в древнюю традицию Бон.

Из множества существующих текстов подобных наставлений, эта книга, судя по содержанию, является очень важной для рождения понимания принципов практики Чод в потоке сознания. Сегодня российский ученый, владеющий тибетским языком, переводчик господин Очиров Баир изложил это на русском языке, тем самым сделав доступным для многочисленных русскоязычных читателей новый уровень понимания глубоких наставлений по практике Чод. Что и говорить о больших пожеланиях возрождения и распространения этих учений. Пусть в потоке сознания всех тех, кто постиг смысл практики Чод, пребывает волна вдохновения Мачиг Лабдон, и пусть это принесет неограниченную пользу и заслугу всем бесчисленным живущим, надеюсь на это.

 

С пожеланиями успеха и поздравлением Дармараджа Бутана Джигме Намхай Норбу.

 

Освящено в год дерева — собаки, в новолуние.

 

/Май 1994г. г., Улан-Удэ./

 

Введение переводчика

 

Текст, перевод которого публикуется здесь, является одним из первоисточников в линии традиции учения Чод. Он часто цитируется не только в трудах поздних представителей линии Чод, но и в трудах других школ буддизма и бон, со ссылками на него, как на подлинную "терма", как на текст, записанный в ранние времена непосредственно от самой дакини Мачиг Лабдон. Поэтому автором этого текста следует считать ее саму. В конце тибетского ксилографа говорится, что его записали Тонде Аги Ванчуг и Долде Джелви Джунне на санскрите специально для того, чтобы позднее спрятать в виде "терма". Он был сокрыт в особом месте под защитой дакини. В более позднее время его открыл особый человек, именуемый "тертоном", обладающий взаимосвязью с учением Чод. Это был учитель Дзондуй Сенге — практик Чод из местности Мон. Ему и другим учителям в конце книги посвящены предсказания, идущие от самой Мачиг Лабдон. Вся структура тибетского оригинала книги представляет собой полное изложение карнатантры, или устной передачи, Мачиг Лабдон. Все его три части были записаны, по-видимому, в разное время ее жизни различными учениками. Выше упомянутые Долде Джелви Джунне и Тонде Аги Ванчуг были, видимо, систематизаторами как своих, так и записей других людей. Все содержание книги суть послание Мачиг Лабдон будущим поколениям практиков, цельное произведение, все главы которого взаимно дополняют друг друга и помогают полнее понять значение отдельных терминов и их взаимосвязи.



Первая часть книги состоит из двух глав. Это история рождения, жизни и освобождения дакини Мачиг Лабдон и краткий очерк о линии передачи учения, собранные и систематизированные учителем Дзондуем Сенге. Вторая часть посвящена объяснению пути Чод. Третья часть суть предсказания о будущем мирского и духовного закона, олицетворение ясного видения великой йогини. Свое учение Мачиг Лабдон называла Чод Махамудры, вершиной всех духовных путей. Она подчеркивает его сущность, свободную от словесных ограничений и разъясняет, что это учение с успехом работает в любых буддийских системах передачи знания.

Намхай Норбу Ринпоче, современный учитель Дзогчена говорит о Чод как об учении, которое в своем истоке опирается на личный опыт практики Мачиг Лабдон классических буддийских сутр и тантр. Истоки этого учения берут начало во всех линиях передачи буддизма. Соприкоснувшись за свою жизнь со множеством различных учений, Мачиг Лабдон на основе своего видения и практического опыта сплавила их в единую и непротиворечивую систему пути к Пробуждению. Из книги Намхая Норбу Ринпоче "Кристалл и путь света": "…создав этим характерную форму тибетской практики, как вполне самостоятельный, самодостаточный и совершенный путь, но который вполне сочетается на практике с другими методами…". Учения, имеющие такое происхождение, в системе Дзогчена называются разделом Упадеша (тиб.: man ngag sde).

Третья и четвертая главы второй части текста посвящены, как говорилось выше, структуре пути Чод. В них говорится о чистом видении, о богах и демонах, даются ее знаменитые объяснения четырех аспектов Мары. Раскрывается первый аспект пути Чод Махамудры — аспект "видения" (тиб.: lta ba). Здесь Мачиг Лабдон трактует "видение" как непосредственное восприятие реальности, не обусловленное двойственным смотрением, которое разъясняется посредством терминов "боги" и "демоны". "Видение" Чод Махамудры трактуется как различение в потоке личного опыта процесса обуславливания, или действия Мары.

