Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Нарциссический родитель





 

Если вдуматься, управлять развитием ребенка, лавируя между нарциссическими рифами сепарации-индивидуации, - очень упорный труд. В оптимальном случае вы должны узнать, что стоит за его проявлениями эгоцентризма, перепадами настроения, взрывным характером и откровенным сопротивлением человеку, который изо всех сил старается решить очень важную задачу развития - сформировать здоровую автономную Самость. Для такой работы нужен взрослый, который спокойно себя ведет, проявляет сочувствие и четко различает границы. Чтобы хорошо выполнить эту работу, у родителей и воспитателей должно быть развито реалистичное отношение и к самим себе, и к ребенку, которое поможет им управлять собственными агрессивными импульсами, а самое главное, непозволит использовать ребенка для удовлетворения своих потребностей. Короче говоря, их собственный процесс сепарации-индивидуации должен был получить успешное завершение. А что, если этого не случилось?

 

Нарциссическая мать

 

С учетом того. Что широко известно. А именно – что в жизненной увертюре пристутствует дуэт матери и ребенка и при этом отец играет существенную, но лишь поддерживающую роль, - в профессиональной литературе гораздо больше внимания уделяется нарциссическим матерям маленьких детей, чем их отцам. Среди специалистов, уверенных в том, что большинство последующих проблем ребенка порождается неудачами в возрасте, соответствующем формированию у него индивидуальной Самости, мать считается человеком, который обладает самой большой властью над ребенком, а, следовательно, несет самую большую ответственность. Но ключевая роль в этот формирующий период принадлежит человеку, который будет оказывать максимальное влияние на развитие в раннем детстве; фактически, таким человеком станет воспитатель, к которому у ребенка сформируется симбиотическая привязанность. В современном мире таким человеком может быть и отец, или партнер одного пола с биологическим или приемным родителем, или воспитатель детского сада, который проводит с малышом большую часть времени, когда тот бодрствует.



Таким образом, важно отметить, что когда мать-воспитательница является нарциссической личностью, то сама симбиотическая стадия становится опасной из-за отсутствия нормальной связи между матерью и ребенком. У такой матери не может сформироваться здоровой привязанности к своему ребенку, даже если она отчаянно этого хочет. Она не может помочь своему ребенку, но ее тянет к материнству из-за ее нарциссических побуждений - идеализированного представления о себе как о воспитателе, быть может, желания стать «полноценной» женщиной, зачав, выносив у себя внутри и выкормив ребенка. Свои образы в этой архетипической роли воспламеняют ее грандиозность и приумножают ее претензии на обладание правом. Даже еще до зачатия она представляет себе ребенка как свое продолжение, которого можно использовать в своих целях, чтобы ощущать себя особенной и внушать другим людям восхищение.

Разумеется, нарциссической матери требуется «совершенный» ребенок, чтобы отзеркаливать ее совершенство как человека, давшего и взращивающего новую жизнь. Если реальный ребенок чем-то вызывает ее недовольство - своей внешностью, полом или наличием каких-то других «изъянов», - она начинает чувствовать себя неполноценной, испытывая чувство стыда и ярости. Но, проецируя на своего ребенка другой, более приятный образ, обещающий дать ей инфляционную подпитку, она может скрыть свои недобрые чувства и таким о разом сохранить восхищение собой других людей. Независимо от того, воспринимает ли нарциссическая мать своего ребенка как «совершенного», или в глубине души она им разочарована и недовольна, она привязана не столько к нему самому, сколько к образу ребенка в ее фантазиях.

Признаки материнского нарциссизма становятся явно заметны у женщин, которые чересчур поглощены своей внешностью и ощущением комфорта во время беременности, ожидают, что другие будут их обеспечивать и обслуживать, или слишком расстроены изменениями своего тела или страшно боятся родов и грудного вскармливания. Одни женщины могут постоянно мечтать о том, чтобы легко перенести беременность или стать превосходной матерью. Другие могут быть крайне поглощены своей жизнью или заниматься поисками хороших консультативных центров для постоянного наблюдения за протеканием беременности. Женщина может втянуться и в совершенно иную жизнь, связанную с употреблением алкоголя или наркотиков, или подвергать себя другим опасностям, причиняющим вред плоду. Ее может мало интересовать подготовка к появлению ребенка, или, наоборот, она может быть помешана на том, чтобы у нее все было «лучше всех», несмотря на ограниченные финансовые возможности. У нее могут быть неоправданные ожидания относительно подарков от друзей и родственников, или же ей хочется, чтобы ее материнство эффектно выглядело со стороны, или же она больше озабочена тем, чтобы собрать новорожденному приданое, чем реальным появлением на свет ребенка. Будущая нарциссическая мать может быть либо слишком отстранена, либо чересчур вовлечена в ситуацию, связанную с ее беременностью, но в любом случае она поглощена собственными переживаниями, а не сосредоточена на ребенке, который скоро явится в этот мир из ее тела.