Второй аспект пути, "созерцание" (тиб.: sgom pa), раскрывается в пятой и шестой главах второй части. Здесь раскрывается практика подношения физического тела и дается описание физического и тонкого тел человека. Раскрывается структура метода практики Чод, органично сочетающая пути отречения, преображения и самоосвобождения. "Созерцание", согласно этому объяснению, — это развитие видения и избавление от сомнений, углубление акта различения процессов обусловленности. Многократное использование "видения" недвойственной сути ума практическим способом на местах силы (тиб.: gnyan sa) позволяет обрести способность самоосвобождения от сетей Мары.

Третий аспект пути — это "поведение" (тиб.: spyod pa). Этот аспект раскрывается в седьмой и восьмой главах второй части текста. Здесь говорится о самая, или священных обязанностях, практикующего Чод, о влиянии восьми классов магических существ в процессе пути и их конкретных признаках.

Таким образом, мы видим, что ядро книги — это разъяснения пути Чод Махамудры, его "видения, основного метода созерцания и стиля поведения". Каждая великая система практик разъясняется через основу, путь и плод. В случае пути практики Чод, он соединяется с любой основой. Может увенчивать постепенный путь в традиции Гелуг, как высшая форма практики. В этом случае за основу берется учение Мадхъямики. Может быть одним из мощнейших методов преодоления препятствий в линии Кагью. В этом случае за основу берется учение Махамудры. Может быть одним из прямых способов достижения состояния ригпа в линии практик Нингмапы. В этом случае берется за основу учение о Великом Совершенстве.

В поздних трудах представителей линии передачи Чод, раскрывающих подробности различных аспектов этого пути, говорится о трех стадиях освоения Чод.

Первая стадия, называемая "Раскрытие врат неба" (тиб.: nam mkha sgo 'byed), включает в себя все предварительные практики, существующие в тибетском буддизме, получение передачи силы и т. д. Основной метод здесь — это практика перемещения осознания из физического тела в пространство над собой с целью вхождения в состояние необусловленности умом. Это понимается как сущностная практика Праджняпарамиты. Также это сравнимо с первым заветом Гараба Дордже, который гласит, что сначала нужно получить "прямое введение" в состояние ригпа.

Вторая стадия называется по-тибетски "люйджин", или подношение физического тела и включает в себя практику на различных местах силы. Существуют наставления о признаках таких мест и т. д. Основной метод здесь — это призывание различных природных сил, кармических кредиторов, даков и дакини, Пробужденных существ с целью символического подношения им своего физического тела. Цель этой практики — развитие и углубление состояния ригпа путем отсечения привязанности к эго и физическому телу и скорейшее накопление положительной энергии и изначального осознания (тиб.: tshogs gnyis). Это ключевой момент в практике Чод. Другими словами, для практики Чод нужно иметь реальный личный опыт состояния созерцания, что подразумевает слияние шаматха и випашьяна. С точки зрения учения Махамудры способ подношения физического тела на местах силы есть практика уровня стадии Завершения. Это особый способ практики иллюзорного тела в состояниях бодрствования и сновидений. Она направлена на прорыв барьера между сном и явью самым быстрым путем к состоянию осознавания Ясного Света природы ума. Это в учении Чод назывется отсечением (тиб.: chod tshad). Это же состояние называют открытием шуньяты в учении Мадхьямики, оно же суть стадия несозерцания (тиб.: sgom med) в Махамудре. Оно же суть бардо созерцания (тиб.: gsam gtan bar do) в учении о шести бардо в традиции Ану-йоги. Оно же суть "отсечение спутанности" (тиб.: khregs chod) или Трегчод в учении Дзогчен Упадеша. Это можно сравнить со вторым заветом Гараба Дордже — "оставление сомнений".

Третья стадия — это "преображение скандх в пищу на пути к Пробуждению" (тиб.: phung bo zan bsgyur). Включает в себя дальнейшее продолжение состояния ригпа в повседневной жизни или в уединении. Здесь в этой точке Чод сливается со всеми буддийскими практиками глубокого созерцания. Существуют также специальные практики Чод для достижения тела света, когда в итоге физическое тело тает в своей истинной природе. Это сравнимо с третьим заветом Гараба Дордже — "продолжение в состоянии ригпа".

Теперь немного об истории линии традиции Чод, согласно тексту "Свод всех глубоких наставлений по Чод" (тиб.: man ngag zab mo bdud kyi chod yulb stan thog ma chig ma), написанному Ламой Молам Тайе, где говорится о четырех гранях и восьми углах учения цикла Чод. С точки зрения традиции, Мачиг Лабдон соединила канонические писания сутр с линией передачи прямого опыта. С точки зрения вопрошавших учеников, она соединила материнские и отцовские тантры. С точки зрения происхождения, она сплавила воедино канонические писания и учения позднее найденных текстов-сокровищ. По сути дела, она слила воедино великие записанные канонические наставления и различные не записанные высказывания практикующих йогов. Все вышеупомянутое образует четыре угла и восемь граней учения Чод.

Теперь о четырех слоях записанных великих канонических писаний. Внешний слой — это все множество канонических сочинений сутр и тантр, входящих в Ганджур. Внутренний слой образуют различные записи наставлений великих пандитов и сиддхов Индии и Тибета. Третий слой образуют записи принципиальных моментов всех этих учений, или лунг (тиб.: lung). Четвертый слой образуется из тайных, символических учений.

Все вышеупомянутое содержится в "Цикле учений Чод", т. е. во второй части этой книги. Сущность же этого содержится в тексте "Сердце глубокой сущности" (тиб.: zab don thug snying), написанном великим держателем и распространителем практики Чод Джамьяном Гонбо, о котором речь пойдет в приложении к введению.

Молам Тайе называет три главных принципа пути Чод. Первое — это принцип изначальной чистоты (тиб.: ka dag) и самосовершенства реальности (тиб.: lhun drub). Второе — это осознание процесса обусловленности через привязанность к эго. Третье — это необходимость реализации необусловленного состояния через практику отсечения привязанности к эго.

Далее Молам Тайе говорит о четырех великих потоках, породивших Чод. Первый — это линия передачи метода или отцовские тантры, берущая начало от Будды Шакьямуни, затем идут по порядку Субхути и Ананда, Майтрейя и Асанга, Васубандху, Арьядева, Падамба Санджей и Мачиг Лабдон. Была также и другая ветвь, идущая от Шакьямуни через Манджушри к Арьядеве. Обе ветви сошлись на Падамба Санджее, этот великий ачарья считается прямым учеником Арьядевы и Асанги.

Второй — это традиция материнских тантр передачи Праджни. Она берет начало из сердца Матери Праджняпарамиты через проявление в виде дакини Ваджраварахи, идет прямо к сердцу Мачиг Лабдон. Ее иногда именуют линией "драг чод", или свирепый Чод. Вторая ветвь — это ветвь, начинающаяся от Праджняпарамиты, затем идут Тара, дакини Сукхасиддхи и Мачиг Лабдон. Ее именуют "ши чод" или мирный Чод. Эти две ветви немного позднее слил воедино великий сиддха Тантонг Джелбо, проживший сто двадцать пять лет.

Третий — это линия передачи канонических писаний. В тексте перевода это момент, когда юная Мачиг Лабдон впервые встречает Падамбу Санджея и затем достигает состояния "видения" через чтение главы о Маре из Праджняпарамитасутр.

Четвертый, последний поток — это традиция передачи конкретного опыта. Она его получила от множества учителей, но основными были Трапа Онше, Сонам Лама и Падамба Санджей.

Падамба Санджей посещал Тибет пять раз и жил подолгу в Стране Снегов. Его главными учениками были Лама Мара Серпо, братья Нянтон Дагчен и Нянтон Дагчун, отец Сонам Ламы Дже Шакья Ешей и, конечно, сам Печальный Учитель — Сонам Лама. Лама Мара Серпо передал учение Падамбы ученику по имени Менпа Береджава. Этот ученик занимался только практикой и не передал учение дальше. Братья Нянтоны имели только интеллектуальное постижение наставлений учителя и не поняли главной сути символических учений. Линию Падамбы Санджея продолжили отец и сын Дже Шакья Ешей и Дже Сонам Лама. Они передали учение Падамбы Мачиг Лабдон.

О других учителях Мачиг Лабдон и переданных учениях Молам Тайе сообщает следующее. Учитель Атон Геше передал Мачиг Лабдон учение Дзогчен. Трапа Онше передал ей учения Праджняпарамиты и также учения Дзогчена. С учением Бон она имела кармическую взаимосвязь через своих родственников. Печальный Учитель ей передал учение школы Шиджед, основанной Падамбой в Тибете. От Красношапочного Ламы из местности Шумбу она получила практики различных тантр. Наконец, Геше Лунгцепа передал ей цикл учений Махамудры.