После рождения ребенка у нарциссической матери может наступить депрессия, если сокрушительные требования новорожденного оставят ей мало возможностей для удовлетворения ее грандиозных фантазий. Самоотверженность, которая от нее требуется на этой стадии материнства, может оказаться выше той, на которую она способна, тогда она может начать искать пути к отступлению. Она может без колебаний воспользоваться в своих интересах предложением о помощи со стороны другого человека, готового подставить плечо, чтобы снять с нее часть бремени или даже полностью освободить. И если она делает карьеру или у нее есть работа, которая ей нравится, она может захотеть туда вернуться раньше, чем планировала. Если у нее нет возможности улизнуть от своих обязанностей, она может создавать видимость своей деятельности с безразличием и беспечностью, пока другие этого не видят. В первые месяцы, когда ребенок никак не может подпитать ее нарциссизм, она может проявлять равнодушие или чрезмерную тревогу или же быть эмоционально отстраненной и бездушной как автомат, словно имеет дело не с живым ребенком, а с куклой.

Через несколько месяцев, когда ребенок нарциссическои матери созрел для вовлеченности в симбиотические отношения, некоторые такие матери уже находят кого-то вместо себя на место «первичного воспитате». Однако те из них, кто упорствует в том, чтобы остаться в этой роли, могут получить удовольствие от того, что будет дальше. Вознагражденные за свои усилия «узнающей улыбкой», они снова становятся для ребенка особенными по крайней мере на какое-то время. Так как нарциссическая Maть не признает границ между собой и другими, фактически всякий раз представляя отношения в виде слияния, то вполне естественно, что она находится на симбиотическои стадии развития. Ее младенец будет смотреть на нее с любовью, изучать каждое ее движение и реакцию, успокаиваться, только почувствовав ее прикосновения и услышав ее голос, и она станет отвечать ему тем же. Наверное, больше ни один человек в мире никогда не заставит ее почувствовать себя столь значимой и столь особенной. Никто и никогда так абсолютно не принадлежал ей, с тех пор как ... Это было так давно. Глубоко у нее внутри в резонанс колеблется струна, пробуждая воспоминания о разрыве с собственным детством. Она может оказаться столь поглощенной своим ребенком, который сейчас находится в состоянии психологического слияния с ней, что в это время может утратить способность проявлять внимание к кому-то другому. Но, увы, вскоре ребенок предаст их счастливый союз. Ему суждено перерасти его и искать свое счастье в мире, находящемся за рамками их частного рая. Как только она замечает, что он реагирует на других и обращает внимание на то, что ее мало интересует она может начать на него обижаться или испугаться его потерять. Она может попытаться ограничить его возможности в достижении автономии или контролировать их, вызывая у него излишнее чувство стыда. Кроме того, она может начать им манипулировать, вознаграждая и поощряя его поведение, резонирующее с ее эгоистичными ожиданиями, в течение этого времени подпитывая инфляционную грандиозность ребенка и препятствуя развитию у него более реалистичного представления о себе.

Помните Эмили, двухлетнюю девочку, о которой шла речь в предыдущей главе, когда, прислушившись, она обнаружила. Что дома находится гостья? Реакция ее матери в ответ на некоторые вызовы, характерные для последней стадии процесса сепарации-индивидуации, служат моделью эмпатического отношения родителя. Тот же самый сценарий в исполнении нарциссической матери вызвал бы прямо противоположное чувство. Такая мать могла бы позволить ребенку приковать к себе всеобщее внимание для удовлетворения ее собственного эгоизма. Это привело бы к усилению ощущения ребенком своей грандиозности и вместе с тем заставило бы его лицемерить, разыгрывая перед гостьей спектакль с целью продемонстрировать благородное попечительство Мамочки. Но то, что Мамочка могла изобразить как заботливое воспитание, в данном случае было бы всего лишь упражнением в демонстрации ее собственной грандиозности.