Молам Тайе пишет, что у Мачиг было шестнадцать главных учеников вместе с множеством других последователей и верующих. Самым основным столпом передачи был ее средний сын — знаменитый и овеянный легендами Тоднен Самдуб. Шестнадцать главных учеников — это, во-первых, ее старший сын Джелва Дондуб, который был сначала разбойником и затем позднее стал на путь. Об этом существует целая история. Он распространял Чод в основном в Центральном Тибете. Затем идет Тонде Аги Ванчуг, именуемый держателем передачи. Он учил преимущественно в южном Тибете, в Лходраге и других местах, на родине знаменитого Марпы-переводчика. далее идет Долде Джалви Джунне. Его называли любимым духовным сыном Мачиг Лабдон, и он учил преимущественно в местности Кодбо. Следующий, Хугом Чойсенг, учил в провинции Цан, — его называют счастливым сыном Мачиг. Далее идут четверо учениц Мачиг Лабдон: Доца Бумгьян, Доца Гьян, Чампел Гьян, Нянмо Сонам Гьян. Их называют четыре Гьян, они учили в восточном Тибете, и их передача называется циклом терма женской линии.

Следующих восьмерых учеников Мачиг называют восемью равными ей. Это Джеме Гаян, равный Мачиг в познаниях. Ненпа Сенге, равный ей в прозрении. Равный ей в силе вдохновения Ненпа Раннан. Равный ей в практиках усмирения Долва Зантал из монастыря Самье. Равный ей в магической силе Шигпо Хуртум из Лходрага. Равный ей в сострадании Калдан Сенге. Равный ей в ясновидении и в различных чудесных силах Джягом Хагтон. Равный в пользе, принесенной живущим, Джебзун Зилнон.

От них учение Чод широко распространилось в Тибете без различия на практикующих разных линий традиции, смешалось со всеми линиями Ваджраяны. Но вместе с тем всегда существовала линия передачи учения Чод, где эта практика передавалась как основной метод. Она известна как Забдон Нянджуд. Ее основали Джамьян Гонбо и Чойнид Рандол. До нашего времени школа Шиджед, основанная Падамбой, не дожила, но все же их практики, видимо, существуют в среде современных тибетских и монгольских учителей Ваджраяны. Что касается Забдон Нянджуд, то читайте приложение к книге, где я ввел перевод первой главы руководства по Чод, написанного Ламой традиции Гелуг по имени Кончог Джалцан, — о нем известно, что это двадцать четвертый настоятель монастыря Лавран. Он жил с 1764 по 1853 год по современному летоисчислению, его собрание сочинений из одиннадцати томов издано в северной тибетской провинции Амдо, в местности Агон Торба. Жизнеописание автора приведено в десятом томе его собрания сочинений. Еще одно жизнеописание Кончог Джалцана существует в "Голубой книге" (тиб.: deb ter sngon bo), во втором томе, страницы 56-60.

Перевод данной книги сделан с двух идентичных текстов разных изданий. Первый текст (№ 1) был найден мною в маленьком буддийском храме близ курорта Аршан в Тункинском районе Бурятии, его подарил мне мой друг лама Тапхай Распутин. В колофоне текста говорится, что он был опубликован по пожеланию практика Чод Джамба Сонама, и приводится список лиц, оказавших материальную помощь при издании текста. Лама Джамба Сонам упоминается как одно из звеньев передачи традиции Чод. Текст издан на тибетской бумаге очень грубого качества, место издания не упоминается. Второй текст (№ 2) дал мне на сверку еще один мой друг лама Нимаев Дава. В этом тексте, к сожалению, колофон отсутствует полностью, качество бумаги и шрифт похожи на обычные монгольские издания. Оба текста имеют одинаковое содержание, за исключением того, что во второй текст в раздел предсказаний о будущем мирского и духовного законов были включены несколько абзацев, касающиеся Марпы, Милы, Гамбопы, Кармап и Сакья Пандит. В первом тексте были предсказания Мачиг Лабдон только относительно Цонкапы. Я предполагаю, что этот первый текст является более поздней редакцией, отражающей господствующее положение школы Гелугпа. Благодаря щедрости и бескорыстию этих двух моих друзей, предоставивших драгоценные тексты, я сличил и постарался восполнить перевод, добавив недостающие части из второго текста в первый. Что касается названий текстов, то они совершенно разные. Первый текст называется "Прояснение смысла Чод, полное разъяснение преображения скандх в пищу на пути к Пробуждению". Второй текст был озаглавлен как "Жизнеописание Мачиг Лабдон, цикл учений Чод и раздел предсказаний о будущем". В среде практиков Чод эти идентичные по содержанию тексты более известны под общим названием "Намшед Ченмо" (тиб.: rnam bshad chen mo). Последний человек старого поколения, практиковавший Чод в Бурятии, лама Ойдуб из села Гунда Еравнинского района, когда был жив, рекомендовал мне этот текст для изучения именно под этим названием. Этот перевод я посвящаю его памяти и также памяти дакини Дольджин Сурун, моих учителей по Чод. Также выражаю благодарность монгольскому ламе Даши Зевеку и его четырем товарищам, даровавшим посвящение "Раскрытие врат неба". Решающее значение при переводе этой книги сыграли для меня наставления Намхая Норбу Ринпоче, учителя Дзогчен. Без опоры на его исчерпывающую устную передачу, думаю, эта работа вряд ли имела бы шанс увидеть свет. Поэтому я адресую этот перевод прежде всего моим ваджрным братьям и сестрам из Дзогчен-общин Намхая Норбу Ринпоче. Все ошибки и неточности перевода прошу рассматривать как проявления моего невежества.

В последней части своих предсказаний Мачиг Лабдон говорит, что важность практики Чод в будущем будет все возрастать в связи с ухудшающейся экологической обстановкой на земле и угрозами массовых эпидемий неизвестных болезней.

Я также выражаю благодарность всем моим друзьям и спонсорам, принявшим участие в выпуске этой книги: Савченко Андрею за иллюстрации, Рожновой Ларисе за финансирование, Панфилову Александру за помощь в издании книги, Мусаевой Елене за компьютерный набор, Духовниковым Владимиру и Виктору за перепечатку на пишущей машинке черновика перевода, Найдановой Туяне за предоставленный компьютер.

 

/Лама Очиров Б., Улан-Удэ, 1996 г./

 

ОТСЕКАЯ НАДЕЖДУ И СТРАХ

 

 

Невыразимое, безмолвие, Совершенная Мудрость,

Нерожденная и неумирающая природа пространства,

Отдельное самоосознание, объект Извечной Мудрости,

Простираюсь пред Матерью всех Пробужденных!

 

"Вступление в Праджняпарамита сутру"

 

 

ОМ СВАСТИ!

 

Матерь всех Пробужденных трех времен1,

Ваджрадара, владыка Дхармы2,

Тара3 и золотой Манджушри4,

Защитник Майтрейя5 непобедимый,

йогин Вирупа6 и дакини Сукхасиддхи7,

отец Нагарджуна8 и сыновья,

братья Асанга и Арьядева,

несравненный Падамба Ринпоче9,

отец и сын Шакья Ешей, Сонам Лама10,

дакини Мачиг Лабдон и другие,

вся цепь передачи традиции,

кристально чистая, как хрусталь,

коренной Лама и Ламы традиции,

Три Драгоценности, божественный Идам11,

Даки и Дакини12, Защитники Дхармы13,

союзники практика на пути14,

на все времена, начиная отныне,

и до прихода Полного Пробуждения,

простираюсь с великим почтением,

через двери тела, речи и ума.

В этой Стране краснолицых людей

на вершинах высоких снежных гор

танцует львица Мачиг Лабдон —

подлинная Тара среди людей,

познавшая Абсолютное и Относительное,

совершенство силы и энергии,

познавшая Сутры и Тантры и все комментарии,

имеющая острые клыки и когти силы

для усмирения свирепых существ.

Звучание сердечной Дхармы Махаяны

словно цветок привлекает рои пчел,

они восхищаются им и полностью увлечены

несравненной силой и красотой

прекрасного пути, в который вдохнула она жизненный дух.

Он подобен пылающему кристаллу

в куче пыли и пепла,

мгновенно приносит освобождение счастливому существу.

Он подобен солнцу, встающему на небе,

царю, парящему на семи скакунах,

 

Хвала тебе, о Светоч,

прогоняющий тьму над Страной Снегов!

 

Самая Джя Джя Джя!

 

Поклоняюсь Ламе, Идаму и собранию Дакини!

Здесь, у стоп Дакини Мудрости, не имеющей формы,

излагаем полное разъяснение преображения тела

в пищу для Просветления на благо других,

согласно словам самой Мачиг Лабдон.

Для этого начинаем с истории ее Освобождения.