Еще одна разновидность нарциссической Мамочки была бы раздосадована и не смогла бы сдерживать свое раздражение тем, что проснувшийся малыш прервал ее беседу с подругой, заходящей в гости так нечасто. Она могла бы не обращать внимания на дочь до тех пор, пока ее плач не стал бы мешать чересчур сильно, или попытаться занять ее чем-то или отвлечь, чтобы она не слишком надоедала. Скорее всего, в этом возрасте ребенка такие действия Матери потерпели бы неудачу. Попытки ребенка привлечь внимание такой матери, скорее всего, вызывали бы ее раздраженную реакцию, и желание пристыдить ребенка могло бы быть обильно приправлено требованиями вести себя как взрослые. Заменои приятного времяпрепровождения была бы борьба за власть с раздраженным ребенком, демонстрирующим свою способность пойти на серьезный скандал. В одном случае нарциссическая мать не сумела бы распознать истинных потребностей ребенка и тогда использовала бы дочь для подкачки своего инфляционного нарциссического пузыря, а в другом - осуществляла бы социализацию тяжелой рукой, не приспосабливаясь к потребностям и поведению ребенка соответственно его возрасту.

Стадии «практического осуществления» и «восстановления отношений», соответствующие возрасту десяти-тридцати месяцев, - это период, в который нарциссическая мать, сформировавшая ранее симбиотическую связь со своим отпрыском, обладает возможностью усилить нарциссизм своего ребенка и создать будущую нарциссическую личность. Если она поощряет естественные детские ощущения грандиозности и всемогущества, ибо они доставляют ей удовольствие, если ей не удается мягко его подтолкнуть к формированию более реалистичного представления о себе, то процесс сепарации-индивидуации останавливается. Вместо того чтобы помочь ребенку сформировать более реалистичный взгляд на себя, она поощряет поведение, при котором в основе его самооценки находится воображаемое представление о себе как об особенном и могущественном человеке, - как это происходит у нее самой. Он застревает в своем нарциссическом состоянии, будучи продолжением своей матери, - как и она сама является его продолжением.

Так как нарциссическая мать не переносит чувства стыда, она не может выдержать бурь, которые обязательно происходят в процессе сепарации-индивидуации, когда поведение детей часто вызывает у родителей сильное разочарование и недовольство. Когда ребенок сопротивляется желаниям Матери или вызывает у нее смущение в присутствии других людей, ее реакция на него становится чрезвычайно острой, и в ней присутствуют гнев и осуждение. Проявление эмпатии и способность контролировать агрессию никогда не присутствуют в Материнской модели поведения, и потому ребенок никогда не может овладеть этими качествами - у него остается лишь хорошо развившаяся острая чувствительность к Материнской враждебности. Ребенок, который практически не способен совладать с чувством стыда, проявлять сочувствие и сдерживать агрессию, с очень большой вероятностью может стать нарциссической личностью. Какова мать - таков и ребенок.

 

 

Нарциссический отец

 

в силу того, что традиционно в раннем детстве в роли «первичного воспитателя» выступает мать, как правило, самым существенным является прямое воздействие материнского нарциссизма на ощущение ребенком своей Самости. Но бывают случаи, когда у ребенка формируется симбиотическая привязанность к отцу если «первичным воспитателем» становится Отец, - и тогда отцовский нарциссизм станет ничуть не меньшим препятствием для здорового развития ребенка, чем материнский, - по тем же самым причинам.

Однако даже в случае традиционных семейных отношений нарциссизм отца может косвенно влиять на ребенка в течение первых двух лет рождения, в зависимости от отношений отца к матери ребенка. Матери маленьких детей физически и эмоционально истощаются, стараясь удовлетворить потребности ребенка, и партнер, способный оказать поддержку, служит для них источником восполнения ресурсов. Если же Отец слишком поглощен собой, чтобы позаботиться о Матери, то за удовлетворением своих собственных эмоциональных потребностей она может обратиться к ребенку, что может сделать ее слишком «близкой» ему и подвергнуть опасности процесс сепарации-индивидуации. Дети, имеющие нарциссических отцов и прилипчивых матерей, зачастую сохраняют нездоровую связь с матерями на протяжении всей своей жизни.

К тому времени, когда индивидуальность ребенка уже почти сформирована, ему также требуется помощь Отца, чтобы завершить процесс психологического отделения от Матери. Именно Отец становится воплощением манящего внешнего мира, существующего за пределами запутанной общности Самости и Матери, остающейся после симбиотического слияния. Но если его не интересует собственный ребенок или же он оказывается недоступным по иным причинам, то он тем самым создает препятствие в достижении ребенком автономии, убирая жизненно необходимый мостик, который должен построить для ребенка именно он. Однако не все нарциссические отцы оказываются отстраненными и невовлеченными. Кто-то из них начнет использовать возрастающий интерес ребенка к нему для подпитки своего стремления к власти или восхищению.

Как правило, нарциссический отец смотрит на свои родительские функции с двух очень разных точек зрения, однако, что доказывает их сходство, обе сосредоточены на его «Я». С одной стороны, быть может, у него не было намерений сразу становиться отцом и он чувствует себя обманутым, загнанным в ловушку, с другой стороны, он также может оказаться жертвой каких-то манипуляций со стороны беременной женщины в отношении его отцовства. Поскольку ее тело теряет привычную для него форму, он может почувствовать к ней отвращение. Если она теперь не способна физически и эмоционально удовлетворить его аппетит, у него может происходить внутренняя борьба с чувством отвержения, предательства в отношении обладания правом и завистью к плоду. Он может сваливать на нее и ее тело стыд, который скрывается за этими чувствами, а его ярость будут выдавать недовольные замечания или садистские шуточки. В крайних случаях он может даже проявлять физическую агрессию по отношению к матери своего ребенка.

Нарциссической личностью является и тот мужчина, который стремится стать отцом с целью получить власть над своим партнером или создать точную копию самого себя. Грандиозные фантазии такого мужчины фиксируются на будущем, в котором сфера его влияния, а, следовательно, его ценность расширяются через эксплуатацию других, над которыми, вследствие их зависимости от него, можно доминировать и делать их по своему образцу - чтобы они соответствовали его потребностям. Он может идеализировать мать своего ребенка или относиться к ней с безразличием, - но он использует свое отцовство как средство подпитки своей инфляции на протяжении очень и очень длительного времени.

Нарциссический отец может с самого начала бросать своего ребенка, поглощенный своими эгоистическими устремлениями, он не желает тратить на него свое время и ресурсы. Он может быть морально не готов нести материальную ответственность, связанную с отцовством, и возмущаться тем, что должен обеспечивать ребенка. Его может мало интересовать здоровье и благосостояние матери своего ребенка, и тогда он станет общаться с ней только ради удовлетворения собственных потребностей. Он «слишком занят», чтобы посещать курсы для будущих отцов или присутствовать во время родов. Кроме того, он может полностью сложить с себя ответственность, связанную с отцовством, и чувствовать, что те, кто хотел бы, чтобы он поступал иначе, просто пытаются ограничить его свободу. Это мужчина, который видит, что пеленки меняют в три часа ночи, и знает, где написано, что кормление не входит в его обязанности. Всего, что он решил сделать или дать, должно быть достаточно, и он имеет право жить своей жизнью, не приспосабливаясь к новой роли отца. Если мать его ребенка становится для него менее доступной для удовлетворения его сексуальных или эмоциональных потребностей, он чувствует себя вправе удовлетворять их на стороне. Время от времени он будет проверять, все ли у ребенка в порядке и есть ли у него все необходимое, но он редко находит в общении с ребенком что-то для себя интересное, и нет ничего, что поддерживало этот интерес.

С другой стороны, чем более властным бывает отец – человек, который хочет использовать свое отцовство для накачки собственной инфляции, - тем более эта властность проявляется в отказе от своего ребенка. Он может «парить» над матерью и ребенком в поисках возможности стать центром внимания. Его сверхбдительность - это признак ощущения тревоги, а беспокоит его то, что связь между матерью и ребенком имеет к нему очень мало отношения. Если до рождения ребенка он был требовательным собственником, то теперь он почти всегда ощущает себя лишним. Мать полностью поглощена ребенком, а не им, поэтому, вместо того чтобы получить больше, он получает меньше. Он может «надуться» или стать еще более требовательным, пытаясь соперничать со своим ребенком. Он может соперничать и с матерью своего ребенка, пытаясь отвлечь от нее ребенка с помощью игрушек и развлечений. Зачастую такие игрушки и развлечения не соответствуют уровню развития ребенка, что говорит о том, что у отца отсутствует эмпатия, и он не осознает актуальные возможности ребенка. У него могут быть и другие нереалистичные ожидания, что, например, проявляется в следующих замечаниях: «Почему она не рада меня видеть, когда я прихожу домой?»