 

Часть первая

ПРОИСХОЖДЕНИЕ УЧЕНИЯ ЧОД

 

Глава I

ЖИЗНЬ И ПОЛНОЕ ОСВОБОЖДЕНИЕ МАЧИГ ЛАБДОН

 

Нетленный йогин Сиддхартха Бхадра

 

Дакини, не имеющая формы, Матерь Будд трех времен из семейства Ваджры, на благо всем живущим в Круге Бытия проявилась в сыне индийского раджи из города Капилавасту по имени Шри Шора Арья.

При рождении мальчику дали имя Кумара Пранидхана. С самого юного возраста он проявил свои способности в чтении, письме, изучении традиционных наук, усваивая все с необычайной быстротой. Будучи десяти лет от роду, он завершил свое традиционное образование, все окружающие были поражены, и с тех пор люди стали считать его за проявление Пробужденного существа. Когда ему исполнилось десять лет, он принял обеты монаха-послушника у стоп Пандиты Пити Бхадры и получил монашеское имя Сиддхартха Бхадра. Он пробыл с наставником три года и выслушал за это время от Гуру традиционную грамматику санскрита и учения Сутры, Абхидхармы и Винаи, т. е. полную Трипитаку15. Гуру был очень рад его успехам и увидел в юном монахе избранного ученика. Он объявил ему о своем намерении учить его четырем разделам тантры. Очень скоро Сиддхартха достиг особого понимания этих учений и однажды, во время монашеского покаяния перед наставником, он поднес Гуру свое понимание Трипитаки и учений тантр, которые он хранил в своем сердце.

Гуру Пити Бхадра был необычайно рад и сказал Сиддхартхе о своем отказе учить его дальше, дав ему такой совет: "О Сиддхартха! На севере нашей страны живет Гуру по имени Ратна. Он великий йогин, обретший чудесные силы16. Он умеет наяву проявлять божественную мандалу Чакрасамвары17. Он также весьма сведущ в Трипитаке и обладает другими многочисленными достоинствами. Ты должен пойти к нему и учиться практике тайных учений тантры и обрести практические достижения. Этим ты принесешь много пользы живущим".

Затем Пандита благословил ученика на поиск нового Гуру и юный Сиддхартха отправился в путь на север Индии. Вскоре он нашел Гуру Ратну и предстал перед ним, прося взять его в ученики. Гуру Ратна увидел в нем человека, являющегося достойным сосудом для учений Высшей тантры. Он даровал ему передачу силы, проявив в пространстве видение мандалы шестидесяти четырех божеств Чакрасамвара-тантры. Даровал все четыре уровня посвящения. Счастливый Сиддхартха Бхадра получил опыт высших достижений и имел видения божественных стран Просветленных.

Он пробыл у ног своего Гуру три года и выслушал множество учений сутр и тантр, обрел особую ученость и практические достижения в стадиях зарождения и завершения18. В конце периода обучения Гуру Ратна дал Сиддхартхе такое указание: "Ты должен пойти дальше на север, в Ваджрасану19, и обращать иноверцев, ибо ты сейчас один из лучших мастеров диспута. Никто, кроме тебя, сейчас не может сделать этого"

Повинуясь приказу наставника, шестнадцатилетний Сиддхартха Бхадра прибыл в священную Ваджрасану. В этом месте стоят большая каменная ступа и храмы, расположенные вокруг святыни. В этих храмах проходили многолюдные собрания ученых последователей Будды. Сюда же на диспуты прибывали пандиты других религиозных направлений Индии. Участвуя в этих дебатах, Сиддхартха Бхадра вышел победителем и по традиции вынудил их принять точку зрения сыновей Будды.

Он жил в священной Ваджрасане четыре года, пока однажды в созерцательном видении не получил знак от богини Тары о том, что ему следует идти в Тибет, где он будет весьма полезен « для многих живых существ. Тара дала знак быстрее завершать практику, чтобы достичь нужных способностей для этой цели. Под влиянием этого видения Сиддхартха Бхадра, будучи к тому времени двадцатилетним, отправился еще дальше на север от Ваджрасаны. Он прибыл на одно уединенное северное кладбище и предался там созерцанию в тиши и безлюдии. Через некоторое время его покой был нарушен игрой силы20 Дакини тех мест. Она явилась ему в устрашающей форме, обнаженная, украшенная костяными орнаментами, с ножом ди-гугом и черепом в руках, разгневанная пребыванием в ее месте чужака. Она явила ему множество устрашающих видений, но была покорена силой самадхи Сиддхартха Бхадры и поднесла ему свою жизнь и сердце, дав клятву помогать в делах.