Отцы играют очень важную роль для детей с самого рождения, и, тесно вовлекаясь в их повседневное воспитание, они могут с ними соединиться так же близко, как и матери, но их связь будет иметь характерные маскулинные особенности. Однако с точки зрения развития ощущения обособленной Самости существуют только одни симбиотические отношения - и обычно это отношения с Матерью. Хотя первые месяцы Отец может отчасти ощущать себя лишним, он обязательно играет важную роль в процесс е сепарации-индивидуации у ребенка, и эта роль не менее важна, чем роль Матери. Считается, что состояние симбиоза, как и детский нарциссизм, является переходной стадией, и когда приходит время, роль Отца заключается в том, чтобы открыть для ребенка мир, существующий вне частного рая, в котором находятся ребенок с Матерью. Когда ребенок становится психологически подготовленным, возникает новый соблазн поиска приключений, но он порожден уже не инфантильными фантазиями, связанными с ощущением грандиозности и всемогущества, а именно реальной перспективой получения превосходства. На этой стадии ребенок постепенно становится все более способным и готовым отцепиться от Материнского корабля. Именно Отец побуждает его научиться плавать и вместе с Матерью служит ему ориентиром, пока он не научится плыть самостоятельно.

К сожалению, этот процесс серьезно нарушается, если Отец является нарциссической личностью. Поскольку на начальных стадиях процесса сепарации-индивидуации ребенок чрезвычайно чувствителен к побуждающему воздействию Отца, нарциссический отец ощущает тот же вкус симбиотических отношении, который в свое время ощущала Мать. Вдруг у него появляется возможность стать «любимцем» ребенка, и тогда в нем могут проявиться собственнические интересы, и он станет соперничать с Матерью, чтобы подпитывать свою инфляцию. Однако если Отец станет продолжать в том же духе, то борьба за власть «двойки» и «тройки» будет становиться все более и более драматичной, и ребенок столкнется с серьезными трудностями, пытаясь совместить свою инфантильную грандиозность с реальностью. Но пока поведение ребенка созвучно фантазиям нарциссического Отца, тот особенно не волнуется. Он может получать такое удовольствие от ребенка, стремящегося к достижению автономии, когда он начинает все больше и больше противоречить Матери, что может не ограничивать поведение ребенка и не хотеть приучать его к дисциплине, пока эгоцентризм ребенка не столкнется с отцовским эгоцентризмом. В таких случаях Отец становится чрезвычайно требовательным, контролирующим или недовольным и начинает излишне стыдить ребенка за его «плохое поведение». И проявляя такое отношение к ребенку, он думает, что пользуется своим родительским правом.

Важно отметить, что все родители маленьких детей время от времени ощущают себя в тупике, измученными, раздраженными, подавленными ·вследствие серьезных требований, которые предъявляют к ним родительские функции. По отношению к детям они испытывают чувство стыда и сожаления о том, что сделали раньше. От этого они не становятся нарциссическими личностями. Они не являются совершенными родителями, и думать иначе - само по себе проявление нарциссической заносчивости и самомнения. Однако они являются нарциссическими родителями, людьми, которые не в состоянии проявлять эмпатию по отношению к своим детям или не могут последовательно настраиваться и откликаться на реальные потребности ребенка, потому что слишком заняты удовлетворением собственных потребностей. Именно это всепроникающее ощущение грандиозности и претензия на обладание правом вдохновляют поведение таких родителей, как и чрезмерное отрицание реальности, порожденное их потребностью быть совершенными, идеализировать своего отпрыска и чтобы он, в свою очередь, их тоже идеализировал. Они связывают с ним свои несбыточные ожидания и проявляют гибкость лишь тогда, когда это им выгодно. Их послание миру таково: «Если я так хочу, значит, так и должно быть».

Тонкое место родительского воспитания - особенно в отношении маленьких детей - знать, где проходит грань при выборе соответствующего поведения с ребенком, которое, будучи неприемлемым для детей более старшего возраста, в данном возрасте помогает малышу продвигаться вперед в его темпе. Ошибиться в одну сторону - значит препятствовать психологическому процессу сепарации-индивидуации ребенка, тогда как в другую - значит способствовать развитию ложной Самости.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.