На рассвете после этой ночи ему явилось видение пяти божеств Дагмема (тиб.: bdag me ma). Он узрел ее божественные лики и услышал слова ее речей: "Йогин, ты должен пойти на гору Пота Ри и торопиться быстрей завершить практику, а затем идти в Страну Снегов".

Затем видение растворилось, подобно радуге в небе. Сид-дхартха подумал: "В моем возрасте далеко еще думать о достижении предела в практике, что же мне делать для этого, ведь очень трудно будет умиротворять свирепых обитателей Тибета в их холодной и снежной стране. Какое учение нужно для этих целей?" Он долгое время пребывал в подобных сомнениях, но однажды ему пришел ответ в виде новой череды видений. Он узрел лики пяти богинь Махамайя-тантры и вновь услышал их речи: "Йогин, ты должен пойти в пещеру Бхотана на горе Пота Ри и усердствовать в сердечной практике пяти дакини во главе с Тойма Нагмо. Торопись, о благородный сын!". Видения богинь вновь растворились в радужном свете, как прежде. На рассвете ему явилась дакини места и вызвалась указать кратчайший путь на эту гору. Йогин и дакини с огромной быстротой переместились с помощью магических сил, не касаясь земли, и прибыли на гору Пота Ри к пещере Бхотана, где Сиддхартха Бхадра вновь углубился в самадхи21, согласно знакам Матери Махамайи. На четырнадцатый день он достиг обычных магических сил, через месяц он узрел лики дакини Тойма Нагмо со свитой, получил полную передачу сил в ее мандале тайной мудрости. Дакини Тойма снова напомнила ему о его долге идти в Тибет. Затем они растворились в свете и вошли в сердце созерцателя.

Через месяц после этого удивительного события он вновь пережил видение Тары, и, как прежде, она дала ему знак идти на север.

На третий день новолуния он узрел Будду Безграничной Жизни и получил его благословения и предсказания. На восьмой день новолуния явился Авалокитешвара и также дал благословения и предсказания. На десятый день пришло множество дакини семейства Ваджры и Падмы, которые задали ему множество вопросов по всем аспектам учения Будды и, убедившись в его полном знании Дхармы, раскрыли для него тайные мандалы Хаягривы и Варахи, передав силу этих божеств. Дакини устроили большой праздник-пуджу для него и сделали множество подношений, вместе с напоминанием о его долге идти в Тибет. Эти напоминания продолжались с десятого по четырнадцатый день новой луны.

На рассвете майского полнолуния (1055 г. н. э.) ему явилась сама дакини Тойма Нагмо, в виде гигантского видения танцующей черно-синей женщины, которая занесла в угрожающем жесте свой нож и произнесла-. "Йогин, погрузи осознание в мое сердце, иначе я убью и съем твою плоть и выпью твою кровь".

Из ее сердца лился радужный свет, очищая сознание йо-гина, и он сделал свой выбор под давлением этого видения. Его осознание собралось в виде капли энергии и света в центре тела и воспарило ввысь, покинув бренную оболочку, вошло и растворилось в центральном слоге Дакини Мудрости22. Она в мгновение ока переместила его осознание по другую сторону великих снежных гор, в южный Тибет, в небольшую долину Лабчи (тиб.: lab kyi).

 

Зачатие и рождение в стране снегов

 

Будущими родителями были люди знатного происхождения. Отец был главой небольшого города и пятисот селений, он был также князем кочевников этой провинции. Звали его Чойки Дава. Мать была дочерью весьма состоятельных людей по имени Бумчам. В это время ей было сорок восемь лет и она уже имела троих детей. Будущие родители были людьми очень религиозными и мягкими к своим подданным, практиковавшие в повседневной жизни буддийские предписания. Все свои поступки они согласовывали с учением Будды. Часто устраивали пожертвования бедным, подносили ценности общинам монахов. Их повседневные разговоры тоже были сосредоточены вокруг Трех Драгоценностей, и они были несомненно из рода благородных бодхисатгв, подчинивших свои тело, речь и ум на служение живым существам.

После полуночи того последнего весеннего полнолуния будущей матери приснился сон необычного типа. В этом сне к ней пришли четыре белые дакини, держащие в руках белые сосуды. Они омыли ее тело и окурили благовонными растениями. Затем пришли по семь красных, золотых и зеленых дакини и поднесли ей множество даров, говоря при этом: "Мы просим тебя стать нашей матерью". В следующее мгновение сна перед ней предстала черно-синяя дакини устрашающего вида, украшенная узорами из костей, держащая в руках нож-дигуг23 и чашу из черепа. С четырех сторон ее окружали другие дакини небесно-синего цвета, держащие дигуги и чаши, подобно главной фигуре. Окружив со всех сторон, они стали приветствовать ее, а главная черно-синяя дакини направила свой нож прямо в грудь Бумчам и произнесла: "Я извлеку твое сердце, пребывающее в неведении, и съем его". Затем она вонзила нож в ее грудь, раскрыла и вынула сердце из залитого кровью тела и бросила в чашу одной из дакини впереди себя. Они вместе съели ее сердце.

После пиршества в руке главной дакини появилась белая раковина с завитками по солнцу, она поднесла ее к устам и раздался удивительный звук, заполнивший, казалось, весь мир. У отверстия раковины сиял радужным светом белый слог "А"24. Слог, сияя белым светом, приблизился к телу и вошел на место съеденного сердца. "Я дарю это тебе вместо твоего сердца", — сказала дакини. Тело Бумчам мгновенно зажило и она наполнилась радужным светом и ощущением неизъяснимого блаженства и покоя. Четыре дакини слились с главной, она же, наполнив светом все небо, растаяла в сиянии.

Проснувшись после такого необычного сна, она не ощущала никаких неудобств, тело и сознание чувствовали радость. Ум был необычайно ясным, появились необычные переживания, которых она не испытывала прежде.

Засыпая, она погружалась в чистоту и блаженство. Бодрствуя, продолжала пребывать в этом состоянии. Чувство нарастающей радости и удовлетворения, как тела, так и ума, росло день за днем. Гадание указывало на это событие, как на результат накопления благих заслуг в течении многих жизней.

Точное указание предсказания гласило: "С рассвета полнолуния пятого месяца тело женщины носит под сердцем золотой зародыш, на три пяди выше находится тройной золотой зонт, с четырех сторон зонта — четыре серебряных зеркала, испускающие лучи и наполняющие сиянием все страны света. Также четыре дакини, дующие в белые раковины, и их звук распространяется по всей земле. На четырех углах ее дома — четыре победных знака, все место окружено множеством горящих светильников. Красный свет из небес вошел в ее лоно".

В одном из своих сновидений Бумчам встретила возле своего дома девушку, дувшую в раковину.

—Что ты здесь делаешь? — спросила она.

—Это место, где находится Юм25, — ответила девушка и, войдя в алтарную комнату, начала петь, играя на музыкальном инструменте. У нее было много таких и других снов, указующих на необычность ее ребенка. Старшую дочь Бумчам звали Бумме, ей было шестнадцать лет. Однажды вечером она увидела, как белый свет с неба коснулся ее матери и наполнил дом сиянием. В другом из снов Бумчам, ее средняя дочь восьми лет вошла в комнату матери, держа в руках ваджру, и вдруг из чрева женщины раздался голос

—Здравствуй, сестра.

—Кто и откуда ты? — спросила девочка.

—Из горы Пота.

—А где находится это место?

—В Индии, — последовал ответ.

—Но кто же ты? — вновь вопрошала девочка.

—А разве ты меня не знаешь? Я — Тара, — последовал ответ.

Она гладила свой живот, все думая о том, что услышала, веря и не веря в происходящее. Хотя ей было сорок восемь лет, к этому времени ее тело стало заметно омолаживаться, приобретать утерянную красоту и свежесть. Все люди говорили о ней: "Наша госпожа Бумчам долго практиковала Дхарму, и теперь ее коснулось благословение учения, ибо она молодеет с каждым днем и скоро не будет отличаться от своей дочери". Будущая мать пребывала в постоянном блаженстве, ее сновидения превратились в настоящие откровения, она узрела множество чистых видений. Ночью она хорошо видела вокруг, словно некий светильник освещал тьму. Временами появлялись способности ясновидения, знание благоприятных и неблагоприятных вещей для других людей. В последние дни перед родами она ощущала в себе звучание мантры "А-Ха-Ри-Ни-Са", священные слоги пяти дакини. За день до родов голос из чрева позвал ее: "Мама, мама". Когда она обратила внимание, голос продолжал: "Моя одежда должна быть из белого полотна, приготовьте благовония и ароматные мази". Бумчам родила дочь в полнолуние на заре, их дом наполнился ароматом воскурений, радужным светом и звуками музыки, лившейся прямо из пространства. Выпал дождь из цветов. Все люди вознесли молитвы к богам покровителям их рода, снова прошел дождь из цветов, все небо наполнилось радужным светом и звуками божественной музыки. Ребенок лежал в свете радуги, его тело было в позе танца.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.